Гиперсветовая Венесуэла с атомным двигателем

В Венесуэле уже голод, многие жители ищут лучшей доли в Бразилии. Годовой уровень инфляции в стране составил 2 616%, людям не на что купить еду. Многие голодают, участились случаи краж и грабежей в магазинах. Даже если у кого-то и есть сбережения, продукты негде купить. Когда на полках супермаркетов появляется что-то съедобное, сразу образуются огромные очереди. Ничего не напоминает?

Нет, до Венесуэлы, надо признать, нам еще далеко. Они при всей дурости-мадурости в золоте буквально купаются, у них проблема совсем не бомжовая:  найти, кому золота этого чуток продать, а потом на вырученные денежки купить еды. Но нет чисто физически в мире столько свободных денег, и яств в запасах столько никто не держит, чтобы так вот просто целую страну превратить в «Pierre Gagnaire на улице Бальзака». Нам бы их проблемы!

Единственное, что сближает Москву и Каракас в экономике - это их полная зависимость от нефтяных цен. В чем же еще похожа Россия на Венесуэлу? Нынешними «псевдолиберальными» реформами, основанными на простом желании сбросить с государственных плеч как можно больше социальных обязанностей? Или, может быть, неспособностью справиться с нефтяными монополистами, взвинчивающими цены на бензин? И если для современной Венесуэлы нефть - это инструмент внешней и внутренней политики, то для России она остается неким проклятьем, доходы от которой она почему-то не в состоянии переварить. https://lenta.ru/articles/2005/04/13/chaves/

Российское население, доведённое до нищеты находится ещё в более тяжелейших условиях, чем жители Венесуэлы. Проживание россиян на территории с самыми суровыми климатическими условиями не идет ни в какое  сравнение с жителями Венесуэлы, проживающими в субтропиках, где фрукты валяются под ногами круглый год, среднегодовая температура +29 градусов, и не надо зимних сапог и шапок детям. Разницу чувствуете?

Сравнение ресурсных экономик России и  Венесуэлы показывает наличие одинаковых проблем, но в России дела обстоят гораздо хуже, если посмотреть с позиции демографии. Количество населения России ушло в жёсткий минус.  В России рождаемость населения 9,2 на 1000, умерших 15,5,  естественный прирост населения — минус  5,6 на 2018 год

Данные по демографии Венесуэлы же очень позитивные, а это главный показатель жизни народа. Рождаемость в Венесуэле составляет около 19,78 на 1000 человек, смертность – около 5 на 1000, а естественный прирост населения  1,48% в год. Ожидаемая продолжительность жизни в стране составляет – 70,78 лет у мужчин и 77,07 у женщин.

Во «встающей с колен» России народ вымирает, а это говорит о том, что именно власть создала для этого все условия. И никакие ссылки на «демографические ямы» тут уже не прикроют антинародную политику олигархического режима, открыто грабящего население под сладкие патриотические трели.

Конечно в России нет пока хлебных бунтов, власть кидает населению крохи эрзац-хлеба, но это дело времени. Народ уже понимает, что его приговорили, недавний Пенсионный дефолт не оставил никаких сомнений.  Вымирание населения это явный показатель того, какую задачу себе поставила власть.
Россия страна социального ада и по снижению численности  находится впереди планеты всей.

То, что и Россия, и Венесуэла относятся к «нефтезависимым» странам с фактически несменяемыми лидерами, наводит на мысли о возможных сходствах в их судьбах. Похожа ли Россия на Венесуэлу? Можно ли сравнивать экономики этих стран?



Игорь Николаев
директор Института стратегического анализа ФБК:

Можно. Может, России тоже уготована такая судьба, - экономическая катастрофа? А чего, и Венесуэла, и Россия – богатейшие нефтью страны, но это не уберегло Венесуэлу от тяжелейших экономических проблем. Значит, не богатство сырьевыми ресурсами определяет перспективы экономического развития. Можно и при богатствах, как оказывается, дойти «до ручки». Значит, главное – это меры экономической политики, устойчивость и эффективность рыночных институтов. Finam.ru


Д.Быков; Понимаете, ведь в стране 80-х, 70-х годов все-таки пропаганда не была такой агрессивной, такой наглой и такой тотально лживой. Она была, но она не доходила до такой агрессии и иногда до прямой фашизации. Потому что сегодня есть некоторые крайне правые, которые уже в своем моральном падении перешли всякую планку. Не зря они похваливают Геббельса. Они формально воспевая все время подвиг советского народа в Великой Отечественной войне, на самом деле делают нечто глубоко противоположное для этого, оскорбительное для этого подвига. И все, что делается в сегодняшней российской пропаганде, значительно превосходит ужасы брежневизма.

Поэтому-то я и думаю, что никаких оснований ожидать особо положительных сдвигов действительно нет. Есть, скорее, основание ожидать раскрепощение тех сил, которые сегодняшняя власть из страха за собственную стабильность еще пока сдерживает. Она могла бы, конечно, крикнуть им «Ату!» и науськать их вообще на всех, на любое проявление мысли, но мне представляется, что именно после наступит короткий (он вынужденно короткий, это не может быть долгосрочно), но период еще более полного падения, а вот после этого возможно постепенное отрезвление. Впрочем, я не исключаю того, что первые дуновения свободы разрушат эту мордорскую пропаганду и принесут людям облегчение, как в 1985 году. А уже и от этого облегчения они станут лучше. Вот на это вся надежда.
https://echo.msk.ru/blog/partofair/2363267-echo/

Сергей Пархоменко журналист:
Россия последовательно идет к положению изгоя, к положению изгнанника, к изоляции. В России есть много народу, важного, эффективного, влиятельного народа, которые хотят этой изоляции, которые прекрасно понимают, что в этой изоляции им будет удобнее и спокойнее…

…Стоп. А вот это уже интересно. Дворовый хулиган с «гиперсветовой ракетой с атомным двигателем» - это клоунада, специально разыгрываемая российской олигархией? Неужели дошло, что в глобальной рыночной экономике у них нет никаких шансов? Эдакий «капитализм» в лагерном бараке?

Идея не новая, с нею давно носятся экономисты-«изоляционисты», включая кремлевских небожителей, и даже нынешнего президента США. Однако «капитализм в одном отдельно взятом дворе» означает снижение конкуренции, и, как следствие, снижение качества и непрерывное повышение цен. Кроме того, изоляционизм не отменяет законов рынка: если фабрика по производству свинины в Тамбове еще может рассматриваться как достижение, то как быть с таким же предприятием в Нарьян-Маре или Чите? Его что, субсидировать? Тогда на тамбовскую фабрику придется накладывать повышенный налог, и она сразу станет убыточной. Убыток можно переложить на население, но это вообще прямой путь к венесуэльскому финалу.

«В Венесуэле, как и в России, принято находить причины всех проблем и неудач не внутри, а за пределами страны. Правда, в России эта практика не доведена до венесуэльского совершенства. Давно пройдя знакомые нам обвинения США, Запада и внутренних врагов во всех бедах, правительство Венесуэлы даже пробки и низкое качество коммунальных услуг в Каракасе объясняет внешними происками, причем врагов давно умерших. По официальной версии, в проблемах Каракаса виноваты испанцы, специально строившие город не на том месте во второй половине XVI века.
Сегодня Венесуэла живет с инфляцией более 60% годовых, тотальным дефицитом товаров и продуктов питания, официальной безработицей выше 10% и падением ВВП более чем на 7%, по прогнозу МВФ на 2015 год. Формальный расчет венесуэльского ВВП представляется сегодня невозможным, но зато мы знаем, что в период 2000–2012 годов ненефтяной ВВП страны стабильно сокращался на 2–3% в год.

В то время как расходы бюджета достигли астрономических 51% ВВП, в супермаркетах устанавливают сканнеры отпечатков пальцев, чтобы нормировать выдачу товаров населению. Агентство Bloomberg назвало Венесуэлу страной с худшей в мире экономикой. Социальная ситуация не отстает – по данным неправительственных организаций, на фоне высокого уровня тяжких преступлений (второе место по количеству убийств на 100 тысяч жителей в мире, в пять раз выше, чем в России, в десять раз, чем в США) 90% убийств остаются нерасследованными; нехватка еды достигает 30%, а медикаментов – 60% спроса.

Власти Венесуэлы убеждают общество, что проблемы – результат экономической войны, развязанной против свободной и независимой Венесуэлы США с помощью правой оппозиции внутри страны. Власть не собирается отступать, а точнее, уже не может: общество отказывается осознавать необходимость перемен, требуя от правительства сохранения и развития патерналистского характера государства. Сегодня даже на фоне упавших цен на нефть внутренние цены нефтепродуктов приходится активно субсидировать. Отказаться от субсидий невозможно – тогда вероятно повторение Caracazо, массовых волнений 1989 года, которые начались из-за того, что тогдашнее правительство отпустило цены на нефтепродукты. Правда, несмотря на заверения об увеличении субсидий, рейтинг Мадуро находится на рекордно низком уровне.

Сегодняшняя ситуация в Венесуэле – логичное завершение левого поворота на фоне неоконченных и некачественных реформ в ресурсном государстве. Прагматики обвиняют в сложившейся ситуации правительство, изначально пошедшее на поводу у популистских настроений (собственно, оно и к власти пришло только благодаря безответственным идеям и обещаниям). Сторонники теории заговоров говорят о Китае, получающем контроль над страной благодаря соглашению с США. Им возражают другие с теорией, что Китай вскоре сдаст Венесуэлу США, поспособствовав смене власти.
Результат тем не менее один – неминуемый экономический крах, дефолт по долгам и смена режима с последующими долгими и трудными реформами, которые придется начинать с очень низкого старта, с фактической потерей экономической и политической независимости, в значительно худшей ситуации, чем 15–20 лет назад.

Иногда левый поворот становится осознанным, но ошибочным выбором, основанным на слепой вере в эффективность госрегулирования и возможность централизованно обеспечить социальные потребности населения. Но чаще он является неизбежным результатом ситуации, в которой власть получается или удерживается за счет привлечения на свою сторону широких масс населения, за счет пропаганды привлекательной, но губительной идеологии и раздачи реальных и мнимых подачек.

При высоких доходах от продажи минеральных ресурсов такая политика может показаться долгосрочно устойчивой. Но левый поворот быстро становится ловушкой – общество, наученное видеть во всех проблемах внешних виновных, теряет способность к рефлексии, привыкает к иждивенчеству, властно-бюрократическая вертикаль костенеет, проворовывается, и охватывает все сферы жизни. Страна уже не готова ни менять экономическую модель, ни позволить это сделать правительству – даже когда неэффективность системы уничтожает доходы от продажи ресурса, даже когда заканчивается сам ресурс. Вплоть до коллапса всей системы ни власть, ни общество не будут предпринимать никаких шагов по изменению идеологии.

России до сих пор удавалось избежать радикального левого поворота, хотя с 2012 года мы видим признаки последовательного и все более опасного полевения экономической политики. Но настоящая опасность впереди: истощение потока нефтедолларов из-за падения цен на нефть совпало с тем, что российская экономика достигла критической точки неэффективности. Той точки, где почти двукратное падение валютной выручки не стимулировало отечественное производство, а, напротив, вогнало его в спираль ускоренного падения. И ко всему этому добавилась потеря в связи с санкциями перспективных источников инвестиций. Сохранение рейтинга политическими средствами (например, за счет психопатриотического подъема) работает лишь короткий период, и высока вероятность резкого полевения как последней надежды на спасение рейтинга власти. Будем надеяться, что пример Венесуэлы остановит власть в России от фактического уничтожения экономики страны». http://carnegie.ru/2015/06/16/ru-60415/iap5
…Сверхдоходы шли не туда куда нужно (инфраструктура, развитие других отраслей промышленности), а в армию, на социальные подачки-пособия и себе в карман.

Вопрос себестоимости добычи нефти вообще не имеет в данном контексте никакого значения - например в той же Бразилии ее добывать дороже, там месторождения спокойно могут быть на удалении в 300 км от берега и ничего. Они же активно ее продавали и вкладывали туда, куда надо - в инфраструктуру, в социальные программы, которые не сводились тупо к подачкам, а проводили гораздо более продуманную социальную политику. В итоге создали средний класс, как у нас в 00-е (зп $1000+ в месяц), вытащили десятки миллионов людей из фавел. И сейчас даже затяжной политический кризис и падение экономики не влияет катастрофически плохо на этих людей. Это про Бразилию.

А Венесуэла... По сути, то, что произошло с этой замечательной страной - пример того, что произойдет с любым государством, которое встает на путь левее, чем условная Аргентина периода четы Киршнеров (хотя у них тоже хватало проблем - высокая инфляция, нахождение на пороге дефолта).

Неэффективный менеджмент в госкомпаниях, коррупция и другие преступления в высших эшелонах власти, неэффективные государственные инвестиции и нежелание диверсифицировать экономику. Вот и получаем голод, гиперинфляцию и один шаг до гражданской войны.

Кстати, последнюю сентенцию легко иллюстрировать отечественными конкретными примерами, что еще больше «роднит» и наши страны, и их вероятные судьбы:

- Неэффективный менеджмент - наша страна простила своим должникам (Никарагуа, Ангола,  Вьетнам,  Эфиопия,  Монголия,  Лаос,  Никарагуа,  Ирак,  Эфиопия,  Сирия,  Алжир,  Афганистан,  Ирак,  Ливия,  Монголия,  КНДР,  Киргизия,  Куба,  Узбекистан,  Монголия,  Киргизия,  Гвинея, Бурунди, Конго, Центральная Африканская Республика, Босния и Герцеговина, Молдавия и другие) более 260 миллиардов долларов. Это 15,6 трлн. рублей (при курсе доллара в 60 рублей), что составляет более всего бюджета страны на 2017 год или 434 миллиона средних зарплат или 106490 рублей с человека, включая грудных детей.
Кроме того, 800 млрд. долларов – именно столько, по подсчетам Джеймса Генри, выведено из России за последние 20 лет. Если эту сумму прибавить к вышеупомянутым $269 млрд., то каждый «дорогой россиянин» окажется обворованным аж на 437837,73 рублей, без малого на полмиллиона! Сколько же всего подозрительных денег осело в офшорах, остаётся только догадываться.

- Неэффективные инвестиции – «крымнаш» с мостом, армия в 7 раз больше, чем может позволить себе экономика, военный хлам типа той самой невидимой миру ракеты, военные авантюры по всему миру, и т.п.

- И конечно же санкции, которые вовсе не «акты русофобии», а плата за вполне конкретные перформансы (не берусь спорить о их справедливости, но что есть, то есть).

Деньгами разбрасывались без счету, и потому, хотя наша «гиперсветовая Венесуэла с атомным двигателем» и ее латиноамериканский аналог двигались разными путями, но, похоже, к одной цели.

Валентин Спицин


Рецензии
Как автор определил, что армия в 7 раз больше чем может выдержать экономика?

Бивер Ольгерд   13.05.2019 11:22     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.