Нежность в кирзачах

Пятидесятилетию повести Бориса Васильева « А зори здесь тихие…»

…И когда наши девушки сменят шинели на платьица,
не забыть бы тогда, не простить бы, и не потерять.



Пятьдесят лет назад, в 1969-м году,  в журнале Юность была опубликована эта необычная повесть  , которая ввиду малого тогда тиража передавалась из рук в руки, и зачитывалась до дыр.
Формат совсем скромный. Листов тридцать журнального текста. Лапидарный стиль, сдержанный язык повествования. И огромный читательский интерес.
Секрет успеха прост и непрост одновременно. Там была другая война. Непохожая на то,  что множество раз было опубликовано по теме  до этого.
Нет смысла подробно пересказывать известный всем сюжет о старшине и пятерых необстрелянных девчонках, задержавших ценою жизней  немецкий десант.

Повесть построена на антитезе – противопоставлении первой, мирной части, где рутина затерянного в лесах железнодорожного  разъезда в прифронтовой полосе. Расслабленные солдатики , самогон, добываемый  деревенскими бабами «из комариного писка» - курорт. И второй , где происходит неожиданная смена личного состава  на «непьющих»  юных зенитчиц , одна из которых  обнаруживает в лесу вблизи разъезда дозор из двух немецких диверсантов,  обернувшийся в ходе его преследования в многоголовое чудовище, превосходящее своих преследователей втрое. Именно это чудовище и пожирает все пять девичьих жизней.  Что особенно противоестественно на фоне цветущего мая.

Эта противоестественность – женщина на войне -  видна уже в первой, казалось бы, мирной части, где старшина Васков постоянно попадает в комичные ситуации с  новым пополнением. 
 «Гимнастёрки торчали в местах, уставом не предусмотренных, а из-под пилоток нахально лезли кудри всех цветов и фасонов» , «первое отделение загорало на казённом брезенте в чём мать родила», совершенно неуставное «Люда, Вера, Катенька в караул, Катя разводящая», неумело намотанные портянки, тяжёлые кирзачи – всё это совершенно не вписывается в грубую  неженскую эстетику войны. Действо , к которому девчонки совершенно не приспособлены и не готовы. Тем более, к противостоянию обученной мужской силище.

Само преследование немецкого десанта, когда помощи ждать неоткуда , оборачивается первыми нелепыми смертями  (совсем юных Сони и Гали),  более напоминающими убийство детей.   С этого момента все девушки обречены: Васков , взявший в дозор перепуганную насмерть убийством Сони  Галю Четвертак,  «не знал, что и этот боец  уже был убит… Убит, до немцев не дойдя, и ни разу по врагу не выстрелив». Беспомощное детское «Мама !», и безжалостный расстрел обнаруженной девочки из немецких автоматов – тому подтверждение.
И даже отправленная за подмогой сноровистая Лиза, будучи совсем одна,  оказывается бессильной без плеча старшины перед разверзшейся болотной трясиной(не дошла, значит, Бричкина). Ниточка надежды на подмогу оборвалась.
 
Повесть в финале её написана на разрыв сердца.
Самые обстрелянные, а в общем-то, такие же по сути девчонки – Женя(та самая озорная русалка, что «без лифчиков ходить может») и строгая вдова пограничника Рита (единственная молодая мама) , коим был дан приказ Васкова отходить за подмогой,  спасать себя, не бросают раненого старшину. Остаются втроём с ним держать фронт . Бой местного значения обретает масштабы боя за Россию.
У речки , ставшей тем самым водоразделом, за который врага пустить нельзя, немецкий десант был остановлен ценою двух  последних девичьих жизней. Женя погибла , вызвав огонь на себя,  и уведя немцев  от тяжело раненой Риты и Васкова. А  Рита, не желая быть старшине обузой, застрелилась.
И врезается в память последний разговор корящего себя Васкова с раненой Ритой: что ответить , если спросит  потом ребёнок твой, что ж вы, мужики, мам наших от пуль не уберегли, а сами целые…
 
 Режет душу и сознание именно этот вопрос: почему никого из девушек писатель не оставил в живых?

Есть тут, на Прозе, некий  автор, явивший новое видение повести. Уже и не помню фамилию этого автора, да и не хочу  помнить.  Смысл «нового видения» в том, что якобы  высосан из пальца этот подвиг и этот сюжет. И вроде никто из прочитавших не замечает очевидного. Старшина Васков никакой не герой, а  солдафон , глупо загубивший девчонок. Надо было сформировать группу НКВДшников, и произвести зачистку, а не пускать по немецкому следу обречённый на смерть девичий отряд.

Ответить на это не так сложно. Повесть эта не документальная, а художественная, вымысел.  Но именно в  этом её сила, ибо вымысел этот соткан из множества правд. Здесь, как нигде, вскрывается сущность войны как антигуманного явления. Это произведение совсем  не о том, что было, а о том, что не должно  быть никогда. Протест против женских смертей на войне.

Светлая память всем, кто не вернулся.



Питер, 20 апреля 2019 года.


Рецензии
Прочла повесть, а потом сразу посмотрела фильм. Честь и хвала создателям фильма за бережное отношение к слову автора, за сохранение атмосферы повести и за очень удачное оживление героев её.
Кажется, так всё просто написано, но временами остро, куда острее глубоких метафор, пронизывает насквозь эта авторская лексическая скупость. Само по себе нахождение девочек в гуще военных действий - антитеза, которой достаточно для художественного конфликта, но раскрытие их характеров, разность поведения и встречи со смертью настолько обостряет этот конфликт, что ни у кого не остаётся и тени сомнения в осуждении войны. Лица девочек при расставании с жизнью мне видятся удивлёнными, не верящими до конца, что такое возможно. Как же так - жизнь в самом начале, юность в самом соку, и вдруг смерть... Но самая большая мука досталась всё же их старшине: жить дальше, глядеть в лица оставшихся в живых, растить сына Риты и ничего уже не мочь сделать для них, своих "девчат". От памятной плиты в конце фильма легче никак не становится. А в книге и того нет. Остаётся только память. И живое желание сделать всё, чтобы никогда не повторилось такое невыносимое горе...

Мария Евтягина   13.09.2019 17:52     Заявить о нарушении
Один из лучших откликов.
И о языке повести очень точно и интересно сказано.
Спасибо, Мария.

Сергей Соломонов   13.09.2019 18:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.