Коварное озеро Котокель

   Знаменит Байкал-батюшка, как самое большое озеро во всём мире. Самое глубокое.  Но есть у Байкала и родственник младший, о которой мало кто знает. Озеро-спутник Котокель. И как в семье бывают разные характеры у родственников, также  разнятся по характеру и эти два, так не похожих друг на друга, озера. Словно былинный богатырь  суров, но широк и открыт душой Байкал. Дуют ли на нём сильные ветры, вздымаются крутые волны, или наоборот тишь да зеркальная гладь по воде – видно сразу какое сейчас настроение у этого могучего великана. И если при буйном шторме грозно смотрится Байкал, то при спокойной погоде поражает он красивой, ровной тишью своих кристально-прозрачных вод.
   Холодна вода в Байкале, даже самым жаркими днями. Мощные подводные потоки незримо медленно, но постоянно перемешивают воду, доставляя свежие струи с неизведанных глубин. Не терпит в себе земного мусора Байкал-батюшка. Всё вышвыривает на берег! Брёвна, коряги, останки лодок рано или поздно вынесут на берег его волны. А микроскопические рачки, живущие в глубинах этого озера, очистят воду от  всякой  органической взвеси-мути и сделают её кристально чистой. Черпай и пей прямо у берега. Гляди лишь, чтобы крупный байкальский песок на зубах не заскрипел.
   Иной характер у родственника-спутника Байкала. Озеро Котокель тепло да, казалось бы, кротко. Стоячая вода в жаркие летние дни зацветает и становиться зеленоватой. Тёплая в нём водичка, особенно по сравнению с Байкалом. Вытянуто озеро Котокель своей формой. Поперёк оно всего лишь несколько километров в узкой части. Обильная растительность по берегам растёт. И бывает изредка, что оторвётся небольшой кусок берега, метра два-три в поперечнике, переплетённый корнями какого-нибудь куста, и поплывёт этот островок неспешно по озеру. Необычный вид у таких островков! К иному, довольно крупному островку, можно подплыть, залезть на него и стоять, плавно покачиваясь на волнах. А некоторые совсем маленькие - только озерную чайку на себе и выдержат.  Смотришь на эти необычные, сказочные островки с берега, и кажется, что вот-вот вынернет из глубины озера русалка, и усядется на плавающий островок. Тишь да благодать  летом на Котокель. Совсем не тот характер что у старшего брата Байкала.
   Есть ещё одна достопримечательность у озера Котокель. Находится посередине озера остров Монахов. Не простой этот остров. Стоял на нём, в своё время, монастырь, основанный ещё несколько веков назад монахами-христианами. Жили здесь монахи своею общиною, кормились со своих огородов и тайги, грибами да ягодами. Смородину даже, сказывают, специально разводили. Подходящей почва этого острова для красной смородины оказалась. А особенно хорошо шла здесь рыбная ловля. Прикармливали монахи рыбу остатками еды со своего стола. Сказывают, рыба как бы полудомашней стала, прирученной. И стоял христианский монастырь на большом острове, что посередине Котокель, не одну сотню лет.
   Но всё в нашем мире меняется, иные наступают времена. Пришли лихие 30-е годы репрессий.  Добрались и сюда беда и горе. Монастырь был разорён, монахи расстреляны. Сейчас и развалин монастырских стен не сыскать. Стерло их Время. На месте, где стоял монастырь была как-то рыбацкая артель, потом и её убрали.  Одиноко выситься сейчас на этом месте большой деревянный крест. В память о монахах, что здесь жили да умирали. Но сохранился на острове Монахов один росток от прежних времён. Живой и вечный памятник трудолюбивым послушникам – одичавшие кусты красной смородины.  Иногда рыбак или путешественник причалит к острову, заберётся вглубь и соберёт чуток вкусной ягоды, да  может и помянет добрым словом людей, что её здесь, в своё время, развели.
   На озере Котокель свой микроклимат. Окружают это озеро высокие сопки, покрытые дремучей сибирской тайгой. Связано Котокель с Байкалом родственными узами – речушкой небольшой, да подземными водами. Всего лишь несколько километров отделяют друг от друга этих два таких непохожих озера. Но в одно и тоже время разная там может быть погода. Дуют над Байкалом мощные ветра, вздымаются крутые волны. А на Котокель в это же время всё спокойно. Лишь лёгкая зябь по воде. Защищают озеро высокие лесистые сопки от ветра. Но бывает и так, что направление ветра меняется незаметно и тогда легкая рябь на Котокель становиться чуть-чуть, кажется, сильнее. Опытные рыбаки из сёл, что по берегам Котокель, сразу видят перемену погоды и на воду не идут. Шторм, говорят, на озере и волны. Хотя смотришь – какие же это волны?! Ну зябь на середине озера, вроде, чуть крупнее стала. А у берега вон совсем ничего. Как в бассейне – вода лишь еле плещется.  Но не советуют местные жители плыть по Котокель в такую погоду ни на лодке, ни на катере, ни, тем более, вплавь. В чем дело-то?!  А волны, говорят, в середине озера сильные.
   Есть здесь легенда среди местных жителей про рыбачку Катерину, что утонула в озере в 50-х годах теперь уже прошлого века. Неземной красоты, говорят, была женщина. Очи чёрные, большие да насмешливые – на пол-лица. Фигура точёная, гибкая, волос густой да чёрный, цвета воронова крыла. Коса чуть ли не земли касалась. Девка смелая, да норовистая. Рыбачила сама, а не в артели. Удачлива была, да мастеровита на руку. Сама сети ставила, сама рыбу снимала. Сама и обрабатывала, и на базар возила. И жила хорошо – нужды не знала. Многие видные парни да мужики добивались её руки, много за ней ухажёров ходило. Да над всеми шутила  Катя, ни да, ни нет не говорила, купалась в лучах своей красоты, да свободы. Не один хороший парень, плюнув в душе с досады, женился на девушке попроще характером, да сговорчивей сердцем. А Катерина всё крутила парням мозги да души. И, как люди говорят, в один из опасных полуветренно-коварных дней, что бывают на Котокеле, когда ни один рыбак на озеро не выйдет, подошла Катерина к своей лодке да сказала, что, мол, надоело ей в девках сидеть. И выйдет она замуж за того, кто сейчас поплывёт, да сети её проверит. Вот в дом мой, сказала, войдёт с добычей - и хозяином в нём станет! Да и на до мной властелином будет, косу мою девичью расплетёт. Усмехнулись рыбаки, что постарше да поопытнее. Загорелись глаза у молодых да горячих парней… Но зашумели другие бабы на Катерину. Сдурела девка совсем! Сама мужика не имеет, да чужого парня иль сына сгубить хочет! А что сама, дескать, не плывёшь? Коли такая смелая - самостоятельная?  Достала уже всех своими выкрутасами!
    Улыбнулась тогда Екатерина, перебросила за спину свою косу, цвета воронова крыла, да и пошла к своей лодке. Оттолкнулась её от берега,  насмешливо взглянула на людей на берегу  и усмехнулась. Дескать,  нет более мужиков-то! Все только за юбками бегать горазды, да под юбками же и хорониться…  И смотрели молча люди, как гребёт вёслами Катерина направляя лодку к острову Монахов, где сети её стояли. Вот и скрылась лодка за выступающим мысом, что центр озера закрывает. Больше никто и никогда рыбачку Катерину не видел.
    Схожа характером, сказывают, была Катерина с самим озером Котокель. Вот озеро её к себе и забрало. Обвенчало с собой навсегда, стало единственным суженым-ряженым. И говорят, что теперь перед тем как этот странный и коварный полушторм на Котокель начинается, видит иной рыбак, со спешащей к берегу лодке, что сидит  на камне прибрежном, или на одном из плавающих островков, женщина неземной красоты. И расчёсывает распущенные длинные чёрные волосы. И непонятны, неясны её жесты и слова. То ли к себе манит, то ли указывает путь в сторону спасительного берега, подальше от гибельных волн коварного озера.
   Одни рассуждают, что девка-то, Катерина, была неплохая. Лишь гонористая слишком. И что зла она на других не держала, вот и сейчас указывает запоздавшим рыбакам спасительную бухточку. А вот другие уверяют, что не простила она людям непонятую шутку-усмешку и теперь заманивает незадачливого гребца в пучину вод своего жениха-погубителя, коварного озера Котокель. Да, бывает интересные легенды рассказывают тех местах, где люди живут  не одну сотню лет.
   Давно уже планировал я  со своей дочкой Валерией побывать в Бурятии, на Байкале. Туристическая база, где мы должны были жить, как раз на берегу этого озера и располагается. Перелёт на самолёте в столицу Бурятии город Улан-Удэ занял много долгих часов. Затем небольшая прогулка по городу, в ожидании маршрутки-микроавтобуса на турбазу. И ещё несколько часов по трассе, плавно и незаметно огибающей  покрытые смешанным лесом сопки Забайкалья. Красивы таёжные места! Чистый, прозрачный воздух, кажется, можно пить.
   Приехали мы на Котокель как раз, когда стояла тихая и тёплая погода. Август в разгаре, воздух наполнен лесным и чистым запахом забайкальской тайги, неповторимым ароматом хвои! Вокруг высятся сказочные ели вперемешку со стройными стволами берёз и рябин. Ясень, ольха, заросли черёмухи… Всё это так гармонично переплетается и дополняет друг друга, что буквально через каждый десяток шагов можно увидеть новую картину, образованную неповторимым таежным ландшафтом. Светлые лужайки, заросшие густой, ярко-зелёной травой, граничат с тенистыми местами, где серые каменные валуны, покрытых мягкими пушистым мхом. Ласкает слух щебет лесных птиц и еле слышный шепот ветра далеко вверху, на самых макушках высоких деревьев… И сквозь таёжную растительность, меж стволов высоких деревьев и ветвей кустарника проглядывается зеркальная водная гладь Котокель.
   Озеро поразило нас своей дикой, первобытной красотой! Тайга подступает прямо к берегу. И в некоторых местах с крутого бережка прямо в озеро уходят огромные корни деревьев, образуя фантастические навесы над водой. Рядом же, зачастую находятся небольшие песчаные пляжи с пёстрым, крупным песком, скорее напоминающим очень мелкую гальку. Теплая, с изумрудным отсветом вода нежно, неслышно омывает берег. Благодатное место, лесная таёжная сказка!
  …За те две недели что мы с дочерью провели в байкальских местах явно почувствовалась разница между огромным и величественным озером-морем Байкалом и его вечным спутником - озером Котокель.
   В байкальской ледяной воде замерзаешь, едва успев в неё нырнуть. И это при ярком солнце и теплой температуре воздуха в 25-27 градусов. 10-12 градусов прибрежной водички казались нам особенно студёными, когда над Байкалом начинал подниматься сильный ветер. Бывает что и яркое солнце, и чистое голубое небо, без единого облачка и, несмотря на это, мощно и мерно дует  ветер. Кучерявятся на огромных водных далях белые барашки волн…  Как будто показывает Байкал самой Природе, что он лишь один в этих местах хозяин!
   Попытался я как-то во время такой вот погоды хоть на немного отплыть от берега на лодке, покачаться на гребне волн Байкала. Куда там!  Только оттолкнул я своё судёнышко от берега, залезть в него попытался, как выкрутило-вырвало борт меня из рук, чуть не перевернуло на меня лодку. Выкинул Байкал лодку бортом на берег, как будто усмехнулся, куда, мол, лезешь, не видишь, что не в духе я сейчас?!..
  А на следующий день был полный штиль. И лодка не просто легко отошла от берега, а прямо скользнула по поверхности воды, гладкой как стекло… Чистая, голубая даль небес, яркое утреннее солнце и нереально кристально-прозрачная вода за бортом! Отплыв от берега метров двести все равно продолжаешь видеть  то каменистое, то песчаное дно. И нет-нет, да промелькнёт иногда в глубине тень какой-нибудь крупной рыбы, или накроет подводный валун теневая рябь от проплывшего рыбьего косячка. Чист и благодушен тогда Байкал. Отлично виден в такую погоду и большой остров Ольхон, находящийся ближе к противоположному берегу. Да и сам иркутский берег Байкала просматривается прекрасно, поднимаясь над горизонтом вдалеке своими скалистыми очертаниями. Прозрачен и сам Байкал, и его помыслы.
   А на Котокель всегда, вроде бы, тихо. С Байкалом и не сравнить. Бережёт тайга Котокель, закрывает его от всех ветров высокими, лесистыми сопками. Лежит себе Котокель как будто между бережных зелёных ладоней тайги-матушки… Красива и неповторима природа Забайкалья. Удивительной красоты места! Но всякому путешествию приходит конец. Наступил последний день нашего пребывания на турбазе. Съездили мы  искупались на Байкале, несмотря на сильный ветер. Надо же было окунуться напоследок. Когда ещё побывать нам здесь доведётся? Приехали на турбазу и стали собирать вещи. Завтра рано утром нужно было ехать в аэропорт, на свой самолёт. Когда все приготовления к дороге были закончены, мы с Лерой решили напоследок попрощаться и с Котокель. Впереди был ещё почти целый день, и мы решили переплыть на лодке на противоположный берег озера. Места там и вовсе нетронутые цивилизацией, интересно с того берега на наш посмотреть.
    Да, подумал я, прямо какое-то декоративное озеро.  И тут же вспомнил, что нам недавно на пристани турбазы рассказывали о том, что буквально пару дней назад на Котокель перевернулась какая-то лодка с четырьмя людьми. Пьяные туристы, вроде, катались по озеру, да судёнышко своё слишком сильно раскачали… Трое остались ждать помощи, вцепившись в борта перевернувшейся деревянной лодки, а один   попытался вплавь доплыть до берега и утонул. Хотя был, говорили, пловцом со спортивным разрядом. Да, пьяные в основном и гибнут на воде, противореча поговорке о том, что им море по колено.
    Погода на озере, правда, была хмуровата. Солнце скрылось за свинцовыми облаками, но на воде, несмотря на гуляющий в вершинах деревьев ветер, была лишь небольшая рябь волн. И при такой ряби у берега местные говорят, что волны на середине Котокель большие?!  Вот на Байкале сейчас – это да! Там и от берега не отчалишь. Только что видели, когда купались.
   Взяли мы на пристани дюралевую лодку, весла, спасательный круг и черпак для воды. Мало ли что случиться может.  Посадив дочку на кому, сам я сел на вёсла и мы отплыли. Волн у нашего берега практически не было. Лодка шла быстро и легко. Приятно грести в нежаркую погоду! Плеск зеленоватой воды под вёслами, медленно удаляющийся таёжный берег с шумящими под ветром верхушками деревьев. Интересно всё-таки! Наверху бушует ветер, а на воде его практически нет. Я прикинул на глаз - до противоположного берега примерно пара километров. Ну, пусть полчаса туда, полчаса обратно, там часик-другой. До обеда успеем вернуться. И какая же всё-таки вокруг красотища!
    Тем временем наша лодка приблизилась к середине озера Котокель, и уже стал виден край острова Монахов, выступивший из-за скрывавшего его берегового мыса. Ещё чуть-чуть и можно будет попытаться рассмотреть стоящий на берегу большой деревянный крест. Продолжая грести я заметил, что движение лодки вроде бы ускорилось и она стала покачиваться на волнах. Волны на середине озера… Но не такие они уж и большие, подумалось мне. И тут же, качка усилилась, будто озеро услышало мои мысли. Я далёкий от суеверий человек, но всё же мне стало немного не по себе. Незримая граница, за которой почувствовалось влияние ветра, была пересечена нами как-то незаметно. Казалось, кто-то дал тайную команду и тут же качка резко усилились, поднялся ветер. Этот ветер подхватил брызги воды с вёсел  и швырнул их  нам в лицо. Вода вокруг была почему-то уже не изумрудная, а свинцово-серого цвета. Меж вспенивающимися гребнями волн темнели провалы, кажущиеся чёрными. В какие-то секунды озеро словно сорвало с себя маску!
   Мы были уже почти на середине Котокель. Ветер сильно дул в корму лодки подгоняя её ещё дальше, в самый центр озера. Нашу лодку уже не качало, а швыряло с волны на волну. Только начав клонить в одну сторону, её стремительно бросало в другую. Нос лодки чуть развернуло и тут же пенистый гребень волны ударил в борт, окатив нас брызгами с головы до ног… Мы с Лерой огляделись вокруг - всюду бушевали кипящие волны. Глаза дочери были уже полные слёз, видно было, что моей Валерии жутковато. Я  сказал ей одеть спасательный круг и пересесть с кормового бака на дно лодки, чтобы хоть как-то понизить центр тяжести. Ибо наше судно  вот-вот грозило перевернуться!
   Выпустив на секунду вёсла, подавая уже мокрый от брызг круг, я  почувствовал, что лодку начинает разворачивать бортом к ветру и она опасно качнулась. Еле успев восстановить прежнее положение лодки я понял, что бросать вёсла нельзя – можно оказаться за бортом. Глянув на самую середину озера и мы увидели, что волны там ещё больше и яростнее! Не могло быть и речи о том, чтобы плыть дальше. Мистика, какая-то! Ведь буквально минут десять назад мы отплывали от берега и не было никаких волн и ветра. Так вот о чём говорили местные рыбаки… Я подбодрил Леру, мол, настоящее приключение у нас, и попросил глянуть время, так как сам не мог бросить вёсла. Ну, да. Плыли мы чуть больше десяти минут, и такая разница в погоде?!
   Лодка подгоняемая ветром, тем временем перемещалась в самый центр озера. Что делать? Повернуть назад, плыть против сильного ветра? Но хватит ли сил перебороть его? Да и разворачивая лодку, подставив борт, можно перевернуться. Как только что чуть не случилось… Переплыть на другой берег и пешком обойти озеро, бросив лодку? Очень долго идти придётся, успеем ли до завтра? Утром нам на самолёт. Да и переплывём ли мы кипящие как в котле волны самого центра озера? Если дюралевая лодка перевернётся, то, при таком шторме, она сразу пойдёт ко дну. Вплавь добраться до берега в из-за этих же волн очень сложно даже мне, взрослому мужчине. А Лера? Спасательный круг будет только держать на воде. Заметят ли нас с берега?  И тут память услужливо напомнила про утонувшего  на днях пловца.  Да уж, ситуация! Нужно срочно было что-то решать. И решать быстро, ибо лодка, подгоняемая невесть откуда  взявшимся ветром, вплывала в бешеные буруны волн, и качка усиливалась.
   Я решил плыть назад. Улучшив момент, когда лодка была в более-менее горизонтальном состоянии, я быстро развернул её обратно к берегу, от которого мы приплыли. Лодка за малым не опрокинулась под натиском  ударивших в борт волн. Брызгами воды меня с дочкой обдало с головы до ног. Но я уже изо всех сил грёб обратно, стараясь держаться строго против ветра, избегая волн, грозивших захлестнуть через борт. Работая веслами я выбрал в качестве ориентира верхушку сосны на выступающем сбоку мысе. Но лодка как будто замерла на месте, словно удерживаемая неведомой силой. Ветер! Когда мы плыли к центру озера, внезапно появившийся ветер начал дуть нам в спину. А теперь он препятствовал движению лодки и держал нас в своей ловушке! Поворачивая голову вбок, следя за сосной на мысе, я видел, что лодка не движется с места. Тогда я решил попробовать грести смещая нос лодки под углом к ветру, чтобы хоть понемногу приблизиться к берегу. Но только нос лодки отклонился чуть в  сторону от ветра, как очередная волна ударила через борт и лодку опять очень сильно накренило.
   Поспешно взяв прежний курс против ветра я понял, что выход только один – перебороть ветер и доплыть до берегу от которого мы отчалили.  Причём идти нужно строго против ветра не подставляя борт, дабы нас не перевернуло. И я начал грести… Разные мысли лезли в голову. Легенда про рыбачку Екатерину казалась уже как нельзя более реальной. Опять вспомнился утонувший на днях пловец. Лера сидела на дне лодки с одетым спасательным кругом. На ней, что говориться, не было лица. Я, стараясь подбодрить дочку, предложил Валерии сфотографировать окружающий нас шторм. Дескать, будет, что вспомнить. Фотоаппарат висел в чехле у меня на поясе. Но стоило мне на мгновение отпустить весло, чтобы попытаться передать фотоаппарат дочери, как лодку тут же начало разворачивать бортом к ветру. И она опять начала угрожающе наклоняться.
   Пришлось мне поспешно хвататься за вёсла и держать судно строго против ветра. Я грёб прикладывая все силы, но лодка словно привязанная стояла на месте. Мой ориентир,  сосна на вдававшемся в озеро далёком мысе, оставалась точно сбоку от борта. Продолжая работать вёслами я вдруг обратил внимание на то, что верхушка сосны-ориентира сгибается довольно сильно под порывами ветра, а растущие рядом низкие деревья и кустарники стоят не шелохнувшись. И тут мне всё стало ясно. Озеро, окружённое таёжными сопками, штормит лишь в своей середине. Сопки закрывают прибрежную зону. А сильный ветер с Байкала, передувая поверху сопки, поднимает в середине озера волны из-за расстояния незаметные с берега. Граница перехода из спокойной воды в зону шторма достаточно резкая, сразу и не понять откуда вдруг взялся шторм. Выход был у меня только один -  грести.  Мне вспомнилась песня Виктора Цоя : «…Что будут стоит тысячи слов, когда важна будет крепость руки…»
   Моя притихшая Лера сидела на дне  лодки. Чтобы чем-то её занять, я попросил дочку смотреть по ходу нашего судна и следить, чтобы мы не отклонялись от выбранного курса. Я старался работать вёслами сильно, но размеренно, понимая, что бороться с волнами и ветром придётся долго. Грести, грести и ещё раз грести! Время, казалось, остановилось. Замерло…
   Когда в очередной раз я посмотрел на свою сосну-ориентир, то мне показалось, что  мы чуть переместились. Или почудилось?!  Я начал работать вёслами ещё сильнее, перестав экономить силы. И через какое-то время снова глянув на мыс убедился, что мы всё-таки понемногу перемещаемся к нашему берегу! Работать вёслами пришлось ещё долго, но это уже была совсем другая работа. С облегчением в душе…
  Волны исчезли почти так же внезапно, как и появились. Наша лодка пересекла невидимую границу, разделяющую шторм и спокойную воду, как будто вылетела из кипящего котла. Наконец-то я смог отпустить вёсла. Ладони у меня, казалось, гудели и были красные, будто их натёрли наждаком. Придя в себя мы уже уверенно поплыли к берегу. Было ощущение, словно к нашему судёнышку прицепили мотор. Я по инерции работал вёслами так сильно, что в спокойной воде оставшееся расстояние до берега было преодолено незаметно. Лера посмотрела на часы: к середине озера мы доплыли за десять минут, а обратно добирались около часа. Так вот какое ты коварное, озеро Котокель! Вот почему погибла рыбачка Екатерина. Вот из-за чего недавно утонул пловец, решивший перебороть твои хитрые воды. Да и скольких ещё людей ты забрало и, наверняка, заберёшь. Иной у тебя, Котокель, характер, чем у старшего брата Байкала. Маскируешь ты свой хитрый шторм внешней тишью прибрежных вод. Так вот и некоторые из людей скрывают злость и ненависть к соперникам, чтобы улучшив момент подло нанести удар…
   Уезжая ранним утром с турбазы, мы последний раз глянули зеркальную гладь озера Котокель. Оно было спокойно. Вершины высоких деревьев, как нарисованные, выделялись на фоне чуть посветлевшего предрассветного неба. Скоро ли ещё закачаются верхушки твоих таёжных сопок под таким, казалось бы безобидным, ветром? Тихо на озере Котокель. Спокойно оно и гладко. Но когда бушуют ветра над Байкалом, то и озеро Котокель таит за внешним спокойствием скрытую бурю. Как будто по вихрам непутёвого сына оплеуха ладони ветров проносится над таёжными сопками озера Котокель. И появляется на этом озере такой необычный и коварный шторм...


Рецензии
Приветствую Вас, Денис! Прочитал у Вас хороший рассказ об озере Котокель, о котором до сих пор и не слыхивал. Написано хорошо, образно, от души. Отдохнули там,на берегу, полюбовались природой. И на своем опыте убедились, откуда на средине озера штормовая погода. Уж совсем Вы русский человек: пока сам лично не убедится - не поверит! Хорошо, что хватило ума повернуть против ветра и грести изо всех сил! Мне Ваши переживания очень понятны, потому как в подобный шторм во время разлива рек под Хабаровском снимал спасающегося на затопленном стоге сена геолога и вывозил его на твердый берег. А на озере Глубокое у себя на Алтае в такой же шторм оказался без единственного весла, которое сломалось. Пришлось отдаться воле волн, сидя на корме, когда лодку несло к противоположному берегу с крейсерской скоростью и с силой выкинуло на берег вместе со мной! Советую внимательно перечитать. Котокель у Вас соединяется с Байкалом речушкой и ПОДВОДНЫМИ ВОДАМИ (вместо подземными). Там же вместо РЯБЬ на озере - ЗЯБЬ! ДОЧЬ ВЫ ПОСАДИЛИ НА кому. ПРЕДЛОГИ МЕСТАМИ ОТСУТСТВУЮТ. Это во мне говорит редактор, в качестве которого я пребывал много лет. Всего Хорошего! Спасибо за рассказ! Пойду искать на карте это озеро или потом в компьютере поищу. Василий.

Василий Храмцов   19.05.2021 09:51     Заявить о нарушении
Спасибо Вам огромное за замечания! Сейчас исправлю... И спасибо Вам за оценку, приятно!)

Денис Матвиенко   19.05.2021 12:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.