10-19 апреля 1922г. Генуэзская конференция

Фото: Генуэзская конференция, 1922 г.
Группа иностранных представителей.

Главной целью был по существу вопрос об отношениях между Советским государством и западным миром после провала попыток свержения Советской власти путём военной интервенции.
Западные страны, в первую очередь Великобритания, в поисках преодоления послевоенных экономических трудностей пытались вернуть на мировой рынок Советскую Россию (чтобы, пользуясь её временной экономической слабостью, широко эксплуатировать ее ресурсы), а также Германию и ее бывших союзников в Первой мировой войне.

Генуэзская конференция - первая широкая международная дипломатическая встреча Советской России со странами западного мира по экономическим и финансовым вопросам (международная финансово-экономическая конференция). Конференция проходила в Генуе (Италия) с 10 апреля по 19 мая 1922 года при участии представителей 29 государств (в том числе РСФСР, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Японии) [1].

Работой делегации РСФСР руководил В. И. Ленин, назначенный ее председателем [2]; зам. председателя был Г. В. Чичерин [3], который в Генуе, куда Ленин не выезжал, пользовался всеми правами председателя.
Делегация РСФСР (в ее состав входили также Л. Б. Красин [4], М. М. Литвинов [5], В. В. Боровский [6], Я. Э. Рудзутак [7], А. А. Иоффе [8], X. Г. Раковский [9], Н. И. Нариманов [10], Б. Мдивани [11], А. Бекзадян [12], А. Г. Шляпников [13], Файзулла Ходжаев [14], Тимофей Сапронов [15], Николай Янсон [16]) представляла на Генуэзской конференции не только Российскую федерацию, но и все другие советские республики (Азербайджанскую, Армянскую, Белорусскую, Бухарскую, Грузинскую, Украинскую, Хорезмскую), а также интересы Дальневосточной республики.
 
США, отказавшиеся участвовать в работе Генуэзской конференции, были представлены на ней наблюдателем - американским послом в Италии Р. Чайлдом.

 Из делегатов западных государств наиболее активную роль на Генуэзской конференции играли Д. Ллойд Джордж [17], Дж. Н. Керзон [18], К. Вирт [19], В. Ратенау (Германия)[20], Л. Факта (Италия)[21], Ж. Барту (Франция)[22], К. Баррер (Франция)[23].
Решение о созыве Генуэзской конференции - изыскание мер «к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы».
 
Советское правительство, заинтересованное в нормализации экономических и политических отношений с западными странами,  8 января 1922 года согласилось принять участие в работе Генуэзской конференции [24].

На конференции, однако, ведущую роль играли представители тех западных государств, которые вместо делового обсуждения реальных путей установления экономических связей с Советским государством пытались с помощью дипломатического нажима добиться от Советского правительства экономических и политических уступок, ведущих к установлению в России иного политического и экономического строя; они рассчитывали заставить Советское государство признать все долги царского и Временного правительств, вернуть иностранным капиталистам национализированные Советской властью предприятия или возместить стоимость этих предприятий, ликвидировать монополию внешней торговли и т. д.

Советская делегация по указанию Ленина отвергла эти требования и в свою очередь выдвинула контрпретензии о возмещении Советскому государству убытков, причинённых военной интервенцией и блокадой (если довоенный и военный долги России были равны 18,5 млрд. золотых руб., то убытки Советского государства в результате военной интервенции и блокады составляли 39 млрд. золотых руб.).

Вместе с тем, желая найти почву для соглашения и восстановления экономических связей с западными государствами, советская делегация на Генуэзской конференции 20 апреля 1922 года заявила, что Советское правительство готово признать довоенные долги и преемственное право за бывшими собственниками получать в концессию или аренду ранее принадлежавшее им имущество при условии признания Советского государства де-юре, оказания ему финансовой помощи и аннулировании военных долгов и процентов по ним.

На первом пленарном заседании Генуэзской конференции 10 апреля советская делегация поставила вопрос о всеобщем сокращении вооружений. Однако, как вопрос о сокращении вооружений, так и вопросы урегулирования взаимных финансово-экономических претензий, не были в равной степени разрешены на конференции.
В ходе Генуэзской конференции советской дипломатии, использовавшей противоречия в империалистическом лагере (лагере западных держав), удалось прорвать единый фронт государств, пытавшихся добиться дипломатической изоляции Советского государства, и заключить с Германией Рапалльский договор 1922 года [24].
Источник: Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 4. ГААГА - ДВИН. 1963.

НА КОНФЕРЕНЦИИ СОВЕТСКАЯ ДЕЛЕГАЦИЯ СДЕЛАЛА ЗАЯВЛЕНИЕ.

ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ НА ПЕРВОМ ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ ГЕНУЭЗСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 10 апреля 1922г.

Российская делегация, которая представляет правительство, всегда поддерживающее дело мира, приветствует с особым удовлетворением заявления предыдущих ораторов о том, что прежде всего необходим мир... Она считает нужным прежде всего заявить, что явилась сюда в интересах мира и всеобщего восстановления хозяйственной жизни Европы, разрушенной долголетней войной и послевоенной пятилеткой.

Оставаясь на точке зрения принципов коммунизма, российская делегация признает, что в нынешнюю историческую эпоху, делающую возможным параллельное существование старого и нарождающегося нового социального строя, экономическое сотрудничество между государствами, представляющими эти две системы собственности, является повелительно необходимым для всеобщего экономического восстановления... Российская делегация явилась сюда не для того, чтобы пропагандировать свои собственные теоретические воззрения, а ради вступления в деловые отношения с правительствами и торгово-промышленными кругами всех стран на основе взаимности, равноправия и полного и безоговорочного признания. (...)

Идя навстречу потребностям мирового хозяйства и развития его производительных сил, Российское правительство сознательно и добровольно готово открыть свои границы для международных транзитных путей, предоставить под обработку миллионы десятин плодороднейшей земли, богатейшие лесные, каменноугольные и рудные концессии, особенно в Сибири, а также ряд других концессий на всей территории Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. (...)

Российская делегация намерена в течение дальнейших работ конференции предложить всеобщее сокращение вооружений и поддержать все предложения, имеющие целью облегчить бремя милитаризма, при условии сокращения армий всех государств и дополнения правил войны полным запрещением ее наиболее варварских форм, как ядовитых газов, воздушной войны и других, в особенности же применения средств разрушения, направленных против мирного населения.
Источник: Документы внешней политики СССР. М., 1961. Т. 5. С. 58-59.


ЗАПАДНЫЕ ДЕРЖАВЫ ПРИНЯЛИ РЕЗОЛЮЦИЮ.

                РЕЗОЛЮЦИЯ
союзных делегаций на Генуэзской конференции с изложением предъявленных России условий 15 апреля 1922 г.
(Оставив без внимания политическую декларацию советской делегации от 10 апреля 1922 г., западные страны отвергли и ее экономические предложения, сформулировав жесткие условия возвращения долга России и собственности иностранных граждан)

1. Союзные государства-кредиторы, представленные в Генуе, не могут принять на себя никаких обязательств относительно претензий, заявленных Советским правительством.

2. В виду, однако, тяжелого экономического положения России, государства-кредиторы склоняются к тому, чтобы сократить военный долг России по отношению к ним в процентном отношении, размеры которого должны быть определены впоследствии. Нации, представленные в Генуе, склонны принять во внимание не только вопрос об отсрочке платежа текущих процентов, но и об отсрочке уплаты части истекших или просроченных процентов.

3. Тем не менее, окончательно должно быть установлено, что Советскому правительству не может быть сделано никаких исключений относительно:
а) долгов и финансовых обязательств, принятых в отношении граждан других национальностей;
б) относительно прав этих граждан на восстановление их в правах собственности или на вознаграждение за понесенные ущерб и убытки.

15 апреля, 1922 г.

Источник: Ключников Ю. В., Сабанин А.В. Международная политика новейшего времени. М.. 1929. ч. III. С. 158.

ГААГСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ - http://www.proza.ru/2018/09/14/56

Публикации:
Генуэзская конференция 1922. Материалы Генуэзской конференции (Подготовка, отчеты заседаний, работы комиссий, дипломатическая переписка и пр.), М., 1922; Док-ты внеш. политики СССР, т. 5, М., 1961.

Литература:
1. Ленин В. И., О международном и внутреннем положении Советской республики (Речь на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов 6 марта 1922 г.), Соч., 4 изд., т. 33, с. 186-200;
2. его же, XI съезд РКП(б) 27 марта - 2 апреля 1922. Политический отчет Центрального комитета РКП(б), там же;
3. его же, Проект постановления ВЦИК по отчету делегации на Генуэзской конференции, там же, с. 319-320;
4. Рубинштейн Н. Л., Внешняя политика Советского государства в 1921-25 годах, М., 1953, с. 147-347;
5. История дипломатии, 1 изд., т. 3, М., 1945, с. 148 -190.
Электронный ресурс - http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1922genua.php

СНОСКИ:

[1] В советской России шла гражданская война. Ре­ше­ние о со­зы­ве международной финансово-экономической Генуэзской конференции бы­ло при­ня­то по ини­циа­ти­ве Ве­ли­ко­бри­та­нии на со­ве­ща­нии Вер­хов­но­го со­ве­та Ан­тан­ты в Кан­не 6 января 1922 года. В ней участвовало 27 государств и пять доминионов Великобритании (Ньюфаундленд, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский союз). Конференция была результатом переформатирования мировой экономики «Большой четверкой» лидеров Великих держав (США - В.Вильсон, Британия - Д.Л.Джордж, Франция - Ж.Клемансо, Италия - В.Орландо), установленной еще на Парижской мирной конференции 1919 года, на которую представителей советской России не приглашали, не признавая ее как государство. «Правящие круги тех стран, среди которых Россия тогда находилась, рассматривали ее как цивилизацию, антагонистическую западной цивилизации»* .  Несмотря на то, что премьер-министр Великобритании Ллойд-Джордж предпринимал основательные попытки пригласить делегатов от РСФСР на Парижскую мирную конференцию, тогда получения согласия от Клемансо, сразу опиравшегося на поддержку некоторых членов английского правительства, французских делегатов и белогвардейские правительства (Колчака за Уралом в Сибири, Деникина-Врангеля на юге России, Чайковского на севере и Юденича на северо-западе, которые в это время были правительствами в изгнании), он получить не смог. 
Маловспоминаемый сегодня факт: Генуэзскую «конференцию посетил король Италии Виктор-Эммануил III, который устроил прием и банкет для членов делегаций на своем корабле «Данте Алигьери» **. На банкете руководитель советской делегации Георгий Чичерин и представитель Ватикана монсеньор Синьори сидели друг напротив друга. Разговорились о договоре и, неожиданно для присутствующих, подняли тост и чокнулись за дружбу. Об этой сенсации шумно рассказывали все крупные европейские газеты» ***.
Сноски:
* (Катасонов В.Ю. Россия и Запад в ХХ веке: История экономического противостояния и сосуществования / Отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2015. – 736 с., и также в формате pdf
** «Данте Алигьери» - дредноут-флагман флота Regia Marina, заложен 6.06.1909 на верфи «Кастелламаре», спущен на воду 20.08.1910, а сдан в эксплуатацию 15.01.1913. Водоизмещение- 21 800т, Длина 168 м, Ширина 26,6м, осадка 8,84м, Бронирование-пояс- 254мм, палуба- 38мм, Двигатели 23 водотрубных котлов, 4 турбины Парсонса 32 200 л.с., Скорость 22,8 узла, Дальность 4250 миль(на 10 узлах), 1000 морских миль (на 22 узлах), экипаж 981 человек, Вооружение- 12 * 305-мм, 20 * 120-мм, 13 * 76-мм, 3 * 450-мм торпедных аппарата.
*** Первоисточник дает ссылку на «Documentation catholique» от 27 мая 1922, Антуан Венгер, с. 171 и на скриншот оригинала газеты «Les Questions Actuelles» от 4 мая 1922 года, где опубликовано открытое письмо к Папе Пию XI от Д.Мережковского и З.Гиппиус -
[2] Выделяя основную задачу советской делегации, глава советского правительства В.И.Ленин  отмечал: «Мы с самого начала заявляли, что Геную приветствуем и на нее идем; мы прекрасно понимали и нисколько не скрывали, что идем на нее как купцы, потому что нам торговля с капиталистическими странами... безусловно необходима, и что мы идем туда для того, чтобы наиболее правильно и наиболее выгодно обсудить политически подходящие условия этой торговли, и только». [В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 45. - М.: Изд-во Политической литературы, 1970, с.2]. На самом деле Ленин руководил формально. С 1921 года Ленин часто болел, страдал от постоянной бессонницы и головных болей, и объяснял: «при временных и редких наездах в Москву, я не работал в Совнаркоме, не был и в ЦК» (В.И. Ленин. Полное собрание сочинений). В это время текущей работой в правительстве руководят три лидера: Каменев, Сталин и Зиновьев, хотя Ленин по возможности посылает им письма с руководящими указаниями по принципиальным вопросам. С учетом ухудшавшегося состояния здоровья главы делегации Ленина все его полномочия были переданы Г.В.Чичерину. [Документы внешней политики СССР, т. V. - М., 1961, с. 67].

[3] Георгий Васильевич Чичерин из старинного русского дворянского рода, он вошел в элиту руководства РСФСР как нарком иностранных дел РСФСР и СССР (1918—1930), благодаря Троцкому. Он музыковед, автор книги о Моцарте, с юных лет был эрудитом, полиглотом, прекрасно играл на рояле и обладал феноменальной памятью. Обладая таким интеллектом и талантами, это не мешало ему быть гомосексуалом. В 1917 году в связи с революционной деятельностью был арестован в Британии с формулировкой как «представляющий угрозу для общественной безопасности и обороноспособности Королевства». Благодаря усилиям Чичерина во время Генуэзской конференции подписан Рапалльский договор с Германией (тогда Веймарской республики), который в общем смысле был как вынужденное спасительное сотрудничество двух поверженных и казненных братских империй (обмен ратификационными грамотами был в Берлине 31 января 1923 года, от союзных республик 26 октября 1923 года).
Москва активно готовилась к Генуэзской конференции. Решением Политбюро ЦК партии была создана специальная комиссия в составе Г.В.Чичерина, М.М.Литвинова, Г.Я.Сокольникова, А.А.Иоффе, А.М.Лежавы и Н.Н.Крестинского. Для подготовки документов, связанных с рассмотрением экономических вопросов на конференции, была привлечена большая часть хозяйственных ведомств и наркоматов республики.
Общее руководство подготовкой осуществлял лично В.И.Ленин.
 
[4] Леонид Борисович Красин — опытный революционер, ровесник Ленина, с которым в 1903-1904 годах находился во враждебных отношениях, имел опыт в нелегальной радикальной деятельности (терроризм) Российской социал-демократической рабочей партии - организовывал работу боевых дружин и снабжение их всякого рода оружием, один из основных организаторов экспроприаций. Красин проявил себя высоко-профессионально как народный комиссар (нарком) торговли и промышленности РСФСР в переговорах с делегацией Высшего экономического совета Антанты, он заключил соглашение о торговом обмене с лигой кооперативов Италии, способствовал признанию Советской России со стороны Великобритании и Франции, благодаря усилиям Красина в Лондоне зарегистрирована частная компания с ограниченной ответственностью «АРКОС», которая выступала представителем советских внешнеторговых организаций. В 1920—1923 годах полпред и торгпред в Великобритании. В 1921—1922 гг. Красин вел переговоры с Великобританией о выкупе и возвращении Советской России знаменитого ледокола «Святогор», которые успешно завершились. В связи с этим в 1927 году ледокол был переименован в «Красин». После участия в делегациях в Генуе и Гааге Красин стал первым Наркомом внешней торговли РСФСР. Для восстановления и развития торговых отношений со странами Антанты, Красин использовал для этого свои связи в деловых кругах Запада.

[5] Максим Максимович Литвинов, урождённый Меер-Генох Моисеевич Валлах, из еврейской купеческой семьи. В 1893 году поступил на военную службу вольноопределяющимся в Баку в составе 17-го Кавказского пехотного полка на 5 лет, за что получал определенные льготы от государства. После демобилизации в 1898 году работал бухгалтером в городе Клинцы, затем управляющим на сахарном заводе в Киеве, где вступил в РСДРП и стал профессиональным революционером. Во время революции 1905—1907 годов Литвинов занимался закупкой и поставкой в Россию оружия для революционных организаций. 10 лет занимался международной революционной деятельностью из Великобритании. В 1918 году Литвинов вернулся в Россию и назначен работать в Наркомат иностранных дел РСФСР (заместителем наркома Чичерина,  у которого отношения с Литвиновым плохо ладились, а в 1930 году занял кресло наркома), он имел прямое отношение к транспортировке за рубеж золота из российского золотого запаса, которое, по его собственным словам, «находило свое последнее убежище в кладовых американского резервного банка» (3-я сессия ЦИК Союза ССР 4-го созыва (апрель 1928 г.). Стенографический отчет. — Москва: Госиздат, 1928. — С. 792—793). По совместительству Литвинов был членом коллегии наркомата Госконтроля и заместителем председателя Главконцесскома. Поэтому он вошел в состав советской делегации на Генуэзской конференции. 

[6] Вацлав Вацловович Воровский — советский дипломат, с 1921 года — полпред и торгпред в Италии. Как глава советской делегации в швейцарской Лозанне был убит 10 марта 1923 года российским эмигрантом и гражданином Швейцарии, членом РОВС за рубежом Морисом Конради, который также ранил двух помощников дипломата: Ивана Аренса и Максима Дивилковского. В связи с чем Конради и его сообщник из РОВС, бывший белогвардейский ротмистр А.Полунин 5–16 ноября 1923 года были предъявлены Федеральному суду присяжных, который фактически велся как суд над руководством СССР. В итоге преступники были оправданы, а дипломатические отношения между СССР и Швейцарией были разорваны.

[7] Ян Эрнестович Рудзутак стоял у истоков строительства профсоюзов СССР, которые участвовали в разработке народно-хозяйственных планов, и в состав советской делегации Рудзутак вошел как секретарь ВЦСПС с 1921 года.

[8] Адольф Абрамович Иоффе, как писала о нем в своей книге дочь Надежда Иоффе, второй сын симферопольского купца-миллионера Абрама Яковлевича Иоффе, который «был владельцем всех почтовых и транспортных средств в Крыму, имел собственный дом в Москве, звание потомственного почётного гражданина и считался «любимым евреем» министра Витте» (Иоффе Н. А. Время назад : Моя жизнь, моя судьба, моя эпоха. - М. : ТОО «Биологические науки», 1992. - 238 с. : портр. С.11). Бывший швейцарский эмигрант. В 1917 году Иоффе как меньшевик-интернационалист вместе с Львом Троцким боролся за объединение с большевиками. Вполне естественно быстро оказался среди элиты партаппарата и стал работать в Наркомате иностранных дел под руководством Троцкого; а с мая 1918 года Троцкого сменил Г. В. Чичерин. Иоффе один из активных участников подготовки революции в Германии в 1918 году. В дипломатической миссии формирования Союза советских социалистических республик имя Адольфа Иоффе стоит в первом эшелоне дипломатической русской элиты. По вопросам установления советской власти в Туркестанской АССР (ныне Узбекистан) он вошел в состав делегации в Геную.

[9] Христиан Георгиевич Раковский возглавлял правительство Украинской ССР, из потомственных революционеров, бывший швейцарский эмигрант. Доктор медицины, автор диссертации «Этиология преступности и вырождения».  Был близок с Троцким еще до войны 1914 года. В политике в разное время он проявлял себя на пропагандистской работе, в том числе в ВЧК, при легализации советской власти и компартии на Украине он возглавлял правительство и комиссариат иностранных дел (НКВД) в УССР, в этой должности он вошел в состав делегации.

[10] полное имя Нариманов Нариман Кербалаи Наджаф оглы родом из многонационального Тифлиса. Грузинский князь Григол Орбелиани писал о прадедушке Нариманова - Наримане Аллахверди, который был известным народным деятелем (ханенде) азербайджанской культуры и музыкального искусства в Грузии. И князь Иоанн Багратиони в своей поэме «Калмасоба» также высоко оценивал имя Наримана Аллахверди как имя известного армянского поэта Саят-Новы. Как и И.В.Сталин, он учился в Горийской семинарии, работал учителем, а позже после медицинского факультета Новороссийского университета работал врачом. Нариманов достиг большего в культуре и просвещении, чем его знаменитый дед: ставил театральные пьесы, открыл народную библиотеку, а в 1899 году он автор «Краткой грамматики тюркско-азербайджанского языка» и «Самоучителя русского языка». Не обошел Нариманов и политику, в 1905 году вступил в мусульманскую социал-демократическую организацию «Гуммет». Работая врачом, в 1917 году после февральской революции он вступил в РСДРП в Баку, там он стал революционером. В 1919 году по предложению Ленина Нариманов был назначен заведующим отделом Ближнего Востока Народного комиссариата иностранных дел РСФСР. Нарком Чичерин в записке от 3 августа 1919 г. писал: «Познакомившись с т. Наримановым, я сейчас же убедился, что это превосходный руководитель партийной пропаганды и агитации среди мусульман России и Ближнего Востока». Он руководил установлением советской власти в Азербайджане. Такая рекомендация помогла Нариманову достичь огромного авторитета в советской кавказской политике, с чем он был включен в делегацию. После Генуэзской конференции постановлением I-й сессии ЦИК СССР I-го созыва Нариман Нариманов был назначен председателем ЦИК СССР. Им была подготовлена специальная книга «Что такое Генуя?» (Казиев М. Нариман Нариманов. (Жизнь и деятельность). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1970. — 186 с. - С. 151—152.). Обстоятельства его смерти 25 марта 1925 года, по выражению Й. Баберовски, покрыты завесой тайны.

[11] Поликарп (Буду) Гургенович Мдивани из дворян Кутаисской губернии, революционер, участник гражданской войны в Закавказье (1917-1923), где занимал высокие посты, в качестве главы правительства Грузинской ССР вошел в группу делегатов в Геную. После этого заслужил продвижение, и сменил Нариманова на посту Председателя Союзного Совета ЗСФСР. Но, свернув налево в оппозицию, в 1928-1929 годах получил 3 года лишения свободы, а в 1931 году после раскаяния восстановлен в ВКП(б), даже назначен первым заместителем главы правительства и одновременно возглавил министерство легкой промышленности Грузинской ССР - очень высокая власть. И все же Мдивани не изменился. В 1937 году расстрелян как участник «троцкистского шпионско-вредительского центра».

[12] Александр Артемьевич (Арутюнович) Бекзадян из эриванских дворян. В 1906—1914 годах тоже жил в Швейцарии, окончил Цюрихский университет (1911) и Доктор права, замечательна тема диссертации «Агент-провокатор - с особым рассмотрением вопроса политической провокации в России» (Der Agent-Provocateur (Lockspitzel) mit besonderer Berucksichtigung der politischen Provocation in Russland). Имел многолетний опыт партийной работы в Закавказье, поэтому стал членом советской делегации на Генуэзской конференции.

[13] Александр Гаврилович Шляпников из семьи расколькников-старообрядцев, первый Народный комиссар труда - профсоюзный лидер, но Молотов потом его метко охарактеризовал: «Шляпников принадлежал к большевистской группе. Мы его считали лидером… Потом очень погорел. «Рабочую оппозицию» создал. Мало ли таких было? Неподготовленный рабочий человек» (Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым (Запись 24.08.1971).

[14] Файзулла Губайдуллаевич Ходжаев из узбекской купеческой семьи, принимал участие в попытке переворота в бухарском эмирате, за что был приговорен к смертной казни, все же советская власть установилась, а Ходжаев возглавил правительство Бухарской Народной Советской Республики, одновременно он занял пост Председателя Совета Народных Назиров БНСР, в качестве которого он принял участие в Генуэзской конференции.

[15] Тимофей Владимирович Сапронов устанавливал большевистскую власть в Московском отделении партии и в Харькове.

[16] Николай Михайлович Янсон прошел свой трудовой путь от рабочего-металлурга до директора завода, вошел в состав делегации как секретарь ЦК союза металлистов.

[17] Дэвид Ллойд-Джордж — британский государственный деятель, премьер-министр Великобритании в 1916-1922 годах. Его считают одним из создателей системы послевоенных встреч «на высшем уровне». В 1920-1922 годах при активном участии британского премьера состоялось более 30 международных конференций и совещаний. С 1919 года Англия упрочила свое господство в Аравии, в Персии и Египте, на берегах Босфора. Дэвид Ллойд-Джордж поддержал военную интервенцию против Советской России, оказывал помощь вооружением и деньгами руководителям белых армий — Деникину, Колчаку и Юденичу. Он стал вдохновителем и организатором интервенции в Турцию в целях подавления народно-освободительного движения в стране и превращения ее в британскую колонию. Политика Ллойд-Джорджа привела к греко-турецкой войне (1920-1922). В октябре 1922 года Ллойд-Джордж подал в отставку. В 1926-1931 годах возглавлял Либеральную партию.

[18] Джордж Натаниэл Керзон — министр иностранных дел Великобритании (1919—1924), лидер палаты лордов (1916—1925), лорд-председатель Совета (1916—1919, 1924), вице-король Индии (1899—1906), титул — маркиз Керзон Кедлстонский. В 1919—1924 на посту министра иностранных дел Великобритании стал одним из организаторов интервенции против Советской России. Во время советско-польской войны в июле 1920 направил Советскому правительству ноту, в которой требовал остановить наступление Красной Армии по линии, рекомендованной Верховным советом Антанты в декабре 1919 в качестве восточной границы Польши («Линия Керзона» — меморандум, врученный НКИД СССР 8 мая 1923г. от правительства Великобритании, содержавший угрозу полного разрыва отношений с СССР. Меморандум обвинял советское правительство в нарушении условий англо-русского торгового договора 1921 года). На Лозаннской конференции 1922—1923 добился решения вопроса о черноморских проливах, согласно которому черноморские страны были лишены каких-либо особых прав.

[19] Карл Йозеф Вирт — рейхсканцлер Германии с 1921 по 1922 годы, а также министр иностранных дел Веймарской республики. В 1930—1931 годах министр внутренних дел. Лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами» 1955 года.

[20] Вальтер Эмиль Ратенау — потомственный промышленник и либеральный политик еврейского происхождения, семье принадлежит A. E. G. («Всеобщая компания электричества», 1903г.), министр иностранных дел Германии с 1 февраля по 24 июня 1922 года. 24 июня 1922 г. Ратенау был убит, как предполагалось, за сотрудничество с советской Россией. В убийстве обвинялась террористическая организация «Консул».

[21] Луиджи Факта — премьер-министр Италии с 26 февраля 1922 года по 31 октября 1922 года. Он был последним председателем Совета министров Италии до насильственного захвата государственной власти фашистами под руководством Бенито Муссолини, в результате так называемого «Марша на Рим», так как король Виктор Эммануил III отказал Луиджи Факта в поддержке подавления волнений, инициируемых фашистами, хотя итальянская армия была готова подавить фашистский путч.

[22] Жан-Луи Барту, во время проведения конференции государственных политических постов не занимал, а был в официальном статусе адвоката, но его биография выдает в нем карьериста. В 1913 году он служил 47-м премьер-министром Третьей республики, в 1917 году он три недели прослужил министром иностранных дел Франции. Видимо, на конференции Барту был замечен, так как вскоре он был назначен председателем Репарационной комиссии и возглавлял ее с 1923—1926 годы.
30 ноября 1923 года Комиссия по репарациям приняла решение о создании международного комитета экспертов под председательством Чарльза Дауэса. Так называемый «План Дуэта» от 16 августа 1924 года на Лондонской конференции установил новый порядок репарационных выплат Германией после Первой мировой войны (наложенных в рамках Версальского договора) и вступил в силу 1 сентября 1924 года. Разработка плана была связана с кризисом 1923 года, когда после оккупации франко-бельгийскими войсками Рурского региона в Веймарской республике произошла попытка государственного переворота. После этих событий США и Великобритания решили оттеснить Францию от решения германского вопроса, пользуясь ее финансовой зависимостью от них. 9 февраля 1934 года Жан-Луи Барту все-таки вступил в должность министра иностранных дел, но снова прослужил недолго, так как уже был убит в Марселе 9 октября 1934 года вместе с югославским королем Александром I.

[23] Камиль Баррер — французский посол в Риме, с его именем связано убийство Воровского. И не без его заслуги в 1922 году произошла нормализация отношений Ватикана с Францией.

[24] 8 января 1922 г. наркоминдел Г.В.Чичерин направил Верховному совету Антанты телеграмму, в которой сообщалось, что «Российское правительство с удовлетворением принимает приглашение на европейскую конференцию...» и что со стороны России «не будет каких-либо препятствий к быстрому ходу ее работы». [Источник: Документы внешней политики СССР, т. V. - М., 1961, с. 47-48; АВП РФ, ф. 418, оп. 2, п. 8, д. 2, л. 2-6]. 

[25] Рапалльский мирный договор стал отправной точкой легитимизации для новых политических систем бывших великих держав, признания их в правовом и экономическом пространстве стран-победительниц. Идеологами и управленцами Рапалльской политики с советской стороны были В.И. Ленин, Г.В. Чичерин, Н.Н. Крестинский, с германской – Й. Вирт, У. Брокдорф-Ранцау, А. Мальцан (Источник: Жигалов Б.С. ГЕРМАНИЯ И СССР: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (март 1918 – июнь 1941 гг.)// Конспект лекций для студентов университета / В.П. Румянцев (д.и.н.). — Томск: Томский государственный университет, 2013).
В резиденции советской делегации «Палаццо империале», где был заключен Договор,  стороны взаимно отказывались от всяких финансовых претензий друг к другу, т.е. Советская Россия — от права на репарации по ст. 116 Версальского договора, а Германия — от претензий на возмещение за национализированную собственность. Это был удар по державам-победительницам, поэтому особенно бурной была негодующая реакция Англии и Франции. Германию обвиняли в «нелояльности», делались попытки заставить ее отказаться от договора с советской Россией. Со стороны США: «Госдепартамент рассматривает любые переговоры с Советами как нежелательные».
Этот договор не был ограничен какими-либо сроками сотрудничества, а только служил стартовым процессом в поддержании промышленно-торгового развития друг друга, и в исторических и политических противоречиях Германии и России, с помощью которых Германия стремилась реабилитироваться и снова вписаться в Западный мир. Тогда как советская Россия твердо пошла своим независимым путем, не желая, выразившись словами И.Сталина на XIV съезде ВКП (б), быть «придатком мировой капиталистической системы, ...подсобным предприятием мирового капитализма, а [поступая так] чтобы...наше хозяйство развивалось...как самостоятельная экономическая единица». Продолжением Генуэзской конференции стала конференция в Гааге в июле 1922 года, но туда Германию уже не пригласили. Тем не менее, Германия тоже стремилась к оздоровлению самосознания нации, о чем Ратенау говорил в рейхстаге: «Целый ряд наций понял, что Германия снова вышла в Европе на политическую арену».
В 1926 году Германия, как и РСФСР находившаяся в международной экономической изоляции (санкциях), пойдя на унизительные значительные уступки, была принята в Лигу наций — союз, основанный четырьмя странами-победительницами в Первой мировой войне — пожертвовав восточными территориями (Локарнские договоры 1925 года, разделение на западную ФРГ и восточную Германию). После чего у Советского Союза определилась необходимость более пристального внимания к восточным территориям Германии, и стала изыскиваться возможность распространения на них собственных моделей развития социалистического мира. О том, что советско-германское военно-промышленное сотрудничество ненадежно, стало понятно уже к началу 1923 года. Все военные проекты были полностью провалены германской стороной. Обретя частичную поддержку объединенного Запада и возможность оздоровления дипломатических отношений в западной Европе, Веймарская республика осознавала свое вассальное положение и в процессе устройства новой политической системы Европейского мирового порядка воспользовалась шансом создать единое независимое государство на этой патриотической волне.
В конце 1926 года немецкая политика начала обнажать свою истинную цель в Рапалльском сценарии, и уже в январе 1927 года военный министр Геслер сделал заявление, что когда-нибудь придется рассматривать СССР как своего противника. Командование военно-морских сил Германии отказалось от всяких контактов с советскими моряками, рассматривая СССР как «величайшего врага Германии». В этих условиях советское руководство поменяло свой подход к проблеме военного сотрудничества с Германией, при этом чтобы «не нарушить хороших добрососедских отношений с рейхсвером, сохранение коих признано инстанцией желательным». Таким образом произошло смещение акцентов с попыток привлечения германского капитала и военных технологий в промышленность СССР — на подготовку и обучение специалистов обеих стран (советско-германские военные объекты на территории СССР в 20-е годы: авиационная школа в Липецке, танковая школа в Казани, школа химической войны (объект «Томка») в Саратовской области, взаимные учения военных маневров, прохождение практического и теоретического курса в германской военной академии). В числе тех, кто посетил Германию с этими целями, были Тухачевский, Уборевич, Эйдеман и др. Срок пребывания в Германии у большинства из них был от 4 недель до 4 месяцев. Последняя группа командиров Красной Армии находилась в Германии в 1933 году. С приходом Гитлера к власти все контакты по военной линии с Германией были прекращены. 31 августа 1933 г. Берзин докладывал Ворошилову:
«1) 15 августа закончена ликвидация станции «Томка»;
2) в период 7–10 сентября намечается окончательная ликвидация школы в Казани;
3) в период 20–30 сентября будет окончательно ликвидирована станция «друзей» в Липецке...». Так завершилось военное сотрудничество СССР и Веймарской Германии.
(Ссылки на список Литературы: Жигалов Б.С. ГЕРМАНИЯ И СССР: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (март 1918 – июнь 1941 гг.)// Конспект лекций для студентов университета / В.П. Румянцев (д.и.н.). — Томск: Томский государственный университет, 2013.- С.68.) 
Немецкие эксперты не любят говорить о Рапалльском мире, и понятно почему: в это время Германия так была погружена в общую депрессию после бесславного завершения имперской истории Великой Германии (Первая мировая война и отречение Вильгельма II в 1918г.), что она не заметила, как была захвачена духом реваншизма и стала фашистской Германией, которая развязала Вторую мировую войну, на многие века оставшись с позорным и тяжким клеймом совершенных преступлений против человечества.
 
ТАКЖЕ:
1922г. Моя речь на Генуэзской конференции - http://proza.ru/2020/10/09/488
Архивы. Исторические документы - http://proza.ru/avtor/warwara1&book=7#7   


Рецензии