Сексуальное расследование

Ирина Васильевна, миловидная дама лет сорока, и Виктор Анатольевич, приятный мужчина лет пятидесяти, работали в разных учреждениях, но занимались практически одним и тем же делом. Они воспитывали подростков. Она – девочек, он – мальчиков. Она во Дворце культуры соседнего маленького городка, а он в Кадетском училище. Правда подходы к воспитанию юной личности у них были противоположными. Виктор Анатольевич считал, что главное – это дисциплина и порядок, а она - доверие и передача ответственности в руки подростков. Однако педагогам это не мешало «дружить» учреждениями, проводить различные мероприятия и учить ребят общаться с противоположным полом под надзором взрослых, конечно.

Вчера - наконец-то - состоялась первая встреча седьмой роты кадетов и девушек пятого сезона проекта «Самая обаятельная и привлекательная», организованного при Дворце культуры. В этот проект попали девушки, пройдя серьёзный отбор, их учили всему, что должна знать и уметь настоящая леди: от вязания крючком, кулинарии до бального этикета. Девчата, да и парни давно ждали этого события. Его несколько раз переносили из-за большой загруженности кадетов военными учениями и спортивными сборами. И вот, ура! Встреча состоялась!

Когда группа робких девчат в черных лосинах и белых футболках зашла в спортивный зал, там уже летали с мячом по площадке двадцать ловких юношей. Это зрелище было прекрасно, но интерес у девочек выйти поиграть с этими профессионалами сильно поутих.

Раздался свисток тренера.

– Так, бойцы! К Вам сегодня пришла команда соперников – девочки из городского проекта «Самая обаятельная и привлекательная» поиграть в спортивные игры и попить чай. Всё! - хлопнув в ладоши сказал Виктор Анатольевич, - Сначала баскетбол! Поехали!

Он бросил мяч, и ребята рассыпались по площадке. Но не прошло и пяти минут, как в девичье кольцо было заброшено три мяча.

– Виктор Анатольевич, слушайте, пацаны так моих красавиц совсем забьют, обыграют, пусть хоть перемешаются с девочками в командах или будут играть одной рукой, что ли, - с улыбкой, обращаясь к Виктору Анатольевичу, произнесла Ирина Васильевна.

– Ну…Правила, есть правила.

– К чёрту правила, вы смотрите, они играют только сами с собой, а мои уже по скамейкам сели, так не интересно. Ну?

– Ладно, понял, - сухо ответил Виктор Анатольевич, нехотя согласившись с женским мнением.

Мальчишкам он было строго-настрого запретил играть двумя руками, одна была спрятана за спину. Зато девчата теперь, что хотели, то и делали с мячом, играли почти без правил. В зале стоял непрекращающийся крик басовитых голосов и девчачий визг.

– А-а-а! Виктор Анатольевич! Этот в красной майке опять играет двумя руками! Так не честно! – вскрикнула Снежка, высокая видная девушка с гибкой, пластичной фигуркой.

Раздался оглушающий свисток главного по кадетам.

– Так, если Вы будете нарушать правила больше к вам девушки не приедут. Поняли? Играем только одной рукой!

Мальчишки послушались, но вдруг один видный, коренастый парнишка с черной кудрявой шевелюрой, Миша Варшавский, громко крикнул:

– Всё! Я теперь играю за девчат! Жалко мне их, а вас, бестолковых, нет!

Мишка так рьяно начал передвигаться с мячом по площадке словно у него расправились крылья. На него восхищенно смотрели прекрасные глазки девчат, одним поступком он выделился среди других и разом завоевал авторитет у противоположного пола.

С утра до полудня ребята и девочки играли в футбол, баскетбол, гандбол, толкались и визжали. Потом все довольные и счастливые напились чаю с пирогами, поближе познакомились в психологических играх, мастерски организованных Ириной Васильевной.

Когда пришло время уезжать, главная воспитательница собрала девушек, пересчитала, довела до автостанции и доверила одной из наиболее опытных участниц, Насте Ушковой, проследить за всеми и оплатить поездку девчат до дома, где их уже ожидали родители.

Тут к ней подошла самая старшая кареглазая, длинноволосая Вика, в свои пятнадцать лет она была в проекте уже третий сезон и отвечала за явку и учёт девочек на занятиях.

– Ирина Васильевна, знаете, я, наверное, не поеду со всеми. Мне надо ещё к тёте заехать, я там и переночую, мама в курсе, хорошо?

– Ладно, хорошо, только будь внимательна, и когда доберёшься до тёти, обязательно в чат напиши, что на месте. Думаю, что Настя без тебя справится, она человечек надёжный, серьёзный. Наших красавиц в автобус посадит, всем билеты купит, а в городе они уже сами до дома потопают.

После этого разговора Ирина Васильевна всё же решила отложить свои дела и довести всех до автостанции, а то ещё кто-нибудь внезапно исчезнет. Тут к руководительнице подбежали две неразлучные подруги Юля и Наташа. Обе девушки были высокие стройные, как юные оленята, отличал их только цвет волос и темперамент. Юля была эмоциональным, вспыльчивым холериком, а Наталья своим спокойным флегматичным вдумчивым характером тушила этот чрезмерно бушующий огонь. Они были неразлучны, так как помогали друг другу жить. Одной без другой просто ни куда.

– Ирина Васильевна, посмотрите какие фотки у нас получились, - протягивая телефон главной даме, проговорила темноволосая Юлия, глаза её горели, лицо сияло счастьем. На фото стоял Миша и обнимал двух наших красоток.

– А чем вы там любуетесь? – заинтересовалась Снежана. Все немного напряглись, так как знали, что у этой грациозной девушки натура была обидчивая и скандальная. А тут ещё и Миша, который точно ей тоже успел понравится. – Ха! Ну и подумаешь сфоткался! Он мне уже в личке написал, предложил встречаться, но я отказалась.

Девочки не стали комментировать душевные излияния Снежки, только ухмыльнулись и забрали телефон назад.

– Да, откуда вы все знаете, может у вашего гренадёра уже дама имеется, ведь ему скоро восемнадцать.

Юлька покрылась бордовыми пятнами и проговорила, откидывая с лица свои слегка завитые локоны:

– Нет, нет, я у него спрашивала.

– Понятненько, - протяжно проговорила Ирина Васильевна, не желавшая обсуждать героя дня, который за час игры смог вскружить головы большей части её воспитанниц.

На автостанции девочки на свои карманные деньги, переданные на всякий случай мамами, решили купить шаурму и выстроились в огромную очередь. Ирина Васильевна поняла, что на ближайший автобус эта ватага голодных девиц не попадает."Что их там не кормили что ли? Ах! Ну да! При мальчишках мы делали вид, что совсем не голодные... А тут дорвались до запрещенной всеми мамами острой шаурмы. Немного пошалить и нарушить правила - это же так приятно!", - подумала воспитательница и вслух сказала:

– Ладно, девчата, я побегу, дальше сами, равнение на Настю Ушкову. У неё деньги на ваш проезд. Как доберетесь до дома обязательно напишите в чат, ладно? Ну пока! Приятного аппетита! До пятницы!

– До свидания, Ирина Васильевна! Спасибо вам за поездку! Было здорово! Не беспокойтесь! Доедем сами! У нас всё будет хорошо! – почти хором говорили жующие сочную шаурму девчата.

Ирина Васильевна торопилась в садик. Успела забрать сына и дочку самой последней, но все же вовремя. Вечером дела пошли своим чередом: занятия у логопеда, потом бассейн, долгие катания на дворовой горке. А когда её два замороженных птенчика вернулись домой, то выпив по стакану молока с мёдом, быстро и сладко уснули.

Утро следующего дня было уже не таким весёлым. Вставать детям совершенно не хотелось, но пришлось. Напоминание о репетициях новогодних утренников прогнало их дремоту. Кому хочется лишиться главной роли в спектакле? Ребятки нехотя вылезли из кроватей и пошли надевать  верхнюю одежду. Самой Ирине Васильевне тоже после эмоционально напряженного дня очень хотелось замедлить бег,отдохнуть, но "надо" есть "надо".

Когда молодая женщина отвела ребятишек в детский сад, ей в голову пришла замечательная идея – остановить свой ежедневный круговорот дел, и просто выспаться. Ведь занятия у неё были только в три часа.

Придя домой, она запрыгнула в ещё тепленькую постель, удобно расположив подушку под голову, и почти задремала. Но тут раздался противный телефонный звонок.

– Ирина Васильевна! - звучал в трубке всегда приятный, но сегодня неожиданно холодный и строгий голос. – Как вы воспитываете своих девочек? Просто безобразие!

– Это почему? Что случилось, Виктор Анатольевич!

– А вот, то и случилось! Кто-то из ваших девушек вернулся обратно,нагло обманув охрану, меня, проник в училище и провёл с Мишей целых три часа за закрытой дверью. Представляете?

– Да что Вы? А кто? Имя? Фамилия? – не на шутку встревожилась Ирина Васильевна, которая понимала, какой её ждёт скандал.

– Я не могу сказать, но кто-то из ваших старших. Высокая такая, сексуальная. Вы их всех посадили на автобус? Всех пересчитали?

– Ну…да, - немного замялась Ирина Васильевна, вспомнив про то, что в этот раз понадеялась на самостоятельность девочек, и не проследила, как они садились в автобус.

– Что молчите? Вы вообще понимаете, как это всё серьёзно?! Миша сейчас под арестом, наказан. А за что? За то, что какая-то ваша разнузданная деваха вернулась в училище и соблазнила его! Вы понимаете какой это скандал! Парня на последнем курсе могут выгнать из училища! Скандал на всю область! Ира, ты понимаешь? - резко и больно звучали слова офицера, раня душу женщины словно удары хлыста.

– Я понимаю, - покрывшись пятнами от стыда и неловкости начала оправдываться воспитательница девушек, - поверьте, мне бы тоже не хотелось огласки, не хочу и думать о том, что мне скажут родители девушек проекта. Виктор Анатольевич, вы не беспокойтесь, не нервничайте. Мы сначала попробуем сами разобраться в ситуации. Не гоните волну, ладно?

– Я молчу пока, - громко и нервно сказал воспитатель кадетов, но какие же бестолковые у вас девки! Они даже не понимают какой это форс-мажор!!!

– Милый Виктор Анатольевич, погодите шуметь. Дайте мне полчаса для выяснения подробностей. Я вам перезвоню.

Ирина Васильевна, скинула одеяло и стала нервно ходить по квартире и рассуждать: «Может это Вика поехала не к родне, а обратно к Мише? Правда она слабо интересовалась им. Хотя кто знает… В тихом омуте черти водятся. Переписывались они в сетях уже давно. Ладно, допустим это она. А как я её об этом спрошу? Вот так прямо и в лоб? Это значит выказать моё недоверие ей как личности, лидеру и порядочной девушке. Позвоню-ка я сначала Настюше и посоветуюсь. Она же их всех посадила в автобус и высадила.

– Настюшенька, привет! Как вы вчера доехали? Всё нормально? – весело и спокойно начала воспитательница.

– Да мы же все отписались в чат, что добрались ещё вчера. Девчата были на подъёме пели песни, развлекали весь автобус. Только Юлька всё сидела и царапала на стекле сердечки и имя Миша.

– Юлька, да? – серьёзным тоном переспросила Ирина Васильевна.

– Да! А что случилось?

– Ой! Случилось, случилось. Только, Настюша, молчок, полная тайна. К тебе хочу обратиться за советом как самому надежному человеку. Ладно?

– Могила!

– Тут такое дело. Позвонил Виктор Анатольевич и сказал, что кто-то из наших вернулся и провёл три часа с Мишей в закрытой комнате.

– Бред какой-то! Ужас! Это правда? Наши? Ну…не знаю… Кто сел, тот доехал. Вики только не было, но на неё я никогда бы не подумала. Она такая умная, благоразумная, нет. Точно нет.

– А из тех, кто ехал?

– Из тех, кто в автобусе, могу сказать, что сильно разогретые общением с кадетами были две – Юля и Снежа. Они из-за Мишки там чуть не подрались, но, в конце концов, спокойно вышли на конечной.

– Да, Снежана у нас самая сексуальная, чувственная, эмоциональная, всё может быть… А если она рванула обратно?

– Она уже после поездки, около четырех, такие фото в чат выложила! Видели? Просто секс-бомба! Голое плечико, а взгляд!

– А, да, точно! Допустим она вышла из автобуса в два, то около четырёх могла ехать обратно в предчувствии счастья уединения фото и выложила. Это могло случиться, если Миша ей, например, написал: «Приезжай, я всё устрою. У нас будет три часа. Люблю. Жду!»

– Эх, Снежка, Снежка, дурёха! А ходит всегда такая гордая, немного высокомерная…А кто проверит, что это была именно она?

– Это, Настюш, всё наши предположения, конечно. Но искать доказательства надо тихо, без огласки. Попробую самой Снежке позвонить и ещё раз Виктору Анатольевичу. А ты пока думай и молчи, если что звони мне, ладно?

На самом деле Ирина Васильевна решила взять быка за рога и набрала номер убежавшей пораньше других самостоятельной Виктории.

– Вика, привет! У нас форс-мажор!

Далее следовал яркий, эмоциональный рассказ о том, что случилось во второй половине дня в кадетском училище.

- Главное, - выразительным и неожиданно тихим голосом переходящим на шепот сказала Ирина Васильевна, -  что эта информация полная тайна, известная только мне, Мише, Виктору Анатольевичу и, теперь, тебе, Вика.

– Ой! Вы меня загрузили! Даже мозг вскипел! Погодите немного, я сейчас из класса выбегу, - взволнованным тоном сказала Вика, понимая секретность темы. - А что они там сразу не могли спросить имя девушки? А как она прошла через контрольный пункт? Туманно всё это.. Давайте я напишу Мише Вконтакте и спрошу его обо всём лично. Кто из наших к нему приходил? – спокойным голосом сказала рассудительная Вика.

Ирине Васильевне не сиделось на месте, она так и ходила полуголая большими шагами по квартире и эмоционально делилась своей бедой с самыми надежными людьми. Относительно Вики она перестала думать, так как та настолько спокойно и естественно отреагировала на новость, что теперь была вне всяческих подозрений. Однако Ирине Васильевне для дальнейшего расследования необходимы были дальнейшие подробности инцидента.

– Алло! Виктор Анатольевич, вы выяснили кто это был?

– Нет, а вы? Представляете, если он её там трогал, или вообще того…, то парень сядет в тюрьму по статье! Вы это понимаете!?

– Погодите. У меня есть свои версии. Послушайте. Первая – это Вика, отпросилась пораньше, но она так спокойно и уверенно сейчас со мной пообщалась, что я теперь на неё думать перестала. Осталось две: Снежана и Юля.

– Эта та, что перед Мишей плясала, выгибалась вся? Это точно она! Соблазнила его, чертовка!

– Погодите, не пойманный, не вор!

– А вторая?

– Юлька, такая высокая, робкая. Может рванула к Мишке и всё?

– Не…думаю…как её…Снежана. Это точно!

– А во сколько они закрылись?

– Около четырёх, обнаружили их в семь.

– Теоретически мои доехав до дома, могли вернуться…

– Да какие там теории! – переходя на крик, продолжил Виктор Анатольевич. – Безобразие! Распущенность! Чему ты учишь их в своём проекте? Сексом заниматься? Мужчин соблазнять?

– Так, давайте не будем ссорится, фактов пока нет, одни догадки. А у меня кроме вас ещё основная работа ждёт. Всего доброго. – Ирина Васильевна прервала разговор и села на край расправленного дивана глядя в одну точку. Мыслей в голове не было, эмоций тоже. Она просто устала переживать, устала находиться в напряжении. Она даже не догадалась залезть под одеяло и очень продрогла, передвигаясь полуголой по квартире.

Тут зазвонил телефон.

– А, Викуша, привет! Ты достучалась до Миши? Он ответил?

– Да! Ирина Васильевна, вы представляете, он ответил мне, что к нему приходила его подруга Маша, которой, как ему, уже восемнадцать, и они просто рисовали какой-то плакат.

– О, боги! Рисовали, значит? Плакат? Ага! Главное, мы чисты и непорочны! Спасибо тебе, Викушенька! Ты просто меня спасла от позора и нервного срыва!

– Ой, да! Я сама ничего делать целый день не могла. Всё думала: «Кто? Кто? Кто? Вроде бы все у нас такие хорошие, воспитанные, не дуры. Зайдя одной к солдатам можно не только девственности лишиться, но и жизни… Я думаю, наши это чётко понимают… Хотя здесь ведь на просто солдаты, а будущие офицеры….»

– Погоди, Вика, я сейчас всё ему скажу!

– Мише?

– Да, бог с ним, с Мишей! Виктору Анатольевичу! Пакостник он этакий! Осрамил меня с ног до головы! А какой он вообще воспитатель, раз так не доверяет своим парням? Что они там все сексуальные маньяки что ли? Ой не могу! Я сейчас всё ему выскажу! Всё пока, Викуша!

Глаза у Ирины Васильевны горели огнём победы. Ей так хотелось просто растоптать, раздавить своей информацией своего нерадивого коллегу, этого солдафона, который абсолютно не разбирается ни в воспитании, ни в подростковой психологии, ни в этике общения с женщинами!

Она быстро набрала знакомый номер. Однако, он не отвечал. Через десять минут её пыл немного поостыл, и главный по кадетам всё же взял трубку.

– Да, уважаемая Ирина Васильевна, я Вас внимательно слушаю, - неожиданно спокойным, немного мурлыкающим тоном произнёс Виктор Анатольевич. – Вы, кажется, звонили?

– Я звонила, да. – недовольным, очень сухим тоном произнесла обиженная женщина. - Вы, кажется, уже в курсе событий, так? У меня просто целый день нервы были на пределе! – начиная переходить на крик выпалила Ирина Васильевна. – Как Вы вообще могли подумать про наших, самых лучших в городе девочек, такое?!!!

– Что, Вы! - уверенным, спокойным и очень почтительным тоном проговорил Виктор Анатольевич. – Думаю, что нам просто, очаровательная моя, Ириночка Васильевна, нужно крепко подумать не о прошлом, а о будущем. Мы посоветовались с руководством училища и решили Ваших прелестных, высоконравственных воспитанниц пригласить на литературно-поэтический вечер «Зимние откровения», а после этого на Бал отличников учёбы. Что скажете?

Его речь совершенно обезоружила воспитательницу девушек-подростков, и она плюхнулась в кресло как сдутый шарик.

– Ладно, мир, Виктор Анатольевич! Мы согласны! – она расплылась в улыбке, через которую выступили слёзы счастья.

Ирина Васильевна нашла в себе силы надеть на озябшее тело деловой костюм, натянуть колготки, шубку, подкрасить губки и почти вовремя выскочить на холодную улицу. Несмотря на мороз, ей было жарко, она шла и пела свою любимую песню, которая помогала ей по жизни преодолевать всевозможные  трудности и проблемы:

«Чтобы тело и душа были молоды, были молоды, были молоды,

Ты не бойся не жары и не холода, и не холода, и не холода!

Закаляйся, как сталь!»


Рецензии
интересно хорошо

Мутуш Танов   16.01.2019 18:10     Заявить о нарушении
Спасибо, Мутуш, за интерес к моему творчеству и "особой" теме:)

Дарья Мясникова   17.01.2019 00:04   Заявить о нарушении