Близкие люди. Глава 36. Одна дорога

      Не успел Слава приступить к работе, пришла повестка из военкомата – настал осенний призыв в армию. Возраст чуть за двадцать, медицинское образование и неплохая физическая подготовка давали преимущество потенциальному новобранцу, но всё равно я беспокоилась: воинский долг мог принести крупные неприятности.
      Хорошие примеры встречались не столь часто, как следовало. Оставалось надеяться на лучшее.
      Слава запросто прошёл почти всю медкомиссию, только окулист насторожилась и назначила дополнительное обследование. В результате выяснилось, что зрение ослабло, и парня признали ограниченно годным к службе – лишь при крайней необходимости вступит в должность военного фельдшера. Не приведи Господи!

      Едва одна тревога рассеялась, подступила другая. Коли армейская эпопея не началась, стоило о высшем образовании подумать, вступительный сезон как раз набирал обороты. Большого выбора не было, из-за материальных ограничений мы рассматривали исключительно факультеты с бюджетными местами.
      Прекрасные шансы медалистам и краснодипломникам предоставил Педагогический институт. Ближе всего к медицине оказалась специальность психолога. Можно бесплатно учиться на заочном отделении при отличной сдаче единственного экзамена по русскому языку. Прочь сомнения, надо пробовать!
      Почти месяц мы со Славой повторяли правила, писали диктанты, изложения, разбирали на части слова и предложения. Учительские консультации не понабились, необходимый материал в изобилии предоставила сеть Интернет. Я опять переволновалась, но желанную «пятёрку» парень получил и продлил студенчество ещё на пять лет. Основной работе оно не мешало.

      В поликлинике Славу приняли дружелюбно, работой загрузили по самую макушку. Мелкие проблемы легко решались с помощью опытных коллег. Иногда я что-нибудь подсказывала, вспоминала свои первые врачебные шаги и гордилась успехами молодого медика. Отзывчивость, ответственность и порядочность он не растерял, уважение сотрудников и больных обрёл по праву.
      Мы уверенно шли по единой жизненной дороге, имели схожие мысли и стремления. Будущее Славы беспокойств не вызывало, зато моё слегка омрачилось. Прооперированный позвоночник позволял незатруднительно принимать пациентов, но я лишилась свободы передвижения, привычного атлетического досуга и приятных встреч.
 
      В зимний период здоровье не позволяло отклоняться от маршрута дом-работа, а душе требовалось нечто большее, чем обычный труд. По старой памяти в тир захотелось, но его отдалённость казалась препятствием непреодолимым.
      Уловил Слава подавленный настрой, личные дела отодвинул да взялся провожать меня на тренировки, служебные конференции, даже в гости к друзьям. Однообразные будни сразу запестрели новыми заботами и эмоциями, через полгода я освоила путь до стрелкового комплекса и удивилась собственным физическим возможностям. Не так всё плохо, как порой казалось!

      Успешные соревнования каждый раз отмечались небольшими премиями. Докторская зарплата мои скромные потребности покрывала, решила я непредвиденные деньги в детский дом отдавать. В стране разразился очередной кризис, бескорыстных спонсоров для «государственных» детишек не хватало.
      Благим начинанием стали конфеты, но сделать бы к Новому году каждому ребёнку настоящий подарок! К сладостям игрушку приложить, карандаши или краски, альбом, книжку, шарики воздушные и обязательно тёплый шарфик. Я размечталась, но пятьдесят кулёчков одной не собрать.
      К доброму начинанию подключились чуткие приятели, сослуживцы и многие пациенты. Скоро прелестных мелочей набралось сверх надобности, осталось шарфики добавить. Склонности к рукоделию я не испытывала, однако две петли мигом освоила, пряжи яркой накупила, и пошёл процесс – любо-дорого на готовую вещь глянуть. Но как ни старалась, нужное количество к празднику не выходило.

      Молоденькая медсестра Олеся выручила – штук двадцать связала. Разноцветных, мягких, с кисточками да помпончиками. Красота! И польза немалая. Внушительные стопы пухлых пакетов заполонили нашу с мамой малогабаритную квартиру – надо срочно вывозить!
      Слава и Олеся несколько раз по крепкому морозу в отдалённый детдом ездили. Возвращались оттуда уставшими, подмёрзшими, но счастливыми. Время даром не теряли, деловое общение быстро переросло во взаимные симпатии и близкие отношения.
      Выбор друга я одобряла, в личную жизнь молодёжи не вмешивалась. Теперь в моём присмотре парень не нуждался, свободное время ушло на стрелковый спорт. Пять лет удачных выступлений на Родине и за рубежом обеспечили членство в сборной России и хорошую зарплату.   

      Идея помощи брошенным малышам не угасла. Я обзавелась необходимыми медицинскими справками, получила свободный доступ в ребячью обитель и стала для трёхлеток любимой тётей Мариной. Потребность быть нужной снова была востребованной.
      Общение с детками и воспитателями приносило немалую радость. В прямом и переносном смысле на ногах я стояла крепко, в праздники и выходные дни покупала подарки и отправлялась в гости. За год так привязалась к мальчишкам и девчонкам, что задумалась об опекунстве.

      Из двенадцати человек подопечной группы половина имела лёгкие психические отклонения, вторая часть не отличалась от домашних детей. На ласку все отзывались одинаково. Дрогнуло сердечко, при возможности здоровых и нездоровых бы забрала. Благо, без меня находились желающие обрести дочку или сыночка.
      Иногда новые родители приезжали из других стран, привозили скромные презенты и фотографии с блеском благополучия: и лица счастливые, и дом - полная чаша. А так ли на самом деле? Я тревожилась за ребятню, вывозимую за границу, русские мамы и папы казались более надёжными. В основном приёмные семьи складывались удачно. О дурном прошлом воспитанников наставники старались не вспоминать.
       Детей хорошо лечили, учили, кормили, одевали. Педагогам впору кланяться, только их душевность не заменяла любовь близкого человека. Почти все малыши имели родственников и ждали, когда за ними придут или хотя бы навестят. Такие важные события случались редко.

      Мои визиты к одиноким крохам были уместными: надо новостям удивиться, стишок иль песенку послушать, рисунки посмотреть. Потом словом похвалить, по головке погладить, приобнять да шепнуть на ушко что-нибудь ласковое. Ещё сказочку рассказать или прочесть. 
      Обычно я с детками играла в просторном холле, в тёплую погоду мы гуляли на специальной площадке, уставленной беседками, качелями и турниками, порой отправлялись в ближайший магазин. В беспредельном восторге они толпились у прилавка, шумно выбирая сок, фрукты и мелкие игрушки, что в кулачке зажать можно. Общих кукол, машин и плюшевых зверей было предостаточно, но своё лучше.
      Никаких волнений ребятки мне не доставляли. Изредка делала им замечания, после третьего обещала отправить обратно в группу. Ни разу такого не было, все являлись образцами послушания, шалили чуть-чуть. 

      Я внимательно приглядывалась то к Стасику, то к Ирочке, то к Вовке или Кристине, предполагая через год-другой закончить спортивную карьеру и связать наши судьбы. Но моих любимцев раньше желанного срока уводили из казённого дома добрые тёти и дяди.
      К семи годам неприкаянными трое остались. Их родители в тюрьме засиделись, но письма с благими обещаниями писали регулярно. Тут уж нечего вмешиваться.
      Первоклассников скоро перевели в огромный детдом для школьников, я собиралась их навещать, но сильно заболела мама, и вся моя забота потекла к ней. Дочерний долг на чужие плечи не переложишь.

      Беспросветная тяжесть родительского состояния и необходимость постоянного ухода ограничили деятельный мир домашними стенами. Я перестроила его под текущие нужды и спокойно приняла новое испытание. Слава остался надёжным помощником. Годы сгладили большую разницу в возрасте и укрепили наши доверительные отношения.
      Жизнь снова наполнилась неотложными делами, но без деток опустела. Мечта стать матерью опять рассыпалась, я загрустила. Однако скоро воспрянула духом: после трёх лет раздумий Слава с Олесей поженились, и спустя положенный срок на свет появилась маленькая Маринка. Я счастливо полагала, что ей пригожусь. И надеялась, что хватит сил много лет идти одной дорогой.

 


Рецензии
Быть востребованной, действительно нужно. Жизнь сама вносит коррективы. С теплом.

Наталья Скорнякова   10.11.2018 18:25     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание, Наталья.
С уважением,

Марина Клименченко   11.11.2018 06:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.