Среди людей. Глава 40. Одна дорога

      Не успел Слава приступить к работе, как из военкомата пришла весть об осеннем призыве в армию. Увиливать от него парень не собирался. Он имел возрастное преимущество перед другими новобранцами, плюсом к тому - медицинское образование и неплохую физическую подготовку. Но я очень переживала - что ни говори, воинский долг всегда подразумевает опасность.
      На медкомиссии к здоровью потенциального защитника Родины придрался только окулист. Он назначил дополнительные обследования и выявил прогрессирующее ухудшение зрения и нежелательные изменения сетчатки. В результате Славу признали годным к службе, но ограничено: то есть при мирной жизни солдатскую форму он не наденет, а при боевых действиях будет спасать раненых в должности фельдшера. Не приведи Господи такому случиться!

      Едва рассеялась одна тревога, как подкатила следующая. Я убедила друга снова подумать о высшем образовании. В разгар вступительного сезона педагогический институт заманивал медалистов и обладателей красных дипломов завидными шансами на бесплатное обучение. Единственным условием была отличная оценка по профилирующему предмету.
      Слава выбрал близкий к медицине факультет общей психологии и решил попытать счастья на заочном отделении ВУЗа. Целый месяц мы не отрывались от учебников по русскому языку - писали диктанты, сочинения, склоняли и разбирали на части слова, выстраивали и перестраивали предложения. Сеть Интернет благополучно заменила дорогостоящих репетиторов и подготовительные курсы. Столь целенаправленно и ответственно Слава ещё не учился. 

      Усилия, в том числе и мои, даром не пропали. Я повторила подзабытые правила, поймала чудный дух творчества и вспомнила о детской мечте написать книгу. Даже наброски сделала. Вроде что-то получилось, увлекло. А Славе желанная "пятёрка" за изложение продлила студенчество ещё на пять лет. Он занимался в институте несколько раз в неделю и только по вечерам. От основной работы не отвлекался, на периоды сессий брал законные отпуска, легко сдавал зачёты и экзамены.
      Коллеги из поликлиники приняли начинающего медика дружелюбно, опекали его усердно, но в меру. Иногда я тоже подкидывала идеи и советы. За что бы Слава ни брался, всё получалось как следует! Он быстро снискал уважение сослуживцев и пациентов, был по-прежнему добрым, отзывчивым и порядочным, будто созданным для помощи страждущим. Мы имели общее любимое дело и уверенно шли по единой жизненной дороге.

      Вот только проблемы с позвоночником меня замучили: после сложной операции я лишилась свободы передвижения, привычных увлечений, приятных встреч. В пределах кабинета лечить больных могла, но от маршрута дом-работа не отклонялась ни на шаг. А душе требовалось нечто большее. Захандрила она без высокой мечты, скукожилась.      
      Слава уловил этот гнетущий настрой, отодвинул личные дела и взялся всюду меня провожать - в магазины, на тренировки, служебные конференции, в гости к друзьям. Рядом с ним я держалась бодрячком, не боялась упасть, споткнуться или поскользнуться. Через полгода стала вполне самостоятельной, вернула свой оптимизм, оживила тягу к спорту и вместо штанги влюбилась в простенький пневматический пистолет. Да так, что на каждых соревнованиях, местных и выездных, добиралась до пьедестала. 

      Непредвиденные деньги, полученные за стрелковые победы, я надумала тратить на благие дела. Перед тем собрала необходимые справки и получила свободный доступ в детдом для дошкольников. Идея побаловать ребятишек новогодними подарками якобы от Деда Мороза показалась мне удачной. В кризисное время бескорыстных спонсоров у брошенных деток не осталось, и я загорелась желанием собрать пятьдесят полнёхоньких кулёчков с конфетами, игрушками, карандашами или красками, альбомами или книжками. И в каждый обязательно приложить тёплый шарфик. Уж больно холодные зимы в наших краях!
      Прикупив спицы и цветную пряжу, я быстренько освоила две петли - лицевую и изнаночную. Чередуя их и яркие нити, по полдня увлеченно вязала клетчатые и полосатые полотна, но нужное количество никак не получалось. Неожиданно мне помогла молоденькая медсестра Олеся. Вместе с ней, умелой рукодельницей, мы управились к сроку и успели украсить все шарфы бусинками, помпонами или кисточками. Вышло здорово!

      Другие коллеги и приятели тоже добавили в подарочки множество прелестных мелочей. Пухлые увесистые пакеты заполонили нашу с мамой малогабаритную квартиру. Вывезти их разом было невозможно. Слава и Олеся, ухватив по несколько упаковок с сюрпризами, целую неделю ездили в отдалённый от центра детдом. Возвращались уставшими, подмёрзшими, но весёлыми и довольными. Похоже, тогда они и приглянулись друг другу. Вскоре стали встречаться, потом и жить вместе. Я считала, что пара сложилась хорошая и в личную жизнь молодых не вмешивалась.
      Теперь моё свободное время занимал стрелковый спорт. Пять лет я с трудом сочетала основную работу и долгосрочные командировки на разные чемпионаты, но детдомовских крох не забывала. Они обожали и меня, и гостинцы. Из двенадцати трёхлеток половина имела лёгкие психические отклонения, остальные малыши не отличались от тех, что живут дома. На внимание и ласку все отзывались одинаково и в каждом взрослом человеке видели папу или маму. Моя душа тревожилась, привязываясь то к Стасику, то к Ирочке, то к Серёжке, то к Кристине. Я помышляла стать кому-нибудь из них родной. 

      Девчонки и мальчишки рассказывали мне стишки, пели песенки, дарили рисунки,  болтали о своём житье-бытье и делились секретиками. Я гладила деток по спинкам и ушкам-макушкам, обнимала, сажала по очереди на колени и шептала что-нибудь ласковое. В плохую погоду мы играли в просторном холле, а по теплу гуляли на специальной площадке, уставленной беседками, качелями и турниками. Иногда ходили в ближайший магазин, покупали фрукты, соки и малюсенькие игрушки, которые можно зажать в кулачке и почувствовать собственными, а не общими.
      Ребятки слушались меня беспрекословно и больших хлопот не доставляли. Пока я рассуждала о будущем, определяя свои физические и финансовые возможности для оформления опекунства, моих любимцев забирали приёмные родители. На первый взгляд, судьбы долгожданных сыночков и дочек складывались удачно. К семи годам неприкаянными остались только два мальчика и одна девочка. Их мамы засиделись в тюрьме, но регулярно писали письма с благими обещаниями. Дети им верили. Тут уж нечего вмешиваться...

      Господь опять не дал мне ребёночка, но жёстко напомнил о дочернем долге. В тот благополучный период сильно заболела моя пожилая мама. Пришлось быть рядом с ней неотлучно и позабыть о личных мечтах и планах. Я безоговорочно приняла многолетнее испытание, уволилась с работы и перестроила свой деятельный мир под нужды родного человека. Слава так и остался нашей единственной надёжной опорой. После трёх лет раздумий они с Олесей поженились, и спустя положенный срок на свет появилась чудесная копия папы - маленькая черноглазая Маринка. Я глядела на неё с обожанием, чувствовала себя счастливой и полагала, что когда-нибудь пригожусь. 


      Фото из сети Интернет.

      Повесть окончена.
      Огромное спасибо читателям за внимание, отзывы и подсказки.

 


Рецензии
Замечательное повествование, красивый слог и увлекательное содержание. Восхищена Вашей целеустремлённостью, волевым характером! Вы являетесь человеком, для которого главным предназначением на земле является - ДАРИТЬ ДОБРО ЛЮДЯМ! Сколько отдано душевных сил, сердечного тепла, понимания, терпения, кропотливого труда Юре, Славе, детям из детдома! Желаю Вам, Марина, здоровья, успехов в жизни и всего самого-самого наилучшего. С искренним уважением и теплом,

Валентина Самаричева   19.04.2022 09:32     Заявить о нарушении
Спасибо за терпеливое чтение, Валентина.
Рада, что мои близкие люди Вам не чужды.
А идею вязать шарфики для деток из детдома я непременно оживлю.
Присоединяйтесь! )
С теплом душевным,

Марина Клименченко   19.04.2022 10:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 112 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.