Ангел-хранитель Федора Ивановича Тютчева

Эрнестина Дёрнберг  встретила Фёдора Тютчева  в Мюнхене, на балу, в 1833 году.  Оба молоды: ей 23, он на семь лет старше. Она красавица и умница, он эрудит и острослов. Молодые люди  сразу почувствовали родство душ и ума.
Но обручальные кольца напоминали им о  том, что они не свободны.

Муж Эрнестины рано покинул бал из-за недомогания. Перед уходом он сказал Тютчеву: «Поручаю вам мою жену». Но последующие сорок лет показали, что правильнее было бы сказать: «Поручаю вас моей жене». Однако об этом позже.


В том же 1833 году Эрнестина стала вдовой. Барон фон Дёрнберг молодым скончался от брюшного тифа.
Эрнестине осталось внушительное наследство. Через год умер ее отец барон фон  Пфеффель, и молодая вдова стала еще богаче.
Казалось, что красота и молодость, помноженные на деньги, позволят ей сделать блестящую партию. А она вдруг выбирает «неудачника» Федора Тютчева, который был всего лишь коллежским  асессором (чин 10 класса в Табели о рангах).

Как она поняла, что Тютчев отмечен Богом, не понятно. Ведь русского языка она в ту  пору не знала, следовательно, читать его стихи не могла, да они в то время ещё и не были опубликованы.
Сам же Тютчев всегда свои стихи с иронией называл «виршами, которые годны только на то, чтобы их забыли».

Но любящее сердце подсказало Эрнестине, что он необычный человек и  ее предназначение – быть рядом с ним. Однако возле Тютчева Элеонора, законная жена. Эрнестина старается держаться в тени, однако большое чувство скрыть нельзя. Страсти накаляются, и в 1836 году Элеонора в припадке ревности  предпринимает попытку самоубийства.

 Начальник  Тютчева просит «изъять»  того из Мюнхена и от греха подальше перевести в Петербург.  Что и было сделано.
Казалось, всё успокоилось. Но ненадолго. После назначения Тютчева на дипломатическую службу в Турин « поединок роковой»  продолжился. Пять лет шла мучительная для всех двойная жизнь.  И в 1838 году сердце Элеоноры «изныло наконец».

 После смерти жены Тютчев от горя поседел. Ей он посвятил трогательные сроки:

Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный, -
Как ночью на небе звезда…
(«Еще томлюсь тоской желаний»)

Тем не менее через год баронесса Дёрнберг стала Эрнестиной Федоровной Тютчевой.  Вместе с фамилией мужа она получила и  его долги, и троих детей от первого брака.  К счастью, дочери Тютчева быстро поняли, что у них появилась не мачеха, а любящая мать.

В связи со свадьбой Тютчев испросил в Министерстве иностранных дел  четырехмесячный отпуск, который растянулся на несколько лет. Поэт даже не удосужился его продлить и  был уволен со службы.
 Но Эрнестина не ставила ему в вину подобное легкомыслие.  Ее состояния пока хватало на безбедную жизнь. Тютчев писал родным: "С прошлого июля и я, и дети, мы всецело живем на её счёт, а сверх того тотчас после нашей свадьбы она уплатила за меня двадцать тысяч рублей долгу..."

Как тут не вспомнить слова М.П. Погодина о Тютчеве: « Барин по происхождению, сибарит по привычке, ленивый и беспечный по природе».
Но Эрнестина эту беспечность в вину Тютчеву не ставила. Она понимала, что в нем идет глубокая внутренняя работа, и все проблемы любимого взяла на себя.  Ангел распростёр  над головой поэта свои крылья и больше их не опускал.
 
Поначалу Тютчевы живут в Мюнхене, где один за другим рождаются дети. В 1840 году -  Мария, на следующий год -  Дмитрий, а в 1846 году - Иван. Теперь детей шестеро. Расходы  неумолимо растут, а наследство Эрнестины тает.

Пришлось  семейству вернуться в Петербург,  и  с февраля 1846 года Тютчев приступил  к работе  в качестве чиновника по особым поручениям с годовым окладом 1500 рублей.  Эта сумма не покрывала семейных расходов. Почти двадцать лет Тютчевы жили на средства Эрнестины. На её деньги они снимали жильё у Марсова поля или на Невском проспекте.

Только в 1858 году, когда Тютчев был назначен  председателем Комитета цензуры иностранной и стал тайным советником, он начал получать достойное вознаграждение за свой труд.
Но оказалось, что финансовые трудности не самое страшное. Хуже было то, что время от времени поэт увлекался другими женщинами. Влюбленности были недолгими, и Эрнестина на них закрывала глаза. Видимо, она понимала, что таким образом поэт боролся с апатией, которая возникала в результате депрессий.

Однако  роман Тютчева с молоденькой Еленой Денисьевой не заметить было нельзя.  Девушка была на двадцать три года моложе поэта. Экзальтированная и романтичная, Денисьева страстно увлеклась немолодым отцом Дарьи и Екатерины Тютчевых, с которыми она училась в Смольном институте благородных девиц.

 15 июля 1850 года между влюблёнными произошло решающее объяснение, и жребий был брошен.  Тютчев снял для Денисьевой квартиру на Коломенской улице и стал большую часть времени проводить в новой семье. В 1851  году у них родилась дочь, которую в честь матери назвали Еленой.

В сорок лет Эрнестина оказалась в положении брошенной жены. Гордую женщину такая роль не устраивала, и она … отошла в сторону. Уехала с младшими детьми подальше от Петербурга в родовое имение Тютчева Овстуг. Здесь, в орловской глуши, она проведет долгих четырнадцать лет.

 После её отъезда Тютчев остро почувствовал, как много Эрнестина для него значила. Теперь рядом не было друга, который его понимал лучше всех на свете, не было тонкого ценителя его стихов, не было толковой помощницы, которой он надиктовывал свои публицистические статьи.

 Признание главенствующей роли Эрнестины в жизни поэта мы слышим в следующих строках:

Не знаю я, коснётся ль благодать
Моей души болезненно-греховной,
Удастся ль ей воскреснуть и восстать,
Пройдет ли обморок духовный?

 Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
 Мне благодатью ты б была –
Ты, ты, земное провиденье!..
(«Не знаю я, коснётся ль благодать…»)

Теперь он вынужден постоянно писать Эрнестине письма, в которых  высказывает свои мысли о текущих исторических событиях, делает прогнозы на будущее России. Он знает, что ей это интересно, что Эрнестина его понимает, как никто другой. Отдавая дань ее уму, Тютчев пишет «…невозможно лучше тебя излагать свои мысли».

Новые стихи он тоже ей присылает в полной уверенности, что они не пропадут. И она действительно всё сберегла, в том числе и стихотворения, посвященные сопернице.

  Эрнестина продолжает любить Тютчева, хотя любовная лодка уже получила пробоину. В письме мужу она честно признается: "Я в мире никого больше не люблю, кроме тебя, и то, и то! уже не так!" Но вычеркнуть его из своей жизни все-таки не могла.

 Видимо, понимала, что Тютчев - гений, а к избранникам небес нельзя подходить с обычной меркой. У них особенная психика, другая эмоциональная реакция на жизненные впечатления. Поэтому, несмотря на их дон-жуанские списки, они неподсудны. Над ними властен лишь суд времени. А время показало, что бесподобные стихи Тютчева вечны, «хотя под ними хаос шевелится».

Но вернемся в пятидесятые годы. Тютчев знает, что Эрнестина с  радостью ждет его редких и коротких приездов в Овстуг.  Она по-матерински продолжает  заботиться о муже. Так  известно, что  Эрнестина через дочь Анну  передала деньги, чтобы отец «приоделся, а то совсем обносился». Детей воспитывала в уважении к отцу. Не случайно сын Эрнестины, И. Ф. Тютчев, вместе с И.С.Аксаковым в 1868 году издаст самый полный  прижизненный сборник стихотворений Ф.И. Тютчева. В него войдёт и  денисьевский цикл.
 
Благородное поведение Эрнестины, её всепрощающую любовь Тютчев не может не ценить.
Мысль о том, что он может её потерять, пугает поэта. Стихотворение 1856 года звучит, как заклинание и просьба о прощении.

Всё, что сберечь мне удалось,
Надежды, веры и любви,
В одну молитву всё слилось:
Переживи, переживи!
(«Всё, что сберечь мне удалось»)

Стоически Эрнестина пережила слухи о рождении Еленой Денисьевой ещё двоих детей, о путешествиях Тютчева с новой семьёй по Европе.
Но все это не могло не ранить ее сердце.
Поэтому тютчевская формула любви, скорее всего, распространялась не только на отношения с Еленой, но и с Эрнестиной.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
(«О, как убийственно мы любим»)

Четырнадцать лет она ждала возвращения мужа в семью. В 1864 году Елена Александровна умерла от чахотки. От горя Тютчев не мог прийти в себя.
 «Во мне всё убито: мысль, чувство, память, всё… Пустота, страшная пустота… Страшно, невыносимо тяжело», - писал он А.И.Георгиевскому.
Заполнить пустоту поэту помогла, конечно же, Эрнестина.  После похорон Тютчев отправился в Ниццу, где в это время находились жена и дети. И она, как всегда, взяла несчастного под свое крыло. Им судьба отпустила еще девять лет совместной жизни.

 Много утрат пережил Тютчев в этот период. Через год после кончины Е.А. Денисьевой  умерли ее дети, Елена и Николай. Затем ушла из жизни мать поэта Екатерина Львовна, с которой у Тютчева было много общего. Потеря сына Дмитрия. Последний удар жизнь нанесла в 1870 году, забрав  у Тютчева брата Николая и дочь Марию.

Слезы и страдания Тютчева той поры стали почвой, на которой взошла мысль поэта:

Природа знать не знает о былом,
Ей чужды наши призрачные годы,
И перед ней мы  смутно сознаем
Себя самих лишь грезою природы.

Поочередно всех своих детей,
Свершающих свой подвиг бесполезный,
Она равно приветствует своей
Всепоглощающей и миротворной бездной.
(«От жизни той, что бушевала здесь»)

Тютчеву оставалось жить два года. Его преследовали болезни, закончившиеся инсультом и параличом.
Перед лицом вечности Тютчев благодарил Бога за то, что ему был послан Ангел-хранитель по имени Эрнестина:

Все отнял у меня казнящий Бог:
Здоровье, силу воли, воздух, сон,
Одну тебя при мне оставил он,
Чтоб я ему еще молиться мог.
("Все отнял у меня казнящий Бог")

Уже за семь лет до кончины Тютчев предсказал: «… в минуты моего ухода ты будешь единственной реальностью, с которой мне придется распроститься».
Так и получилось. 15 июля 1873 года  в Царском селе Тютчев умер на руках  жены.

«Милый,  умный, как день, Федор Иванович, прости, прощай», - отозвался на его смерть И.С.Тургенев.

 Эрнестина пережила мужа на двадцать один год. Оставшись без  него, она наверняка часто перечитывала сохраненные ею стихи Тютчева.
 « И эта книжка небольшая, томов премногих тяжелей» стала  вечным памятником великому поэту и его ангелу-хранителю Эрнестине Федоровне Тютчевой.


Рецензии
И знаменитые поэты любви подвластны и грешны...

Дианина Диана   03.02.2021 18:33     Заявить о нарушении
Да, Диана, а без этого они бы не стали поэтами. С уважением

Любовь Лайба   03.02.2021 21:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.