Свято - Митрофановский 4. Иван Дубовской

   И все-таки решились строить. Советовались, обсуждали, судили - рядили в коллективе и решились. Насчет финансирования все-таки решаюсь спросить о.Владимира в лоб:
   - Откуда все-таки будет финансирование? Может, Епархия будет выделять?
Отец Владимир потупил глаза.
   - Я думал, Юрий Иванович, мы с Вами и будем заниматься этим - ездить и просить деньги и материалы.
Святая простота! Выглядело тогда это все как утопия.
Впрочем, так получилось, что тогда я и получил свое первое послушание от молодого священника.
Я хоть и признавал в то время Бога, церковь, но по настоящему считать меня верующим, конечно, было нельзя. Для меня было правилом при посещении церкви купить свечек, поставить на положенные места, окинуть взглядом убранство, иконы и побыстрее покинуть помещение. При этом чувствовал себя человеком, совершившим благое дело. Был я хоть и крещеным, но не воцерковленным. Понадобилось еще много лет и событий, подчас даже трагических, чтобы я почувствовал себя по настоящему верующим человеком.

   Имея к тому времени десятилетний опыт строительного руководителя, я понимал,  что денег потребуется много - смета даже на глаз показывала сумму не одну сотню миллионов рублей, при слабом финансировании строительство рисковало затянуться на десятилетия.
"Надо поднимать вопрос на районном уровне", - думаю. На одной из таких планерок, на большинство из которых я приглашался, обращаюсь к главе района Ивану Ивановичу Дубовскому с просьбой о помощи. Иван Иванович пристально смотрит на меня, делает паузу и быстро произносит:
   - Хорошо. Предоставим тебе слово на планерке.
 
   Хотелось бы несколько слов сказать о самом Иване Ивановиче. Честно говоря, я ни до, ни после не видел такого интересного человека среди руководителей, работающих в районе. К нам прислали его из Воробьевского района, где до этого он был также главой района. Все еще помнили долголетнего и заслуженного руководителя Николая Кирилловича Шуткина, которого глубоко уважали. После его отстранения к Дубовскому относились настороженно:
   - Что за человек?

  Первым его действом был обмен творческими выступлениями коллективов художественной самодеятельности Воробьевского и Семилукского районов. Дело было для нас невиданное. Участие в областных конкурсах было делом понятным, а чтоб вот так напрямую, по собственной инициативе, это было дело удивительное. Акция удалась, жителям нашего городка выступление артистов из Воробьевки понравилось, да и наши артисты остались довольны поездкой.

   Но на этом Иван Иванович удивлять не перестал. Мне почему-то его внешность, образ всегда ассоциировались с Сергеем Мироновичем Кировым. Такой же крепкий, среднего роста, с темно русыми волосами, с огромным неиссякаемым энтузиазмом к предстоящим делам, с улыбкой на лице - за таким человеком хотелось идти. Каждая встреча с Дубовским, каждое дело или начинание рождали в душе какой-то энтузиазм, подъем, хотелось жить и работать.

   Следующим актом "сдруживания" с народом стало празднование Дня Строителя. В столовой №1, расположенной рядом с районной администрацией, были накрыты столы. В нашем районе такого отродясь не бывало. Праздновались обычно дни рождения кого-то из первых руководителей. А поскольку один из таких юбилеев закончился совсем недавно трагедией - гибелью директора завода бытовой химии Ивана Васильевича Голикова, человека практически гениального. Он добился, чтобы наш завод изготовлял тартановые покрытия для Олимпиады-80, а также гибелью Сергея Владимировича Стоякина - заместителя председателя райисполкома, тридцатипятилетнего красавца, что называется "кровь с молоком". Неудивительно, что перед этим праздником все были как-то напряжены.

   Иван Иванович и тут удивил, меньше всего мы были готовы к его словам:
   - Для меня праздник с людьми - это не просто застолье, а возможность поговорить о делах в неформальной обстановке, можно сказать, своего рода планерка.
  - Ну, думаем, вот заливает!
   Но праздник так и пошел по такому руслу, больше говорили о делах.

   Состояние сельского хозяйства в районе было в тот момент плачевным. Многие поля не засеивались, заростали сорняками, у колхозов не было денег ни на что, ни на зарплату, ни на выплату налогов, ни на топливо, ни на запчасти для механизмов, не говоря уже о новой технике. Дубовскому пришлось поломать голову, чтобы колхозы и совхозы не умирали. Так, один из колхозов был прикреплен, а если точнее, был объединен с Семилукским элеватором. Другой стал подшефным предприятием Воронежского керамического завода, предприятие крепко стояло в то время на ногах. Третий стал подсобным хозяйством Семилукского огнеупорного завода.

   В одном из колхозов произошла такая история. Когда подошло время убирать урожай, в колхозе совсем не было денег, топлива для комбайнов и автотранспорта. Колхоз был всем должен, ему уже не давали кредитов, не оказывала помощь районная администрация. И тогда главный агроном отвел на бойню двух своих бычков, продал их, а деньги принес в правление. Конечно, как займ, с последующим возвратом. Этого оказалось достаточно, чтобы была запущена уборочная, были убраны хлеба. Узнав о таком поступке, Дубовской приехал в колхоз и назначил этого человека председателем.
 
  Вот было диво на весь район, когда колхоз вывел комбайны на уборку подсолнечника в январе, а ведь получилось, хозяйство получило прибыль. И убранное в этом году зерно продали поздней весной по самой высокой цене. К лету в колхозе начали выплачивать зарплату, которая не выплачивалась до этого больше года.

   Вспомнилось, у Ивана Ивановича юбилей, кажется 55 лет. Узнав о приближающемся событии, вместе с Вячеславом Александровичем проезжаем чуть не половину магазинов Воронежа. Наконец, в книжном магазине натыкаюсь на книгу о художнике Сальвадоре Дали, дорогую, прекрасно иллюстрированную. А надо сказать, со студенческих лет я очень полюбил живопись. Думаю, большую роль в этом сыграли блестящие рассказы Михаила Анчарова, которые я читал в "Студенческом Мередиане". Нет, сам я не рисовал, а просто начал ездить в областную библиотеку г.Белгорода, в котором я учился, и брать и читать книги по живописи. И если где-то появлялась возможность посмотреть художественную выставку - не пропускал. Но червь сомнения меня все-таки гложил.
 
   - Вдруг, думаю, он совсем не любит живопись. Прихожу за советом к Валентине Ивановне Малевой, заместителю главы по финансам. Валентина Ивановна - человек из команды Дубовского. Она приехала вместе с Иваном Ивановичем из Воробьевки.
   - Да любит, любит, покупай, не сомневайся, - пободрила меня Валентина Ивановна.

   И вот наступает час пик. Мчусь в книжный магазин  и с ужасом обнаруживаю , что книги о Дали нет - продана. Долго бродили опять по магазинам с Максимовым. Наконец, в одном из них обращаюсь к симпатичной продавщице:
   - Девушка, а что сейчас дарят начальству на день рождения?
   - Да вот же, всякие экзотические растения в горшках и кадках - хороший вкус!
Подходим к одному из красивых растений, читаем: " Опасно для домашних животных". Вячеслав Александрович отговаривает:
   - Ну ее, а то еще кошка сдохнет.
   - Да и вообще, вдруг скажет: "Почему не пшеница?" - отшучиваюсь. Он ведь аграрий.
В конце концов покупаем бинокль, он нравится нам обоим.

   Перед кабинетом Дубовского огромная очередь. Юбиляр принимает поздравляющих каждого индивидуально, либо маленькими группами от предприятий. Звонок в приемную. Секретарь, Надежда, вызывает Ивана Ивановича к телефону, а нам тихонько шепчет: - Областной прокурор.
В кабинете вручаю подарок, поздравляю, говорю Ивану Ивановичу, что человек он умный, дальновидный, а чтоб еще лучше видеть - вот, бинокль. В кабинете уютно, накрыт столик, закуски, Иван Иванович наливает рюмочку, чокаемся.
   - Нет, говорит, это ты с намеком, ничего я, значит, не вижу в районе. А на лице - улыбка.

   Но я отвлекся. Планерка медленно раскачивается, идут обычные вопросы, соответствующие планам планерок. Я томлюсь, выступление перед номенклатурой всегда волнительно. Наконец, Иван Иванович переходит к нашему вопросу:
   - Вот тут у нас люди с предложением - строить храм. Лет бы десять - пятнадцать назад за такие дела предложили бы положить партбилет. Но времена меняются, надо значит надо.
Выступаю с призывом оказать помощь на строительство. Потом мэр города - Котарев Николай Михайлович - поддерживает. Дальше - отец Владимир.
Директора заводов, председатели колхозов и совхозов воспринимают одобрительно, но сдержанно. Запомнилась реплика генерального директора Огнупорного завода Владимира Исааковича Энтина:
   - Вот если вы мне сейчас докажете, что церковь в городе нужнее, чем плавательный бассейн, ну тогда...
   
   Иван Иванович подвел черту - надо помочь. Планерка закончилась. Мы с отцом Владимиром ждем, в сторонке, что кто-нибудь подойдет с предложением конкретной помощи. Но никто так и не подошел, по-видимому все уже устали от внеплановых поборов, то к Дню Города на проведение салюта, то еще на какие-нибудь городские проблемы. Секретарь, Надежда Васильевна, глядя на наши грустные лица, сжалилась:
   - Я дам вам список руководителей и вы к каждому, к каждому лично.
Стало ясно, что легко нам деньги не дадутся.

   Впрочем, еще бы хотелось рассказать об Иване Ивановиче. Порой он бывал и очень строгим. В нашем районе в селе Стадница строилась новая школа. Ее возводила организация - Латненское ПМК. Строили лет 5, а до ввода еще планировали года три на ней посидеть.
И вдруг на планерке по строительству новый глава района объявляет:
   - Сдаем через три месяца.
Естественно, начальник ПМК Рубан Петр Филиппович, заслуженный строитель России, в шоке. Легко ли переварить такое ускорение строительства! На другой день на столе Дубовского появляется заявление об уходе с должности начальника ПМК Рубана П.Ф.
Резолюция Дубовского: "Уволить".

   Через три месяца, к 1 сентября школа была сдана, и у входа даже цвели цветы на новых клумбах. Основную работу делал привлеченный из Воронежа трест "Воронежагропромстрой". И конечно, были привлечены большинство строительных организаций района. Думаю, Петр Филиппович тогда погорячился с заявлением, я очень уважаю этого человека.
Наше СМУ тоже участвовало, выполняли отделочные работы. Иван Васильевич Квасов, начальник районного ОКСа, другой наш заслуженный строитель, давал мне мудрый совет:
   - Бери план меньше, чем можешь сделать, меньше будут ругать на планерках. Так и было, наша организация всегда шла с опережением, меня не ругали и даже смотрели добром.

   Сдача Стадницкой школы стала праздничным днем. Собрался весь район. Перерезали ленточку, походили по новым классам. Для деревни такая школа была просто фантастикой! Потом всем составом переехали в Нижнюю Ведугу. Там проходила церемония закладки первого камня следующей школы, которая будет строиться в районе. В этом была огромная пробивная сила нашего главы. Добиться финансирования  на новый объект в то кризисное время было практически неразрешимой задачей.

   Подъезжаем всем составом к новой строительной площадке. Нас принимает новый руководитель Латненского ПМК Евстратов Александр Васильевич, мужчина лет сорока, добродушный, улыбающийся. Иван Иванович, как обычно, в центре разговора, владеет аудиторией.
   - Приезжаю, - говорит, - вчера сюда в половине пятого. Пусто. Ходит только какой-то старичок. А где все? Где рабочие? А Вы кто?
   - Да уже все уехали, - говорит мужичок.
   - А что ты здесь делаешь?
   - Я местный ночной сторож. Вот, собираю бутылки.
   - Ну, и много набрал?
   - Да нет, немного. Сегодня немного. А вот вчера было много - две авоськи.
Громкий хохот захватывает всех гостей. На месте Александра Васильевича хоть провались сквозь землю, его рабочие и не дорабатывают и пьют. Но он ничего, тоже улыбается, только в глазах как-то погрустнело.

   Праздничные столы в этот раз были накрыты в Закленском лесу, на природе - такая красота! Шашлык готовил специально приглашенный выходец с Кавказа.
Мы как-то припоздали к столу и мне пришлось сидеть рядом с двумя приглашенными из области - заместителями главы области по образованию и строительству. Ну, как обычно, речи, тосты, закуски. Но запомнились мне слова, сказанные одним из приглашенных гостей:
   - Вы даже не представляете, какого хорошего человека занесло в ваш район, - он имел в виду Дубовского, - вам крупно повезло.

   И как чаще всего бывает в нашем пригородном районе, лучшие люди у нас надолго не задерживаются - их забирает Воронеж.
Так получилось, что однажды и я попал под карающий топор Ивана Ивановича. Наша организация занималась пристройкой спортзала к маленькой школе в селе Терновое. В школе этой учеников было не больше, чем по пять человек в каждом классе. Поэтому появление спортзала, хоть и маленького, для гимнастики, было большим событием. Реально мы могли его построить месяцев за шесть, но вдруг оказалось, что в школу можно будет попасть только проходя через тамбур спортзала. А значит, строительство спортзала должно было быть закончено  не позднее конца августа.
   - Рисуй график, - было мне сказано. Этот график - твой приговор.
Пришлось задуматься, до первого сентября оставалось два месяца. Выручил меня, как это обычно бывает, мой трудовой коллектив. Мы поставили на этот объект больше людей, были организованы работы в выходные дни - увеличивали для этого оплату рабочим. Спортзал был сдан вовремя.

   Мы сидели за столиком втроем - директор школы Валентина Васильевна, Иван Иванович и я. Мне было очень неуютно, все мы боялись карающего юмора Дубовского.
Но, пожалуй, это был, наверно, единственный наш близкий и искренний разговор с главой района.
   - Зовут наверх, - вздохнул Иван Иванович. Тут только-только разгреб все завалы, одних крыш на школах пришлось отремонтировать четырнадцать штук. Теперь бы можно было сидеть лет десять беззаботно на этой должности. Да вот, зовут...
   Иван Иванович Дубовской ушел на повышение. Он возглавил сельское хозяйство области, получил должность заместителя губернатора. С ним ушла и заместитель по финансам Малева Валентина Ивановна, правая его рука. Мне очень было жаль этого ухода, если за полтора года наш глава сделал фактически революцию в нашем районе, то каким бы стал наш район, отработай он здесь десять лет!
А тогда, на планерке, мы получили главную поддержку, это я потом понял, когда люди пошли нам навстречу.


Рецензии