Жизни берега

   В магазин верхней одежды  Александр Петрович заходил нечасто ,да  и не - удивительно. Что там каждый день делать, ведь это не булочная? И все же в этой небольшой торговой точке его знали. Вот и сегодня , когда он решил купить зимнюю куртку, хозяйка магазина ,полноватая,но весьма энергичная женщина лет пятидесяти, встретила его,как  постоянного покупателя. Сама  помогала найти нужный размер, подобрать подходящий цвет,   и делала она свою работу,как  ему показалось , ненавязчиво, тактично, искренне желая   помочь . Пока шла  примерка, разговорились. Вера Георгиевна, так звали хозяйку,оказалась такого же возраста, что и Александр Петрович, и у них даже нашлись общие знакомые. После этого они  общались,как давние друзья, и Вера Георгиевна предложила выпить по чашечке кофе.                В тесной подсобке было тепло и уютно.   Вера Георгиевна неторопливо разлила по чашкам ароматный напиток и начала рассказывать о себе и своем хозяйстве. По ее словам, у нее все  хорошо: муж, два взрослых сына . «Торговля идет неплохо, если бы не высокая арендная плата,- посетовала она,- то было бы еще лучше,но «пошутила» слишком хорошо-это тоже нехорошо». Как-то так получилось,что обычно немногословный и закрытый от  посторонних Александр Петрович почувствовал  в этой женщине родственную душу и откровенно поведал ей о своей жизни. О том, что у него дом недалеко от города и о том ,что жена  ушла от него  потому, что, как он теперь понял,  оказались совершенно разными людьми. Ей постоянно были нужны новые впечатления, путешествия.  Его же полностью поглощала работа .  Со временем они окончательно перестали понимать друг друга, и разрыв стал логическим завершением их совместной жизни. Дети, к тому времени взрослые, отнеслись к их решению  с пониманием,но с тех пор практически не поддерживали отношений с отцом, что в то же время не мешало им регулярно получать от него солидную финансовую помощь.
         Узнав,что Александр Петрович живет в загородном доме один, Вера Георгиевна         поинтересовалась:
Кто же у вас хозяйством занимается?
До недавнего времени   приходила  домработница,-пояснил Александр Петрович,- но, к несчастью, серьезно заболела, и дочь увезла ее в Москву. Теперь как-то справляюсь сам.               
Вера Георгиевна  сочувственно  покачала головой и, немного подумав, предложила Александру Петровичу  свою помощь, вернее не свою, а  племянницы Александры.
                -Она сейчас на съемной квартире проживает  вместе с подругой,но подруга скоро съедет, а одной ей квартплату никак не потянуть. Вот если бы вы,- она с надеждой посмотрела на Александра Петровича,-взяли ее к себе помощницей по хозяйству с проживанием-это был бы выход. Вы ведь совсем недалеко от города и добираться до работы ей легко будет.                Александр Петрович задумался. Заметив его нерешительность, Вера Георгиевна выдвинула железный аргумент в пользу положительного решения вопроса.                -Нужно же помогать людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.                Александр Петрович был человеком добрым и  возражать не стал.                -Пусть приезжает.                -Да куда приезжает,-забирайте ее прямо сейчас, она же у меня работает, вон вашу куртку упаковывает, а вещи свои она потом перевезет.               
 Александра оказалась худенькой девушкой лет тридцати с короткой стрижкой каштановых волос.   Увидев ее,  подумал: какая из нее домработница, ей бы в ТЮЗе мальчиков играть. Но Вера Георгиевна  принялась расхваливать достоинства племянницы, та краснела и молчала.               
                -Ну  что молчишь? Пойдешь к Александру Петровичу помощником по хозяйству?- нарочито сердито спросила Вера Георгиевна.               
                -Да, думаю, что я справлюсь,-               
тихо,почти шепотом, ответила девушка.               
-Ну теперь самое время поговорить о вознаграждении за вашу работу
       Глядя на Александру,предложил Александр Петрович.                -Нет , нет!- поспешила прервать его Вера Георгиевна.-Вы предоставляете жилье, а мы, она полностью отождествляла себя с Александрой, берем на себя работы по хозяйству. Александр Петрович понял,что спорить с ней сейчас бесполезно и решил, что после все обговорит с Александрой.                Так  вместе с курткой  она оказалась в его доме. Плату за  свою работу Александра  брать наотрез отказалась,  и тогда  Александр Петрович настоял на том, что их совместное питание будет за его счет, пригрозив тем, что, если она не согласится, ей будет отказано от дома.               
      Каждое утро они вместе отправлялись на работу,правда, поначалу Александра хотела ездить на маршрутке, но  Александр Петрович настоял на своем и стал  подвозить ее до магазина на машине, а потом отправлялся в свое НПО, где, как со временем стало известно Александре, занимал должность главного инженера. Возвращался он довольно поздно, Александра ждала его ,накрыв стол к ужину. Несмотря на свое хрупкое телосложение , с хозяйственными делами она справлялась великолепно. С ее появлением в доме  все сияло и блестело. И не только в доме. С Александра Петровича  она буквально пылинки сдувала: следила за тем, как он одет ,советовала, какой галстук подобрать к рубашке и какие туфли к костюму. Сам же Александр Петрович на такие мелочи внимания обращал мало, зато изменения в его облике заметили сослуживцы, особенно их женская половина.               
         Однажды за ужином он объявил, что  его зарплатная карточка должна перейти в  руки Александры . Ее возражения были отвергнуты с безапелляционным   заявлением,что с  этого момента не он ей будет выдавать деньги, а она ему.   
          Не удивительно, что со временем их взаимная симпатия не могла не перерасти  во что-то большее, чем  отношения работника и работодателя. Случилось это в одну из теплых майских ночей, когда над поселком разразилась  весенняя гроза. Александра  была  ужасная трусиха и, проснувшись, не успев накинуть халатика,  в ночной рубашке, бросилась закрывать окна и форточки.  Александр Петрович подобного панического страха перед стихией естественно не испытывал, но с готовностью пришел ей на помощь. Их руки встретились у окна, когда раздался сильнейший раскат грома. Александра ойкнула и всем своим хрупким телом прижалась к Александру Петровичу, он подхватил ее на руки и отнес к себе в комнату. И это была их первая ночь.  На следующее  утро  еще в постели, Александр Петрович потребовал, чтобы Александра перестала называть его по имени и отчеству. Ловко выскользнув из-под его руки, она чмокнула его в щеку и, убегая на кухню, крикнула: «Слушаюсь, Петрович!». В это майское утро и она  сменила имя: из царственной Александры  превратившись в Альку, про себя Петрович уже давно ее так называл.
.         Их жизнь стала похожа на полноводную спокойную реку, о таких семейных парах говорят: живут душа в душу. Они дышали одним воздухом, жили общими заботами и радостями. Когда после дневных  трудов они оставались наедине , окружающий мир переставал существовать, были только он и она.   Они не говорили о чувствах , которые переполняли их любящие сердца, все и так было ясно без слов.               
             На семейном совете  решили отмечать главные праздники: Новый год, Рождество и именины. Дни рождения, по предложению Петровича, не отмечались.               
               «Что отмечать-то ?-вопрошал он,- На год постарел и только». Алька не возражала.               
          На именины обычно приглашалась только Вера Георгиевна, которая давно стала для них своим человеком и членом их дружной семьи.  Петровича она  называла Сашкой, а он ее- Верунчиком.               
               Петрович очень любил делать Альке дорогие подарки, Обычно это были ювелирные украшения. Алька складывала их в шкатулочку и надевала по праздникам. Примеряя очередной подарок, обычно ласково журила Петровича: «Хватит меня украшать, я скоро, как елка, сиять буду». Но Петрович только смеялся и говорил, что он только этого и добивается. Алька тоже старалась от него не отставать и  подарила Петровичу запонки, на которые, по словам Веры Георгиевны,  «ухлопала» свою месячную зарплату. Но особенно Петровичу полюбился шарф,который она связала ему к Рождеству. Зимой он не расставался с ним даже в машине.               
      Отпуск они проводили всегда вместе,особенно им запомнилась поездка по Есенинским местам, из которой Алька привезла уйму литературы. Чтение было ее любимым занятием.
Петрович напротив художественную литературу   не жаловал- не потому что не любил, просто на нее у него не хватало времени. Он читал только научные журналы,в которых нередко печатали его статьи.               
     Но спокойный  ритм их жизни однажды прервал телефонный звонок .   Звонила секретарша из кабинета Александра Петровича. Почувствовав недоброе, сердце Альки сжалось от боли. Через считанные минуты она примчалась в приемный покой больницы, куда доставили Петровича прямо из кабинета с подозрением на инсульт. Позже,как уверяли медицинские  «светила», его успешно пролечили, и он даже вышел на работу, но совсем ненадолго . Теперь диагноз был иным. Узнав его, Алька как-то сразу осунулась и  похудела, но Петровичу всеми силами внушала, что все не так  страшно и , при соответствующей терапии, она повторяла слова лечащего врача, он вскоре встанет на ноги. Петрович ее слушал, соглашался, но,  после очередного сеанса химиотерапии, заставил по доверенности  снять со сберкнижки деньги и купить на Алькино имя однокомнатную квартиру. Он хорошо знал своих ближайших родственников и прекрасно понимал, что будет после того ,как его не станет. Алька все сделала так,как он хотел, а про себя подумала: «Зачем мне все это без тебя, любимый мой Петрович».               
        Алька проводила в палате у Петровича  целые дни, уходила только на ночь. Он просил ее читать . И она перечитала ему  все, что было у них в доме.  Петрович как бы наверстывал то, что не смог сделать за свою жизнь. Полюбил поэзию, мог слушать  стихи часами, но жалея Альку, заставлял ее уходить вечером домой отдыхать. Уходя, одну из книг  Алька всегда оставляла   у него, как бы залог того , что они встретятся вновь. Но однажды утром  она увидела только томик стихов, одиноко лежащий на тумбочке. Петровича в палате не было.               
        Три последующих дня прошли,как в тумане. Вера Георгиевна  как могла утешала Альку.    После того, как в их доме появились чужие люди, Алька молча собралась и ,взяв из вещей Петровича  только его любимый шарф, уехала  в свою новую квартиру.
            Утром следующего дня Алька не появилась на работе. Вера Георгиевна заволновалась и позвонила  , на звонок никто не ответил. Подойдя к Алькиной квартире
Вера Георгиевна вошла в незапертую дверь.               

        Алька сидела за столом, уткнувшись лицом  в мокрый от слез шарф Петровича, на столе были разбросаны пустые упаковки из-под его лекарств.В руке она сжимала  листок из ученической тетради, на котором Алькиным почерком были выведены  две коротких стихотворных строки:               
                Мою любовь широкую,как море,
                Вместить не могут жизни берега.
   Едва не потеряв сознание от увиденного, Вера Георгиевна      нащупала еле слышный пульс слабо бьющегося Алькиного сердца  и дрожащими от волнения руками набрала номер «неотложки».


Рецензии
Это маленькая классика! Впервые, в рыночную эпоху, читаю её! Крутилась мысль: если бы Петрович был не инженером, а дельцом, случилось бы то, что случилось?

Владимир Лобарев   18.01.2019 12:17     Заявить о нарушении
Владимир, большое спасибо за отзыв. Что касается моего героя, то будь он дельцом, такой сюжет был бы вряд ли возможен,дельцы ведь все покупают, а здесь подлинные человеческие чувства, которые не купишь.

Алексей Подковыров   18.01.2019 15:13   Заявить о нарушении