Психология музыки

Несмотря на то, что с музыкой не многие профессионально и тесно связаны, тем не менее, музыку слушают все.
Конечно, не всю музыку слушают, но каждый предпочитает своё.
Больше всего всем нравится мелодичная инструментальная музыка и песня.
Также, молодые чаще любят ритмичную музыку, взрослые - лирику.
Не многим понятна классика  - не многие любят классику. Попробуем разобраться в особенностях классики и иной музыки.

Музыка начинается с красоты звука. Чистота тона, насыщенность, тембр в одноголосном звучании музыкального инструмента - это то, из чего слагается гармония и далее, уже тема произведения.
Именно звук - созвучие, аккорды, тембры... и далее, их ритмическое воплощение, вариации, развитие, игра, создают музыкальный образ.
И эта игра в развитии музыкального образа, чтобы стать Музыкой, выходит на два главных направления: чувства и ассоциации.

Ассоциации, конечно, подразумевают нечто известное, но это не ограничивает саму музыку: в смысле, как ассоциация интерпретируется музыкальной игрой.
Сложная же музыка, которая ни с чем не ассоцируется и выходит за пределы разума, всеравно, остаётся гармоничной и тематичной. Разум этот факт осознает, восхищается новизной и входит в новое, познает и живет в нем.

В доступной мелодичной музыке чувства, как правило, оставаясь в миноре или мажоре, приобретают различную окраску от ассоциаций.  Иными словами, восприятие имеет взаимно обуславливающий характер.
Минорная или мажорная тональность через чувство обуславливает  воображение, а воображение и ассоциации музыкального образа окрашивают и опредметчивают чувство.
Также, и ритм является одним из главных и стойких компонентов, характеризующий музыкальный образ.

И чем ближе к душевным чувствам, чем понятнее музыка , и с другой стороны, чем разумней и удивительней музыкальный образ, тем сильнее эстетическое чувство и восторг. Здесь подобно картинам, классика имеет много красок и сложный, но абстрактный рисунок. Портрет же, пейзаж или натюрморт, всегда конкретны понятны (реалистичны) - подобно инструментальная музыка или песня.

Начиная от простой душевной и красивой знаменитой "Аве Мария" Каччини (Вавилов) особенно, с исполнением женского сопрано и мужского баса, Шуберт «Серенада из цикла лебединая песня 4» и много другого у него, русские романсы, итальянская музыка, песни послевоенных лет и зарубежная эстрада 70-80х лет - Демис Русос «Сувенир», с десяток шедевров у Джо Дасена,  весьма огромен мир душевной красивой музыки. Простая понятная живописная красивая классика - Вивальди «Зима», «Лето»…
Возможно, более грандиозная и также красивая классика - Вивальди «Весна», «Осень», Чайковский «1й концерт» и почти всё у него,  Моцарт «симфония 40» 1 часть и много ещё у него, Григ «Утро» и другое, Михаил Глинка, Бетховен, Франц Шуберт, Фредерик Шопен, Ференц Лист, Иоган Штраус… …группа Пинк Флойд – настоящая художественная музыка.

В отличие от других видов искусства, где изображается и созерцается единый визуальный образ, в музыке возможен своеобразный ассоциативный интегрирующий эффект.
Здесь любые ассоциации, самые различные в смысловом пространстве не вносят хаос в "музыкальную картину", а напротив, все принимают активное участие в создании темы музыкального произведения.

Например, Жан-Франсуа Зижель в фильме «Ключи от оркестра» рассказывая о симфонии 40 Моцарта, приводит примеры ассоциаций некоторых музыкальных фрагментов, которые не совсем  вписываются в общепринятое целостное представление об этой симфонии. Да и сам он, также, говорил о первой части симфонии, как драматической.

Но побочная тема в ней исполняется в мажоре, и Жан-Франсуа прокомментировал здесь партии инструментов, как «диалог». Другие музыканты представляют эту тему, как «лукавый танец» или «светлый островок, надежду».

Замечания об универсальности музыкальной формы нередко встречаются у великих музыкантов. Как об этом высказывется Густав Малер, комментируя  идейный замысел своей симфонии 2 «Воскресение»:
«Параллелизм между музыкой и жизнью идет, быть может, глубже и дальше, чем это можно проследить теперь.
Однако я вовсе не требую, чтобы в этом всякий следовал за мной, наоборот, я охотно допускаю, чтобы каждый представлял себе детали в соответствии с собственной силой воображения”.
(“Густав Малер. Письма. Воспоминания”. Изд-во “Музыка”, 1964 год)

И кому бы что не показалось в визуальных образах, музыкальная тема от этого не страдает. Разные ассоциации в музыке, как рисунки в пескографии, рождаются друг за другом в чудесном превращении. А в подсознании, на уровне чувств и ощущений, все  музыкальные фрагменты всегда гармоничны в силу гармоничности самого музыкального строения и «несущей» музыкальной формы: тональность, лад, аккорд, размер, ритм.
При помощи соответствующих музыкальных приёмов возможен самый невероятный переход, образный поворот. 
Или же, вовсе, достаточно соблюсти лишь одну гармоническую связь в музыкальной форме, изобразив в остальном «из ряда вон выходящее», но этим вызвать любую образную или чувственную ассоциацию, не обязательно, осознаваемую.

Выше сказанное свойственно  больше для классики. И вот здесь несколько расходятся пути классики и инструментальной музыки, песни.
Классика движется к постижению всей глубины, широты и высоты музыки: импровизация и разработка музыкального образа в его тембровом, гармоническом, полифоническом богатстве. Создание темы на сложном музыкальном образе и умение вести его, захватывать чувство и приводить в восторг разум.

Великие музыканты классики могут создавать мелодичную, доступную широкому слушателю музыку всегда, а музыканту песенного жанра классика не под силу. Однако, хотелось бы спросить, почему нам (не только нам слушателям, но и профессиональным музыкантам) так близки обычные бас-гитары ходовки и задушевный мотив?..

Инструментальная музыка и песня – это поэзия и душевность.

Песня среди всех музыкальных жанров, самая популярная.  Мелодия, исполнение, голос и слова, создают Песню. Именно – Мелодия, Исполнение, Голос и Слова. Пусть слова будут не высшей степени поэтичны, но они должны быть жизненны, близки, образны и сложены. И именно поэтому, слова песне необходимы.
Красивые голоса эстрады, Лещенко, Серов, Меладзе, Кузьмин, Лепс, Круг, Бока... Высоцкий же был талантлив, как актёр, исполнитель, мастер слова.

В силу такого звукового гармонического склада, который красив и не сложный для восприятия, и по характеру ассоциаций, популярной стала золотая секвенция.
Начиная с того, что в самой последованости аккордов (тоника, субдоминанта, доминанта) отчётливо передаётся образ событий, где так называемые "события" имеют место уже быть в силу самой сущности музыки, как процесса движения во времени.
Но в отличие от сложных построений классики, в золотой секвенции все ассоциации предметны и близки.

Здесь все настроения лирики, всё разнообразие душевных чувств и переживаний, узнаваемых с-лёту, грусть, тоска, печаль, отчаяние (2 часть Лунной сонаты, после "печальной" 1-ой части) ностальгия... или напротив, радость, триумф, единение (мелодичные мотивы на распев с длительными нотами). 
Здесь не только разнообразие одних чувств , но и  чувственная экспрессивная речь через ту или иную мелодию всегда имеет своё оригинальное выражение - изречение, слог.
 
В силу своей простоты и выразительности, гармония золотой секвенции в этом смысле совершенна.  Здесь она выигрывает, как поэтическая форма, простота и образность, выразительность, слог, чувство, пережитое и оригинально высказанное...
 Несмотря на свою простоту и до банальности узнаваемость, музыка, написанная в золотой секвенции неисчерпаема в интерпретациях. Немного иное исполнение и совсем иным будет, даже, смысловое содержание.
Например,  известная и всеми любимая мелодия «история любви» в исполнении Жерара Мавила (саксофон) играется, как красивая, выразительная, но нежная и расковывающая, несколько опьяняющая музыка, в настоящем времени; и далее с оркестром, как недавнее радостное событие, запечатленное в разных прелестных моментах жизни.
У Фаусто Попетти саксофон в очень тонком исполнении,  как-будто  не торопясь, вдумчиво и с ностальгией рассказывает о далёком прошлом. В припеве показывается насколько это светлая история и возвышенные чувства, с некоторым философским осмыслением, особенно, в концовке саксофона.

Эстетическое наслаждение - это торжество разума и благородного  духовного чувства. Это не «плод эдемского древа познания добра и зла». Искусство и созидание - это то, что в человеке "по образу и подобию Божьему".
Другой вопрос - ассоциации, передаваемые музыкальным образом. Они бывают разными. Помимо душевной лирики, или спокойной и романтичной инструменталки, ритмичной танцевальной, или доступной серьёзной классики, в музыке бывают иные - примитивные развлекательные темы, разные "ужастики", или "только самому автору понятное"...

Так, например, из комментариев музыкального критика Ильи Овчинникова, о Р. Вагнере:
"Вы наверняка вздрагивали в детстве при звуках «Полета валькирий» и слышали о Вагнере много неприятного. Постарайтесь составить о его музыке собственное мнение; если оперы Вагнера для вас слишком длинны, для начала хватит и оркестровых фрагментов. Невероятно красивая увертюра из оперы «Тангейзер» — самоценный шедевр, который наверняка вам понравится, независимо от сочувствия общественно-политическим взглядам автора".

В большинстве случаев, музыка несёт в себе чисто творческий, созидательный, художественный и духовный образ. «Музыка показывает человеку те возможности величия, которые есть в его душе» — Р. У. Эмерсон.

И независимо, пусть будет это созерцательный и бесстрастный фортепианный этюд, при котором душа пребывает в безмолвии, покое и эстетическом чувстве, где ассоциации - красота бытия, жизненная полнота, самосознание... Или это лирический мотив любви, нежности, а также, грусти, печали, скорби, ностальгии - о которых всегда достойно повествуется в музыкальной "экспрессивной речи", и сам эстетический образ лирического произведения - зто всегда суть отражение чувства человеческого и божественного достоинства.

Лирика, это не просто сентиментальное переживание добра и зла, лирика - переживание и видение красоты (прекрасного) не смотря на хроническое присутствие в жизни зла и скорби.

"28. ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
29. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.
30. И, воспев, пошли на гору Елеонскую" - Евангелие от Матфея.

Эстетическое качество лирической композиции - это показатель достойного и осмысленного переживания печальных, порою трагических сторон жизни - поворота разрушительных и конфликтных проявлений в созидательное русло.

слова песни Константин Никольский - Музыкант

Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант.
Расправил нервною рукой на шее черный бант.
Подойди скорей поближе, чтобы лучше слышать.
Если ты еще не слишком пьян.

О несчастных и счастливых, о добре и зле
О лютой ненависти и святой любви.
Что творится, что творилось на твоей земле
Все в этой музыке, ты только улови.

Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года
Зачем явился ты на свет, ты помнил не всегда
Звуки скрипки все живое, скрытое в тебе разбудят
Если ты еще не слишком пьян.

О несчастных и счастливых, о добре и зле
О лютой ненависти и святой любви.
Что творится, что творилось на твоей земле
Все в этой музыке, ты только улови.

Устала скрипка, хоть кого состарят боль и страх
Устал скрипач, хлебнул вина, лишь горечь на губах.
И ушел, не попрощавшись, позабыв немой футляр
Словно был старик сегодня пьян.

А мелодия осталась ветерком в листве
Среди людского шума еле уловима.
О несчастных и счастливых, о добре и зле,
О лютой ненависти и святой любви.

Наибольшая популярность музыки заключается именно в том, что по сравнению с другими видами искусства, в музыке легче и быстрей переживается катарсис.
 
Разве что, в литературе он хоть и позже, но может быть сильней и дольше.
 
В древних произведениях, в частности, в трагедии, катарсис связывают с переживанием смерти героя.
 В современной психологии и психотерапии, это избавление от травмирующих психику, вытесненных в подсознание, эмоций, через их повторное переосмысленное переживание.
 Однако, в переводе с греческого, катарсис есть  очищение и  этот смысл больше подходит к музыке.
 
Для начала целесообразно  понять наши ассоциации и чувства, возникающие при слушании музыки.
 Если идти от простого, то можно сказать, бывает грустная и весёлая музыка.

Как уже говорилось, сама грусть и радость бывают разными с разными причинами, так и музыкальная форма вызывает различные ассоциации, которые в совокупности выводят на единый доминирующий образ представлений и  характер эмоционального переживания.
 Конечно, это в основном относится к жанрам народной инструментальной и песенной музыки, и частью - к классике, симфонии. Потому, что классическая композиция сложнее, стремится к уникальности, к широте звучания, к виртуозности, импровизации и непредсказуемости. В классике, в частности, в симфонии, музыкальные настроения и темы непредсказуемы,
 
Образ инструменталки и песни всегда упорядочен, написан, как правило, в гармонии золотой секвенции, имеет определённый лад, мотив. Это лирика и поэзия.
Поэтому, здесь мы наблюдаем определённые музыкальные жанры: вальс, романс и т.д. Всё это, своего рода, выверенные темы на общих признаках, где, например, размер такта  будет не определяющим, а одним из компонентов, свойственных теме данного жанра.

«Музыка оживляет и пробуждает душу, а за пробуждением души приходит молитва к Богу».

Так в Откровении Иоанна, верущие поют "новую песнь" Богу, потому что песня - это голос души.

Музыка, это больше чем красота природного божественного творения - это красота самой души, которая создана "по образу и подобию Божьему".

«Музыка — это абсолютное трансцендентное средство проникновения в области высшего порядка и красоты... Величие искусства яснее всего проявляется именно в музыке» — И. В. Гете.

«О музыка! Отзвук далекого гармоничного мира! Вздох ангела в нашей душе!» — Жан Поль.

Художник или композитор, в идеале, помнит всю гармонию ему известных образов и способен своим воображением создавать новое. То есть, память – это свет, при котором предмет внимания предстаёт взору более чётко: во всех деталях, взаимосвязях и потенциальных качествах.
Однако ведущую роль здесь играет не аналитическое мышление, а симультанное (целостное). Минуя процесс «аналитического» осознания своего рационального знания и опыта, память предоставляет готовый целостный образ на необходимую идею, чувство, ощущение.
И если это достойный и удовлетворяющий уже из известных образов, то любая свежая и новая идея, на основе незаурядной памяти и того же богатого опыта, корректирует «известное», синтезируя из деталей и готовых сложных фрагментов более сложные, вплоть до достижения требуемого образа.
Однако стоит сказать, что все гениальные композиторы не пренебрегали «аналитическим» и философским исследованием самой музыки и наследия своих предшественников.

Оставшиеся заметки из утерянных черновиков.

Крецерская соната, как вся музыка Бетховена, да и вообще классика, требует высокого уровеня исполнения, где невероятно поверить, что настолько выразителен может быть обычный музыкальный инструмент - скрипка или рояль, например...

...Пятая симфония Бетховена красива и способна дать понять неискушённому в классике слушателю, что симфония это торжество звука - красота звука, оригинальность, разнообразие и гармония тембров. Также, симфония - это игра звуков, аккордов, игра, создающая красивый музыкальный образ, как эпизод, так и в целом. Симфонии свойственна погоня за широтой характера звука и музыкального образа через "игру" (изображение) сложных громких грандиозных ... и нежных мелодичных тем...

...Лунную сонату Людвига Бетховенна можно считать совершенным произведением.
Мелодия - это как лицо музыкального произведения. В Лунной сонате вся мелодическая форма выдержана, выверенна и целостна.
Она заключает в себе тему, передаёт её идею и содержание.
Здесь же отражается чувство, переживание души, лирический характер произведения.
На умиротворённых переборах аккорда сонаты сдержанно солирует, но очень выразительно и волнующе передаётся драматическая идея произведения - разочарование, скорбь... Отчаяние - 2 часть Лунной сонаты, после "печальной" 1-ой части… Целостность фона и главного образа…
В общем, полностью произведение целостно...

40-я симфония Моцарта.
Со времён СССР, когда по радио часто звучала классика, слушая 40-ю симфонию Моцарта, у меня не возникало ощущения, что эта музыка воплощает нечто драматическое или трагическое, как обычно о ней принято говорить.  Написана она в миноре, но любой музыкант знает, что это ещё не критерий грустной музыки.
 Многое зависит от исполнения. И от прослушивания по радио или в концертном зале, конечно, тоже.
 В данном случае с сороковой симфонией в том исполнении, наверное, Московского камерного оркестра под управлением Рудольфа Баршая, она трактовалась именно так... в умеренных тонах и темпе.
 Часто упоминаемый, в начале симфонии, аккомпанимент скрипок, как волнующий и тревожный, в такой трактовке располагает к философскому вдумчивому отношению к жизни, естественно, на уровне подсознания.
 А сама мелодия, здесь - чисто "музыкальная игра" в несколько отвлечённой форме. Самостоятельно эта мелодия может представлять некую патетическую или героическую тему. Близко к этому, бытующее сравнение её с пламенем огня... Также, это может быть, даже, весёлый мотивчик некой торжествующей беспечности...
 Но говоря о целостном образе, мелодия 1-ой части симфонии 40 - как созерцательный и душевный  гид, повествующий о философском переживании жизни и созерцании природы.
 Да, есть здесь ностальгическое чувство, но оно в той концентрации, какая есть всегда в серьёзном восприятии жизни.
 Хорошо звучит "сороковая" в современной электронной обработке. Мелодия и ритм чисто отражают динамичный и энергичный темперамент молодости -  музыка, которая нравится молодёжи. Как правило, классика всегда остаётся богата тематически в любом современном её исполнении.
 Очень ярко воспринимается в симфонии сам профессионализм композитора в подобранных тембрах, построении аккордов, и сложных необычных музыкальных фрагментах. Очень красивая и серьёзная музыка!
 И этот признак, конечно же, вдохновляющий слушателя в целом  и непосредственно в отношении к произведению.
 Таков первый проигрыш первой части симфонии. И знаменательно,  завершается он "официально" торжественно...
 Скрипки очень сочны в звучании, и всё это вызывает сильное эстетическое переживание, которое "банально тревожным и печальным" не бывает.
 То есть, лирика, по сути, передающая всегда душевное переживание "добра и зла", также, всегда  воодушевляет через свою эстетичность.

40-я симфония - 2.
В большинстве случаев, "сороковая" исполняется энергично и в быстром темпе. Но бывает не торопливо. В этой "неторопливой" версии делается упор на певучесть, как главной темы, так и побочной. А тревожный аккампонимент альтов подаётся относительно мягко.
 Однако, какая версия лучше? И существуют ли какие-либо объективные критерии к музыке вообще, кроме "красивой мелодии",  "хорошей гармонии" и "виртуозного исполнения"?
 Я думаю, да. Музыкальный образ должен быть целостным и идейным. Пусть, даже, это  достигнуто интуитивно композитором.
 Целостность - это феномен гармонии и связности музыкального образа в развитии, разработке, игре...
 А идейность - это наличие ассоциации на данный целостный музыкальный образ.
 Здесь, также, достаточно  интуитивного неосознаваемого ощущения - лишь бы, оно было. И это тогда можно считать творчеством, а не складыванием звуков по их аккордам и ладам.
 Косвенным подтверждением этому критерию можно считать вдохновение, которое суть симультанное (целостное) мышлениие, как правило, с готовым решением.
 Например, "певучая" идея в сороковой не находит применения контрасту аккомпанимента.
 А "энергичная" не вяжется с побочной темой.
 Так, у Артуро Тасканини красиво звучит жёсткое исполнение главной темы, где уж, действительно, "буря" в воображении и эмоциях. Однако, побочная тема здесь не о чём .  Показалось, что у него контрабас перегружает музыку и тянет композицию куда-то вниз.
 А бывает у некоторых выдаётся всей "монте алегро" такой темп, что весь музыкальный образ сметает в кучу.
 А вот "умеренное" исполнение - это природа, стихия, философское проникновение в жизнь.
 Итак, первый проигрыш (экспозиция) "сороковой": знакомая сердцу обыденность бытия. Однако, это динамика жизни,   и непредсказуемый потенциал энергии. Элементарно, контраст красивых певучих скрипок и "пробуждающих" тревожных альтов,  валторн, фаготов, контрабасов, говорят нам об этом.  Второй проигрыш (разработка) - хмурость, тут же, переходящая в бурю. Третий (так называемая, реприза) - повторение главной темы в философском содержании (мелодия и аккомпанирующая партия) далее,   небольшое прояснение и торжественное ликование всего оркестра.

...Минуты прослушивания классической музыки можно считать событием. Можно повторно прослушать, и снова это будет событием.  В частности, такое открытие мне пришло, когда я слушал М.Глинка "Вальс фантазия"...

...Даже профессионалы не всегда во всех деталях и нюансах аранжируют уже известные композиции. Недавно слушал мелодию из фильма "Крестный отец" оркестр Джеймса Ласта. Первая часть, соло гитара в первой октаве - грустно, нечто пережитое. А уже припев, точнее, 2 часть - романтичный звучный тростниковый духовой, далее, электроорган (синтезатор) с новогодними хрустальными эффектами, далее трубы, трамбоны, даже скрипки распевали данную мелодию, как нечто возвышенное и красивое, и отнюдь, не грустное. Концовка - духовые, чуть ли не в джазе. В общем, красиво, если не придираться...

...А вот для чего Александр Николаевич Скрябин назвал свой 12 этюд ре диез минор - "Революционный"?
Простая фортепианная мелодичная лирика. И никаких революционных настроений. Ну постучал немного по клавишам - ну вероятно повздорил с любимой женщиной, любовные страдания, крик души. Этюд - сплошная сентиментальность, в хорошем смысле. По действию - одинокий рояль и мимолётное настроение. Скорее, посвятил одно из своих лирических произведений эпохе, потому и "революционная".
 А впрочем по клавишам стучал сильнее среднего, вполне возможно, что этюд революционный. Исполнение,надо сказать, замечательное...


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.