Двоякие чувства после Херсона

Критиковать кого-либо величайшее искусство. Идея грамотной и конструктивной критики состоит в том, чтобы критикуемый понял и исправил свои ошибки. Критик может запросто перегнуть палку, и дело закончится обидой или скандалом. Писатели Серебрянного века с уважением относились к Белинскому, за его умение подсказать слабые моменты.

 С тех пор прошло много времени, но второй Белинский так и не появился. В свою очередь, литературный сайт это то место где люди обмениваются впечатлениями. Критика здесь возможна, но нежелательна. Изменить что-либо твоя статья не сможет. Скорее наоборот, она просто обидит людей, где тебе довелось побывать.

 Если кто-то пишет плохо о России, проживая за границей и особенно за океаном, подобное вызывает двойную волну возмущения. Теперь же, в связи с политической напряжённостью между Россией и Украиной, любая критика друг друга приобретает политическую окраску.

 Возможно я зря пишу эту статью, ибо она кого-то может задеть. Прошу не обижаться. Но, когда я рассказываю, что был на юго-востоке Украины, у людей сразу возникает масса вопросов: что там и как? Побывать на Украине - это как в советское время съездить в Америку. И потому мне хочется правдиво рассказать об увиденном.


 * * *


 Московский тракт проложен до Херсона,
И как-то раз по этому пути
Машина ГАЗ груженая бензином
Хотела стотридцатый обойти.

 Думаю, многим знакома данная песенка... В моём случае это было всё, что я до поездки знал о дороге на Херсон. Состояние дорожного полотна оказалось приемлемым. Во всяком случае, трасса негативного впечатления не оставила. Херсонская область житница Украины. Вдоль дороги тянутся поля, причём обрабатываются они самой современной западной техникой.

 И всё же о том, что с Херсоном будет что-то не так, я начал догадываться ещё на подъезде к городу. В одном ничем не примечательном посёлке мой друг Павел, пользуясь навигатором, захотел найти какую-то башню. Мы нырнули в лесок и после пешком прошлись вдоль ржавых железнодорожных рельс.

 Никакой башни мы не обнаружили. Вокруг царила разруха и запустение. Что это было за место, я так и не узнал. Думаю, подобных заброшек, с уснувшими башенными кранами, на Украине предостаточно.

 Возле Херсона полноводный и широченный Днепр перекрыт изящным мостом. Кажется что он подобно гоголевской птице, взлетел, расправил белые крылья и застыл над рекой... К моему большому сожалению остановиться мы не смогли и потому мост я не сфотографировал.

 Навигатор повёл нас по городу. Последний предстал во всём своём естестве: справа и слева замелькали обшарпанные фасады, хаотично развешанные рекламные щиты, вывески магазинов. Сами херсонцы, хотя и совершали вечерний променад, показались мне какими-то замученными и безрадостными. Херсон резко отличался от Харькова и Днепра.

 Проскочив через весь город, мы наконец подъехали к нужному дому, где через какое-то время нас встретил агент. Он выдал ключи от квартиры, пожелал хорошо провести время и удалился. Уставшие за день, мы отоварились на ближайшем колхозном рынке, решив знакомство с Херсоном оставить на завтра.

 Дом, где судьба уготовила ночлег, располагался возле речного вокзала. По задумке архитекторов, две сталинские четырёхэтажки олицетворяли собой ворота города, для гостей, прибывших сюда по воде. Подобное в прошлом. В настоящем мало кто приезжает в Херсон и уж тем более по воде.

 Знают ли об этом здания? Думаю, да. Давным-давно не реставрированные фасады свою неухоженность осознают, и потому, подобно запустившей себя женщине, не хотят показываться, особенно со стороны двора.

 Дверь в подъезд открывалась безнадёжно устаревшим кодовым замком, где отполированный цифры подсказывали комбинацию, не разобраться с которой было невозможно. Впрочем, глядя на подъезд, создавалось впечатление, что проникнуть сюда, дабы кого-то ограбить, мог разве что умалишённый. Он же и придумал нумерацию квартир. Таковая шла самым немыслимым образом. Квартира под номером 1 располагалась, как и положено, слева, за ней шли 4, 3, и только потом в самом углу справа №2. Подобный порядок сохранялся на всех этажах. Плюс, первый подъезд, с квартирой №1, оказался справа, а не слева, как это обычно бывает.

 Лестничная клетка поразила заставленными ящиками. Жители дома, которым, судя по всему, нечего прятать от воров, хранили в них всё самое ценное... Ну а что касается квартиры, где нам довелось ночевать, она оказалась в меру убитой.
 
 Зато порадовали цены. Фрукты и овощи в Херсоне вкусные и дешёвые. В начале июня, когда я уезжал, кабачки в Москве стоили 60-80 рублей. Здесь, в переводе на рубли - 8-12. Одним словом, мы очень смачно поужинали, вмазав: кто винца, кто коньячку...

 Я проснулся на рассвете. Мои попутчики спали. Мне валяться на убитом диване не хотелось, тянуло на улицу. Тихонько одевшись, дабы никого не разбудить, я вышел на прогулку. Не смотря на ранний час, город уже проснулся. Народ разрозненными песчинками стекался в сторону речного вокзала. Прохожу мимо дядьки, торгующего саженцами, и далее, как и все, направляюсь к вокзалу. Оный представлял собой большую громадину, построенную в советские времена и в настоящем никому не нужную. Жизнь теплилась в единственном окошке первого этажа, где продавали билеты.

 Народ у кассы суетился и далее переходил на другую сторону, куда проследовал и я. Увиденное оставило тягостное впечатление. Пенсионеры со своими пакетами, сумками и тележками, образовали несколько групп, целью которых являлись качающиеся на грязной портовой воде катера.
 
Дабы выжить, давным-давно заслужившие от государства пенсию люди, вынуждены вкалывать на дачах, куда добраться проще всего корабликом.

 В Херсоне все говорят по-русски. Я постоял, послушал... Про политику никто не балакал, всё крутилось вокруг отменённых рейсов, цен и пенсий. Чуть в стороне рыбаки удили рыбу, забрасывая наживку с некой долей отчаяния, словно гранату под гусеницу немецкого танка. На другой стороне Днепра просматривались грузовые краны, застывшие в бездействии знаком вопроса.

 Солнце в эти утренние часы только-только начинало свой дневной забег, и мне почему-то показалось, что оно так и останется в том же положении, и своими лучами ни рыбаков, ни катера, ни пенсионеров, ни обшарпанный фасад вокзала не осветит и не обласкает...
 
 Жизнь отсюда ушла, хотя, судя по всем признакам, ранее она здесь кипела. В советские годы Херсонский порт был загружен работой. По убитым ныне рельсам туда-сюда сновали поезда с грузом.
Чтобы люди не попадали под колёса, под железной дорогой был обустроен переход. Теперь он, подобно Берлинскому метро в 45-ом, представляя собой затопленную заброшку, с разбитыми ступенями, и с такой же обвалившейся и отколотой плиткой.

 К этому моменту стрелки часов образовали комбинацию на половину восьмого. Понимая, что нужно возвращаться в квартиру, я решил зайти в ближайший магазин, дабы купить что-то к завтраку. Зайти то я зашёл, а вот выйти уже не смог. Три большие бездомные собаки, учуяв толстого и жирного москаля, облизывая слюни и выказывая отнюдь не дружественные намерения, принялись крутиться у входа.

 Я пожаловался продавщице. Она успокоила: "Пёсики не тронут, ну а если боитесь, купить им колбасы."

 Так и сделал. Разломав колбасу на три части, я угостил каждую. Собаки заглотав краковскую, немного успокоились. Приглядевшись, я обнаружил на ушах животинок круглые блямбы. Рядом проходил непонятного вида мужик и я спросил, что за чипы вшиты в собачьи уши.

 Ответ заставил меня в буквальном смысле присесть на скамейку. Оказывается, по нормам Евросоюза все бездомные собаки, в том числе и те, что меня чуть было не сожрали, должны быть привиты, и блямба, вшитая в ухо, является.... - собачьим паспортом.

 А переход? А речной вокзал? А фасады домов? А подъезды?.... Думаю, тут комментировать нечего.

 После завтрака мы все вместе отправились на прогулку. Прослушав мой страшилки, в сторону речного вокзала решено было не идти.

 Антоновские не шумные и одноэтажные в Херсоне умиления не вызывают, и от их новых названий, теплей не становится. Впрочем, тут нужно отметить, что с переименованием всё непонятно. Закон вроде как вступил в силу, но денег на его исполнение местные власти находят не всегда.
Я уж не говорю про неухоженность, про торчащие словно кишки трубы. Когда посреди улицы перешагиваешь через открытый люк, всё остальное отходит на задний план.

 Ради справедливости отмечу, богатые люди в городе присутствуют, как и элитная недвижимость. Но тут тоже есть одно НО, называемое водопроводной водой и канализацией! Когда мы с другом вышли из подъезда, к нам подрулил приличного вида мужчина, спросив из какой мы квартиры. Узнав, посетовал, что на четвёртом сбрасывают бумагу в унитаз, и у него, живущего на первом, постоянно засоряется канализация. Договориться с кем либо невозможно, так как жильцы в съёмной квартире постоянно меняются.

 Мы предложили бедолаге написать объявление, пообещав повесить его в туалете. Своё слово сдержали, но я сомневаюсь, что подобное поможет. Напор воды в нашей квартире был крайне слабым. Извиняюсь за пикантные подробности, но, если бы вода подавалась нормально, на нижних этажах проблем бы не возникало.

 И тут возникает второе НО! Что в Херсоне, что на следующий день в Запорожье, мне довелось жить в квартирах с пластиковыми трубами водопровода и с таким же непонятным стояком канализации. Последний, со своими резиновыми вставками и прокладками, надёжности не внушала, прогибалась при малейшем прикосновении, и, мне думается, сильного давления выдержать бы не смог.

 Третий момент, Херсон стоит на Днепре, воду можно и нужно брать из реки, однако она крайне низкого качества. Жители города, в большинстве своём, в пищу её не употребляют, предпочитая наполнять банки и бутылки в специальных уличных киосках.

 Трижды права бабушка Раневская: "Что толку делать пластическую операцию! Фасад обновишь, а канализация всё равно старая!"

 На пути появляется Греко-Софийская церковь. Прочитав табличку, что она одна из самых первых церквей Херсона, мы решили зайти.

 Основателями храма стали греки - одни из первых поселенцев города (XVIII веке). Церковь освящена 10 ноября 1780 года. Первоначально здание было деревянным, в 1808 году его частично перестроили камнем и освятили во имя Рождества Богородицы.  До сегодняшнего дня церковь сохранила первоначальный вид. В интерьере сохранились настенная живопись, резной иконостас и деревянные скульптуры.

 От себя добавлю, её колокольня действительно напоминает маяк. И всё же, при большом количестве плюсов, Греко-Софийская церковь показалась мне бедноватой. Оно и неудивительно, раз город бедный, значит не особо богат и церковный приход.

 Движемся дальше. Если отреставрировать старые купеческие особняки, коих в городе предостаточно, Херсон будет выглядеть картинкой. Как и по всей, в Гражданскую войну власть здесь менялась много раз. Эти дома и улочки помнят австро-венгров, управленцев гетмана Скоропадского, Директорию УНР, войска Антанты, мятеж атамана Григорьева, деникинцев и конечно большевиков.

 В прежние времена в Херсоне стояли следующие памятники: В.И.Ленину, А.Д.Цурюпе, Г.К.Орджоникидзе, Ф.Э.Дзержинскому, Первым комсомольцам, Ленинской "Искре".
 Более чем уверен - судьба монументов печальна.

 С подобными мыслями дохожу до широкого перекрёстка, после которого поворачиваем в сторону Днепра.

 Проходим мимо стоянки микроавтобусов, минуем проходную грузового порта, после чего попадаем на набережную, с неработающим фонтаном в виде звезды. Рекламная раскладушка предлагает отдых на базе отдыха на другой стороне Днепра. Здесь же крутятся не добитые профессором Лебединским лодочники.

По всей видимости они научились смазывать уключину маслом... Бизнес идёт успешно, желающих переправиться много и потому клиентов они находят.

 В советское время люди имели право работать. О комфорте мало кто думал, и потому Херсон имеет совсем маленькую набережную, зажатую между портом и циклопических размеров элеватором. До Перестройки здесь был пришвартован фрегат, выполнявший функции музея. Однако далее корабль непонятным образом куда-то исчез.
 
 Набережную Ушакова, она же Центральная, часто величают сердцем города. В память о славном прошлом установлена стелла "Фрегат". Её второе название - Памятник первым кораблям.
 
 Монумент в виде парусника на высоком постаменте установлен в 1972 г. в честь первых кораблей Черноморского флота: 66-пушечного линкора "Слава Екатерины" и 50-пушечного фрегата "Георгий Победоносец". Они были спущены со стапелей адмиралтейской верфи Херсона в 1783 г. Памятник выполнен из листовой меди, бетона и гранита.
 
 Рядом большая и мощная пушка. Когда-то грозное оружие, запросто пробивавшее обшивку любого деревянного корабля, защищало город.
 В настоящем в защите нуждаются как оба памятника, так и сама набережная. Всё тут очень бедненько, или, скажу прямо, убого. Если это сердце, то за ним нужно следить, его нужно поддерживать.
 
Зато Георгиевская часовня, не так давно появившаяся поблизости, выглядит прилично. Часовню освятили в мае 2011 года и.... огородили от от желающих зайти и поставить свечку забором.

 Движемся в обратном направлении. По пути проходим узкоколейку непонятного назначения. Впрочем, всё тут понятно. Раньше железная дорога соединяла порт и элеватор. Теперь, когда оба простаивают, рельсы попросту ржавеют.

 На пути встретились дети. Ребята в сопровождении провожатых шли на набережную. Судя по всему, это был летний школьный лагерь. Детишек переправят на другую сторону реки, где они на пляже проведут целый день.

 И тут мне пришла в голову мысль - может не всё так плохо в Херсоне? Город пусть и бедный, но люди, надеясь на лучшее, живут, работают и детей воспитывают.

 Я решил не накручивать себя, что всё плохо и ничего не нравится. Перестроиться сразу довольно непросто и тем не менее, я поставил себе цель, находить и отмечать положительные моменты. Наш дальнейший маршрут этому поспособствовал. Мы вышли к Шевченковскому парку (в прежние времена им. Ленина).

 В пятничное утро народа было не много. Если сравнивать с Харьковским парком, таковой на порядок богаче и интересней. И тем не менее, по Херсонскому тоже можно прогуляться. Город был заложен по распоряжению князя Потемкина в 1785 году. После смерти Светлейшего, парк, лишившийся своего главного покровителя, без должного попечения сильно пострадал от засухи и довольно скоро был выкорчеван. После уничтожения зеленых насаждений, на этом месте оставалась пыльная, парадная площадь. Здесь проходили воинские парады и смотры, а еще устраивали лошадиные скачки.
 
Главная зелёная достопримечательность парка - дуб 1869 года. Дерево посажено при повторном основании.
 
 Большой вклад в развитие города внёс губернатор Владимир Иванович Пестель. Он повелел рядом с парком высадить аллею, которая со временем превратилась в улицу Пестеля. Таковая была названа не в честь брата-декабриста, а именно в честь губернатора.
 
 В 1940 году улицы Базарная и Пестеля стали одним целым и получили новое имя — Перекопская. Покинув парк, мы оказались под кронами её деревьев. Чуть дальше возник концертный зал Юбилейный. Справа остатки валов Херсонской крепости. Возле Очаковских ворот на валы можно подняться.

 Очаковские ворота (1784 г.) то немногое что осталось от заложенной в 1778 г. Херсонской крепости. Они выполнены в виде триумфальной арки. Иногда решётка открывается и счастливчики имеют возможность подняться наверх.

 Херсонская крепость один из старейших объектов города. Её в 1778 году, на месте укрепления запорожских казаков (Александров-шанц), основал Светлейший князь Потёмкин. Строительство курировал генерал-цейхместер И. А. Ганнибала (А.С.Пушкин его внучатый племянник).
 Из сохранившихся сооружений на территории комплекса крепости, самым интересным и значимым является Екатерининский собор. В 1781 году его начали возводить на месте деревянной церкви Святого Архистратига Михаила.

 Во внешних нишах фасада установлены античные фигуры - творения скульптора Замараева. Рядом могилы генералов и старших офицеров, погибших на полях сражений русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Пантеон создан по приказу Потемкина незадолго до его смерти.

 Светлейший князь скончался в 1791 году. По приказу Екатерины Второй Потёмкин был забальзамирован и захоронен в соборе Святой Екатерины. Внутри можно видеть могильную плиту Светлейшего, обрамлённую изящной оградкой. Чуть в стороне установлено кресло. Посещавшая собор императрица в своё время сидела именно на этом месте (кресло, конечно же, не подлинное).

 В 1922, по постановлению ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей» из собор изъяли 2 пуда 18 фунтов серебра. В 1930 г. собор был закрыт.

 Удивительно, но факт - службы возобновились в 1942 году при немцах, и продолжались до 1962 года. В последующем здание использовали для хранения дров, позже — под склад облкниготорга.

 В 1970 в здании собора был открыт Дом пропаганды общества охраны памятников. В начале 1980-х годов по старым чертежам была восстановлена колокольня. В 1989 году здание собора из-за аварийного состояния закрылось. 25 августа 1991 года Екатерининский собор был возвращен Православной церкви.

 Выхожу на улицу. Возле ворот храма сидит нищенка. Кладу ей денежку, поднимаю голову и вижу на другой стороне улицы какой-то непонятный Христианский центр. Дорогие иномарки, как и ухоженная территория, говорят сами за себя. Спрашиваю старушку про этот центр? Та начинает яростно качать головой: "Не! Не! То нэнаши, то нэнаши!..."

 (((Тут невольно напрашивается аналогия с современной Россией. Если у нас Алексий и Кирилл всевозможных сектантов убрали, то в Украине ситуация противоположная, тут присутствуют все, кто сумел зацепиться.
 
Вечером того же дня мы должны были ночевать в Запорожье. Павел бронировал квартиру загодя, но перед самым приездом бронь сняли. Как оказалось, в Запорожье приехали сайентологи (или чёрт его знает кто). Они проводили на городском стадионе мероприятие. На эти даты понадобились хорошие квартиры и потому нашу бронь попросту перекупили.

 В данном случае я не раскладываю пасьянса: где хорошие религиозные течения, где плохие. Я просто констатирую факт.)))

 Время поджимает, нужно возвращаться к машине, чтобы ехать дальше. Миновав Шевченковский парк, оказываемся на проспекте Ушакова.

 Дождавшись зелёного, переходим на другую сторону и далее нас принимает в свои объятия улица Суворова.

 В 1950 году сотрудниками ленинградского музея имени Суворова был подарен городу Херсону бронзовый бюст военачальника. Это работа русского скульптора Рукавишникова, выполненная ещё в 1904 году, на ней Суворов изображен в мундире с погонами и лентой через плечо.
 В годовщину 150-летия со дня смерти великого полководца, 10 сентября 1950 года бюст Суворову был установлен на улице, названной в его честь.
 
 Первоначально Суворов стоял на месте разрушенного в годы войны дома. Позже улица стала пешеходной и бюст перенесли в её начало, установив генералиссимуса посредине.

 Александр Васильевич с 1792 и по 1794 г. жил по соседству в доме № 1. Здание в стиле классицизма, построено в начале 80-х годов XVIII века. При Суворове заканчивалось возведение города-крепости. Памятный знак в честь Александра Васильевича на доме цел. Его, как и табличку (увы, пластиковую), никто не срывает!!!
 
 По пешеходной улице всегда приятно пройтись, а по южной, утопающей в зелени, вдвойне. Ещё одной здешней достопримечательностью является художественно оформленный высокий остов спиленного дерева. Оно было современником города, но к сожалению засохло. В целях безопасности дерево спилили.

 Иностранцев, как и вообще туристов с фотоаппаратами, кроме нас четверых не видно, но сувениры для них есть. На уличных развалах продают всякую всячину.

Цены приемлемые и может где-то даже и низкие. На тот момент я ещё не отошёл от утренних впечатлений и потому тарелку с Херсоном покупать не стал.

 Улица Суворова когда-то главная артерия Херсона в настоящем превращена в Арбат. 
Она неразрывно связана с историей города, здесь много чего происходило. 15 февраля 1905 г. по Суворовской ул.— главной магистрали города — в связи с революционными событиями в Петербурге прошла массовая демонстрация трудящихся под лозунгом «Долой самодержавие!»
 
Каждый дом и каждый двор на этой улице чем-то знамениты. Однако, увы, табличку на здании, где заседал РВКом, с фасада сняли. И в России и в Украине герои теперь другие.

 Если верить российским СМИ, на Украине морского и речного флота давным-давно не существует. В каком состоянии Самостийный флот, сказать не могу, а вот мореходное училище в Херсоне есть. Статные ребята в морской форме на глаза попадаются постоянно.

 Доходим до нового торгового центра, который абсолютно не вписывается в архитектуру улицы. Чуть дальше кусочек старой булыжной мостовой. Моё внимание привлекает табличка из нержавейки. Начинаю изучать. Тут появляется коренной херсонец и объясняет, что это просто реклама. В своё время рядом находился ресторан, владельцы которого таким оригинальным образом завлекали клиентов.

 Тут мне подумалось, если бы я утром не лазал где не нужно, мои впечатления о городе были бы на порядок выше. Ещё, если сравнивать с Москвой, чего делать никак нельзя, уличная реклама в Херсоне к единому знаменателю никак не приведена.

 Зато, если примериться к Арбату, улица Суворова выигрывает за счёт зелени. Улица Суворова не понравиться не может.
 
Время поджимало. В местный краеведческий музей мы не попали, о чём я очень сильно жалею. Однако, увы, по мере удаления от центра, моё благостное настроение довольно быстро заменилось минорным. Мы возвращались, туда где остановились, в район речного вокзала.

 Увы, проблемы в современной Украине есть - Херсон яркое тому подтверждение.


Рецензии
Добрый вечер, Максим Александрович!

В принципе, подано с вполне нейтральной, не заангажированной позиции стороннего наблюдателя и отвлечённо. И какими же они ещё могут быть у вас, как не двоякими? Глубоко вы ведь не копнули, да и возможности такой у вас не было.
Я и есть самый типичный житель Херсона. И кому, как не мне знать и понимать и оценивать все нюансы и болевые точки своего города. Да, к сожалению, я во многом соглашусь, с вами. Многое что хотелось бы и мне увидеть в более солидном свете.
Разумеется, ваш поверхностный взгляд на внешний фасад Херсона не высок во мнении. Оно понятно. Вы человек много путешествующий, как я понял, кое-что видавший. И сравнивать с чем вам, конечно же, есть. Тем более со столицами разных государств. Но это уже не будет корректно, потому как провинция везде (ну, разве что исключая центр Европы) значительно уступает и на порядок ниже во всём представительных промышленных центров. Вот и вашему невысокому взгляду на провинциальный Херсон (толку-то, что это областной центр!) есть ряд причин. Главная из них – некомпетентная и крайне инертная власть на местах, занятая больше латанием дыр и заплат на теле города и решением насущных проблем выживания в непростых условиях для всего государства. К тому же в связи с этим никак не получается рассматривать непривлекательность имиджа украинской провинции без учёта вынужденного отвлечения колоссальных средств на противостояние внешней агрессии на Востоке страны, о чём, кстати, вы даже не упомянули. А ресурсы туда уходят очень немалые. Ну, и, конечно, беда всех стран бывшего Союза и всех его народов – к сожалению, ворует власть придержащая у своего населения. Изрядно ворует. Пока сложно этому явлению противостоять. Вот, увы, и имеем мы в настоящее время, что имеем… Но это, подчеркну, не касается лишь одного Херсона или того же Запорожья, где, кстати, проживает мой друг-однокашник, и положение там мне тоже отлично знакомо. Везде одинаково надо наводить порядок, а, желательно, и лоск.
Но это, что называется, общая внешняя картина.
Но вот на самом укладе жизни в Херсоне ваш прозорливый взгляд остановиться и углубиться, само собой, не мог. Правда, если не считать цен на кабачки. А тут у нас тоже есть свои нюансы и преимущества перед той же Россией. А то, что украинцы ездят на заработки в Россию, так они же не в вашу глухую провинцию едут, где инертное до предела население реально бедствует, а в развитые промышленные центры, где реально платят неплохие по нашим меркам деньги.
Не буду, как тот кулик, расхваливать своё «болото». Но если взять и сравнить в целом картину жизни в России и в Украине, и именно в провинции, то мы, украинцы ещё можем дать фору вам, россиянам. Мы неплохо научились выживать. Такого уж страшного запустения, как у вас, в наших сёлах и городках нет. И это сущий факт. И тут уже на первое место выходит менталитет наших народов. А в России к тем же нашим бедам вам бы надо добавить ещё и повальное пьянство населения. Да, у нас тоже народ попивает. Но всё же не в таких угрожающих масштабах.
А значит, у Украины есть шанс выжить и подняться, а значит, и у такого славного города, как Херсон. Тогда и с проклятой войной покончим, а там, глядишь, и все фасады обновим с новой выбранной властью. Дело наживное.
Спасибо, что написали о моём родном городе. Приятно осознавать, что о нём интересуются не только в Украине, но и вот… пронзают взглядом из столицы сопредельного государства.
Я, и в этом наверняка нет ничего удивительного, влюблён в свой город. Для меня он лучше всех. А я за свою жизнь, где только ни был. И, конечно, не мог не воспеть ему оду в своей "Мореходке". Но то была ещё та, совдеповская жизнь. Сейчас, конечно, другие нравы, другие времена. Увы...

С уважением,
Мореас Фрост

Мореас Фрост   13.01.2019 23:09     Заявить о нарушении
Мореас, БОЛЬШОЕ спасибо за комментарий! Если что не так написал, извините. Скажу честно, меня попросту добили собаки с блямбами. Если бы не они, я бы скорее всего не стал бы трогать тему.
Ну и вообще, поделюсь своей печалью, я пишу про те места, куда мало кто из читателей доберётся. Пишешь, стараешься - и ни одного комментария. По Пакистан и про Нигер никто не читает. Не интересно.
И вот я выкладываю рассказик про Ваш родной город...))) После этого я ощутил себя звездой Проза.ру! Рассказик в рейтинге в первый день до небес поднялся, его читают, я комментов набрал.
Меня же такая слава угнетает.

Единственное, что я хотел по Вашей рецензии добавить, в российской деревне уже в тех былых объёмах не пьют. Их и деревень то (за исключением юга) не осталось. Жизнь ушла в города. Это общемировой процесс.

С уважением!

Ершов Максим Александрович   14.01.2019 09:33   Заявить о нарушении
Так это же нормально, когда собаки с плямбами. Но это не плямбы у них, а чипы. Это по-европейски. Гуманно. Собаки стерилизованы за счёт муниципалитета. Мы уже привыкли. А вот если без чипа бегает – то уже настораживает псина.

Мореас Фрост   14.01.2019 21:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.