Мой Коктебель

Это не путевые записки, хотя они имеют отношение к давней поездке...
Началось всё где-то в середине1980-х  с того ,что у меня в руках случайно оказалась книга Анастасии Цветаевой "Воспоминания". Я не просто увлеклась этой книгой, я почти“заболела” ею, не столько содержанием, как самой манерой изложения. Я даже на какое-то  время  стала  использовать  обороты  автора  в  своей  речи, не ради  подражания, а потому что это оказалось естественным для меня.
Конечно, прошедшие годы стёрли из памяти многие детали, но я до сих пор помню конкретное место в книге, зародившее во мне мечту. Там описывался просторный дом на берегу  моря  в  посёлке  Коктебель,  где  Макс Волошин  создал  свою "литературную коммуну" и в котором, среди многочисленных гостей, бывали юнные сестры Цветаевы, Марина и Анастасия.
То  ли  само  название  Коктебель  покорило  меня  мелодичностью  звучания, то  ли захотелось побывать в местах, где ещё мог сохраниться дух тех времён и событий, а возможно просто своими глазами увидеть дом Волошина  – только я решила непременно найти возможность посетить этот городок.
Но  это  случилось  не  сразу.  Прошло  несколько  лет.  В  конце  80-х  мы с  подругой собрались отдохнуть "дикарём" на  море.  Тогда-то  я  и  предложила  ей  свой Коктебель. Помню автобусную  станцию,  где квартиросдатчики  встречали  отдыхающих.  Мы сговорились  со  средних  лет  мужчиной, предлагавшим  съемное  жилье. Он загрузил наши чемоданчики в свою машину и мы покатили к морю. Но уже на станции и потом,в течение короткого пути по пыльной дороге, у меня появилось гнетущее чувство, что мои ожидания были завышенными. Мне казалось, что я очаровалась мифом, на деле реальность выглядела куда прозаичнее. Мелькали какие-то неказистые постройки, все вокруг имело унылый и не привлекательный вид.
Надо сказать, что к тому же, сама природа этой части Крыма очень отличалась от весёлой и праздничной яркости Ялты, где мы побывали несколькими годами раньше. Здесь краски намного приглушённее и глазу надо привыкнуть, чтобы принять и оценить их красоту. Это произошло, но позже. Вначале же я была огорчена и чувствовала себя виноватой перед подругой за то, что затянула  её  в  эту "дыру".
 Впрочем,  очень  скоро  картина  начала  проясняться.  Как оказалось,  наш  водитель  привёз  нас  в  отдалённую  от  центра  часть  посёлка. Со временем мы смогли оценить преимущества. Главное – несколько шагов по извилистой тропинке, и вот оно – море, прямо за углом. Пляж был немноголюден и полон почти первозданной прелести – по крайней мере, таким он остался в моей памяти.
Мы  были  в  то  время  не  требовательными  и  не  избалованными  удобствами цивилизации. То, что у нас была своя отдельная комната на двоих, уже казалось большой удачей. Нас не смущало, что она была крохотной – кровать к кровати – и размещалась не в самом доме, а в каком-то сарайчике, примыкавшем к нему. И то, что “удобства” были во дворе, и что еда готовилась на  двухконфорочной электрической плитке, которую мы делили с другими квартирантами, тоже не омрачало нашего отдыха. Зато мы садились за стол под открытым небом. Над нами нависало сливовое дерево, и никто не запрещал нам рвать  сливы  с веток. Для меня тогдашней это было близко к идиллии. Сейчас я живу в доме с маленьким уютным двориком и летом ставлю шезлонг  в тени старой, раскидистой магнолии. А в те времена мы всей семьёй из четырех взрослых человек – родители и я с сестрой – теснились в двухкомнатной квартире, с окнами, выходящими на шумную улицу,все деревья с которой были давным-давно убраны по чьей то глупой прихоти. Поэтому я наслаждалась до "не могу" свежим, пропитанным солью  воздухом. И  кроме  всего оказалось,что мы поселились  прямо у подножья горы Карадаг.  Время от  времени мы вскарабкивались на неё так высоко, как могли. Знали ли мы тогда, что это была основа потухшего вулкана? Вряд ли. Но романтику этого, уже успевшего полюбиться нам места,мы смогли ощутить.
Мы  совершали  прогулки  в  центр  посёлка.  Я  помню  маленькую  чебуречную  с необычайно  вкусными,  горячими,  сочными  чебуреками.  А ещё  –  взбитые  сливки  со свежими ягодами… Хотя нет, это, кажется, уже из других воспоминаний.
 И, конечно же, мы посетили незадолго до этого ставший музеем дом Волошина, с его необычной, несиметричной архитектурой, с многочисленными верандами и наружными лестницами. 
Kaзалось, время отступило, и я почти физически ощутила присутствие колоритной фигуры Макса Волошина, чей профиль, по наблюдению Аси, был непостижимо повторен изгибами уходящей в море горы Карадаг. Не менее реально ощущалась неотделимая от него, седоголовая, в собственного изготовления кафтане- "шушуне", ни на кого не похожая "Пра" ( так все называли его маму)-хозяйка дома, еще до-музейного, еще полного жизни. Той самой заразительной жизни, переполнявшей его двух юных обитательниц  -в свете счастья одновременно к ним пришедшей первой большой любви, сестер Марину и Асю Цветаевых, 18ти и 16ти лет, впервые в 1911 году оказавшихся по приглашению Макса в судьбоносном для них Коктебеле. Здесь Марина встретила Сергея Эфрона,своего будующего мужа. Сюда, вслед за Асей, приехал Борис Трухачев, с которым, хоть и не надолго, связала ее судьба.
Передо мною словно ожили книжные страницы и тут  уж  я  совсем  прониклась  духом  этого  места,  которое  когда-то  заочно  меня очаровало.
Были ещё какие-то экскурсии. Запомнилась поездка на катере в Феодосию. Смутно вспоминается  дом-музей  Айвазовского  с  тесными,  низкими  комнатами,  которые,казалось мне, находились в контрасте с его просторными, беспокойными,пенящимися всплесками волн картинами, заполнявшими их.
Остальное утонуло в глубине времён.

Дом Волошина в Коктебеле.
( Фотография из интернета).


Рецензии
Добрый вечер, Лора!
О Коктебеле написаны тысячи страниц воспоминаний, впечатлений, восторженных эмоций. А тем не менее, каждый побывавший там вновь и вновь хочет поделиться увиденным. Таким, действительно, незаметным на первый взгляд очарованием обладает это место. Ведь не зря же именно с Коктебелем ассоциируется "серебряный век" русской литературы.
Правда все это уже "в глубине времен". Думаю именно на том месте, где Вы снимали в конце 80-х свое жилье сегодня расположилась дача Кисилева (того самого, который гордится тем, что "Россия - единственная страна в мире, способная превратить США в радиоактивный пепел") в стиле "хай тек", с бассейном, естественно. А весь давно урбанизированный теперешний Коктебель скорее ассоциируется уже с ежегодным джаз-фестивалем, а не с поэзией Цветаевой и Волошина.
Я как раз один из тех, кто когда-то был также, как и Вы очарован Коктебелем. И вот уже 40 лет наблюдаю, как гибнет его былое очарование. А на пляже, где когда-то Марина Цветаева со своими юными друзьями собирала сердолик давно запрещено купаться: количество фекалий в море превышает норму в десятки раз (нет канализации, а новые отели растут как грибы после дождя). Но табличек о запрете нет и люди купается! Вот такая поэзия.... Грустно. А вот прочел Ваш небольшой рассказик и вспомнились "дни золотые". Я то там побывал впервые в конце 70-х, когда поселок еще назывался Планерское.... Бываю там и теперь, но желания задержаться почему-то не возникает.
Почему-то Ваш "уютный маленький дворик с магнолией" вызывает у меня сегодня больше поэзии.))))
Всего доброго Вам, Лора!

Григорий Ходаков   04.03.2020 07:33     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Григорий. Всё таки радостно, когда твои воспоминания вызывают ответные. Я была в Коктебеле только один раз, тогда он тоже ещё назывался Планерское, но цветаевское " Коктебель " звучало в моих ушах. Ведь поездка была по следам её повести.
Больше в тех местах мне не довелось побывать. Вскоре мы уехали куда в более дальние края и мой "маленький дворик с магнолией" находится под Чикаго.
Грустно читать Ваш отчёт о нынешних переменах.
Но моя память хранит те давние ощущения, а отдалённость во времени придаёт им некую размытость и увеличивает поэтичность.

Лора Зелдович   04.03.2020 13:48   Заявить о нарушении
Уважаемая, Лора! Когда я посмотрел на Ваше фото на Вашей же странице, то не сомневался, что Ваш "дворик" находится не под Киевом. Почему? Не знаю.
Но мне особенно приятно, что человек живущий "под Чикаго" прочел то, что я написал "от корки до корки".
Да! К сожалению, сегодняшняя жизнь людей, живших на территории бывшего СССР не проста и и не однозначна. Но все они надеются на лучшее. И, самое главное, на это заслуживают!
Немного об этой жизни в мое последнем рассказе "Свет в теплых ладошках". Но лишь немного.
Всего доброго Вам, Лора!
С уважением

Григорий Ходаков   05.03.2020 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.