Среди людей. Глава 19. Цыплят по осени считают

      Второй день свадьбы был спокойнее первого. Молодожёны где-то уединились, неотложные домашние заботы снова легли на тётю Тоню и дядю Колю.
      Застолье началось ближе к вечеру, приглашенных набралось много. Половину из них я не узнала. Люди были тихими, нарядные костюмы и платья сменили на скромную одежду. С лиц сошёл прежний лоск, в их помятости проскальзывала грусть. Почти все пришедшие жаловались на головную боль и хотели скорее подлечиться. Будто в поликлинику явились. Чудной народ! 

      При плохом самочувствии гости не потеряли интерес к спиртному и отменный аппетит. Повторился вчерашний процесс: обильная еда, самогон, пьяные разговоры, оглушительная музыка, танцы. Словом перемолвиться было не с кем.
      Домашние животные попрятались по углам. Кур и гусей заперли в сарае, свинью подселили к корове с телёнком, Вулкан скалился, слегка высовываясь из будки – его цепь укоротили до безобразия. От собственного надрывного лая он ещё накануне охрип. Хоть не оглох. Не все человеческие радости зверью понятны. Я ждала обыкновенных деревенских будней – в тысячу раз они лучше праздников! 

      Свадьба затихла на третий день. Баба Аня с дедом Николаем ранним утром собрали авоськи, облобызали детей, внуков, меня заодно, и уехали домой.
      Наташа, переодетая в лёгкий сарафанчик, вместе с родителями хлопотала по хозяйству. Её муж напялил смешную панаму, засучил рукава потёртой рубашки, закатал до колен неприлично вытянутые штанины трико и занялся огородом.
      Я подметала двор, вытирала посуду, полола грядки, собирала переспевшую ягоду. В магазин за хлебом сходила.
      Потом все мы в чинном спокойствии распаковывали подарки, сваленные кучей в большой комнате. Чаще всего в коробках и пакетах оказывались красивые кружки, тарелки, стаканы, наборы ножей, вилок да ложек. Или цветастое постельное бельё и большие махровые полотенца. С этих нужных, но неинтересных мне мелочей начиналась семейная жизнь.

      На непродолжительный обед собрались только близкие родственники. Разговорчивостью они не отличались, вид имели уставший. Накатившее нездоровье выражалось непонятной фразой - «трубы горят».
      Тётя Тоня вновь выставляла на стол огромные бутылки с алкоголем собственного производства. Самогонка была хорошим огнетушителем – гости быстро менялись в лице, уходили довольными и улыбчивыми.
      Когда воцарился долгожданный покой, я горестно обнаружила, что поголовье кур и гусей заметно уменьшилось. Подумала, что разбежались птицы от шумного многолюдья, искать собралась. Всё оказалось гораздо хуже – их съели. Свадьба поглотила не только деньги и силы организующих сторон. Ей понадобились настоящие жертвы.

      Тревога больно заскреблась возле сердца. Я невзначай расспросила взрослых о судьбе оставшихся животных. Не вдаваясь в подробности, они поясняли: по осени цыплят порубят, свинью и телёнка зарежут. На всю зиму мяса хватит. Ох, ничего себе! Их растили, чтобы убить.
      Остро ощущая очередную несправедливость, Душа моя плакала, а мозг надрывался от размышлений. Я понимала, что от скотины должен быть толк, но смертей не хотела.
      Давящую грусть усиливали вечерние посиделки. Разговоры перед сном уже не казались задушевными. Истории про грибы и ягоды сменили таёжные байки. Дядя Коля был заядлым охотником и с воодушевлением рассказывал, как ходил на медведя, изюбря, кабана или сохатого.
      Раньше я отвлечённо его «подвиги» воспринимала, а теперь всюду чудилась кровь добычи, представлялись раненые звери, ловушки со скулящими лисами и волками, изуродованными зайчиками. Выстрелы как наяву гремели. Я плотно зажимала уши ладонями, чтоб их не слышать. Но страшные звуки сотрясали меня изнутри.

      Даже в багровых красках очаровательного заката виделась нехорошая краснота. Сквозь неё с немым укором проступали тени погибших животных. Я испытала отвращение к мясу и решила его не есть. Не хотела знать, как разделывают туши и сколько стоят внутренности, мякоть, кости, шкуры или рога.
      Если тема разговора не менялась, в кровать забиралась рано. Добрые цветные сны не приходили, раз за разом ночь оборачивалась чёрной пропастью. Когда солнечные лучи спасительно пробивались сквозь тонкие занавески, я тяжело пробуждалась. Завтракать не торопилась, безделье надоело.
      Марту с Борькой навещать не могла, всё думала о скорой кончине коровьего сыночка. Пренебрежительный взгляд на свинью сменился жалостливым – она тоже приговорена. И с цыплятами я больше не играла. Смотрела на них и с ужасом считала, сколько дней осталось до осени. Первоначальная радость общения с живой природой померкла.

      Моё неважное настроение заметили окружающие люди. Для его поднятия тётя Тоня задумала путешествие по Амуру на моторной лодке. В намеченный путь мы собирались целый день. Женщины пекли пирожки, варили картошку, яйца, нарезали пластиками хлеб, сыр и колбасу, намывали овощи. Съестные припасы уложили в объёмную корзину и накрыли старенькой матерчатой скатертью.
      Два огромных термоса приготовили под чай, непонятно откуда извлекли немного помятый котелок. «Кастрюлю» с тонкой подвижной ручкой и округлым дном я увидела впервые и не сразу сообразила, каким образом она используется. В посудный комплект главная распорядительница добавила железные мисочки, кружки, ложки и здоровенные ножи. Про топор не забыла.

      Мужчины тщательно почистили и смазали специальным маслом лодочный мотор, предварительно разобрав его до деталей. Бензином запаслись, рыболовные снасти приготовили. Огромные сети плотной паутиной окутали двор и цепляли меня то с одного, то с другого бока. Я весело гадала, кто в них скоро попадётся.
      К пойманной рыбе болезненных чувств не испытывала, как её потрошат не видела. В глаза мои она не смотрела, ласки не просила, отварная, солёная и жареная нравилась. На время дурные мысли рассеялись, я снова наслаждалась жизнью.

      
      Фото из сети Интернет.
      Продолжение -  http://www.proza.ru/2017/05/25/264


Рецензии
Действительно, хорошо, что мы живём в городе.
Я, наверное, никогда не смирюсь с этим...
Конечно, я всё понимаю - жители деревень к этому просто относятся. Для них это нормально. А я нет.
Сильная глава. Читала и переживала.
Спасибо, Марина!
С искренним теплом от всей Души!

Григорьева Любовь Григорьевна   19.01.2021 12:15     Заявить о нарушении
Хорошо, Любовь Григорьевна, что мы городские.
Я жить в деревне не смогу.
Благодарю за отклик, с теплом.

Марина Клименченко   19.01.2021 14:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 53 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.