Плюшевый медведь

Роман Маков пришёл в мой бесшабашный шумный коллектив студенческого телевидения случайно. Кажется, ему нужно было срочно распечатать афиши ко дню факультета. Кто-то из моих добродушных студентов сказал, что у нас есть цветной принтер, и тут не откажут.

В узенькой, но длинной комнате было битком народа. Одни делали монтаж новостей «Время студентов», другие готовили камеры для съёмок, третьи вместе со мной обсуждали сценарий новогоднего мероприятия. В дверях студии появился робкий, полноватый юноша с кудрявой черной шевелюрой и улыбающимися глазами. Он тогда мне напомнил мою любимую игрушку - большого теплого плюшевого медведя.

– Привет, красавицы! Меня зовут Роман! – громко произнес вошедший, чтобы его заметили.

Гомон стих и все посмотрели на входящего. Парни немного брезгливо скривили лица, ведь их-то он забыл поприветствовать.

– Кто такой, чё надо? – спросил недоверчиво, но игриво Артём наш технический директор, укладывая в кофр аппаратуру для съемок.

– Ладно, Тём, погоди, - перебила я начавшийся серьёзный допрос. – Ты, Рома к нам работать или так?

– Я тут хотел попросить распечатать несколько афиш в обмен на шоколадный батончик, но если Вы мне предложите работу, то я остаюсь!

– А батончик большой? – хихикнули девчата.

Рома впыхнул, зарделся и достал батончик. Видно было как он млел, глядя на то, как девушки, раскрывая свои нежные губки, откусывали по кругу его припасённую на всякий случай сладость.

– Ром, а что ты умеешь? Что любишь?

– Девушек, - сладко произнёс он и улыбнулся, - и рисовать немного. Учусь на радиофаке на четвёртом курсе.

– А мы тут новости снимаем, можно сказать пишем историю Вуза. Конкурсы видеоработ проводим, открываем новые таланты. Нам, кстати, очень нужен свой дизайнер афиш и дисков.

– Хорошо, готов помочь. К тому же у вас тут такие красотки работают…

– Меньше слов больше дела! Нарисуй-ка нам что-то для афиши видеоконкурса «Новогодняя сказка», - подхватила разговор Алёнка, блондинка с тугой золотистой косой, гроза наших мальчишек, испепелившая уже не одно мужское сердце.

Ромка резко скинул куртку и сел между мной и Алёнкой. На чистом листе бумаги появились огромные зубы, выразительные глаза и …потом вся огненно-рыжая озорная белка. Он рисовал легко, как дышал, у него не было ни одного неверного или лишнего штиха, и каждый новый образ был смешным и очаровывал наповал.

– Здорово! – ахнули девчата. – Берём! – уверенно сказала я.

Так и остался работать в студенческом телевидении этот курчавый темноволосый парнишка. Обнимал-целовал девчонок, делал комплименты, вздыхал глядя на Алёнку, но она, как и все остальные девушки, была к нему холодна.

– Девчата, меня опять Ромка провожал, всё о любви твердит… Хороший он, конечно, добрый, заботливый, но…как гляну на его талию, так меня и воротит, противно, - частенько говаривала наша красавица.

– Ой! Да он и на меня смотрит, прям съест!

– Да и мне вчера глазки строил…

Девчата хихикали, но всерьёз этого горячего парня не воспринимали.

Пропадал в студии Рома много, в основном тусил, общался, да и помогать любил тоже: кому камеру дотащить, кому микрофон или свет подержать. Плечо подставлял безотказно. Пары прогуливал. Вот и вылетел с факультета в армию.

Грустили мы без Ромки целый год. А я особенно, так как грызла меня совесть, что заманила парня в телевизионное творчество, загрузила делами. В итоге он из-за меня на учёбу рукой махнул. Можно сказать, поломала парню жизнь.

В один осенний переполненный съёмками день к нам в студию зашёл юноша. Высокий, поджарый, плечистый, загорелый.

– Привет, девчата! Узнали?

Мы все смолкли и замерли от удивления. Я стою и думаю: «Кого это лицо мне напоминает?» Девчата молчат, ресницами хлопают.

Тут наш Артём оторвался от монтажа передачи, глаза поднял и говорит:

– А! Ромка! Как тебя армия-то обтрепала! Щеки-то где потерял?

– Боже! А-а-а-а!

Все девчата и Алёнка бросились на Рому, повисли как на ёлке. А он стоит такой серьёзный, улыбается слегка.

– Всего, вам, доброго, - говорит, - я так зашёл привет сказать, дальше побегу. Дел за год накопилось много, - улыбнулся, махнул рукой и ушёл.

Прошло с той встречи, наверное, лет десять. Я поменяла работу, отсидела в декрете, снова вернулась в институт преподавать, и тут прямо на паре звонок.

– Дарья, привет! Это Роман Маков, помните?

– Ромка! Как не помнить!

– Я из Москвы к вам в город проездом, как спикер международной конференции. Хочу Вас увидеть.

Я так обрадовалась, что забыла про то, что веду лекцию. Мы назначили встречу.

В тот день красивая была как никогда, очень хотелось произвести впечатление на своего птенца, покорившего Москву. Почти не опоздала. Зайдя в тёплую кафешку и увидела курчавого темноволосого широкоплечего мужчину, одетого в грубый свитер, на правой руке его были дорогие часы. Когда он нежно и очень уважительно приобнял меня, я почувствовала его крепкое тело.

– Как приятно, Дарья! Мы с вами в зелёном – это цвет жизни и творчества!

– Ну, давай, Ромка, рассказывай! Чем дышишь, чем живёшь? Чем покорил Москву?

– Откуда начинать?

– С армии, наверно. Она тебя сильно поменяла?

– Она мне сильно помогла. Я понял, что в жизни делать, чем всерьёз заняться. Бардак у меня был и в голове, и в душе, и в теле. В армии у человека появляется масса свободного времени подумать.

– Свободного времени? Это как? Тебя там не заставляли работать, бегать?

– Времени на отдых, конечно, не было. Когда вечером прижимался к подушке, то казалось просто проваливался куда-то и сразу через секунду только слышал: «Подъём!». Разными делами занят день солдата, каждая минутка. Присесть, вздохнуть не давали. Однако в этом есть огромный плюс – голова-то от лишних мыслей была свободна! Вот эта свобода и дала мне понять, что к чему. О чём я только молча, копая землю, стреляя, бегая по лесам, не думал! Я нарисовал всю свою последующую жизнь и сейчас так и живу по этому плану.

Мне было очень интересно узнать подробности, а не просто слушать общие фразы.

– А были случаи там, в армии, которые резко поменяли твою личность?

– Да, был один. Дело было в Будёновске, куда нас привезли после призыва и вот уже месяц гоняли и не давали выспаться. Мне было просто дурно, думал помру от усталости. И мы с другом решили «откосить», перехитрить всех. Прикинулись больными, кашляли, что есть мочи. Нас в госпиталь. Ну мы пока бежали туда вспотели, температура получилось высокой, нам давай антибиотики колоть. Друг-то ничего, а мне хуже и хуже. Сначала попа болела от уколов, а потом как потемнело в глазах. Помню только, что весь мир стал в точку сужаться и кто-то кричал там, звал меня: «Ромка, очнись! Рома! Рома!». Оказалось, непереносимость у меня была к этому препарату, вот чуть с жизнью-то не простился. Откачали вроде, говорят: «С днём рождения брат! Запомни, Роман, ты родился заново 6 декабря 2009 года, понял! Спас тебя не врач, а этот парнишка, медбрат, что с первого раза попал в нужную вену. Врач испугался, что умрешь, ему отвечать, а он не струсил, сделал укол куда надо».

– Повезло, так повезло. Как тебя этот случай изменил?

– «Чуйка» стала работать на все сто! Открылось что-то. Предчувствия, интуиция, когда и что делать нужно. Если голова поразмыслит, придумает что-то, то раньше сразу лез куда-то. Теперь нет. Если и «чуйка», и «мозг» вместе сработают, то тогда двигаюсь, иначе - нет.

Роман заёрзал на стуле, было заметно, что тема ему не очень комфорта, но у меня наоборот взыграло любопытство.

– Знаешь, у женщины тоже есть такой период эмоционального одиночества и физических испытаний – это роды. Ты остаёшься в четырёх стенах почти забытая своими друзьями и подругами, преодолевая дискомфорт и часто боль. Трудности закаляют, зато яснее работает голова. Я, например, в декрете написала кандидатскую диссертацию. В другое время мне точно бы не хватило сосредоточенности.

– Здорово, вы, молодец! Не все женщины так воспринимают беременность и роды, мало кто видит в этом периоде дополнительные возможности, чаще боятся трудностей и откладывают эту жизненную миссию в долгий ящик.

Я улыбнулась, доела последний кусочек запечённой трески и снова перевела фокус разговора на его жизненные уроки.

– Рома, а у тебя какой секрет преодоления трудностей армейской жизни? Столько вокруг этого страхов, стереотипов…

– Секрет как выжить? Если ты сопротивляешься новым требованиям, стоишь на своём, или наоборот слишком мягок – согнут, сломают. Некоторые с ума сходят, психологическими калеками возвращаются. Мой совет к любой адаптации, и не только к армии, к любым жизненным переменам, такой – «Понять. Принять. Полюбить». Если делать так, то адаптируешься быстро и безболезненно. Я это понял только, чуть не потеряв жизнь. Тогда мои мозги встали на место, было прозрение. Только в армии я понял, что служить, забывая себя, это здорово! Почувствовал, что такое взаимовыручка, солдатская дружба.

Роман посмотрел на меня своими чёрными улыбающимися глазами и спросил.

– Вкусно? Может ещё десерт? Я плачу.

Мы выбрали ещё по десерту из экзотических фруктов и кокосовой стружки. Мне хотелось ещё много-много узнать от этого птенца, превратившегося в гигантскую птицу.

– Ром, а как ты перебрался в Москву, как нашёл дорогу к успеху?

– Я тогда ещё в армии подумал, что хотел бы делать больше всего на свете. Решил, что займусь фотографией. Но фотографов в нашем городе было много. Кто-то снимал портреты, кто-то бегал по свадьбам. Мне это всё не нравилось и казалось мелким и не интересным. Однажды меня попросила девушка снять её полураздетой. У нас получились отличные кадры, но мне не нравилось качество, и я пошёл учиться мастерству фотографа. Закончил фотошколу, одну, другую, третью уже в Москве. Только помогая на фотосессиях учителю Олегу Зуеву я понял, что такое настоящее искусство фотографии. Однако обучаясь я потратил приличную сумму денег, долги росли и я понял, что дальше я в Москве не проживу. Однажды вечером я разложил счета и квитанции, выписал все долги и трезво понял по какой цене я должен продавать своё мастерство фотохудожника. Сумма была астрономической, но и выхода уже не было. Я решил разместить свои самые лучшие фото с полуобнажёнными девушками во всех социальных сетях и придумал хештеги «Хочу в Войзу», «Извини, но я красивее». Сделал ценник на свою работу один из самых высоких в Москве. Придумал собственный бренд - Роман Войз.

– Это ты? Роман Войз?!! Я видела твои работы! Это так… - я покрылась краской, - это так божественно! Я часто засматривалась на эти фото очень красивых девушек, наполненных желанием близости. Они сами платят тебе такие деньги? Им это так нужно?

– Да! В социальных сетях это тренд, это мода. Конечно, это особенная, платежеспособная аудитория. Я только делаю то, чего она так ждёт. Но к своему ремеслу я отношусь очень бережно, с любовью. За эти деньги можно девушке предоставить полный комфорт. Подарить ей цветы, снять номер в самой дорогой гостинице, выбрать любой антураж, костюмы, принести с собой фрукты, сладости, всё что ей нужно для прекрасного настроения и раскрепощения.

– Рома, этот бизнес и дал тебе взлёт? А что было дальше?

– Да, встал с колен, вылез из долгов. Сейчас я немного охладел к этой теме. Пресытился. Кроме этого бизнеса я открыл компанию по разработке инновационного программного обеспечения, выучился в Лондоне. Сейчас веду бизнес-тренинги о новых возможностях компьютерного учёта для облегчения управления процессами. Меня пригласил мой родной вуз за хороший гонорар выступить на конференции как специалиста по айтитехнологиям. Вот я и прилетел.

Я смотрела на нашего Ромку и не понимала, как может так сильно измениться человек: и мимика, и жесты, и движения, и манеры. Казалось, передо мной сидит лев. Мне было и приятно, и немного страшно. Я чувствовала его силу, его умение повелевать другими людьми, но ко мне он был добр и приветлив.

– Ром, ты молодец! Я так горжусь тобой! А как дела на личном фронте? Или жажда отношений прошла?

– Отношений было много, разных. Но теперь я женат, вот уже как два месяца.

– Ого! Расскажи, кто она? Наверное, красивее всех?

– Конечно! Она моя королева! Моя Алёнка, ну вы же её знаете. Она сейчас работает в крупной московской компании заместителем директора по связям с общественностью. Я долго её завоёвывал, отбил у другого парня, но это уже другая история. - Он улыбнулся, опустил глаза и покрутил пустой бокал. - Теперь она моя и только моя.

Его глаза заблестели огнём ещё сильнее, и я вспомнила тот день, когда впервые увидела в дверях нашего студенческого телевидения этого большого теплого неуклюжего «плюшевого мишку».


Рецензии