Глава 18. Кто больной?

  Майор Вихров прибыл в клинику сразу же, как только узнал, что в ней происходит что-то неладное. Настрой был мрачный, а как иначе? Упустить такого важного свидетеля, который мог пролить свет на многие обстоятельства - это провал, и это был его промах. Он недооценил подопечного: не прикрепил к нему дополнительную охрану; не сделал ничего, что помешало бы беглецу спокойно покинуть медицинское учреждение пусть и закрытого типа, но средств этих, в случае с Андрюшей оказалось явно недостаточно.
   Происшедший инцидент порушил все его планы. Он уже почти доехал до конторы, где генерал Марков в связи с утренними событиями на Арбате назначил экстренное совещание, но как только получил информацию об исчезновении «директора», сразу развернул служебную «Волгу» в сторону Психиатрической клиники. Два необъяснимых события происшедших в Москве в течении последних суток не давали повода усомниться, что порученное ему дело о рекламе банка как то связано с появлением небоскрёба.
   Когда майор добрался до места, никакого переполоха в клинике не наблюдалось. Медперсонал занимался своими привычными обязанностями, и совсем зря кто-то грешил на молодых сотрудников бухгалтерии: уволились, примут других: мало ли чем не устроила их новая работа? Значит, подыскали местечко получше. Главное, что казённые деньги остались при Филиппе Филипповиче, и не было сомнений, что с его освобождением из собственного заточения, народ получит всё своё заработанное - до последней копеечки. А что, до странного поведения главврача? Так сошлись на мнении, что устал старик, заработался.
   Екатерина Михайловна проводила майора к палате, которую главврач счёл выбрать своей камерой, где местный слесарь ловко орудуя «болгаркой» уже занимался освобождением доктора. Через пару минут с последними креплениями было покончено, и майор зашёл в палату.
  Филипп Филиппович, одетый в больничную пижаму, сидел на кровати, и непринуждённо сортировал по номиналу российские деньги, раскладывая одинаковые купюры по отдельным кучкам. Увидев вошедшего майора, доктор сам завёл разговор.
- А-а-а. Это снова вы? Я знаю, мне не мешало бы переодеться, а вам майор необходимо срочно задержать этих мошенников из бухгалтерии. Шутка ли? Пятьдесят тысяч долларов присвоили. Сам Андрей Николаевич произвёл обмен.
- Задержим. Обязательно задержим, -  заверил главврача Василий. - Но Филипп Филиппович, зачем вы выписали больного? Мы же с вами договаривались.
- Кто больной? Андрей Николаевич, больной? Да он, просто, кудесник! Представляете?! За десять тысяч рублей, он выложил целых пятьдесят тысяч «американскими»!
- А Вы знаете Филипп Филиппович, что на самом деле наш общий пациент обыкновенный вор-рецидивист?
- Не-е-е-т майор, Вы заблуждаетесь. Поверьте моему опыту - этот человек не вор, и он далеко шагнёт! И психолог он ещё тот. Думаете, я не понимаю всю абсурдность моего положения? Заставить старика бегать по-молодецки по всей больнице? Это дорогого стоит. Он всё грамотно рассчитал, и знал наперёд, что я окажусь здесь - на его месте. Он так и сказал, что мне потребуется успокоительное. Теперь я думаю, он был уверен, что и ребятки из бухгалтерии сбегут вместе с валютой. Но зачем, такое представление? Я бы без всяких денег подготовил выписку.
- Если честно доктор, я не совсем понимаю, почему вы в пижаме, и зачем заперлись ото всех?
- А я Вам расскажу майор, и вы убедитесь, что Андрей Николаевич никакой не ворюга, а даже совсем не жадный и добродушный человек. И денег у него в любой валюте – просто завались. И в театр советовал, и в ресторан…   
   Далее Филипп Филиппович вкратце рассказал майору обо всём, что произошло после того как он вошёл в открытую дверь своего кабинета. Не упомянул он только того обстоятельства в коем сам не был уверен, а именно - ту лошадку, вытканную из серебряных нитей, которая быстрым галопом носилась по верхней одежде «банкира», точно на неё поставили букмекеры.   
  Седой майор внимательно выслушал доктора, и согласился, что старика никак нельзя было считать сумасшедшим. Его рассказ выглядел не лишённым логики. Тем более Василию уже доложили о быстром увольнении двух бухгалтеров, которые бежали из клиники, как крысы с тонущего корабля, и это только подтверждало версию доктора. Конечно, ни в какой обмен валюты майор не поверил. Филипповичу могло просто показаться, что в сейфе доллары. И откуда им там взяться, ведь очевидно: самозваный «директор» кабинет главврача не покидал. «Нужно срочно разыскать эту парочку!» - решил Василий и передал по рации соответствующие распоряжения. Можно и не говорить, что самого А.Н. объявили в розыск сразу же после того, как стало известно о его исчезновении.
- Ты их майор разыщи, обязательно. А я пока побуду здесь. Деньги заберите, можете не пересчитывать. Всё, устал…
- Я вас понял, Филипп Филиппович. Поправляйтесь, - пожав главврачу руку, майор покинул палату, и отправился в бухгалтерию, проверить там наличие следов беглецов.
  А Екатерина Михайловна, ожидавшая в коридоре, подошла к доктору и помогла ему подняться с постели. Затем она взяла его под руку и говорила ему ласково:
- Пойдёмте, пойдёмте Филипп Филиппович. Палату для Вас приготовили и просторную, и светлую…
   
  Осмотр помещения бухгалтерии принёс майору неожиданные результаты. Первым делом он обследовал сейф, где в кипе различных бумаг и документов не нашёл ничего интересного, но когда решил проверить мусорную корзину, то остолбенел на месте. Помимо обёртки от шоколадного батончика, он обнаружил разрезанную упаковку из жёлтого металла с надписью БАНК «НОВЫЙ РАЙ». Сразу вспомнился разговор с генералом. Петрович утверждал, что за рекламу неизвестные рассчитались долларами в точно таких упаковках. Очевидно, что Андрюша врал, когда нёс ахинею про грача и голос. Он напрямую связан с организацией устроившей акцию с рекламой, и столь же очевидно, что ему помогли выбраться из «психушки». Он ещё раз прочёл объявление, оставленное Михаилом и Викторией, затем сорвал его с дверей и сложив вчетверо, засунул в карман своего пиджака.
 
   По дороге на Лубянку он рассуждал о происшедшем в клинике и сделал для себя определённые выводы: «Дурачок оказался, как и предполагал Петрович вовсе не дурачком, а в деле появились два новых подозреваемых, которые помогли выбраться Андрею. Они своим объявлением создали бардак, с одной лишь единственной целью, чтобы под шумок незаметно выскользнуть из клиники. Зашевелилась, значит, «кодла»! Но ничего, и не таких, обламывали!»…
 


 


Рецензии