Нечаянно

Солнечный апрельский денек. Улица звенит детскими голосами. Третьеклассник Павлик с товарищами, перекрикивая друг друга, обсуждают полюбившийся мультфильм.
- Оптимус Прайм победит, он за справедливость!
- Мегатрон тоже за справедливость!
- Бабах! Огонь, домище рухнул, а Оптимусу хоть бы хны!
- А Мегатрон как дал, Супермен чуть в космос не улетел!
- Оптимус монстра победил!
- Мегатрон как прыгнет!

Дойдя до детской площадки, ребята забыли про спор, бросили в кучу ранцы и затеяли беготню. Не малыши же они какие-нибудь, чтобы по лесенке забираться на горку. Мальчишки забегают на нее прямо по склону. Павлик крутится на турнике. Он знает, что не сможет забежать на самую высоту, потом, когда никого не будет, потренируется. А на качелях он не боится взлетать до самой перекладины. Вспомнив о припрятанных в ранцах пистолетах и ружьях, друзья стали играть в войну. Поле боя - весь огромный двор со скамейками, детскими горками большими и маленькими, каруселями и лесенками. Набегавшись, ребята разошлись по домам.

Павлику уходить с улицы не хотелось. Дома - никого, мама позвонит только в два часа, чтобы узнать, как у него дела, взялся ли за уроки. Одному на площадке скучно. Он сидел на скамейке и придумывал, чем бы себя занять. Больше всего на свете мальчик любил автомобили. Он читал про них книжки, смотрел мультики, подолгу играл с машинками. Но домой не хотелось, на улице так хорошо! Павлик нашел выход. Он пошел на автобусную остановку и стал рассматривать проезжающие автобусы, грузовики, легковые машины, угадывая их марки.

Подъехал длинный "Икарус", три больших мальчика заскочили в него и Павлик, не раздумывая, последовал за ними. Кондуктор разговаривала с водителем, не обращая на детей внимания. Очень скоро автобус остановился. Мальчишки побежали к своему дому, а Павлик захотел еще прокатиться, но тетя сказала, что остановка последняя, надо выходить. На площадке скопилось много разных автобусов. Водители, кондуктора переговаривались, смеялись, ожидая, когда подойдет их время поездки. "Я буду так же, как они, когда вырасту", - помечтал мальчик. Он купил в киоске жвачку и подумал: "Все-таки хорошо быть большим: хочешь - едешь на автобусе, а хочешь жвачку покупаешь". Когда подошел автобус, Павлик вдруг решил подъехать на нем до своей остановки, как те три пацана.

Он купил билет, сел поближе к двери и стал внимательно смотреть в окно, чтобы не пропустить свою остановку. Проехав совсем немного, автобус остановился, в двери ввалилась шумная ватага молодежи. Автобус поехал дальше. "Наверно, они бежали навстречу, махали руками, вот водитель и пожалел их", - догадался Павлик. Он не раз видел такие сценки. За окном жилые дома из светло-серого кирпича сменились заводскими корпусами, а потом пустырем с редкими кустами. Мальчик понял, что пропустил свою остановку. Но как же успеть выйти? В дверях плотная толпа, а время остановки совсем короткое. Он решил выходить тогда, когда пассажиров останется немного. Ждать пришлось долго. "Конечная остановка - Старая площадь", - объявила кондуктор. Вместе со всеми Павлик вышел из автобуса. Он с родителями не раз гулял в центре города, поэтому быстро сориентировался. Пройдя через площадь, Павлик по длинной лестнице опустился к Амуру.

В этот солнечный день набережная была многолюдна. Под присмотром бабушек малыши катались на велосипедах и детских автомобилях, молодые мамы, переговариваясь между собой, катили коляски. Теплому дню радовались и старики, и молодежь. Возле черной чугунной решетки стояла длинная шеренга людей, смотрящих на реку. Павлик протиснулся между молодой парой и дедушкой. На Амуре - ледоход.

Темная вода несет большие белые льдины. Они сталкиваются друг с другом, с треском ломаются, наползают на берег, образуя завалы возле бетонной стены, отделяющей набережную от реки. Вблизи льдины уже не белоснежные, а такие же темные, как и вода. Вода у берега мутная, перемешана с песком. Льдины крошатся, рассыпаются столбиками, похожими на карандаши, а солнечный свет, отражаясь от граней столбиков, превращает их в сказочные драгоценности. Павлик замер, потрясенный красотой и мощью Амура.

Вдруг в толпе послышались смех, призывы: "Посмотрите, посмотрите!" Какой-то смельчак в плавках и шапочке для купания стоял на льдине. Потом он лег на нее, как на дощечку в бассейне, опустил в воду ноги и поболтал ими. Павлик поежился: он бы ни за что не полез в холодную и грязную воду. Пловец вылез из воды и попрыгал со льдины на льдину к берегу. "Морж", - сказала девушка. "Скорее кенгуру", - засмеялся парень. А дедушка вздохнул: "Эх, бывают же люди". По его тону чувствовалось, что он таких людей не одобряет. Павлику надоело стоять на одном месте. Он пошел вдоль реки, рассматривая красивые скамейки, скульптуры сказочных героев, фонари на высоких столбах. На одном столбе уличные часы показывали двадцать минут третьего. "Как же я забыл про время?! Мама звонила, а меня нет дома!" - заволновался мальчик и помчался бегом вверх по лестнице к автобусу.

Зная, что ехать ему далеко он уселся у окна в конце салона, сжал в кулаке деньги на билет и спокойно поджидал кондуктора. Подошла молодая, очень строгая девушка, пересчитала монеты. Денег на билет не хватало. "Ишь ты, забрался в уголок. Думал от меня спрятаться? Не выйдет, мы "зайцев" не возим. Проходи к двери. Я прослежу, чтобы ты на следующей остановке вышел". Сгорая от стыда, Павлик пошел к выходу. Как же так получилось? Ведь он только что считал деньги, их как раз хватало на билет. Наверное, выронил монету.

Павлик шел по нарядной улице, разглядывая красивые здания и автомобили, движущиеся сплошным потоком. В основном это были автобусы и легковые машины. На перекрестках Павлик, чтобы не сбиться с пути, останавливался и смотрел, куда проедет его четырнадцатый автобус. После моста через железную дорогу автобус резко повернул. Павлик, полюбовавшись сверху на поезда, тоже свернул с прямой дороги и попал на широкую шумную улицу.

Улица тянулась вдоль железной дороги. Мальчик слышал стук колес поездов, а иногда и видел их в промежутках между домами. Двухэтажные старые дома имели нежилой вид. Редко в каком окне висели шторы, стояли цветы. В основном окна были забиты досками, утепляющая стены обшивка местами сорвана, во дворах мусор, заросли сухого бурьяна. Похоже, что жильцы навсегда покинули эти дома. На другой стороне улицы Павлик увидел, как через широкие ворота выезжают автобусы и вливаются в общий поток машин. Такого разнообразия машин в одном месте ему еще видеть не доводилось. Он останавливался и провожал взглядом пролетающие мимо огромные фуры, груженые контейнеровозы, мощные КАМАЗы, краны, экскаваторы, бульдозеры и катки. Все было интересно.

Но шло время, а конца дороги не видно. Ранец за плечами становился все тяжелее и тяжелее, ноги с трудом передвигались. Похолодало, Павлик продрог, устал и присел на скамейку отдохнуть. Оглядевшись, он увидел мост через дорогу. Он узнал этот мост! Они с папой по нему ездили на машине в центр. Еще немного и он будет дома. Повеселевший мальчик свернул на знакомое шоссе. Пешеходная асфальтированная дорожка скоро оборвалась, Павлик зашагал по обочине шоссе. По обе стороны шоссе на большом протяжении тянулись еще не просохшие луга.  Иногда, уступая дорогу встречным машинам, Павлику приходилось переходить на протоптанную вдоль автотрассы тропинку. Он спешил попасть домой засветло и не обращал внимания на обдувающую его пыль от машин, на хлюпающую грязь под ногами. Перед ним - знакомая роща, за ней площадь. Еще немного и он дома!

Дверь открыла мама. "Где ты пропадал? Кто тебя вывалял в грязи? Как ты мог?!"- засыпала она его вопросами. Павлику хотелось поделиться впечатлениями этого длинного дня, но уставший, он только и смог вымолвить:
- В центре, на Амуре.
- В центре?! Как ты туда попал?
- Нечаянно.
Мама внимательно посмотрела на уставшего сынишку, не стала ругать его за явную ложь, а помогла раздеться и сказала: "Быстро умываться и ужинать. А потом нам с папой расскажешь, как это можно случайно сесть в автобус и уехать на Амур". Павлик добросовестно намылил руки, смыл грязь, а к полыхавшим от загара щекам только слегка дотронулся мокрыми руками и пошел на кухню. Мама взглянула в большие виноватые глаза мальчика, на красные щеки с разводами грязи и, сдерживая смех, отвернулась к плите. Павлику было хорошо в любимом уголке за столом. От батареи шло тепло, мешал только свет электрической лампочки. Слушая маму, он прикрыл глаза от яркого света. Голос мамы все удалялся, удалялся и затих. "Ужин готов", - сообщила мама.  Но путешественник ее уже не услышал. Он крепко спал, прислонившись к теплой стене.


Рецензии
Рассказ прочитала с удовольствием!
Это небольшое приключение Павлик будет помнить всю жизнь.
Ведь это был его первый самостоятельный выход во взрослую жизнь!

С пожеланиями добра:
Екатерина

Екатерина Тюшина   19.09.2020 16:45     Заявить о нарушении
Герою рассказа 24 года, приключение помнит. Спасибо за прочтение.

С уважением

Надежда Дьяченко   20.09.2020 06:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.