Глава 24. Шторм

   По последним прогнозам синоптиков в столице всю ближайшую неделю предполагалась ясная и тёплая погодка. На деле же с первыми сумерками, на город потянулись густые свинцовые тучи, и температура воздуха резко пошла на понижение. «Откуда и каким образом пришёл грозовой фронт?» - задавались вопросом в Гидрометцентре, ведь по наблюдениям вся территория Европы находилась во власти мощного антициклона. Но приемлемого ответа так и не нашлось и специалисты по природным аномалиям только разводили руками. 
   А между тем, кромешная тьма накрыла Москву и тысячи молний сверкали в беспросветной вышине. Казалось, что кто-то неизвестный повесил под небесным куполом гигантские неоновые лампы  и они поочерёдно то зажигались, то гасли, что гирлянда на новогодней ёлке. А жители столицы на свой страх и риск восхищались этой яркой иллюминацией. Раскаты грома были такой силы, что от грохочущих децибел дребезжали окна квартир и срабатывали сигнализации припаркованных автомобилей. Они мигали всеми фарами и завывали пронзительными сиренами, добавляя зрелищности сему грандиозному природному действу. Как ни странно: совсем не ощущалось дуновения ветра, который обычно сопровождает грозу, и даже, наоборот: в воздухе установился полный штиль. Нежданный циклон, до поры, до времени, не вызывал дополнительных причин для беспокойства, но подул задержавшийся не весть где прохладный ветер, порывы которого с каждым мгновением набирали свою силу. А когда шквалистый ветер стал сбивать с ног, пошёл дождь и начался страшный ливень. Сказать, что хлынуло как из ведра, значит, ничего не сказать: вода стояла стеной. 
   Вмиг улицы города превратились в бурные реки. Поднявшийся ураган и сильное течение сметали всё со своего пути: поломанные деревья, городской автотранспорт, остатки разрушенных коммерческих киосков и остальных не основательных строений, не говоря уже о временных сооружениях городской инфраструктуры, всё – это, теперь швыряло бурным потоком по лабиринту столичных проспектов и улиц.  В воде, среди мусора и прочего хлама, барахтались тысячи несчастных взывавших о помощи, но спасение утопающих стало делом рук самих утопающих. Никто бы не рискнул по собственной воле броситься в этот бурлящий поток, полный очевидных угроз, что было бы равносильно самоубийству. Ситуацию усугубляло отсутствие уличного освещения, подача электричества прекратилась по всей столице, и только вспышки молний озаряли эту ужасную по своему размаху и характеру картину стихийного бедствия. Все граждане, кому повезло остаться в безопасном укрытии, находились теперь в равных условиях: без света и без возможности передвижения. Они зажигали свечи, а особо впечатлительным казалось, наступил конец света. Для кого-то спасительным ковчегом стала собственная квартира, а для кого-то, например, супермаркет или ночной клуб. Всё зависело от того, где человека застигла стихия, но одно было бесспорно: шторм застал врасплох всех.      

 


Рецензии