Десять лет детства 5

           Начался учебный год, ходим в школу. Учительница представила меня, новенькую, одноклассникам. В настоящее время, когда пишу своё повествование, оказалось, что я никого из класса не помню ни в лицо, ни по фамилии, разве что двоих: Олю Баринову, дочку военного, и Сашу Островских, который однажды заступился за меня, когда мальчишки пытались посмеяться надо мной. Этот момент всегда вспоминаю с благодарностью к моему защитнику.
    Как-то учительница попросила принести на следующий урок рисования немного глины для лепки фигурок разных зверей и птиц. Все принесли глину, а Оля Баринова принесла нечто другое, под названием пластилин, для нас – диковинка. Ещё Баринова запомнилась тем, что нередко угощала нас конфетами. Вытаскивала на переменке из портфеля пригоршню конфет и со словом «угощайтесь» протягивала руку. Всякому, рядом стоящему, лакомство всегда доставалось. А те, кто был подальше, с криком «а мне!», подбегали и моментально расхватывали оставшиеся конфеты. Я же, стеснительная и гордая, никогда не хватала угощение, если конкретно мне не предлагали. Стыдилась быть с протянутой рукой. Эта черта характера по сей день присутствует во мне: не могу быть просящей... "Не верь, не бойся, не проси" - какая нужная наука! Проверь себя на совесть - ну-ка! Эквивалент духовных сил и есть надёжная порука. 

          Ах да, забыла рассказать, как я в первый учебный день заблудилась. В школу меня с Любой проводила мама, наказав старшей дочери привести меня домой после занятий. Но всё вышло иначе. Мои занятия закончились, а у сестры ещё два урока. Надо было ждать. Ждать не хотелось, и я проявила самостоятельность: домой пошла одна. Мне казалось, иду правильно, а на самом деле свернула в какой-то момент не в ту сторону и забрела в незнакомую часть посёлка. Долго блуждала по чужим улицам, не находя своего дома. Спросить бы  у людей, да стеснялась. Усталая, с портфелем почти до земли, я упорно продолжала поиски на грани паники, еле сдерживая слёзы. И чудо случилось! Я вдруг поняла, что вышла на свою дорогу, что вижу знакомые дома и нашу канаву. Со вздохом облегчения стремительно рванула к своему дому. И откуда только силы взялись!
      Старшая сестра давно пришла домой, а меня всё нет и нет. Мама забеспокоилась, собираясь искать пропавшую дочку. И тут вваливаюсь я с очумелой улыбкой…

          Недолго ходила я в школу. Недели через две меня срочно везут в больницу Южно-Сахалинска. А случилось вот что. Я стала чувствовать непонятную боль при ходьбе в области бедра, но маме ничего не говорила, терпеливая, думала, пройдёт. Не прошла.
    Так вот, шла я утром в очередной раз в школу, а боль с каждым шагом только усиливалась. Я останавливалась, она немного утихала. Где-то на половине пути со мной поравнялась наша вожатая и спросила:
     – Люда, почему ты хромаешь?..
     – Нога сильно болит, – отвечаю со вздохом.
     – Где? Покажи.
    Я задираю школьное платьице вместе с рейтузами, показываю. Вожатая удивлённо ахает. Было чему удивляться: на бедре обозначилась шишка, чуть ли не с теннисный шарик, воспалённая до красноватого цвета, которой вчера ещё не было. 
     – Сейчас же возвращайся домой, и пусть мать отведёт тебя в больницу!
    Я послушно поплелась домой. Девушка, видя моё тяжкое состояние, пожалела и проводила до дома, поддерживая меня.

          В больнице мне сделали операцию: разрезали воспалённое место, прочистили рану и  зашили. Отчетливо помню, как меня готовили к операции, как лежала на столе совершенно голенькая, а после – провал: боли не чувствовала. Наверняка дядька-врач оперировал под наркозом. Когда очнулась, мне показали стакан жёлтоватой нечисти вперемешку с кровью, выкаченной из меня. Кажется, в тот же день меня привезли домой. Я поинтересовалась у мамы: что это было? Она вот как объяснила: ты носилась всё лето как угорелая, падала много раз и однажды, видать, загнала занозу, острую как иголка, которая со временем стала загнивать, образовывая опухоль. Об этом событии на всю жизнь осталась памятка – неприглядный шрам и ямочка.
    На некоторое время мне был прописан постельный режим до заживления шва. В школу, естественно, не ходила. Как жаль, самый пик тихой охоты и ягодного бума я пропустила. не имея возможности бродить по лесам, зато запоем читала книги, которые по моей просьбе приносила из библиотеки старшая сестра. Хоть это радовало. Незнайка, Чиполлино,  Буратино врывались в мой мир со своими приключениями, не позволяя грустить. А осень за окном уже давала о себе знать. Желтизна осинок, опадание листьев, заметное понижение температуры по ночам, туманы и дожди. Вот-вот первые заморозки грянут.

Продолжение следует...
http://www.proza.ru/2019/02/25/831


Рецензии
Да-а, и такое бывало!

Я училась во втором классе. Мы, две девочки-дежурные, убрали класс и, изображая гимнасток, делали какие-то упражнения. Я решительно уселась на шпагат, после чего недели три оказалась в постели. Боли были невыносимые, дёргающие, судорожные, видимо, был разрыв связки и повреждение нерва. Помню, как испугалась мама... Когда меня привезли в п-ку и брали кровь, она, сильная женщина - детдомовка, потеряла сознание.
Люда, мне всё интересно про тебя!
Обнимаю,
ЛЮБА.

Любаша Жукова   10.03.2019 21:11     Заявить о нарушении
Любаша, спасибо за добрую поддержку!
Всегда тебе рада!
С душевным теплом,

Людмила Комарова Сабирова   11.03.2019 10:55   Заявить о нарушении