Морские рассказы. контрабанда

               

                КОНТРАБАНДА
      
 Никогда в жизни я бы не рассказал никому об этом, если бы жил сейчас в Советском Союзе.  Ибо сам грешен.

Статья 101. За контрабанду налагаются штрафы в административном порядке, за исключением случаев, когда контрабанда наказывается в уголовном порядке (статья 102).
Штрафы за контрабанду, налагаемые в административном порядке на граждан, не могут превышать 50 рублей, а на должностных лиц – 100 рублей.
   
    Сухие строки Таможенного кодекса СССР никогда не расскажут вам о деталях, как происходило всё на самом деле, да ещё и на морском транспорте "загранзаплыва". А это очень интересно.
    Моряк -  профессия была престижная в эпоху экономики, в которой благосостояние граждан было записано последним пунктом. На первом месте стоял рост самой экономики. Но с партийных трибун всегда звучали лозунги о заботе народа. Товаров для быта, для повседневного спроса обычно не хватало. А на Западе, благодаря развитию малого и среднего бизнеса, барахла этого, модного и вкусного, было в избытке.
    В то время,, в 70-е, китайцы,китайские моряки, например, носили все одинаковую синюю робу. Мы отличались от китайцев: мы кое-что в СССР из текстиля производили, оборонка делала отличные утюги для населения,  сковородки и стиральные машины, а холодильник "ЗиЛ"?! И в ателье можно было заказать расклешенные брюки 18х24 см., носки мы штопали, сервелат пересылали родне в фанерных посылках, руль в 21-й Волги обматывали синей изолентой, на гриф гитары привязывали красный бант.., но нам "катастрофически" не хватало джинсов! Жвачки! Полиэтиленовых пакетов, болоньевых плащей. Знали ба мы что одноразовый пластик и его утилизация станет проблемой и трагедией в двадцать первом веке. Бананы были в диковину! Зато был "Кубинский ром" и "Баба Сима" (египетский бальзам "Абу Симбел"). А у них пели "Битлы", "Ролинги", правда, "Песняры" им не уступали, но хотелось экзотики. У них этой экзотики было навалом! Перепроизводство. И возникала видимость, что Запад "загнивает". Мы им завидовали.
   
    Нам, поколению 50-годов - детям родителей, воевавших и переживших войну, эпоху сталинской индустриализации, выросших в шинелях и ватниках хотелось другого "светлого будущего". А чтобы оно наступило нужно было правильно сделать первый шаг. Выбрать профессию.
    Молодым людям, родившимся в портовых городах СССР такое будущее давала профессия моряка. Это была надёжная "синица в руках", хотя, многие мечтали о "журавлях в небе": о космосе, о театре. Можно и дипломатом...- но, для этого нужно было  иметь "лапу" в Политбюро! Мы, провинциалы, об этом и не мечтали. Хотя, бывали случаи...Но это другая история.
    В Архангельске каждая третья, а то и вторая девушка мечтала выйти замуж за моряка. Женщинам было невдомёк, как зарабатывались эти деньги. Зарабатывались они по-разному. И контрабандой в том числе (по Советским Законам).
   
    Моряки замеченные в контрабанде, как минимум(!),  лишались визы. (А моряк без визы - всё равно, что сбитый лётчик). А как максимум(!) - ещё и уголовное дело, если дело касалось вывоза валюты за рубеж или ввозимой порнографии. Тюрьма, словом. Все запретные пункты не будем перечислять. Их много. Под запрет попадали и совсем безобидные предметы. Библия, например.      
   Червонцы СССР(красные десятки), к примеру, за рубежом, как ни покажется странным, пользовались спросом, они были обеспечены разными гарантиями банков. Пользовались подлинными червонцами и иностранные разведки. В Европе  маклаки  (торговцы, специализирующиеся исключительно на советских моряках), никогда не отказывались от червонцев.
   На какие хитрости не пускались «морально нечистоплотные»  советские моряки, чтобы обмануть Советскую власть и таможню. В 70-е из ввозимого моряками товара особенно  был популярен мохер и новомодный (как баклажанная икра в фильме "Иван Васильевич меняет профессию"),- синтетический кримплен, а также, парики,- очень наши дамочки любили изменять внешность, когда мужья были в морях. Ещё, дико, иначе и не скажешь, в 70-х был популярен товар - появившиеся на Западе недавно,- пластиковые с картинками пакеты для хозяйственных нужд,(сегодня смешно это и представить: обычный пакет в супермаркете, но тогда это был дефицит) на барахолке такой пакет с красивой девушкой или  американским флагом стоил десятку рублей. (Рачитые хозяйки стирали и сушили их вместе с бельём на верёвках. Использовался пакет пока не истреплется окончательно, но если картинка ещё была видна , внутрь драного пакета вставляли капроновую авоську и пользовали дальше.) Купил моряк сотню таких пакетов на десятку долларов и он в шоколаде.(Посчитайте конвертацию, если на доллар можно было купить 100 пакетов).
    И куда только не прятали товар, когда в таможенную декларацию не вмещались лишние метры и парики: иногда провести таможню  получалось:
    Однажды наши моряки в Антверпене на причале обратили внимание на брошенный мотоцикл. Гоняли неделю на нём по причалу пока разгружался пароход, поломали окончательно, затащили мотоцикл на палубу дать ему ремонт, а тут отход. Японский байк "Мицубиси" остался на борту. Пришли в Питер, что делать? Документов на "аппарат" нет? Сообразили: подвесили на мачту и включили фару на мотоцикле. Так в сиянии наружного палубного освещения он и проскочил таможню.
                ***
                Кресло.

    А вот, как-то пришли мы в порт Гуль, это в Англии, мы ещё практикантами были с другом Зефиром. Стоянка долгая, мы по порту в свободное время гуляем, деньги-то быстро кончились, чего в городе делать, ежевику на берегу рвём. И вижу я: свалка рядом с портом, заглянули посмотреть, а там чего только нет: и мебель и бытовая техника, ну конечно не новое, но пригодное для неискушенного советского гражданина, а наш гражданин он рукастый: всё поправить может. И первое что у нас изнутри вырвалось глядя на это сваленное добро,- "Загнивают суки, заелись!!!".- На наш-то, "незагнивающий" взгляд тут половина добра ещё  с добром послужит. И присмотрел я там кожаное кресло. Сел в него и почувствовал себя  пэром, сэром..., ну и ладно. Я говорю Зефиру, давай его заберём - приятель не согласился, но когда мы метров сто молча прошли  прочь от свалки, не знаю почему, но остановились оба разом и молча повернули обратно.  И попёрли мы его на борт. Кресло. А пароход далеко, с два километра таранить, а кресло тяжелое из красного дерева и слегка намокло от среды последнего обитания. Приятель, (его, вообще-то, Юрка зовут, а Зефиров-фамилия, он капитан давно уже), говорит, ничего подсушим, а под креслом Юрки не видно только ноги торчат. Тащить вдвоём невозможно, ухватиться не за что. Так попеременно,"черепахой", перевернув его буквой "Г" на спину преодолели мы два километра.  Притащили, запарились!  Сил нет, а ещё наверх по трапу толкать! Судно высоко стоит у стенки, его уже почти выгрузили. Это значит переть почти во вертикальному трапу. Час мы его поднимали. И тут наступил момент истины: кресло... не лезет в дверь! То есть, вообще никуда не лезет! Даже под полубак пристроить не получилось, хотели боцману сюрприз сделать... Оно огромное, как оказалось, красота затмила понятие размера. Порожняка прогнали мы с Зефиром.
 И вот, посовещавшись и попрощавшись с ценной находкой, мы его с борта, с высоты сбросили вниз. До сих пор у меня  стоит перед глазами картина медленно вращающегося как орбитальная станция в космическом пространстве, шикарного резного из красного дерева кожаного кресла и рассыпающегося в дребезги от удара о бетонный причал...   
                ***
    
   А иногда таможенники находили «безхоз» - никого за руку  не поймали,  но на судне - «пятно позора». А «недоглядели» кто - Капитан и Первый помощник…
   Среди всех пароходств Союза,  насколько я знаю, по статистике и по слухам, а это диаметрально разные источники информации, меньше  грешили контрабандой на Севере. Больше – на Юге. И особой изобретательностью до смешного, отличались всегда одесситы. Вот был случай.

                ***
                Синька.

   Теплоход «Николай Новиков» порт приписки - Архангельск, стоит под погрузкой красным деревом в порту республики Берег слоновой кости. (Она граничит с Либерией, Гвинеей, Мали, Буркина-Фасо и Ганой, а с юга омывается водами Гвинейского залива Атлантического океана.)  Погрузка долгая, грузят вручную, какая техника у папуасов?  1976 год. Развивающаяся страна.
   Рядом грузится ещё один пароход, порт приписки - Одесса. Наши моряки загорают, скучают,  благо, что пляж недалеко,  там пальмы, кокосы  и  чёрные «стриптизёрши»  в набедренных повязках, «топ – лес», в океане плещутся, - вот и всё развлечение. Одесситов на пляже нет. Свои одесские,  видно,  надоели.
   И после обеда, как-то, глядим, мимо нашего борта команда одесситов с мешками прошла,  на свой борт поднимаются. На другой день картина повторилась. Опять что-то одесситы в мешках несут, что-то лёгкое несут…,  как сено.
    А  вечером пошли моряки с «Новикова»  к одесситам  в гости,  обменяться фильмами.     ( Своя фильмотека уже по второму разу крутится.) Матросы на палубе в тишине у трапа сидят на банках,  что-то вяжут. Как бабки. Крючком. Присмотрелись мы: парики вяжут, точно. Да ловко так! Вопрос, из чего вяжут? Отвечают, из пальмы. Волосатые пальмы недалеко растут. Вот они мешками таскают и  вяжут, а в Одессе на Привозе продают.
 А что такого? Рукоделие это,  какая тут контрабанда,  пойди докажи. Вот крючок, вот - волосня с пальмы. Но это ещё не всё.  В прачечной у них рядом с кинобудкой ящики с синькой стоят. Спрашиваем. Зачем так много?  Они говорят - на всех, поровну. В Мали заходили, там на доллар тысяча пакетиков. Коробка - тысяча штук. Экипаж 30 человек, здесь десять коробок, и двадцать коробок  в «артелке». Третий помощник  снял со всех с  по  доллару и оформили  на «общие судовые нужды».  А на Привозе синька дефицыт: рубль - пакетик.  Вот и считай, конвертация, один доллар = 1000 РУБЛЕЙ. Меня поразила честность этого весёлого матроса. Всем бы так! Вот это команда. Спрашиваем:
-  А таможня в прачечную придёт и что?
-  Бельё стираем.
-  А это что? – на коробки мы показываем.
- Синька. Для белья. Здесь прачечная, место общего пользования. Какие ещё вопросы?
                ***

                «Волга»
  Зашли мы в Антверпен, у всех советских моряков место встречи изменить нельзя. Приходим к  маклаку ( чаще всего – это поляки, эмигранты,- легко общаться) отовариваемся: мохер, жвачка, тряпки, джинсы. С нами  первый помощник. Все в  обычной одежде без погон, не поймёшь, «ху из ху».
  И тут у маклака мы присутствуем при сделке;  идёт разговор маклака с моряком-одесситом, торгуются  за «Волгу»  ГаЗ – 21.  Моряк, - «сколько?». Маклак называет сумму. Моряк говорит,- «У меня немного не хватает валюты, я рублями добавлю?» -  Маклак не возражает. Моряк достаёт пачку «красных» и - начинает считать. Всё это происходит на глазах обалдевшего от одесской наглости помполита  Дороша. Может, будь он один, он бы и промолчал.  Но тут мы. Представьте его положение  в наших глазах. А тут контрабанда.  Он срывающимся голосом кричит:
- А ну – ка!  Товарищи-и!   Прекратите сделку - это незаконно, товарищ, вы с какого парохода?- одессит, кавказской внешности поворачивается к Дорошу и тихо, но очень уверенно произносит, глядя в упор политработнику:
- Друг,  ми сэйчас тихо вийдем,  и я тебе, как земляку, так п..здану, что ты своего парохода никогда не найдёшь!
Сказано было зачётно. Не поспоришь. Сделает, если что! Мы говорим Дорошу:
- Скандал, маклак полицию вызовет! Надо уходить!- он стал возражать, но как-то неохотно. Мы вышли на улицу. Дорош говорит:
- У них что, там в пароходстве  все уголовники? Кто ж им визы даёт? Я говорю,
- Ну, если на Привозе по курсу  синьки, один доллар = 1000 рублей,  надо же куда-то деньги девать!
               
                ***
                Бизяй

    Очень забавный случай с контрабандой произошёл с одним  нашим курсантом во время полугодичной практики на судах СМП (Северное морское пароходство),  когда мы учились в Архангельской мореходке (ныне  ГУМРФ Арктический морской институт ) Я услышал это от друга Борьки Серебро из параллельной роты судоводителей. (Борька погиб в 1977 на «Метрострое» в Баренцевом море.)
    Как известно, курсант – мореход в процессе учёбы ждёт морскую практику, как манну небесную. Вырваться из «казармы» на волю, да ещё и с открытой визой с паспортом моряка, ( если ты не «козодёр» и  без «залётов»). Это ли не мечта, когда степёха -9 рублей. А тут целых 22 копейки, но валютой! Набегает за переход, можно и штаны и ботинки…
С «полугодухи» курсант королём возвращается. А бывают и счастливые моменты:
     Бизяй, курсант второго курса АМУ,  липецкий уроженец, учился средне, но был сметлив и удачлив.  Не поймал его   комитетчик  Магин,  когда  на Новогодний бал в Училище водку  в рукаве  музыкантам в клуб  проносил. Не поймал  и  дежурный офицер, капитан-лейтенант  Петя – Чайник, когда ночью схватил его у забора, но не поймал «самовольШЫка», только хлястик оторвал,  а личность курсанта  по хлястику от шинели установить не удалось.       
     Повезло ему и на этот раз с визой, в 19 лет, с борта  большого сухогруза новой серии «Пионер»  впервые в жизни,  может быть, в последний раз он  увидел  Лондон. А кто-то из его сокурсников, «личность которых  была установлена»,  в то же самое время бороздили  Белое море на «голубой линии  Архангельск - Соловки», на пассажирском  «корыте» системы «Аджигол» без  надежды  в этом сезоне носить новые  джинсы.

                Курсанты мореходы
                Проводят жизнь в походах
                Как шведы прогорают иногда
                Тоскуют по красоткам
                Но любят мореходку (только водку)
                И ей не изменяют никогда

 
    И вот, в порту Лондона Бизяй стоит на вахте ночью, а по причалу бегает потерявшийся настоящий английский дог. В Англии заботятся о чистоте собачей породы. Бизяй позвал собачку, как мог, на двух языках. Собака голодная, подошла. Он покормил её на палубе. А утром отход. Поселил собаку Бизяй на ночь в своей каюте. А когда в море вышли, ночью  её на палубу выпустил. С мостика капитан смотрит:
-  А собака откуда?
- Прибилась! Сама на борт заскочила, что ж теперь? В море  не выбросишь.
Пришли в Архангельск. Таможня. Дога под полубак посадили, таможенники его и не видели. Ушли.  Капитан говорит, кто – нибудь,  уведите собаку от  греха,  раз пронесло, второй не пронесёт.  Бизяй говорит, какие проблемы, да я уведу, это не проблема, товарищ капитан,- и увёл.  На «Барахолку».
    Кто не знает Архангельскую Барахолку в 70-х годах. Конечно, это не Привоз в Одессе, но в  Архангельске - а то время это был  свой "клондайк". И  чего там только не было!  Английских догов  не было точно! Народ собрался! Это был звездный час курсанта, -  Бизяй ощущал себя в этот день английским Лордом рядом с английским догом.  Редкая порода, в Архангельске невиданная, народ интересуется.
-  Что, неужели натуральный английский дог?
- Натуральнее не бывает.А что не видно?
- Да нет. Я глазам не верю!
- Продаёшь?
- Продаю! Хозяин помер, не с кем оставить.
- И сколько?
- 300
- А что и команды знает?
- Конечно…,- Бизяй заволновался, он же никогда в рейсе с ним не занимался ни русским языком, ни командами, наверняка  по-английски - то  дог понимал все команды,  да кто их знает…
- А ну? -  Поинтересовался  покупатель,-покажи!- Бизяй заволновался ещё сильнее, и,  видимо, собака это почувствовала. Бизяй крикнул:
- Сидеть, сука! – Кобель сел.  – Бизяй обалдел, но виду не подал,- В общем, триста пятьдесят и по рукам.- Больше Дог Бизяя не встречал.

25 авг.2018.Москва.





Сергей Терентьев. Старпом.
В 91 -м пришлось жить на биче в Одессе;. "Что у вас северян- буфетчица трусы лишние спрячет, весь пароход на рейде мелкой дрожью трусится"- так они о нас говорили.


Рецензии
Ох, какая суровая правда жизни!
Платили-то рядовым советским морякам мало(по мировым стандартам), вот и приходилось нарушать и рисковать. За лишний десяток маленьких шифоновых платочков с люрексом вполне можно было и визы лишиться, и вместе с конфискацией имущества - свободы. А за границей на эти платочки местные дамы внимания даже не обращали. Валялся этот товар в каждой занюханной мелкой лавчонке. А таможенников, бывало, обманывали, а, бывало, что и ублажали подарками заморскими, - тут имело значение количество, а главное, какой именно по ценности контрабандный товар они находили. Но основной юмор заключался в том, что в порт приписки всегда заходили одни и те же суда и осматривали их, обычно, одни и те же таможенники. Все капитаны, старпомы и первые помощники знали всё таможенное начальство в лицо, а те знали их. Так что, каждый вертелся, как мог...
Важно только было, видели ли пограничники, что была найдена контрабанда. Пограничники - это особая статья. Они были в подчинении КГБ, а там шутки уже никто не шутил.

Александр!
Вот такая моя реакция на Ваш интересный рассказ.

Желаю Вам хорошего настроения,
С теплом, Инна.

Инна Френк   07.02.2019 21:42     Заявить о нарушении
Да, так, Инна, с одной поправкой, что постоянный заход в порт приписки могли позволить себе большие танкеры, китобои, (в Одессе, например). А суда с допустимой осадкой заходят и в другие, чужие порты. Таможенники и пограничники везде разные, самые суровые в СССР были на севере. Спасибо за интерес!!!

Перевощиков Александр   10.02.2019 02:05   Заявить о нарушении
Александр!
В Одессе танкера заходили только в порт "Южный", поближе к нефте -перерабатывающему заводу. Одесский морской тоговый порт в то время мог принимать свои же суда и массу иностранцев. Некоторые стояли на рейде, но в основном, в ожидании места у причала под разгрузку - погрузку. Одесский рыбный порт принимал только свои супер - большие, большие и средние морозильные траулеры, но так как все они тоже ходили в загранку, то и подвергались таможенному, санитарному и пограничному контролю со всеми вытекающими последствиями. Китобойные суда туда никогда не заходили. Китобойная флотилия с шиком и помпой причаливала у Пассажирского морского вокзала. Это всегда было огромное событие для города. Вот, где таможня хорошо кормилась...)) да и контрабанда весьма скоро вылезала на знаменитый одесский толчок. Оттуда они сразу уходили на ремонт.
Александр, у каждого из нас свои впечатления о предмете. ))) У меня они, возможно, в меньшей степени, чем у Вас. Но я одесситка, к тому же имела некоторое отношение к рыбному флоту, близкие друзья ходили на сухогрузах в должностях старших помощников и капитанов. Что-то слышала, что-то видела, что-то знаю... )))
И еще хочу сказать Вам огромное спасибо. Я так много хорошего вспомнила, вернулась в Одессу тех лет, в свою молодость, в то прекрасное время, в дивный аромат акации. Удивительно, что в Нью Йорке я обнаружила всего три дерева акации и, к моей величайшей радости, два дерева растут у моего теперешнего дома, а третье - видно из окна метро по дороге в школу, где учился мой сын.
С искренним уважением и благодарностью, Инна.

Инна Френк   12.02.2019 20:59   Заявить о нарушении
Потрясающе!, мне то же самое рассказывал мой родственник, который вырос в Одессе. Что это был всеобщий праздник, когда приходили китобои. Они тогда, в 60-70х выносили с борта китовый спермацит трёхлитровыми банками. А я в СМП работал, закончил Архангельскую мореходку в 1976г., ходил на сухогрузах и о сметливости одесситов узнал уже на практике, на нашем судне работали два одессита, с одним, Женей Тепляковым, механиком, я дружил и мы вечно придумывали с ним разные хохмы, сочиняли частушки и разыгрывали моряков. Он играл на гитаре, я на баяне. Весёлое время было.. Он пропал куда-то, я его искал, но тщетно, мне кажется, он тоже уехал на Запад. Ай, какое Вам спасибо!!!

Перевощиков Александр   16.02.2019 03:10   Заявить о нарушении
Сергей Терентьев.Старпом.
В 91 -м пришлось жить на биче в Одессе​. "Что у вас северян- буфетчица трусы лишние спрячет, весь пароход на рейде мелкой дрожью трусится"- так они о нас говорили.

Перевощиков Александр   19.02.2019 00:11   Заявить о нарушении
ИМЕННО ТАК И БЫЛО

Перевощиков Александр   02.04.2019 01:31   Заявить о нарушении