Десять лет детства 1

                острову Сахалину,
                моей малой родине посвящаю... 

    
               Жизнь танцует в ритме блица в свете радужных софит. Детства смолкнувшая птица где-то в памяти ютится. Затаилась. Позови! - строчками из стихотворения с ностальгической, светлой грустью начинаю повествование о первых десяти годах своей жизни, прожитых по счастливой случайности на уникальном, самобытном острове, подарившем мне неизгладимые впечатления и столь необходимые задатки для становления личности. С благодарностью к тебе, мой остров - мир отдельный, с душой как вольный ветер...
               
          Мне везёт почему-то, подтверждалось не раз. Самое первое и самое главное везение – быть рождённой на Сахалине среди прозрачных речек, вездесущих лесов с ягодным буйством и грибным изобилием, с любознательной способностью открывать свою неповторимость и прекрасный мир природы, который полюбила сразу и навсегда. Десять лет первые – матрица личности как основа, где на лету всё схватится сутью своей здоровой.
     Не помню, сколько мне, ещё совсем маленькой, было лет, не помню, как оказалась на улице вне дома, без присмотра родителей, но я гуляла сама по себе вдоль заборов из штакетника по траве-мураве, созерцала с любопытством незнакомое пространство. Задрав голову вверх, вдруг увидела на синем небе огромный огненно-красный шар и заворожёно смотрела на чудо чудное. Оно и притягивало, и пугало. Не отрывая взгляда, испытывая тревожное чувство, я заторопилась к дому. Здоровый яркий шар тоже пошёл за мной. О, ужас! Это было уже не чудо, а чудовище, которое, казалось, хочет меня поймать и проглотить! Я сделала попытку спрятаться за забором, но шар тоже остановился и повис совсем низко,  смотря в упор на меня, до смерти перепуганную. Не выдержав, я с отчаянным криком «мама, мамочка» бросилась бежать без оглядки. Вот так я совершенно случайно сделала своё первое грандиозное открытие – солнце  на закате!

          Село Двуречье Томаринского района, в котором родилась, совсем не помню. Видимо, наша семья выехала из него в то время, когда я и себя не помнила. Первым в памяти остался посёлок Троицкий, где жила, наверное, лет до шести. Когда мне было около пяти лет, на свет появилась младшая сестрёнка Таня. Мы, три сестры, в течение нескольких дней находились под папиной опекой до момента возвращения мамы из больницы с малышкой.
    Однажды я пустилась пешком в путешествие – на работу к отцу  по тракту в непролазной грязи из-за распутицы, не то весенней, не то осенней. Из-под колёс грузовиков летели во все стороны брызги коричневой воды и комья грязи. Мои ноги в резиновых сапогах давно промокли и озябли. Сапоги-то дырявые были. А я шла и шла целенаправленно вперёд с одной мыслью: скорей бы папу увидеть! Неизвестно, сколько километров умудрилась пройти ещё, если бы не остановил меня какой-то дядька, вылезший из грузовика и спросивший:
– Куда же ты, такая маленькая, идёшь одна вдаль от посёлка?..   
– К папе на работу! –  отвечаю с гордостью.
– А как фамилия твоего папы?..
– Сабиров
– Давай-ка садись в машину, я тебя подвезу к твоему папе.
    Отца, оказывается, здесь знали. Дядька помог мне забраться в машину, развернулся и привёз меня прямо к нашему дому, у которого стояла мама, встревоженная моим долгим отсутствием. Этот чрезвычайный случай намертво врезался в мою детскую память.

          Семья наша была большой, девчоночьей: мы – четыре сестры и мама. Отец – единственный представитель мужского рода. Ему, одному работающему, было нелегко  тащить весь груз бытия: прокормить, одеть, обуть, но он, бывший моряк, твёрдо стоял на земле и не боялся трудностей.  Спасибо, отец, за стойкость и терпение!
    И хотя я росла здоровой, жизнерадостной девочкой, но всё-таки вспоминается мне, как дважды лежала с высокой температурой по нескольку дней. Ангина? До сих пор удивляюсь состоянию, которое тогда довлело мною. Лёгкость, невесомость, безмятежность и парение на полупрозрачном облаке с частым проваливанием то ли в сон, то ли в беспамятство: от земли к небу и обратно. Мистическое чувство! С тех пор я часто летала во сне, и мне неимоверно нравилось ощущение свободного полёта.
               
          Наше детство, действительно, было довольно-таки трудным, иногда – голодным из-за постоянных переездов, но зато невероятно интересным и познавательным. Игрушек у нас почти не было, и мы играли во что придётся. Сами шили себе кукол из ваты и разных тряпочек. Из настоящих игрушек запомнился пластмассовый, ярко раскрашенный петушок. К сожалению, я с ним недолго игралась: он однажды сгорел, расплавился по моей вине. Как-то вечером, наигравшись, я оставила его в духовке, а сама пошла спать. Утром мама, не подозревая, что в духовке может что-то лежать, затопила печку и через некоторое время почувствовала невыносимую вонь. Откуда? – сразу и не поняла. Увы, это был мой петушок! Я долго переживала потерю. А вскоре пережила ещё одно потрясение.
    В нашем доме появился живой серенький котёнок, и я несколько дней только с ним играла. Забавляясь, я взяла котёнка за передние лапки и закружилась от полноты чувств, а котёнок, видимо, сильно перепугался и вцепился коготками задних лапок в мои руки. От внезапной боли руки непроизвольно разжались, и бедный котёнок, пролетев по инерции метра полтора–два, со всего размаха ударился о стену и упал бездыханный… Вот так чрезвычайная радость сменилась нечаянной и непоправимой бедой.

          Моя память отлично сохранила ещё одну из незатейливых забав – собирание конфетных фантиков. Они валялись повсюду, особенно в зимнюю пору после новогодних праздников. Идём с сестрёнкой Наташей по тропинке и высматриваем на снегу яркие, разноцветные обёртки, кем-то брошенные. Порой наперегонки – кто первый схватит! Иногда попадались редкие экземпляры от дорогих шоколадных конфет. Я радовались от души, если такой фантик у меня оказывался. Замечу, именно мне чаще всего они и доставались, ибо я была порасторопней, половчей да поглазастей моей сестры, младшей на два года. Дома, разбирая фантики, мы хвастались своим богатством, но, если у кого-то случались одинаковые, менялись друг с другом. А вот старшая сестра Люба, кажется, не занималась подобным коллекционированием, да и Танюшка, по причине своего малолетства.      Вспоминаю, как мама попросила меня присмотреть за младшенькой, пока она в магазин сходит. Поначалу сестрёнка вела себя смирно, но вскоре начала реветь. Я посадила бесштанную годовалую Танюшку на стол, а она возьми и наложи тут же кашеобразный кружок жёлтого цвета! К счастью, пока я соображала, что делать, вернулась мама и спасла меня от неприятной ситуации.
    А ещё я любила рисовать – хлебом не корми! Каждый день что-то да рисовала. Мама самые удачные «шедевры» даже на стену повесила. Картинная галерея и только! Соседки, приходящие к маме в гости, с интересом рассматривали мои творения и хвалили: быть твоей дочке художницей! Сейчас, когда я, так и не ставшая настоящим художником, пишу эти строки, улыбаюсь сама себе: хоть не рисую я картины, душа волнуется стихами. Животворящая душа!
    Одно из самых замечательных мероприятий – это поход в кино.  Неизгладимое впечатление произвёл на меня кинофильм «Тимур и его команда». Возможно,  это  был самый первый фильм, увиденный мною и давший наглядный пример на всю жизнь: что такое хорошо и что такое плохо. С тех пор  и я стараюсь делать добрые дела, не обижать слабых, быть лучше. Не отсюда ли впервые обозначилась моя целеустремлённость? Наверняка. Как бы то ни было, а посёлок Троицкий – это мои первые полноценные воспоминания.   

Продолжение следует...
http://www.proza.ru/2019/02/13/703


Рецензии
Год начали удачно.
Хороший текст.

Елена Печурина   01.03.2019 12:58     Заявить о нарушении
Елена, спасибо на добром слове!

Людмила Комарова Сабирова   01.03.2019 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.