Накануне и после - частное расследование

      В ящике моего письменного стола лежат старые, порыжевшие от времени, газеты с названиями «Социал-Демократ» Московского комитета РСДРП и «Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и крестьянских депутатов». Газетам – более ста лет. Самая ранняя датируется 1 октября, самая поздняя – 28 ноября (по старому стилю) 1917 года, то есть они отпечатаны за три недели до октябрьского переворота и спустя месяц после случившегося. Газеты переполнены политикой и тем интересны.
      Мне эти газеты передала жительница Новосибирска М. Н. Кирсанова. Мария Николаевна в своё время окончила гимназию и вышла замуж за одного из представителей семейства сибирских предпринимателей Носковых. Их семейный дом в революционные годы располагался рядом с Новониколаевским железнодорожным вокзалом; сейчас на этом месте взгромоздилась привокзальная гостиница.
      Газеты обнаружились, когда стали разбирать дом; в тайнике оказались, кроме них, какие-то «Биржевые новости» и дореволюционные книжки. Мария Николаевна вспомнила, что книги и газеты хозяева спрятали, когда в городе, отступая из Омска, остановились колчаковцы, и несколько офицеров были определены на постой в их дом. Офицеры беспробудно пьянствовали, и от присутствия господ остались рифленые стеклянные бутылки с надписью «Фабрика Морозовой в Харбине». А спрятали большевистские газеты хозяева на всякий случай - мало ли что могло прийти в головы хмельным белогвардейцам, могли и пристрелить.
      Потом про этот тайник забыли. Когда через полвека новосибирские власти решили построить высотную гостиницу для приезжих гостей и стали убирать частное жильё, при разборке дома спрятанное обнаружилось. Конечно, если бы в тайнике оказались золотые червонцы или империалы царской чеканки, радость была бы иного качества, но и эти свидетели революционных лет были интересными.
       Итак, читаем и анализируем первоисточники – не вымыслы каких-то советских или постсоветских обозревателей и расплодившихся политологов, а мысли тех людей, которые творили революцию или были свидетелями. Интересно самостоятельно проследить, без идеологических нагрузок, как развивались события хотя бы и с позиций большевистской прессы.
       Вспомним, что начальная идея революционных преобразований в России состояла в том, чтобы разработать новую Конституцию страны, и этим делом должно было заняться Учредительное Собрание, избранное демократическим путём в конкурентной борьбе различных партий. В социал-демократической газете от 1 октября приводится список кандидатов в Учредительное Собрание, предлагаемых Комитетом РСДРП (большевиков). Эти двадцать пять человек являются официальными кандидатами, но в списке ещё пятнадцать запасных, в числе которых Крыленко Н,В, Свердлов Я.М., Уншлихт И.С. и другие - лица для нас знакомые.
      Автор не поленился и в Интернете узнал судьбу соратников Ленина. Статистика оказалась убийственной, из двадцати пяти кандидатов в члены Учредительного Собрания лишь двое – Иосиф Сталин и Александра Коллонтай преодолели семидесятилетний рубеж. Пятнадцать человек были расстреляны или убиты иным способом в 1936-1940 годах, восемь человек не дожили до расстрельных лет и умерли естественной смертью. Вероятнее всего, доживи они до «тридцать седьмых-роковых», с ними произошло то же самое. Эти данные наглядно доказывают, какой опасной является профессия политика. Похоже, что она идёт сразу за вымершей профессией гладиатора.
       Ниже приводится список кандидатов с небольшими комментариями автора.
    1 Ленин (Ульянов) Владимир Ильич - умер в 1924 году.
    2 Зиновьев (Родомысльский Евсей, Герш Аронович) Григорий Евсеевич - расстрелян в 1936 году.
    3 Троцкий Лев Давыдович (Лейба Давидович Бронштейн) - убит в 1940 году в Мексике.
    4 Каменев (Розенфельд) Лев Борисович - расстрелян в 1936 году.
    5 Коллонтай (Домонтович) Александра Михайловна - (умерла в 1952 году).
    6 Луначарский Анатолий Васильевич - умер в 1933 году во Франции.
    7 Бухарин Николай Иванович - расстрелян в 1938 году.
    8 Пятаков Юрий (Георгий) Михайлович (Леонидович) – расстрелян в 1937 году.
    9 Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович - умер в 1953 году.
    10 Рязанов Давид Борисович (Давид-Симха Зельман Берович Гольдендах) - расстрелян в 1938 году.
    11 Бубнов Андрей Сергеевич - расстрелян в 1938 году.
    12 Милютин Владимир Павлович - расстрелян в 1937 году.
    13 Рыков Алексей Иванович - расстрелян в 1938 году.
    14 Ногин Виктор Павлович - умер в 1924 году.
    15 Покровский Михаил Николаевич - умер в 1932 году.
    16 Кристинский Николай Николаевич - расстрелян в 1938 году.
    17 Ларин Михаил Александрович (Ихил-Михл Залманович Лурье) - умер в 1932 году.
    18 Сокольников Григорий Яковлевич – (Гирш Яковлевич Бриллиант) осужден в 1937 году, в 1939 убит сокамерниками.
    19 Шаумян Степан Григорьевич - расстрелян в числе бакинских комиссаров в 1918 году.
    20 Смирнов Владимир Михайлович - расстрелян в 1937 году.
    21 Стучка Пётр Иванович  (Петерис Янович) - умер в 1932 году.
    22 Шмидт Василий Фёдорович (Владимирович) - расстрелян в 1938 году.
    23 Киселёв Алексей Семёнович - расстрелян в 1937 году.
    24 Дзержинский Феликс Эдмундович - умер в 1926 году.
    25 Смирнов Александр Петрович - расстрелян в 1938 году.

      В газетах, где был представлен этот список, о предстоящем вооруженном перевороте не говорилось, но ряд факторов свидетельствуют об интенсивной подготовке к нему. Подозрительным является маленькое объявление в «Социал-Демократе» от 1 октября:
      «Собрание Военной Организации РСДРП (выделено автором)  совместно с большевистской фракцией С.С.Д. состоится в понедельник, 2-го октября, в 6 ; ч.вечера в Бутырском рабочем клубе, 1-я Брестская, угол Чухинского пер. Ввиду важности вопросов, просят всех т.т. явиться.»
      Какие важные вопросы решались на этом собрании, одному Богу известно…
      А обращение к рабочим, солдатам и крестьянам о немедленном созыве областных съездов советов, что-бы успеть к Всероссийскому Съезду Советов, назначенному на 20 октября, тоже говорит о торопливой подготовке к чему-то чрезвычайному.
      Во всех газетах нагнетаются подстрекательские мысли о всемирной пролетарской революции. «Долой войну» - так озаглавлена следующая статья В.Жураховского. В ней упоминается о том, что возможен массовый уход русских войск с фронтов.
      Далее в статье говорится:
      «…Вся Европа уже накануне голода, в Германии уже начались военные бунты, а на броненосцах Вильгельма уже развиваются красные флаги. В Англии, Франции и Италии тоже накопилась масса горючего материала. И в этот критический момент факел русской революции должен быть брошен в пороховой погреб Европы. Только в этом спасение…»
      Уж так автору хочется бросить этот факел в пороховой погреб!
      Анархия уже бродит по стране - рядом с этой статьей размещено сообщение о реальном взрыве на Казанском пороховом заводе, где говорится о миллионах взорвавшихся снарядах.
      Русские солдаты, спасшие Францию, пишут из этой страны о том, что после того, как они помогли союзникам, их превратили фактически в военнопленных. Они не очень хотят мировой революции: командиры их бросили и солдатам хочется скорей вернуться домой.
      Страна взбудоражена, неизвестность будущего заставляет людей собираться для совместных действий. Почти половина газетной страницы «Известий» заполнена объявлениями о намечающихся митингах и собраниях прачек, домохозяек, водопроводчиков, шофферов, металлистов, полиграфистов, футлярщиков и чемоданщиков, женщин-печатниц, рабочих кожевенных производств и других.
      То, что произошло 25 октября 1917 года в Петрограде, сами большевики в это время называют переворотом. Ещё не придумано официальное название произошедшего – Великая Октябрьская Социалистическая Революция. Этот момент широко освещен в средствах массовой информации и многочисленных трудах историков. Смена власти в северной столице произошла почти бескровно, говорится лишь о нескольких жертвах. Джон Рид в своей книге «Десять дней, которые по-трясли мир» говорит о том, что свержение Временного правительства вообще произошло очень буднично – революционные рабочие и матросы просто вытолкали охрану из помещений и заняли их места.
      На следующий день после свержения Временного правительства на Втором Съезде Советов был принят декрет о мире и началась работа нового правительства по всем направлениям.
       В газетах послепутчевого периода напечатано множество резолюций из воинских частей, фабрик, Путиловского и Балтийского заводов, железнодорожников, в которых выражаются различные требования к новым властям. Вот образец такой резолюции:
       «Жиздренский гарнизон на общем собрании 24 октября постановил приветствовать съезд Советов, требовать мира, хлеба, свободы, прекращения расформирования. Протестовали против карательных экспедиций, недопустимых в свободной России, свободной стране.»
      Город наполнен оружием. Даже дворовые комитеты обзаводятся вооруженными дружинами для защиты жителей. И пока непонятно, на какой они стороне. Но всё пока происходит в достаточно мирной обстановке, без большой стрельбы. В поддержку революционной власти выступают представители 12-й ар-мии, 323-го Юревецкого полка, 1-го Сибирского инженерного полка, 175 пехотного запасного полка, 51-й артиллерийской бригады, 6-го инженерного полка, Петроградского разгрузочного 127-го батальона и дру-гих войсковых подразделений. Кавалерийские и казачьи части северной столицы всё ещё пока не поддерживают большевиков, но и не рвутся в драку.
      Совсем по другому решалась судьба страны в Москве. Здесь бои шли жестокие с сотнями жертв с обеих сторон. Погибло много молодых ребят из военных училищ, защищавших Временное правительство. Из Петрограда в Москву были направлены революционные войска, но их отправку задержали железнодорожники, которые стали политической силой.
      В «Известиях» сообщается о победе революции в Москве лишь 3 ноября. В 5 часов вечера подписан договор между Военно-Революционным Комитетом (ВРК) и Комитетом Общественной Безопасности Белой гвардии, где говорится о прекращении всякой стрельбы и военных действий. По этому договору Белая гвардия возвращает оружие и расформировывается. Офицеры остаются при присвоенном им звании и оружии. В юнкерских училищах сохраняется лишь то оружие, которое необходимо для обучения. ВРК гарантирует всем свободу и неприкосновенность личности.
      Договор подписывают представители ВРК и Соединенного Комитета войск, оставшихся верными Временному правительству, а также представители различных партий: РСДРП, Железнодорожного Союза, Социалистов-Революционеров-Интернационалистов, Бунда, Объединенных Интернационалистов,  польской Социалистической партии (левцы).
      Из-за жестокости московских событий, в том же номере газеты Нарком по просвещению А.Луначарский, потрясенный известиями о пожаре в храме Василия Блаженного, разрушении Успенского собора и некоторых башен Кремля, подаёт в отставку.
      На заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов 8 ноября выступил Л.Троцкий с лозунгом - да здравствует гражданская война! Отвечая на вопрос об отставке Луначарского он говорит:
      «…Товарищи, и мы все скорбим о гибели наших лучших товарищей и культурных ценностей, но эти уничтожения являются следствием борьбы классов. В гражданской войне никогда не повинны угнетенные классы, которые стремятся к свободе, виновна бур-жуазия, целью которой является угнетение. Мы скорбим о гибели памятников искусства, но мы при этом говорим: есть одна ценность, которая выше всех цен-ностей на свете – это свобода угнетенного класса. Для того, чтобы добиться этой ценности, мы жертвуем и борцами, и жизнью людей – самою высшею ценностью. Но мы верим, что народ, когда он возьмёт власть, создаст ценности, которых не знал мир. Гражданская война уничтожает ценности, но гражданская война несёт свободу и потому – да здравствует гражданская война!»
      Вот таков товарищ Троцкий – революционер и человеконенавистник во всей его красе.
      В статье «Заговорщики и предатели» («Известия» от 4 ноября) говорится о том, что выпущенные большевиками министры-социалисты Временного правительства объединяются под руководством Керенского с Комитетом спасения  родины и революции. В газете приводится перехваченная радиотелеграмма комиссара верх.Станкевича, где указываются пути борьбы с большевиками.
      Новое большевистское правительство сталкивается с массой больших и малых проблем, которые требуют безотлагательного решения.
      Председатель Совнаркома В.Ульяов (Ленин) и Комиссар по делам финансов издают декрет об упразднении Дворянского земельного банка и Крестьянского поземельного банка.
      Комиссар Торнео сообщает:«…Граница временно закрыта. Без особых распоряжений Военно-Революционного Комитета никто пропущен быть не может».
      Приказ комиссара по иностранным делам Л.Троцкого гласит: «…Титулы и ордена упраздняются. Штат служащих переводится в другие отделы.»
      Интересно, что здесь же печатается распоряжение по Зимнему дворцу, в котором выражается искренняя благодарность князю И.Д.Ратеву за самоотверженную защиту и охранение народных сокровищ Зимнего Дворца в ночь с 25 на 26 октября… Поручаю гл. ком. Зимнего Дв. князю И.Д.Ратеву организовать внешнюю охрану воинскими частями…» Титул князя здесь Ратеву оставлен.
      Наиболее серьёзная проблема – начало гражданской войны: выступления Дутова на Урале и Каледина на Дону. Совет Народных Комиссаров принимает жёсткие меры:
      «…1. Все те области на Урале, Дону и других местах, где обнаружатся контрреволюционные отряды, объявляются на осадном положении.
      2. Местный революционный гарнизон обязан действовать со всей решительностью против врагов народа, не дожидаясь никаких указаний сверху.
      3. Какие бы то ни было переговоры с вождями контрреволюционного возстания или попытки посредничества безусловно воспрещаются.
      4. Вожди заговора объявляются вне закона…»
      Под этим постановлением размещен декрет о саботажниках – чиновниках государственных и общественных учреждений, которые объявляются врагами народа.
      Интересная статья под названием «Русские оборонцы (эсэры) и американские банкиры» подробно повествует о том, как американский бизнес поддерживает в России активную оппозицию. Речь идёт о создании оппозиционной газеты «Воля народа», на которую американцы не жалеют денег – более двух миллионов долларов. В газете ругают большевиков, рисуют карикатуры на Ленина и других вождей новой власти. Операция по дискредитации большевизма проводится через активистку эсэров Екатерину Константиновну Брешко-Брешковскую. Разоблачителем аферы выступает личный секретарь активистки Владимир Бакрылов. Получается, что уже в то время американцы нарабатывали опыт вмешательства во внутренние дела России.
      В статье «Террор и гражданская война» (Известия от 5 ноября 1917 года) обосновывается необходимость и неизбежность жестокого подавления противника. Для большей образности здесь приводятся стихи Гейне:
                «Нам, конечно, известны Сен-Жюста слова,
                что во время великих болезней
                мускус с розовым маслом не могут помочь,
                нет лекарства для них бесполезней.»
      Статья написана анонимным автором, но вполне вероятно, судя по стилю изложения, что здесь приложил руку Лев Троцкий.
      В этом номере газеты, пожалуй, впервые российский народ достаточно подробно знакомят с биографией Председателя Совета Народных Комиссаров Владимиром Ульяновым. Ничего нового в жизнеописании Ильича из того, что нам известно из советской истории, нет, но почему-то он здесь идёт под псевдонимом Н.Ленин.
      Самой острой внутренней проблемой является снабжение Москвы и Петербурга продовольствием. Наверно, впервые в России введена система продовольственных карточек. В «Социал-Демократе» от 3 ноября 1917 года есть сообщение Московского Город-ского Продовольственного Комитета о том, что
      «… в ноябре месяце по основной карточке будут отпущены продукты по следующим нормам:
      хлеб – полфунта в день, крупа – 1 фунт в месяц,
      сахар – 2 фунта в месяц, мясо – 1 фунт в месяц,
      чай – полфунта в месяц,
      жиры – полфунта коровьева масла на первый купон и полфунта растительного масла или жира на второй купон.
      Неожиданное получение яиц даёт возможность выдавать по 1 яйцу на первый яичный купон; В последующие недели яйца будут отпущены лишь для детей;
      По дополнительной карточке в силу недостатка продуктов будет отпущен лишь хлеб по полфунта в день.
      Члены Управы: М.Фальнер-Смит, В.Будеско Секретарь коллегии распределения Н.Рензин.»
      Далее следует уточнение:
      «…с 3 декабря по ноябрьско-декабрьской продовольственной карточке будет продаваться по 22-му купону - полфунта какой-нибудь крупы, по 27-му купону – полфунта риса и по 21-му купону – полфунта макарон.»
      Не жирно - по 200 г на купон… Это похоже на блокадный Ленинград 40-х годов.
      Саботаж идёт на всех фронтах: в армии, в государственных учреждениях, на фабриках и заводах, в среде интеллигенции. Правительство пытается бороться с этим и опубликовывает «Декрет о саботажниках», в газетах этому посвящено ряд статей типа «О саботаже интеллигенции». Комиссар Петроградской телефонной станции Яковлев постановляет:
      «…Служащие телефонной станции, оставившие свои посты и не явившиеся до 5 ноября, считаются уволенными…»
      Прошло всего немного времени с момента захвата власти, но внутри большевистского руководства уже произошёл раскол. Основные разногласия связаны с двумя линиями поведения партии большевиков после свержения Временного правительства – узурпировать власть или разделить её с теми партиями, которые поддерживают основные положения революции о войне и земле. Мнения здесь были разные: сторонники единовластия указывали на печальный опыт многопартийного Временного правительства, их оппоненты опасались, что отброшенные от власти партии могут стать враждебными. Разногласия не скрываются и в №216 «Известий» об этом написана небольшая статья «Раскол в Аксентьевском Совете». А в №217 от 5 ноября 1917 года напечатано заявление в ЦК РСДРП Каменва, Рыкова, Милютина, Зиновьева и Ногина о выходе из состава Центрального комитета, причём В. Ногин снимает с себя полномочия Наркома Торговли и промышленности, А.Рыков – Наркома внутренних дел, В.Милютин - Наркома Земледелия. К ним присоединяются: Нарком по Продовольствию Теодорович, Комиссар по делам печати П.Дербышев, Комиссар Государственных типографий И.Арбузов, Комиссар Красной Гвардии Юренев и ряд заведующих отделами. По форме заявления чувствуется, что внутрипартийная борьба на самом высоком градусе.
       Вот так завершается первый месяц становления большевистской власти.


Рецензии