vvvvvvvvvvvvvvvvvvvvvvv

Кот, стоявший под окном, в котором была драка, поджал хвост и сказал:
- Я - самый трусливый человек... Вот хозяин, что меня пригрел, нуждается в помощи. А на меня напал котомандраж... Как это выражается? Я хотел бы помочь - да не могу. От ужаса ситуации дрожит все тело.
Благоразумное животное оперлось на перила перед окном и видело, что ситуация набирала обороты. Пьяный гость за майку потащи хозяина, а тот прокрутился как на карусели. В квартиру вошел и второй "гость". Кот продолжал самокопания:
- Ох, мои глаза не могут выносить насилия. Ненасильственное я животное!.. Не перевариваю его физически. Бедный мой хозяин... За жену заступился и попал под пресс тумаков. Кто-то скажет, самое время прыгнуть и недоброжелателей когтями царапать. Они бы от неожиданности испугались и пошли домой читать Евангелие. Да я хотя бы мог отвлечь их и мяукнуть: "друг, беги!" Но и челюсть сковало и как-то аж онемело. И шагнуть не могу.
Рассудительный питомец квартиры совершенно встал на перила и, покачиваясь, тянул голову к зрелищу:
- Нет. Это совершенная балабановщина, не сопрягающаяся с моим нутром. Ох, как там боевой театр развивается... Кинематографичная постановка. Бондарчуку бы поучиться. Бедный-бедный мой хозяин. А женщина его похоже пьяна - сама этих остолопов в дверь пустила. Вот говорил я, алкоголь - разрушитель семей.
Кот поскользнулся и упал не на самые мягкие доски. Драка действительно прекратилась.

*  *  *

Подразумевалось, что гайки, которые затягивают, посодействуют скачку искусств, что волна возмущений выплеснется в творчестве, и начнутся прорывы. Но легко видеть, что ни альбомов, ни революционных кино не появилось. Видимо, закручиваемый материал - то есть люди - стали другими. Без пружин. И эти, там, только зря напрягли гаечные ключи.

*  *  *

Однажды 100 тысяч сумасшедших писателей написало миллион романов. Но пришел страшный великан и съел миллион романов. И что было дальше? Лопнул от зависти. Такая пищеварительная история. http://proza.ru/2014/11/10/5

*  *  *

В агенство приемов приходит человек с чемоданчиком. Он улыбается ртом, но глаза серьезны:
- Я вам принес цифровые последовательности на разных людей.
С ним ведут внимательный и тихий диалог:
- Вы хотите стать цифровизатором?
- Каждый современный человек стремится к этому.
- Ага. Поясните, какой именно человек стремится?
- Который ценит прогресс и понимает, что власти надо помогать.
- Справедливо, сейчас время такое. А каким методом вы собрали материал?
- Я использовал навыки, которые обрел, получая образование, и еще самовоспитание.
- Да, у нас всех было хорошее образование. Этого не отнимешь.
- Когда цифровизация произойдет, образование опять станет лучшим, и все смогут цифровизовывать все что угодно - всех и вся по высшему разряду.
- А вы не боитесь, что время опять изменится, и придется вернуться к  нецифрованным объектам?
Человек заметал глазами по сторонам. К такому вопросу он не был готов, но ответил:
- Тогда я принесу вам новый чемоданчик. С обесцифриванием.
- То есть признаете, что власть ошибалась?
- Я потерялся, подскажите правильный ответ.
- А правильного ответа нет... Все дело в самовоспитании. Начнем с анкеты на вас.

*  *  *

Монах ругал мирянина:
- Ты почему бомжа кормишь? Он пьяный в храм заходит, не кается, работать не хочет...
Мирянин опустил голову, чтобы вздыхать:
- Благодарю Господа, что я трезвый, каюсь, вроде работаю.
Монах продолжил наученье:
- Христос не дал ученикам готовую рыбу и не сказал косяку рыбы, заплыть к уже брошенным сетям, а сказал: закиньте сети сюда.
- И я верю в то, что бомж дошел до церкви - то же, что Петр перебросил сеть.
Монах унял учительский пыл:
- Может, в чем-то вы и правы. Бывают же разные правильные мнения по одному вопросу.

*  *  *

Одумайся, буквопашец и словоед... Житье твое короткое. Успей прославить Христа, чтоб и Он о тебе Вспомнил. Все остальные смыслы меркнут. Только Евангелие рекламировать - вот задача искусства. Вот это труд, дающий плоды... Обогатить юмором, лирикой, фантазией и всеми инструментами, что обладаешь - всегда успеешь.

*  *  *

Кот-женщина потерся о мою левую ногу и прошипел: "Ш-Ш-мяу". Кот-мужчина потерся о мою правую ногу и диктовал ответ: "Ш-Ш-Ш-мяу-мяу!". Я погладил обоих, сошел по ступеням до листьев, оставил двоих разбираться. Если бы эти кошачие могли стать великанами, которые выгладят утюгом все пороки, то разобраться получилось бы.

*  *  *

Человек вынимал кирпичи с угла своего дома и в рюкзаке вносил их в дом. Он ходил с рюкзаком от внешнего угла до двери, дом постепенно уменьшался. Когда рюкзак полностью слопал один угол, человек принялся за второй. За углами съелась стена, которая соединяла эти два угла. Когда и она закончилась, носильщик переметнулся на оставшиеся два угла и стену. Кирпичи уменьшались, а на их месте возникающая пустота росла и удивляла. Однажды настало время, когда человек вошел с кирпичами в дверь, а выйти оказалось не из чего. Потому что дома больше не было. На этом и закончилась кирпичная история. Дверь стояла посреди улицы пока не проржавела и не превратилась в труху. И только тогда воспоминание о человеке окончательно стерлось.

*  *  *

У Дамы внутри происходит колоссальная работа над собой. Гномы-строители возводят новый механизм. Они закатывают шестеренки, усаживают их на шпильки, соединяют ремнями, накручивают новый маховик. Все для того, чтобы Дама встала и с безупречной силой начала созидать, преображая все вокруг. Нейросеть Жанны сопротивляется изменениям, вероятно из экономии энергии.

*  *  *

Она наступила на него каблуком, а он захныкал. Когда подняла каблук, то хныкать ему было нечем. Тогда она второй раз наступила каблуком - хныканье воскресло.
- Странно, что же производит такое упорное хныканье? Я же раздавила все до основания, - рассуждала каблучная леди.
Когда с очередным каблуко-вдавливанием истошных звуков не возникло, в ней начались перемены. Она ходила по улицам, выглядывая, где найдется громадный мужской каблук, который раздавит ее. Но к удивлению, все каблуки попрятались. Сокрушение на этот счет окончательно добило счастливую барышню. Она устроилась работать на каблучно-смягчительный завод. Там безропотно трудилась до глубокой старости. И тогда каблук появился.

*  *  *

Девочка шептала кошке:
- Мой маленький комочек счастья, кто же посмел тебя оставить? Ты исхудала и стала похожа на пружину, обтянутую шерстью. От сырости и грязи эта серо-голубая шерсть скаталась. Если я не спасу тебя сейчас, то и мир провалится в пропасть, потому что, кому нужен такой мир.
Когда животное запрыгнуло на руки и, согреваясь, поплыло на руках вдоль клумбы, то невидимые гигантские руки еще на один день вынули мир из пропасти.

*  *  *

Два человека встречаются, слепляются в одно и светят лучшим лучиком. От этого отдельные куски пространства проясняются, становятся веселей, и люди, что им попались, тоже хотят светить. Двойственная природа света.

*  *  *

Она говорит мне:
- Хочу на тебя работать, сколько стоит час работы?
Мой ответ:
- Ты умная. Давай по триста рублей.
Торг идет дальше.
- Пойдет. А что я делаю?
- Читаешь мой текст и думаешь про него.
- Я могу нажимать электронный будильник при начале и в конце рабочего времени. А что еще?
- О прочитанном нужно высказывать мысли. Лучше письменно.
- Так можно несколько тыщ заработать. Лучше, чем по 100 р час разносить листву. Как ты будешь оплачивать?
- По интернету...
- А ты будешь не здесь?
- Для чего мое присутствие?
- Может, кроме денег, мне важен контроль над работодателем.
- Опасный подход к делу. Где-то нам нужно остановиться...
- Остановимся на простом. Текст и деньги.
- Нет ничего проще.

*  *  *

Женщина шла домой с сумками. Мужчина схватил ее на руки и побежал в храм. Там поставил у икон и заставил молиться, целовать те по очереди и кланяться. Она все сделала и вопросительно посмотрела на него:
- Ну что, хватит?
- Теперь-то да! - Ответил он, поднял на руках вновь и отнес до самого дома, хотя с одышкой.

*  *  *

Вжигорь стоит на маленькой серебряной плошечке. Вокруг - агрессивный космос, наполненный злых духов пытается его растерзать, но пока этот бородач стоит в молитвенной позе на этом пятачке, они не в силах ему что-то сотворить. Он стоит, а перед ним парит гигантский портрет Богородицы, которая его благословляет, а в остальных, кружащих со змеями, пышет огнем... Вжигорь говорит: "Никого не хочу знать, кроме Христа, Христа распятого."

*  *  *

Ради нее мужчина затемно вставал, к компьютеру прыгал и творил розу произведений. Ради розы она просыпалась не рано, читала с постели, не вставая, делала какие-то выводы, и к нему не возвращалась. Они любили одну флору с разных направлений и пересекались только в бутоне.


*  *  *

Молодые режиссеры и режиссерши должны брать плуг кинокамеры, выходить в поле и культивировать до горизонта. А бородовжигори сладко оденут пижамки, ночные колпаки, залезут под одеяло и будут уютно отдыхать. Они сделали свое дело, ведь они те, кто написал сценариев тем, кто кует металл кинолент.

*  *  *

Большой человек склонился над маленьким человеком и бил того кулаками:
- Ты должен быть счастливым.
Тот, кого били, трясся под ударами кулаковых шаров и нервно соглашался:
- Да-да, ты прав... Я постараюсь.
Большой человек распалялся больше, скалился и продолжал свое дело:
- Я сделал для твоего счастья все, что только можно пожелать.
- Я понимаю. Я очень тебе благодарен.
Кулаки большого человека набрасывались на тело маленького. При этом большой человек рос, а маленький - уменьшался.
- Тогда почему ты уменьшаешься на глазах, хотя должен расти?
- Сам понять не могу! Наверно, жду морковный дождик.

*  *  *

Бабушки и дедушки - отличные поставщики природных ресурсов. Не стоит зачислять их в резерв и ставить на них крест. Если в их квартирах к унитазам подвести воздухососы, а пенсию выдавать горохом, то запросы Европы по природному газу можно удовлетворить. Эту трубу, которая по всей стране из мелких капилляров соберется в одну гигантскую жилу, надо назвать "Пенсионный поток". Европа заслуживает от нас самого лучшего, а это - природный газ "Пенсионный поток". Правительству стоит по-новому бросить взгляд на пожилую группу населения. Ведь это наше сокровище. Пенсионеры будут пукать и обогащать Россию долларовыми вливаниями. Теперь они должны охраняться государством. В аптеках для пожилых нужно снизить цены на все лекарства. В продуктовых - на все кисломолочные бифидосодержащие продукты, а от больниц каждому назначить индивидуального врача. Ведь пукать бабушки и дедушки должны активно и регулярно, чтобы газ шел без перебоев. Этот показатель можно еще увеличить, если со стариками совершать утреннюю гимнастику и проводить профилактику пищеварительного тракта. Подключать ключевые газовые трубы и пробовать материал на запах можно доверить самым достойным чиновникам. Газ прекрасно горит и не требует никаких сложностей по добыче.

*  *  *

Жил-да-был волшебник в голубой шляпе. Жизнь помотала его, и он стал добрым. Знакомые отводили от него глаза по причине того, что взгляд его был им невыносим - не было ни одного, кто бы его не унизил не попытался плюнуть волшебнику в душу. Он приходил домой и творил всем обидчикам чудеса. Цену боли он знал и тратил время на улучшение качества жизни окружающих. Тайно верил, что кто-то сможет стать как он волшебником. Но желания на генерацию добра ни в ком не рождалось. Не нашлось кого-то, кто хотел бы претерпеть испытания. Была одна девочка в соседнем подъезде - подавала надежды. Например, девочка шла в дождь на работу. Примотанный скотчем к спине над ней высился зонтик. Прохожие про нее думали:
- Вот, дурочка. Некому ее научить приличиям.
А волшебник видел и понимал ее мотивацию:
- Вот какая молодец, и руки ее заняты другими зонтиками, которые раздает как я свою душу.
Что было дальше? Нет, нет. Они не поженились и никакой иной пошлости не было. И волшебник и девушка так и жили в одиночестве, помогая всем опечаленным, правда мысленно ориентировались на дела друг друга.

*  *  *

Дракон выгуливал на поводке котов. Натягивая вожжи, те тащились впереди. Вспыхивая любопытством и страхом ко всему новому без лишних мяу они прокрадывались вперед. А дракон сдержанно говорил:
- Исследуйте - потом мне расскажите.

*  *  *

Междушторный свет там, где комната удивительная. Пианино режется лучом. На нем книги золотятся. В центре стол. Вжигоря ноги ходят вокруг. Вжигоря голова думает. Молотки пальцев вбивают в скрижали блокнота словечки. Прочитают миллионы написанное одним. Ван Гогу ушей не подставляйте. Прочитав, нашепчут на ухо остальным во Вселенной. С другой стороны портала, через экран вдохновляюще сидит она и дует во Вжигоря энергией. У нее комната, удивительная по-другому. Лучом режется стол с принтером. Полка чужих книг до света недосягаема. В центре - ничего кроме софы. Штор вообще нет. Играет в танчики, но успевает многое говорить руками. Попа на винтящемся кресле, гипотоламус использует мессенджер. Вы ощущаете себя парящим над землей, пока остальные ползут. Удовлетворение, ни с чем не сравнимое, продолжается годами. Пинг-понг через сеть вай-фаев и космическое пространство. Добрая власть имеется над окружающим. Заметьте, созидательная, не захапательная или стяжательная. Но точка серфера на волне. Ощущение полноты. Великанские ладони доброты на две комнаты. Все оно какое-то такое.

*  *  *

Чиновник из кабинета глядит в окно:
- Вон на той сопке, перед входом в залив, поставим статую Христа, который всех нас спасет. Иди сообщи в СМИ.
Его оперативный секретарь кланялся, но сдержанно:
- Оказалось, народ против. Я уже сходил.
Чиновник привстал с любопытством:
- Против такого архитектурного решения?.. Если бы силам небесным угодили, то и деньги тогда к нам, к ним в бюджет вернулись бы.
- Народ говорит, мы не Москва же и не Питер, любящие гигантизм. У бюджетников задолжности. Приюта бомжам нет. Пособия не выдаются.  Сначала верни деньги нам, потом статую возводи.
Чиновник возмутился справедливым гневом:
- Вот неверующее стадо. Сразу другие деньги из бюджета на город выделяться будут. И иностранцы вплывут на Сапфир Принцесс в восхищении, когда такая визитная карточка городу появится. Другое отношение к форпосту. Будем строить статую 70 м!
Секретарь поднял листок, чтоб зачитать окончательную цитату народа:
- Мы думаем, Тот, Кому статуя, против таких понтов за Его счет. Денежки за Его счет тебе отмыть не получится. Отдай долги. А после тебя молодой чиновник Антипупкин, который не проворовался, идущий за тобой, Господу и поставит.

Через конечное количество лет, когда инициативный градоначальник уступил место другому скромному чиновнику, который на людях был немногословен, но часто ходил в церковь и причащался, и который восстановил город, закрыл долги бюджетникам, реанимировал завод, открыл медцентр молодым матерям, устроил городской референдум, на котором некоторым перевесом победил проект по строительству 40-метровой статуи Христа. Статуя воздевала руки ко входу в порт через канал, символизируя духовное благополучие горожан, надпись у основания - "Кто кроток, тот и благ предо Мною" - раскрывала секрет архитектурного решения.

*  *  *

Мальчик хотел игр и для этого двинул лес. На возвышении по пути увидел дерево, стройное и особенное. Сбегав обратно домой, вернулся со стулом, скотчем и книгой, влез на дерево, скотчем между двух сучьев примотал стул, сел в него с книгой. Вероисповедание пора было избирать еще в деревне и городе. Ничего  разумнее, чем история человека, пострадавшего за других и давшего себя распять, дереволазу не представлялось. Поэтому книгой была Библия. А вероиспоеведанием стало христианство. Качаясь вместе с кроной, умный мальчик видел и деревню, спасенную Господом, и женщину во дворе, стиравшую в тазу простынь, и десятки картин в воздухе, где еврейский народ предавал, а потом каялся. Когда чтец утомлялся, женщина кричала: "Иди с дерева домой, обедать хлебом насущным, чтоб были силы лазить наверх - туда, где мебель на деревьях".

*  *  *

Однажды маленький человек пошел на большую войну. Ему дали форму, пушку, фляжку, ложку, прочертили грань, указали, где свои - где чужие. Помните, как в стихе: "и пушечка у него была маленькая. И сам он был маленький." И кушал мало - воюй себе да воюй, радуй свое командование. Сидел человек у своей пушечки в окопчике и целился во врага. И чтобы враги не вытворяли - не могли перейти прочерченную начальством грань.

Когда кончилась война, и начальники-стратеги, которые выиграли, собственно, в строю раздавали ордена, то человеку не дали наград. Он был маленький, и его, попросту, не заметили. Зато своему сыну он сказал: "Большие войны выигрывают вот такие как мы маленькие люди. Будь и ты честным и незаметным. А прочерченную Богом черту врагу переходить не давай."

*  *  *

Он склонился над ней:
- Какую повесть тебе сегодня написать, веселую или с маслом?
- Веселую, - отвечала она, мешая кашу.
Невероятно подозрительно он улыбался и косился на кашу на ее руках; а написал именно то, что она заказала.

*  *  *

Дух у Вжигоря железный, но и ему без поддержки не сладко. Смеются, кто его атакует, требуют мзды, говорят, чтоб плясал. А он стоит в своей комнатке как солдатик, тужится со свечкой, впустив в себя святого Серафима, который на его плече молится. Так вдвоем побеждают желающих танцев.

*  *  *

Прозаик Молодец имел хитрую технику письма. Когда надо было сваять новое произведение, он ходил по комнате и молился. Через полчаса подбегал к экрану и видел там готовый текст главы. Дай Бог каждому такой талант.

*  *  *

Равных длин волос левых и правых локонов она выходит из подъезда, топает с сумкой наперевес мимо клумб до остановки. Смотрит сурово с добрым сердцем на людей. Мчится автобусом до работы и весь день сидит в удобном кресле, которое как весь наш мир вращается вокруг оси. Она - драгоценная педагогиня, но и ее учить надо.

*  *  *

Молитвенница закончив молитвы о всех, о ком поручилась, используя сухарики, стала завтракать. При этом пустому столу шептала следующее:
- Мне ремонтник только рамы побелил и пол тяп-ляп покрасил, а взял авансом 20 тыщ, чтоб исчезнуть.
Дама с листками А4 и приставом в комке пришла к Ашоту и сказала: чтобы продолжать проживать бесплатно в помещении при доме инвалидов, тому нужно сделать во всем обществе ремонт. Когда дама удалилась, хитроумный узбек выложил на инвалидов 60 тысяч и потратил 2 месяца работы.

Завтракающая женщина закончила с сухарями и перешла к жидкому поглощению горохового супа:
- Горводоканал штраф прислал, а за что накрутил, не знаю.
Размахивая над головой хитроумного директора расчетного отдела водоканала мечами, ангелы из отдела госконтроля улыбались. И тот клялся, что для старушки, которой сумму приписал по ошибке, произведет перерасчет.

Чай был с сухариками и одной конфетой. Чайная претензия молитвенницы была такова:
- Пока болела, опекунша из соц поддержки заставила лист подписать. Получается, квартира перейдет к ней, как во гроб сойду.
Переведенная из Москвы судья по фамилии Богут, изучая дела, интересовалась у секретаря:
- У нас что, очередной непуганый квартирный махинатор в провинциальном болоте завелся?
И дело закрылось не в пользу махинатора.

Сухарики в чашке молитвенницы закончились, она пощупала пустое дно, допила чай с одной конфетой, села к окну с побеленными рамами, открыла молитвослов, и старческие губы заговорили по действительно важным вопросам.

*  *  *

Агенты пришли к писателю с ордером и сказали:
- Будем вас душить...
- А почему? - спросил писатель, хлопая ресницами.
- Потому, что писать как вы не умеем...
А он отвечал:
- Так вы всегда можете научиться...
- То, что мы умеем - вполне устраивает. Что это за штучки у вас?..

*  *  *

Идет гражданин по зиме, тащит на плече человека. Человек роняет из глотки перегар. С одной стороны, гражданин не имеет никакого отношения к человеку - ведь они не знакомы. С другой стороны, доброе сердце и ясный ум гражданина к человеку с перегаром понимают, человек с перегаром без кровати в квартире замерзнет. Гражданин решает спасти человека, ведь тогда тот сможет заправляться водкой и женщинами впредь для обновления "подвига". И вот оно чудо: отношение гражданина к человеку меняется.

*  *  *

Вжигорь из своего города роет тоннельчик на Киев, чтобы батюшек Украины на лодке тайно переправить в ненасильственный край, где он живет. Тут уготовил остров, где никто их не достанет, не притеснит, не приПорошит, и куда море вынесло множество рыбацких джонок из Кореи. Тоннельный Вжигорь сколотит из этого материала церковь и запустит туда всех спасенных духовных отцов. Не зная печали, будут они там обитать в молитве, хлопать в ладоши, радоваться, что жива в людях любовь и вдали от войны ждать Христа. А пока придется им тужиться, держать удар и подставить другую щеку тем, кто и ботинок им целовать не достоин.

* * *

Каждый день девочка в костюме мыши спускалась по лестнице и открывала подъездную дверь. Входящие давали ей в одну руку - деньги, в другую - фрукт. При том те, кто вошел, говорили, что деньги - это зарплата за прожитый день, а фрукт - это аванс на следующий. Этот второй был некий витамин, чтобы возможно было пережить ночь... Девочка брала то и другое и молча поднималась по лестнице в квартиру. Там получатель денег и фруктов и стояла на посту остальное суточное время. Казалось бы, что в этом такого?... Многие так живут. А дело в том, что за всю жизнь из подъезда она ни разу не выходила. Это было благоразумно в наше-то время, но очень непросто. Ведь порой само напрашивается нарушить данные себе обещания быть мышью в затворе, выйти или выскочить в окружающее пространство, и самой обнаружить и контейнер фруктов - где они брались для нее - и коробку денег - где для нее же хватались предприимчивыми руками. Но согласитесь, тогда игра будет нарушена, и восхищение, которое девочка-мышь получала вместе с ежедневным фруктом и купюрами, улетучится. А это самое страшное. Особенно, в зимние вечера, когда дыра-тар-тар-тыра-дыра, за окном - полный хухры-мухры, фить-фить и бесцеремонный у-у, компьютер посылает формы сообщения, которые утешают как лето.

*  *  *

Все, кто хотел увидеть красивую Наталью, ставили в коридоре скамеечку и на нее садились. Ягодицы севших ждали, когда ожидаемая пройдет мимо них один раз утром на работу и один раз вечером - с работы. В промежутке ожидатели бурно обсуждали поведение той, которая по их мнению пройдет. А Наталья сидела в комнате и не знала, куда от этих вот всех деться.

*  *  *

Снегоход вам вместо автобуса подавали. да снега же не много выпало. Ну и снегоход был маленький, со спичечный коробок.. а водила в нем - гном. немного бесполезный снегоход, скажете вы. Но его с гномом можно взять в ладони и понести на утоптанную дорожку..а то он увяз и гном снега наглотался) и польза имеется в проявлении лучших качеств, именно: забота о гномах.
Ну а если вместо гнома, скажем, маленький слоник в шоферской кепке - наподобие того, что рисуют художники? Тогда можно его поднять в птичью кормушку на сук, чтоб хоботком он зерна пособирал и прекратил бурчать. Конечно, тогда колорит уйдет навсегда, а он самый затейливый\главный.

*  *  *

Монах долго молился и истязал себя работой. Он имел рвение. Но потом тайная улыбочка посетила его дух, и он совершил ужас осквернения того, кому молился. Сначала был грех одного типа, после него - другого. Так вышла целая лестница вниз. После, когда осознал глубину падения, вновь сокрушался и рвал седеющие волоски на бороде.
Падшему молитвеннику был омерзителен холод окружившего колодца, он не умел комфортно в нем пребывать. А демонам вокруг было комфортно.
После исповеди монах бросился в работу с еще большим рвением, горячей стала молитва и жестче пост. Брал себя измором, как говорят. Как какой-то Сизиф закатывал камень на гору, чтобы потом от него бежать, когда покатится.
Цикл падения и роста монаха продолжался несколько лет. В конце, он сел бессильно, сказал:
- Никчемный я человек... Не смог продвинуться ни в одной добродетели.
Тогда улыбающийся Создатель с улыбкой протянул к нему руку и взял на небо таким, каким был.

*  *  *

С подарком за пазухой, с лукавым прищуром, с теплым словом Вжигорь выскакивает из храма и бежит ножками по мокрому снегу: шлеп-шлеп-шлеп хряп-шлеп, плям.. эф... шлеп... хлюп, пиу-пиу,  веркулло-веркулло! По дороге он гладит кота, трущегося о водосточную трубу, придумывает слова для глав, трущихся об амбиции писателей, мнет в карманах купюры, предназначенные для иллюстраторов его книг.

*  *  *

Зажигая свечу, монах строил серьезное лицо, присаживался к столу, открывал сундук, доставал из него таинственные инструменты по  ремеслу молитвы и делал ими то, что сразу сотрясало галактику и выправляло мир. То есть он стучал по изделию молотком, крутил с усилием в нем чем-то типа отвертки, выковыривал что-то, прицеливался куда-то, пинцетом в борозду вмещал например пружинку. Процесс всегда притягивает внимание. Ублюдок-дьявол подглядывал к нему в избушку и скалился как скалится всякая хищная тварь. Но вы, граждане, не переживайте. У монаха имелось преимущество. Этот, из заокна, войти к нему не мог. Да и ничего делать монаху не мог. Мастер ремесла шурудил, дергал рычажки и мир исцелялся, люди поднимали головы, расправляли плечи, лица их вновь выражали свободу и ясность мысли и снова шли славить Бога, то есть того, кто дал монаху его инструменты. Кто скажет, что не чудо?
Закончив упражнения, монах укладывал все обратно в сундук, задвигал под стол, тушил свечу и, подложив руки под голову, ложился баю-бай. Ну что еще сказать... Во сне как ребенок улыбался.

*  *  *

Одна девочка, которая работала в развратном магазине, вышла вдохнуть свежего воздуха и увидела перед входом котенка. Это был непримечательный серый котенок из соседского магазина. Девочка подняла его и долго с добротой бережно гладила того. Котенок делал, что делают все котята: мяукал и ластился. А владелец магазина напротив - стоял и напряженно ждал, пока продавщица нагладится... И вот, когда она поняла, что котенок получил ее заботы, вернула владельцу. Она уволилась из мерзкого ларька, спустя год, но зерно святой мысли было посажено как раз в эту минуту.

*  *  *

Анжела Викторовна притопала на предприятие и сказала директору:
- Я у вас работала 30 лет.
- Все верно.
Анжела Викторовна развернула юбилейную книгу предприятия:
- А вот в этой книге имеется моя фотография и сказано: не заслуженно забыта.
- Верно. Незаслуженно!
- Предлагаю вспомнить...
- И как это выразится? - Напрягся директор.
- Прошу внимания человечности, а как этого добьетесь - ваше дело.

*  *  *

Бомжик, когда получил пакет продуктов, бежит радостно, пакет держит перед собой, высоко подкидывает грязные ножки. Если ему отвалится еще триста рублей на хостел, то в статус-лайне его мелькнет: "совершенно счастливый". Его грязная бородка дрожит на бегу. Когда в ночлежке по мятому паспорту без прописки он купит койку, то станет чистый и опрятный, бородку замечательно помоет. Через пару дней на лавочке он будет сидеть с улыбочкой, с миром на уме, на солнышко радостно щуриться и целующихся не пугать. Кормите братьев small.


Рецензии