Повесть о жене моряка. Глава 23. 20 дней вместе

Продолжение. Предыдущая глава -
http://proza.ru/2019/03/01/1852

Три "аденских" месяца пришлись на теплое время года, даже октябрь тёплым выдался, поэтому с дочкой было не так тяжело, как зимой.  Не так тяжело в буквальном смысле, меньше одежды, меньше одеваний-раздеваний. Да ещё и Рудик хорошо помог летом, одной пришлось бы труднее. Но с каждым днём Женечка росла, и только радовала маму своей сообразительностью, ловкостью, быстротой развития.
 
К приезду Павла она уже хорошо сидела в кроватке, играла резиновыми и пластмассовыми игрушками и Эля могла заниматься хозяйственными делами на кухне и в ванной комнате. Одевать её в ползунки Элина начала давно, а для осенних прогулок надевала на ребёнка шерстяной костюмчик, вязаные пинетки, и накрывала её одеялом. Гулять Женечка любила. Лёжа в коляске, она водила глазками в разные стороны, улыбалась чему-то, тянулась к погремушкам, висящим над ней, и спала на воздухе хорошо.

После возвращения домой, Павел часто носил Женю на руках. Для него она была невесомой, а ей нравилось, что с ней разговаривают, и она всё хорошо видит с высоты, но Элина просила Павла Женю не баловать. Она её потом так носить не сможет. Мало того, что сам ребёнок становился всё тяжелее, нужно ведь было с собой ещё целую сумку детских причиндалов носить.

Встречали Пашу они, конечно, вместе. Он просто расцвёл, когда Женечку свою увидел. Ну, и ей, конечно, тоже внимание уделил, обнял, чмокнул в щёку в аэропорту, а Женю сразу же отобрал, и с рук уже не спускал.

- Нет, что ни говори, а девочки лучше, правда, Эля? А Женечка наша - лучше всех! Она, кстати, на меня похожа, ты заметила?
- Угу. Верх папин, низ - мамин.
- Мордочка на меня точно похожа. Губки, носик, и цвет глаз тоже.
- Губки, носик - возможно, а цвет глаз у детей меняется. Кстати, у нас с тобой он почти одинаковый.
- Не-ет, Элечка, у меня глаза серо-зелёные, а твои - чистый изумруд. Пускай у Женечки твои будут, так и быть, твои красивей.

"Тряпок" никаких Павел в этот раз не привёз, сказал, что ничего интересного не попалось. Купил ей только две ниточки ожерелий с мелкими гранатами и бирюзой, и детские бутылочки с сосками, как она заказывала.

Остальные деньги потратил на  качественную магнитофонную деку, с усилителем и двумя пристёгивающимися к ней колонками, которые можно было разнести по комнате или развесить. Сингапурские кассеты на этом оборудовании звучали намного лучше. Это для Элины было лучшим подарком, а без телевизора она привыкла, и в новую квартиру будет перебираться легче.

- Паш, а сколько ты дома будешь на этот раз?
- Не знаю точно, родная. Слухи нам новый экипаж "Конструктора Байбакова" привёз, но насколько им можно верить, не знаю. Вот побываю в отделе кадров, и в механико-судовой службе, пообщаюсь со своим механиком-наставником, тогда  всё и определится. Оформлю пока отгулы.

- Если что-то знаешь, скажи сразу. Мне лучше, когда я знаю.
- Как хочешь. По непроверенным данным,  РПК-1 улетает на два месяца в Мапуту. Через три недели, примерно. Миша Мельников, мой старый приятель, там три года отработал и возвращается на флот. РПК -2 сейчас в Лас Пальмасе, вернётся не скоро. Ситуацию с рефмехаником там я не знаю. Извини, любимая, но я и вправду не знаю ничего точно, зачем гадать, если завтра всё выяснится? Если меня утвердили в РПК, то скорее всего, в Мапуту и полечу. Всего на два месяца, не грусти. Завтра на приходном собрании начальник подменных команд будет присутствовать, возможно, и наставник мой, всё станет ясно.

- Я хочу, чтобы ты подольше задержался дома. Соскучилась уже по тебе.
- Рыба моя!  Думаешь, я не соскучился?
- С другой стороны, мы сами этого хотели, уйти от шестимесячных рейсов, не увольняясь из "Антарктики". Так ведь? Ты ведь уже и пообещал в службе, что отказываться не будешь?
- Конечно, я ведь тебе рассказывал.
- Ну так что тогда толку плакать, надо радоваться тому, что имеем. Двадцать дней тоже не мало, правда, любимый?
- Правда, Элечка. Спасибо тебе, что ты всё понимаешь, мне с тобой очень легко и хорошо поэтому. За это тебя и люблю, не только за красивые изумрудные глазки.
- Надо, пока ты дома, съездить к знакомой, забрать высокий детский стульчик. И манеж скоро понадобится. И шубу Женечке купить.
- Стульчик заберём, и шубку купим. Завтра же. Нет, послезавтра. Кстати говоря, и тебе новое пальто не помешает. А манеж не нужен. Днище кроватки на день переставляется в нижнее положение - вот и манеж! Я сыну так делал, отлично получалось. Эля, а что с квартирой слышно?

- Первые три подъезда только сейчас  готовятся заселять.  Но до меня новости доходят только от Вали из консультации. С "Антарктикой" я  всякую связь потеряла, девчонки только звонят, изредка приезжают, я им так радуюсь!
Ваня твой только один раз приезжал, что-то от мамы привёз, я сейчас и не вспомню, что.  А, Женечке на полгода подарки она сама сшила. Фартучек, слюнявчик и платьице на вырост, на годик. Из пан-бархата! Вот на годик и оденем его. Но по телефону мы с ней часто говорим, я иногда совета у неё спрашиваю, и сама советы даю. Они же у тебя совершенно не практичные, что мама с папой, что сёстры. Я просто поражаюсь.

- А от твоих что слышно?
- Рудик учится средне, ленится. Мама тебе привет передаёт каждый раз, письма пишет подробные. А я ей по телефону отвечаю. Письма я только тебе пишу, на других времени не хватает.
- Ты маме всё же напиши хоть разок, будет ей, что соседям показать. Разговоры разговорами, а письмо и отец прочитает, и Рудик, и брат с сестрой, когда навестить родителей приедут.
- Я понимаю, Павлик. Но у меня на это времени не хватает. Женечке то кашу варить нужно, то суп, кормить нужно с ложечки. И себе ведь тоже что-то нужно приготовить. И квартиру в чистоте содержать, и стирки каждый день полная ванна, а та машина, что мы купили, она не сильно и помогает. Отжимать бельё вручную приходится, ручку крутить, потом воду менять, полоскать, опять прокручивать через валики, - просто наказание божье! Мне иногда кажется, что руками стирать легче, меньше устаёшь.

- Прости, я не подумав сказал. Завтра сам стирать буду, и гладить тоже. А с Женей вместе погуляем для начала, как бы плакать не стала, она меня совсем забыла.
- А что ты думаешь? У неё теперь папа на стенке висит,  теперь  с ней заново нужно знакомиться.  Старайся немного тише  с ней говорить, она к такой громкости не приучена.

На следующий день подтвердилось то, о чём уже догадывался Павел: РПК-1 в конце ноября улетала в Мапуту на ремонт "Артека" и "Ильичёвска", работающих во льдах Антарктики. Пашу утвердили рефмехаником подменной команды на три года. Вернулся домой он к обеду.

- Интересно, что несмотря на моё официальное утверждение шеф оставил выбор за мной, дал время до завтра подумать, с женой посоветоваться.
- Так о чём советоваться, если всё решено?
- У него, видно, дружок какой-то в подменку просится, я так думаю. А мне он сказал, что я могу пока отдохнуть, если устал, и с Нового года на курсы повышения квалификации пойти на месяц. А потом, дескать, и в РПК-2 место может освободиться и "мапутовцы" вернутся, и в Аден опять заезд будет.
- Это какие-то Химины куры, Паша. Альтернатива неопределённая, я так не люблю. А ты что шефу сказал?
- Я сказал, что мы с тобой уже посоветовались, и решили, что двадцати суток нам хватит, чего там ещё думать и советоваться? Хвост рубят сразу, а не по частям.

 Экипаж свой будущий Паша помнил по ремонту в Лас Пальмасе, но кто в нём остался, не знал. Больше всего его интересовало не начальство, а  подчинённые, с которыми работать придётся.  В Адене ему с рефиками повезло.

 И коллеги, конечно, интересовали - механики во главе со стармехом, с которыми и жить, и в кают-компании за столом сидеть. Капитан, само собой, задающий тон жизни коллектива, шеф-повар. Но с ними он познакомится уже перед вылетом, на собрании или в поезде. Та ещё будет поездка!
Пока же нужно было забыть работу и заняться семьёй, напитать их теплотой и нежностью на два последующие месяца.

- Гулять пойдём? Ещё не поздно. Погода, вроде, неплохая, ветра нет, и дождичек перестал. Подышим озоном.
- Пойдём, Павлик. Только с коляской. Можем до консультации прогуляться, я тебя с Валей познакомлю, а она лишний раз Женечку посмотрит. Взвесим её там. Она хорошо растёт, все говорят.

- Ты, правда, не сильно расстроилась? На Новый год опять одна будешь!
- Пашка, не трави душу, и без этого тошно. Конечно, расстроилась, а какой у нас выход? Надо быть оптимистами. Два месяца - "пыль для моряков", как ты говоришь. Вот для Женечки это много. Так лучше ты вернёшься, и опять немного дома побудешь, на неё посмотришь. А пока мы можем письмами и радиограммами обмениваться. И фотографиями тоже. Только пиши почаще и побольше, ладно? Я твои письма теперь вместо книг перед сном читаю, особенно самые ласковые кусочки, и с ними засыпаю. Обещаешь?
- Обещаю, солнышко. Я и сам письма ужасно люблю получать.

 Конец первой части повести. 1 глава 2части - http://www.proza.ru/2019/03/05/1454


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.