Песнь жизни. Фрагмент 67

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20

   Второй акт представления прошёл, за ним третий и четвёртый. Пьеса закончилась под громкие хлопки зрителей. Они снова вызывали любовника и ту, кто поёт. Теперь Ане увидела, на помост правда вывели Дийсан, но почему-то глаза её завязали,  волосы спрятали под платком.
-  Да, отправляй сына, теперь я точно её узнала.

   Айрик удивился, когда к нему подбежал мальчик лет семи.
-  Дяденька актёр, моя мамка зовёт вас к себе. Она сказала, что накормит вас лучше чем пять таверн. Она говорит, что слепая тётя, какая сегодня пела, её подруга. Они вместе с ней в монастыре жили. Мамка приказала передать, что у неё ног нету.
-  Как называется твоя деревня? – спросила Дийсан, когда услышала звонкий голос мальчугана.
-  Чардин, она зовётся, - прозвенел громкий голос.
-  Ане!
   Менестрель удивилась.
–  Айрик, пожалуйста, давай попробуем! Она же не может знать, кем я стала в Алкарине, ей неизвестно, что я вообще там была. Я обещала подруге, мы обязательно встретимся.
   Шептала женщина на ухо короля.
-  Хорошо, Дий, давай попробуем, – сдался Айрик, услышав горячую просьбу жены.
   Актёры отправились к дому Горвила и Ане.
   Поднявшись по странной пологой горке из дерева, менестрель услышала звук колёс, что катились по полу.
-  Дийсан, да это же ты! Как ты сумела до нас добраться?! – восклицал весёлый голос подруги.
Это был несомненно он, чуть старше, в глубине чуть мудрей, но такой светлый и ясный, каким никогда не был в приюте.
-  Ане!
   Забыв про упавшую трость, Дийсан бросилась вперёд.
   Стукнувшись ногой о невысокое кресло, она подхватила подругу на руки, как тогда в монастыре. Но раньше лёгкая, как пёрышко, Ане сейчас оказалась очень тяжёлой.
-  Вот теперь я чувствую, жизнь у тебя хорошая!
   Дийсан возвратила подругу обратно на кресло, наклонившись к ней. Руки Ане продолжали её обнимать.
-  Ещё какая отличная! Ты даже не знаешь, насколько замечательная! Сегодня я тебе всё-всё расскажу. Зачем ты носишь повязку и платок?
-  На улицах много хмельных мужчин. Пьяному всё равно, что я не вижу. Мне совсем не хочется, чтобы Айрик пускал в ход кулаки. Не могут же наши актёры выступать на представлении с синяками. Чтобы их закрасить, придётся извести немало дорогого грима.
-  Твоя правда. Только здесь все свои, сними их! Я хочу тебя увидеть. 
   Волосы Дийсан упали по плечам, таинственные глаза показали свою зелень.
-  Сейчас сядем за ужин. Разговаривать будем потом. У нас есть похлёбка с мясом, вчера купили свинину, травяной отвар и даже немного свежего пива. Ещё я испеку пироги с сушёными яблоками и сливой, – распоряжалась Ане.
   Актёры едва уместились за деревянным столом, украшенным резным орнаментом. Еда впрямь оказалась превосходная, совсем не такая как в таверне. К концу ужина поспели горячие пироги. Ими все наелись до отвала. После ужина Ане постелила артистам кому в горнице, кому на сеновале. Себе и подруге она положила пару постелей в маленькой кладовой, заставленной солениями, завешенной травами.
-  Здесь никто не помешает нам наговориться вволю, а остальные пускай отдыхают.
   Спустившись на руках на постель, Ане улеглась и принялась рассказывать Дийсан историю своей жизни. Королеве Алкарина тоже хотелось ответить подруге откровенностью, но ей пришлось рассказать о себе коротко: Она пела в таверне в трущобе Эрга, где встретила Айрика. Потом попалась в руки стражников, злодеи над ней надругались. Тогда Айрик их убил. Чтобы спасти его жизнь пришлось присоединиться к наёмникам, вместе с их отрядом дошли до Алкарина, там встретили остальных актёров и создали бродячую труппу.
-  Хорошая жизнь ходить по свету, а наверное, своего угла хочется?
-  А то как же, конечно! Но главное Айрик рядом. Никогда не думала, что встречу его, а он появился.
   Вспомнив холод монастырской кельи, Дийсан содрогнулась.
   "Какая тоска там была! - и представилась менестрелю вереница однообразных дней, долгих лет без любви и надежды. - Спасибо Создателю! Жизнь оказалась совсем другой. Рассказать бы Ане, что домом ей стал весь Алкарин, а муж её - его король. Да если и рассказать, разве подруга поверит? Она подумает, слепая певица совсем уже завралась в нелепых сказках, - Дийсан хотелось смеяться. - Вот такая удивительная судьба! И спасибо ей за то, что она вырвала Ане из монастырской кельи, чтобы принести ей нежданное счастье. Жаль, что не всем, но хотя бы кому-то."
-  Муж у тебя хороший, не такой, как Гернил, совсем другой, но очень красивый, даже не знаю, как его описать.
-  Я знаю, он многим нравится, а для меня он прекрасен тем более.
-  И ты тоже красавица! Вы - хорошая пара.
   От слов Ане Дийсан улыбнулась.
-  Спой что-нибудь, как тогда в приюте, мне очень хочется послушать тебя теперь, когда всё хорошо.
   Менестрель завела вполголоса милые сердцу крестьянские песни. В темноте глаза Ане наполнились слезами, только теперь она плакала от радости. На неё нахлынуло всё: полутёмная келья, кровать у дальней стены. С неё нельзя посмотреть в окошко, а постель Дийсан стоит у окна.
   "Зачем слепой свет?" 
   Но монахини не думают о простых мелочах человеческой радости. Неподвижность всё время, там в прошлом простая крестьянская жизнь. Ане всё время тоскует по прежним дням. Но однажды Дийсан показала подруге как вышивать, дала рукам дело, пробудила чувства красивыми песнями, пусть мечты почти уже умерли там в темноте.
   Женщина плакала, не стыдясь своих слёз, Дийсан продолжала петь. Подруга потихоньку подтягивала ей, стесняясь слабого голоса, но желание подпеть знакомый мотив оказалось слишком настойчивым.
-  Светает, – произнесла Ане, когда песня стихла. -  Вот ты и не поспала с дороги, а всё из-за меня.
-  Ничего, разве сон это так важно, когда мы с тобой встретились и узнали, что жизнь у нас обеих счастливая, для каждой по-своему.
   Женщина улыбнулась.
-  Сестра Натэль пишет, в монастыре ничего не изменилось. Только Дэли умерла три года назад. Мини умерла тоже, да ведь мы её почти и не знали.
   Дийсан вспомнила, как держалась за безрукое плечо Дэли, когда та показывала ей трапезную, вспомнила детские слёзы Мини взрослым голосом.
-  Две коротких жизни принял Творец, судьбы, что ничего не принесли миру. Для света они уже забылись. Только она и Ане, да те, кто был рядом в монастыре припомнят их мимолётно.
   Подруги на минуту замолчали, точно на комнату упала тень потусторонней грусти.
-  Ну, да ладно, как говорят у нас, живым - живое, – разрушила тишину Ане.
   "Простая фраза, старая, как мир, - подумала Дийсан, – но насколько же верная!"
   Встав с постели, менестрель отогнала тоску. Ане тоже взобралась на руках в кресло и поехала из кладовки. Подруга двинулась за ней. Все остальные уже проснулись и собрались в доме, ожидая завтрака. Как и вчерашний ужин он оказался очень вкусным. Пока гости ели, Ане напекла пирожков им в дорогу. Весь день, поедая их в фургоне, актёры вспоминали её с благодарностью. На прощание подруги крепко обнялись, в их глазах снова стояла прозрачная влага - вечная спутница женской грусти и радости.
   Спустившись с крыльца, сев в фургон, Дийсан ещё представляла Ане.
-  "Если останусь жива, мы с ней обязательно увидимся! Тогда я расскажу подруге всё."
   Мысли менестреля прервал голос Айрика.
-  Время репетировать, начинайте, Анакрат, твой выход.
   Ратвин выбрался из фургона, менестрель запела, только мысли её сегодня витали где-то далеко. Вольный воздух казался особенно сладким, пение птиц громким, от того что вчера она вспоминала монастырский приют.
   "Я благодарна тебе, Создатель, за мою свободу! За бескрайний простор! За красивую песню! За Айрика! За всё, что было и будет!" 
   Король слышал, сегодня жена поёт немного не так как обычно, её голос звучит чуть отстранённо. Конечно, он понимал, завтра эта задумчивость пройдёт. Вчера Айрик немного заглянул за завесу той жизни Дийсан, о какой почти ничего не знал.  Она не раз вспоминала о замке и монастыре, но королю они всё равно представлялись туманными. Для Айрика Дийсан началась с трущобы, она пришла туда, как несбыточная мечта, чтобы разбудить сердце, дать ему много света. Как Дийсан никогда не представить мир нищих, так хорошо, как знает его он, Айрик, так ему не узнать мир замка и монастыря. Король об этом не жалел. У них давно одна жизнь на двоих, мечты и стремления едины.
   Весь день актёры репетировали, они провели за игрой и вечер, потому что на пути не встретилось ни городка, ни деревни. От голода путников спасли остатки пирожков Ане. Быстро проглотив их, мужчины отправились спать на свежий воздух,  женщины разместились в фургоне. Но едва наступила глубокая ночь, как Дийсан украдкой подобралась к Айрику, выйдя из фургона, услышав мерное дыхание короля. Эрин отправилась к Ратвину. Под пологом остались только Дайнис и Айдрин. Они спали крепко без сновидений. Новый день застал актёров бодрыми, отдохнувшими, несмотря на лесную ночёвку. Во время сегодняшней репетиции Дийсан уже не отвлекалась на воспоминания. Они отдалились, оставив после себя приятное чувство от встречи с Ане. Потом оно спрячется в дальнем уголке памяти, откуда будет иногда выплывать на поверхность, чтобы вызвать нечаянную улыбку

   *****

   Через несколько дней взорам людей открылся Эрг.
-  Здесь мы будем выступать несколько раз. Сперва сыграем комедию, а потом, покажем Анакрата и увидим, чего будут стоить наши усилия, чем они закончатся.
Айрик был суров.
   Путники прибыли в город. Огромный, он шевелился множеством людей, такой же грязный, как и деревни Велериана, такой же бедный, только с вкраплениями богатых домов полутеневых и человеческих прислужников тьмы. Из запутанных улиц Эрга Айрик лучше всего помнил трущобу. Фургон артистов долго петлял в поисках таверны, где можно, узнать, на каких площадях проходят театральные представления. Во время обеда в голове короля возникла интересная мысль, она потребовала немедленных действий. Отправив Ратвина разыскивать место для выступления, правитель направился в трущобу.
   Разыскать старшего какой-нибудь общины нищих было делом нелёгким, но для Айрика, что вырос в здешних местах, вполне доступным. Он знал особые приметы. Знакомые запахи, знакомый выговор, выражение лиц, что говорили о вечном голоде, хитрости, а ещё об униженности.
   "Места моего детства, только радости нет, есть сплошная грусть и горечь, но я же предполагал, что так будет."
   Айрик скользил по трущобе такой же неприметный, как сотни её обитателей.
-  Я предложу вам развесить завтра на щитах объявление о том, что труппа бродячих артистов даёт представление. Пергамент с текстом я принёс с собой, – предложил главарю крупной общины нищих Айрик, отыскав его в тайных закоулках мрачной улицы. -  Плачу за всё десять монет. Ещё мне нужно, чтобы через два дня вот эти слова были написаны на стенах каждого дома, на любом заборе. За вторую работу даю целых пятьдесят золотых сейчас и пятьдесят потом, когда работа будет закончена, – зашептал король, незаметно отведя нищего в сторону.
-  Видно ты заманиваешь меня в какой-то капкан? За простую работу столько денег не дают, не поплачусь ли я за неё жизнью?
-  Да, она очень опасная, наши слова серьёзные настолько, что не понравятся знати и тьме. Но ты же никогда не учился грамоте, значит не знаешь, что будешь писать. Мальчишки, каким ты поручишь работу, тоже будут неграмотные, они просто запомнят начертание букв, а смысла так и не узнают. Когда к тебе придут, ты скажешь, тебя обманул злой человек и назовёшь мои приметы.
-  Приметы "очень точные" высокий человек в плаще с капюшоном, по ним найти тебя не составит никакого труда.   
   Старик усмехнулся, обнажив в улыбке жёлтые зубы.
-  Давай пергамент и монеты, чую, со второй частью договора тоже не обманешь, найдёшь, как плату передать. Я людей насквозь вижу. 
   Старший общины улавливал в осанке, в правильном выговоре незнакомца особые тонкости, что позволили старику ему довериться. Довольный Айрик возвратился в таверну.
   "Так-то, мои нищие братья, вы всё же послужите достойному делу за плату, сами того не желая."
   Король улыбнулся с насмешливой грустью. В таверну как раз возвратился Ратвин, усталый и пыльный. Городская жаркая пыль садиться на всё вокруг, она покрывала  воина с ног до головы.
-  Насилу нашёл свободное место для фургона, пришлось за него заплатить, так что нужно собираться, пока его другие не перебили, дав монет ещё больше. Не актёры, а свора бродячих псов, что дерётся за кость.
   Послушав Ратвина, артисты вышли на летнюю жару. Да, вокруг стояло начало лета знойное, как никогда. Жара, пыль, насекомые, никому не хотелось покидать жилища, но город не вымирал даже на время жары, здесь шла отчаянная борьба за существование. По улицам катили тележки торговцев с водой и холодным чайным отваром. Лавки ремесленников зазывали покупателей гостеприимно распахнутыми дверями. Чем ближе к трущобам, тем больше нищих, кажется они здесь повсюду. Эрг - город попрошаек, а время грабителей - тёмная ночь, хорошо она ещё не настала.   
На площади для представлений кипела своя весёлая и не очень жизнь. Здесь не деревня и не маленький городок, в столице Велериана можно заработать большие деньги, если понравится зрителям, но нужно сражаться за место под солнцем, отбивая его у конкурентов.
-  Вечером нам придётся зазывать публику. Дийсан, ты будешь это делать, покажи какой у тебя голос, – решил Айрик, безошибочно оценив обстановку.
-  Мы с Дайнис попробуем станцевать какой-нибудь озорной танец, пока у нас осталось немного времени, начнём репетировать, но без хорошей песни затея провалится.
   Наступал вечер, на площади начинали собираться зеваки. Они подходили лениво, точно сытые коты. Медленно выбирая приглянувшееся представление, зрители и сами не знали чего хотят: сметаны, молока, а может быть мяса. Мелодичным, задорным голосом менестрель начала зазывать публику на постановку.
-  Эй, бродяги и вельможи,
   Мы развлечься вам поможем.
   Не стесняйтесь, подходите,
   И монеты нам платите.
   Мы - ужасные актёры,
   Приготовьте помидоры.
   Яйца тухлые несите,
   Но минутку погодите.
   Дайте нам сыграть ужасно,
   Чтоб нас били не напрасно.
   Король на помосте как мог крутил телохранительницу, показывая зрителям её аппетитные места.
   "Удивительный голос, новый, сильный. Послушаем его!", – решали многие прохожие.
   Отходя от других представлений, они присоединялись к толпе, что собиралась возле фургона алкаринских артистов.
-  Получилось!
   Поддавшись весёлому торжеству, Айрик отдался игре, как никогда. Представление прошло на ура. Зрителей заворожил голос Дийсан, привлёк хитрый любовник, да и остальные актёры смотрелись сносно. Завершение пьесы встретили бурными хлопками. Режиссёр собрал в толпе немало монет.
   Ужинали тут же в весёлой таверне. Шумное заведение возле городской площади много лет назад открыл один предприимчивый человек. Тут каждое лето проходят представления. Зимой посетителей немного, зато пока здесь актёры, деньги текут рекой. Артисты пьют, гуляют, иногда бьют посуду, за что утром всегда щедро расплачиваются.
   В таверне было шумно и пьяно, сначала старые артисты смотрели на конкурентов с враждебной подозрительностью, но когда вино и пиво взяло своё, кое-кто полез целоваться даже с Дийсан. Её глаза были снова завязаны.
-  Ты так поёшь, а ты слепая. Ты ничего не видишь, а песни вон заучила. Не пойму, ничего не пойму, – твердил пьяный голос, пока Айрик не отправил его обладателя точным ударом кулака прямо под стол, таким образом отбив охоту у других артистов приставать к менестрелю.
   Так слова, сказанные Ане, чтобы скрыть настоящую причину страха подруги показать глаза и волосы, обрели свой прямой смысл.
-  Пойдём спать. Завтра нас ждёт трудный день, фингала под глазом тебе точно не надо, - шепнула менестрель на ухо королю.
   Шумное веселье артистов бурлило до самого утра. Утром многие актёры просыпались с головной болью и сожалением о потраченных деньгах и вчерашнем поведении. Артистам-алкаринцам новый день принёс тревогу.
-  Сегодня, – кратко сказал Айрик когда все завтракали.
   Лица актёров сразу же стали серьёзными, непроницаемыми. Сегодня они ступят на опасную дорогу, пытаясь осуществить то, ради чего отправились в Велериан.
  "Почему король ждал до Эрга?"
   Никто полностью не понимал его тактики но теперь миг действия наступил.
   Бродяги выполнили заказ на совесть, расклеив объявление о выступлении труппы Эра Крина с театральным представлением. Тем временем по городу поползли слухи, её певица обладает неповторимым голосом, который стоит послушать. На новое представление народ повалил валом. Зрителей не испугало даже то, что вместо размалёванных декораций на помосте оказались строгие изображения, какие не соответствовали комедиям. Когда Дийсан начала пролог, некоторые зеваки сразу ушли, поняв, происходит что-то неправильное, совсем не весёлое. 
-  Вы услышьте напев о минувших годах,
   О борьбе и о гордости, выгнавшей страх,
   Об отчаянной смелости в миг грозовой,
   Об утрате, оплаченной горькой слезой.
   Обо всём мы поведаем песней друзья.
   В грустной песне хранится лишь быль без вранья.

   Однако, большинство зрителей осталось, услышав тягучий, но прекрасный мотив. Люди стояли, словно привязанные нитью к голосу Дийсан, он никого не отпустил.
   На помосте появились Анакрат и провидица судьбы, что предсказывала ему скорый конец. Внезапно Айдрин вспомнила тот костёр, в пламени которого она узрела своё возвращение в Алкарин, увидела, как гибнет королевская семья. Никто не может её спасти. Меч судьбы уже занесён. Голос менестреля сразил провидицу суровой предопределённостью. Её лицо, и движения вдруг обрели смысл. Ратвин принял судьбу с добродушным спокойствием, он совершенно не мог играть, но был могучий, красивый, с пшеничными волосами, чистыми серыми глазами, настоящий герой. Только внешность воина да голос певицы имели значение.
-  Ты болью одаришь родных и друзей.
   Пойдёшь, приведёшь себя к смерти своей, - звучал холодный голос предсказательницы.
-  Не будет же мне ни воды, ни огня!
   Не выйдет предатель друзей из меня! - с горячей верой отвечал герой.
   Его голос проникал в сердца зрителей.
   Люди поняли, не может Анакрат поступить по-другому, не может не предупредить соратников о засаде, что готовит на них враг.
   В следующей сцене появилась Эрин, худая, бледная, невыразимо печальная. Невеста умоляла героя не ходить к друзьям, не губить свою жизнь, не губить их большую любовь.
-  Не надо, мой милый, не надо!
   Один для меня ты отрада!
   Не надо идти, мой хороший!
   Ведь будешь в темницу ты брошен.
   Я знаю, тебе не вернуться!
   Мне болью все дни обернутся!
   Не надо, меня ты оставишь,
   Всех смертью ты плакать заставишь.   
   Но Анакрат пошёл, несмотря ни на что! На этом закончилось первое действие. Толпа взорвалась криками одобрения. Люди, затаив дыхание, ждали продолжения постановки. Как же давно им не показывали ничего серьёзного, настоящего.
   Во втором действии на помост вышел Он. Полутеневой Аниаль, беспредельно холодный, бесконечно презрительный ко всему живому. Для своего выхода Айрик извлёк из глубины души все самые тёмные воспоминания: память о Дивенгарте, что чуть не стал его господином, страшную тягу к Вирангату. Голос Дийсан звучал безжизненно, полутеневой произносил слова вместе с ней, наполнив каждое движение смертельной грацией, ледяной надменностью.
–  Кругом, тени.
   Одни, тени,
   Ночь, день сменит.
   Навек, сменит
   Твой мир – ложен,
   Твой путь - ложен.
   Я - суть дрожи,
   Твоей дрожи.
   Лети к смерти!
   Скользи к смерти.
   Вы - миг, верьте!
   Вы - сон, верьте!
   Тебя сталью,
   Пронзить сталью,
   Чтоб стал гарью,
   В костре гарью...

   Вдруг каждый увидел - перед ним ВРАГ их мира! Главный враг людей! ВИРАНГАТ! Он безжалостный, он никогда не пощадит другого! Разве не знали велерианцы этого раньше? Разве не жили с ледяным краем занесённым над ними, как страшный меч судьбы? Конечно же, знали. Но только сейчас все знания, все чувства обрели почти осязаемую форму, стали пронзительными. Недавно закончилась война. В кровавой битве Велериан одержал победу над Алкарином, только никто не чувствовал себя победителем. Создатель! Каким же прекрасным показался могучий герой Анакрат, в чьё отважное сердце Аниаль вонзил свой холодный меч. Вонзил со зловещим смехом, торжествуя над жизнью, чувствуя себя неуязвимым. Как дошли до каждого сердца слова.
-  Я пеплом останусь на яркой земле.
   И тенью я буду скитаться во мгле.
   Короткая, грустная, милая жизнь!
   Продлись же ещё, хоть мгновенье продлись!
   Но я не могу, не могу отступить.
   И нечем, мне нечем удар отразить!
 
   Какой хрупкой, почти возвышенной, казалась всем фигурка Эрин, когда она рыдала над телом Анакрата.
   Актёров встречали вопли восторга, но в каждом сердце родилась горечь, Великая СКОРБЬ об утраченном!
   Где ты, Велериан, что порождал отважных героев? Где твоя честь и стойкость?! Если дети твои шли убивать людей - алкаринцев, да, предателей, да, трусов, но таких же, как мы сами, людей?! Скольких в этот вечер и ночь посещали похожие мысли, многим воинам снились отчаянные сны о борьбе с Вирангатом. Зрители расходились в подавленном молчании, скрывая друг от друга сокровенное, затаившись под покровом привычного страха.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/76


Рецензии
Спасибо за возможность увидеть столь долгожданную пьесы и даже услышать некоторые её фрагменты...
Лидочка, ты талантище! Что я ещё могу сказать или прибавить к уже сказанному? И тексты песен и проза - необыкновенно глубоки!
Читается на одном дыхании, не хочется прерываться...
Но жизнь заставляет.

"Вчера Айрик немного заглянул за завесу той жизни Дийсан, о какой почти ничего не знал. Она не раз вспоминала о замке и монастыре, но королю они всё равно представлялись туманными. Для Айрика Дийсан началась с трущобы, она пришла туда, как несбыточная мечта, чтобы разбудить сердце, дать ему много света. Как Дийсан никогда не представить мир нищих, так хорошо, как знает его он, Айрик, так ему не узнать мир замка и монастыря. Король об этом не жалел. У них давно одна жизнь на двоих, мечты и стремления едины." - не могла не отметить этот эпизод.
У каждого из нас в жизни были несбыточные мечты, у кого-то есть они и сейчас. Айрик и Дийсан - реализовали свои сокровенные желания, они вместе и счастливы при любых обстоятельствах. Дай Бог всем нам так дышать душа в душу!

На этом прощаюсь с тобой ненадолго. С мыслями о вас,

Натали Бизанс   02.08.2019 17:46     Заявить о нарушении
Спасибо, моя хорошая!
Без этой пьесы никак!
Да, Дийсан и Айрик могли быть счастливы вопреки обстоятельствам. Им дано то, что мало кому дано!
Всегда рада видеть тебя! До скорой встречи в последних фрагментах!
Силы, счастья, добра!

Лидия Сарычева   03.08.2019 17:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.