10 глава. Поэзия Востока

                Иллюстрация из интернета

                Глава из книги «ОТ ДУШИ К ДУШЕ»
                Начало на  http://proza.ru/2017/07/19/1591
               
                ПОЭЗИЯ ВОСТОКА, ПРОСЛАВЛЕННАЯ В ВЕКАХ               

                «Ад и рай – в небесах», - утверждают ханжи.
                Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
                Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,
                Ад и рай – это две половинки души.               
                Омар Хайям (перевод Г.Плисецкого)
   
    Восточная поэзия дала миру плеяду великих мастеров и оказала огромное влияние на всю европейскую культуру. 

      Основоположником  классической персидской  литературы на языке фарси признан таджикский и  персидский поэт  РУДАКИ Абу  Абдаллах  Джафар( ок.860 – 941гг.), названный  «Адамом  поэтов». С него началась персидско-таджикская литература, он был создателем жанровых стихотворных форм, главных размеров персидской поэзии.

    Уже в юности стал известен благодаря прекрасному голосу, поэтическому таланту и виртуозной игре на музыкальном инструменте – руде, отсюда и имя. Другая версия: родился в горном селении Рудак (или Панджруд, близ Самарканда)) и в честь этого назван. Слава о его талантах достигла дворца правителя, и юношу пригласили в Бухару ко двору.

     Большую часть жизни провёл при дворе эмира, однако не стал обычным одописцем - он прославлял благородство, разум, знания и труд, воспевал красоту природы и любви, воспитывал начинающих поэтов, помогал им. Он встал на защиту восставших бедняков в Бухаре и стал неугоден эмиру, изгнавшему его из дворца.

     Уже в преклонном возрасте Рудаки перенёс лишения: насильственно ослеплённый, странствовал, вернулся на родину.   Главная особенность его мастерства  -  изящная простота стиха:
                Будь весел с черноокою вдвоём,
                Затем  что сходен мир с летучим сном.

                Ты будущее радостно встречай,
                Печалиться не стоит о былом.

                Я и подруга нежная моя,
                Я и она – для счастья мы живём.               
                (Перевод В.Левика)
 
        Гениальный   ФИРДОУСИ (ок.934-1024) создал эпический памятник – многотомную поэму «Шахнаме» («Книгу Царей»), над которой трудился более 20 лет. В ней поэтически переработанные персидские (иранские) и таджикские мифы, легенды, рассказы о подвигах  богатырей, об исторических личностях, в числе которых Александр Македонский. Большой интерес представляют философские отступления, в которых поэт изложил представления своего времени о долге, славе, чести, мужестве, верности:
                Будь юношей, будь старцем седовласым -
                Со всеми равен ты пред смертным часом.
                Но если в сердце правды свет горит,
                Тебя в молчанье мудрость озарит.
                И если здесь верна твоя дорога,
                Нет тайны для тебя в деяньях бога.
                (Перевод В.Державина)

         Ещё одно великое имя. Абу-Али Ибн Сина  (980-1037) более известен в Европе под именем  АВИЦЕННЫ. Этот  был выдающийся  учёный, врач, философ, однако, кроме  энциклопедического трактата по медицине «Канон врачебной науки» и других  научных трудов, он оставил потомкам  замечательные поэтические произведения: газели, бейты, а также «Касыду о душе», где воспел единство бога и природы и  душу человеческую как часть  «мировой души», призывал  к просвещению и развитию наук, размышлял о жизни:
 
Каждый образ и каждый исчезнувший след
В усыпальницу времени лягут на тысячи лет.
И на круги своя наши годы когда возвратятся,
Сохранённое бережно явит Всевышний на свет

    Рубаи Ибн Сины в переводе Николая Стрижкова:

Море слов откровенного смысла полно,
Этот смысл я читать научился давно.
Но когда размышляю о тайнах Вселенной,
Понимаю, что мне их прочесть не дано.
                *****

     Последователем  Авиценны был  ОМАР ХАЙЯМ (1048-1131), учёный, математик, астроном и поэт, он  возглавлял  крупнейшую обсерваторию того времени в Исфахане, ввёл в действие календарь. Последние годы жизни провёл в уединении в родном городе Нишапуре. Поэзия Хайяма – удивительное явление в истории мировой культуры: его рубайят проникнуты пафосом свободы личности и радости бытия, протестом против любой  несправедливости и покоряют лаконичностью, предельной ёмкостью, гибким ритмом, восточной образностью. 
                Когда ты для меня слепил из глины плоть,
                Ты знал, что мне страстей своих не побороть;
                Не ты ль тому виной, что жизнь моя греховна?
                Скажи, за что же мне гореть в аду, господь?   
                (Перевод О.Румера)

     Поклонники Хайяма есть и на нашем сайте. Современные оригинальные "ХАЙЯМИНКИ" создал Воки Шрап http://www.proza.ru/2013/03/01/1550
 Советую почитать. Может, они вдохновят вас и на собственную стилизации.
 
       Если вы захотите подробнее узнать о жизни Хайяма, можно прочитать повесть Марины Довгаль "Я останусь Хайямом", повесть, написанную в яркой художественной форме".   http://www.proza.ru/2018/03/29/867

    Или прочитайте статью Алексея Аксельрода "Человек, победивший Время", в которой дана яркая характеристика творческой особенности лирики поэта:
     "В стихах Хайяма чувствуется не только философ, разделяющий и по-своему трактующий пифагорейское и платоновское учения о переселении душ, не только математик, рассуждающий о свойствах точки, линии, окружности, плоскости и трехмерного пространства, не только звездочет, пораженный множественностью миров во Вселенной, но и мыслитель, выработавший уникальное мировоззрение, в рамках которого Бог отходит куда-то на второй план и человек остается предоставленным самому себе". 
              В УЧЕНИИ ХАЙЯМА - МУДРОСТЬ, пережившая века:
"Поэт отнюдь не призывает разделять чужое горе, жертвовать собой ради облегчения участи ближнего. Перенося на себя чужие боль и страдания, человек, по мнению Хайяма, лишь умножает мировую скорбь, неустроенность, зло. Люди не должны так поступать, не должны страдать, горевать, бедствовать. Напротив, все испытания, которые посылает нам судьба, («разладившийся механизм Небес») следует встречать с улыбкой, «весело», т.е. не смиряться, не демонстрировать покорности, не проявлять кротость, не впадать в отчаяние, но сохранять и укреплять в себе бодрость духа, оптимизм, радоваться каждому мгновению жизни, проживать его с пользой".
http://www.proza.ru/2018/09/30/1403
                ***
            
   Талантливый поэт – это всегда крупная, яркая личность. Таким был иранский мудрец и философ Муслих ад-Дин СААДИ (1207-1291). Это его вспоминает А.Пушкин в романе «Евгений Онегин»:
                Иных уж нет, а те далече,
                Как Сади некогда сказал.               
  О нём  пишет С.Есенин в «Персидских мотивах»:
                Ты сказала, что Саади
                Целовал лишь только в грудь…
 
   Жизнь поэта была полна злоключений и бед. Сын небогатого богослова, он рано потерял отца. Окончил багдадскую медресе, путешествовал. Двадцать пять лет он провёл в скитаниях, сменил множество профессий, был дервишем, затем рабом в Палестине у крестоносцев и почётным гостем в Кашгаре.

   Свои наблюдения отразил в лирико-дидактических  поэмах, которые  называл «учебниками жизни». Самые известные из них -  «Гулистан» («Розовый сад», или в другом варианте перевода  «Сад цветов») и «Бустан» («Сад плодов»). Эти две книги – философская  дилогия, смысл которой – в противопоставлении «весны» и «осени» человеческой жизни. Но есть в них  ещё одна очень важная мысль – о бессмертии творчества.

 Однажды друг поэта посетовал, что розы в садах так недолговечны, на что Саади ответил: «Я напишу книгу «Сад роз» - от жестокого дыхания осеннего ветра лепестки этого сада не облетят:
                Зачем ты сыплешь розы на поднос?
                Унёс бы лепесток из «Сада роз»!
                Дней пять иль шесть – и розы цвет поблёк,
                А «Саду роз» назначен вечный срок...
               
   В поэмах, как в зеркале, отразились быт и нравы Ирана 13-го века, испытавшего нашествие монгольских орд, принёсших кровавые испытания некогда благодатным землям. Поэт и мудрец учил людей праведной нравственной жизни:

Плечи широкие - это не значит: силён.
Ты - человек, ты смекалкой, умом наделён.
Что наше око? Пустяк по сравненью с воловьим.
Что наше ухо? Ушами похвалится слон!   /Перевод с фарси А.Ревича/
            
       К ХIV веку относится творчество прославленного персидского мастера газели  ХАФИЗА (ок.1325-1389). Шамсаддин Мохаммед, зная наизусть Коран,  в молодые годы зарабатывал на жизнь обрядовым чтением его, за это и получил второе имя – Хафиз, что значит «хранящий Коран в памяти».  Позднее он преподавал в медресе, потом служил при дворах правителей, но не стал богатым, а мировую славу ему принесли газели, простые по стилю, насыщенные  жизнелюбивыми чувствами и тонким подтекстом. Ими восхищались великие поэты Европы, на русский язык переводили такие мастера, как А.Фет, Н.Гумилёв.

     Корифей восточной классики  ХII века - азербайджанский мыслитель и поэт  НИЗАМИ  ГЯНДЖЕВИ (1141-1211). С юных лет изучал философию, которая в то время тесно была связана с астрономией, математикой, медициной. Блестяще владея персидским и арабским языками, он оставил большое наследие в разных жанрах. Вершина его творчества – сборник поэм  «Хамса» («Пятерица»), среди которых  «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Искандер-наме».
                Одна лишь страсть да будет не забыта:
                Свобода от построенного быта.
                Псом, стерегущим чей-то дом, не будь
                И кошкой под чужим столом не будь.
                Гори своей смолой, своим запасом,
                Гори, как факел, хоть коротким часом.
                Я – Низами. На пиршестве любом
                Султан вселенной служит мне рабом.   
                (Перевод П.Антокольского)
Низами  посвятил стихи Андрей Дементьев (1986г.):

Твоя душа всегда с людьми,
Великий брат наш — Низами…
Не оттого ли ты велик,
Что мудрость времени постиг,
Что слёзы бедных осушал,
От злобы сильных не бежал?
Не оттого ли ты велик,
Что был надеждой для людей.
И от твоих бессмертных книг
И мы сильней, и мы добрей?
Поэт не может не страдать,
Когда страдал его народ.
Ни лесть, ни ложь, ни благодать
Лишь правда за сердце берёт.
Твоя душа в стихах болит…
И — давний слышится мотив. —
Ты жил средь горя и обид,
Судьбу стихами оплатив.
Не потому ли ты велик,
Что мудрость времени постиг…

     Под разными предлогами поэт отклонял приглашения эмира стать придворным одописцем. Высокому положению он предпочёл свободную жизнь сочинителя. Завистники преследовали его клеветой. Но он упорно искал и проповедовал истину. Вот его Наставления четырнадцатилетнему сыну )из поэмы "Лейли и Меджнун":

Беспечных игр окончилась пора.
Расти, учись познанию добра.

Ищи свой путь, заранее готовясь
Чертог построить не на страх - на совесть.

Добыв успех, не расставайся с честью,
Не оскорбляй чужого благочестья.

Цени слова дороже всех жемчужин,
Чтоб голос твой услышан был и нужен. /Перевод П.Антокольского/

    В XII веке создал свою знаменитую поэму «Витязь в тигровой шкуре» грузинский поэт ШОТА  РУСТАВЕЛИ. Биографические сведения о нём очень скудны. Прозвище Руставели он, очевидно, получил по месту рождения  в селе Рустави. Служил при дворе прославленной грузинской царицы Тамары, был её казначеем и, по одной из легенд, любовником. По другой – безнадёжно влюблённый в свою повелительницу, кончил жизнь в монастырской келье, а ещё по одной – был обезглавлен. В поэме – лирический рассказ о герое, о любви, гимн дружбе и размышления автора о жизни:

Лишь добро одно бессмертно, зло подолгу не живёт!
Ложь несёт душе и телу бесконечные мученья.
Мудрый борется с судьбою, неразумный унывает.
Кто в беде покинул друга, сам узнает горечь бед.
Надо другу ради друга не страшиться испытаний,
Откликаться сердцем сердцу и мостить любовью путь.

   Лучшие переводы поэмы на русский язык оставили Шалва Нуцубидзе, Константин Бальмонт, Николай Заболоцкий.   
               
      Великим мастером слова и глубоким мыслителем XIV века был прославленный  АЛИШЕР  НАВОИ (1413-1501) – основоположник узбекской литературы. На сюжет произведений Низами он создал свой сборник «Хамса», по-новому пересказав знакомые сюжеты.Он не повторял предшественника и дал традиционному сюжету  о любви Лейли и Кайса, прозванного Меджнуном ("Одержимым любовью") иную трактовку, воспев священное право человека на счастье. Невольно вспоминается трагедия Ромео и Джульетты.

    Будучи приближен к высшей власти, Навои получил высокий титул, но остался поэтом-гуманистом, считая ум и просвещённость главными качествами людей. Лицемерию и ханжеству он всегда противопоставлял честность и благородство, строил медресе, библиотеки, лечебницы, много помогал учёным, художникам, музыкантам, поэтам:

Чем жив, кто дружбы не познал святой?
Подобен он жемчужнице пустой.
             
      Огромным почётом у современников пользовался   Абдуррахман  ДЖАМИ (1414-1492), крупнейший персидско-таджикский поэт, прозаик, музыковед, философ. Он завершает классический период восточной поэзии на языке фарси.
 
    Отказавшись от придворной карьеры и дворцовой роскоши, Джами вступил в суфийский орден, призывавший к деятельному добру.  В яркой художественной форме Джами  выразил лучшие чувства современников. Кроме стихотворных произведений он создал трактаты о рифме и метрике, руководство по составлению стихотворных ребусов (муамма).

    В последние годы жизни  написал «Бахаристан» как ответ на «Гулистан» Саади – своеобразный морально-этический кодекс поэта:

Не золотом, не серебром прославлен человек.
Своим талантом, мастерством прославлен человек.
                ***
Один язык у нас, а уха два,
Чтоб слышать много, но беречь слова.
                ***
Ты никому не можешь быть судьёй,
Пока к добру не обращён душой.
                ***
Добро безмерно, как вода бездонного колодца.
Будь добрым к людям, и всегда добро к тебе вернётся.

      И современные авторы тоже любят этот мудрый жанр. Вот рубайят
              Алексея Аксельрода:

Если сжался твой мир до размеров мирка,
Если дрогнула лучшего друга рука,
Если ты потерял и надежду и веру,
Пусть придаст тебе силы Поэта строка.

Холодный разум с сердцем не в ладах.
Он говорит резонно: "Ты в летах.
Не бейся так." А сердце отвечает:
"Уж лучше биться, чем дрожать в кустах."

Как жизнь летит! Сколь скор её полёт
От светлых дней до сумрачных невзгод!
Всё меньше миражей в пустыне нашей,
Всё чаще юность миражом встаёт.

Скажу "любил", а ты шепнёшь: "Я знаю".
Скажу "забыл", а ты вздохнёшь: "Я знаю".
Скажу: "Любимая, простишь ли ты меня?
Слепым я был." А ты всплакнёшь: "Не знаю!.."
 

                Продолжение на  http://www.proza.ru/2018/08/27/1312

               
         
               
               


Рецензии
Восточная поэзия мне ближе, чем японская, дальневосточная. Во всяком случае понятнее.

Андрей Жунин   27.03.2022 19:02     Заявить о нарушении
Поистине то были величайшие поэты, Андрей!
Сейчас Восток не имеет им подобия даже в самом малом.
Но...не забудь и о талантливых переводчиках!
Я, к примеру, считаю, что хорошего переводчика можно назвать СОАВТОРОМ!
Согласен?
С улыбкой,

Элла Лякишева   27.03.2022 19:42   Заявить о нарушении
А понравился ли рубайят Алексея Аксельрода?
Я восхищаюсь этими строчками!

Элла Лякишева   27.03.2022 19:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.