Карусель

Автору идеи
любимой жене посвящается


                1. ФАЛЬШИВАЯ ЗАЖИГАЛКА


Насколько люди склонны переоценивать роль случая! Говорят, например, встретились они совершенно случайно и с первого взгляда влюбились.

Ага! Ромео и Джульетта, блин! Можно подумать, что Михаил до этого момента ни с одной продавщицей не разговаривал. А она, эта Джульетта по имени Таня, отсидевшая всю зиму киоскершой в подземном переходе, ни одного покупателя до сего момента в глаза не видела.

Всё произошло не так просто, и случай здесь если и сыграл роль, то самую незначительную. Потому что главное заключалось в том, как судьба до этой «случайной» встречи предварительно настроила наших героев. А подготовка была проведена почти предолимпийская. Таня накануне окончательно рассорилась со своим бойфрендом («пьяницей и скотиной») и приняла твёрдое решение никогда больше к нему не возвращаться.

«Даже если этот урод даст мне деньги на ботфорты, всё равно не вернусь! Я ему не шлюха какая-нибудь! Если даже на итальянские даст – сколько раз я у него их просила! – всё равно откажусь! Край! Больше терпеть не буду! Я, между прочим, ни какая-нибудь там сорокалетняя тётка! Мимо меня ни один приличный мужик не пройдёт, чтобы не оглянуться…»

Так что наша героиня как никогда оказалась подготовленной к завязыванию новых романтических отношений.

И герой наш только на первый взгляд меньше всего походил на ищущего приключения Дон Жуана. Михаилу было «далеко за тридцать», плюс семья и должность, никак не способствующая легкомысленным знакомствам. Но именно сегодня, к концу рабочего дня, ч;са ещё с того момента не прошло, его вызвал к себе директор фабрики. И объявил, что Петров «отстранён от занимаемой должности в связи с переводом на новую работу», а Михаил завтра пересаживается в кресло коммерческого директора. Вся бухгалтерия, все бумажки с их финансовой ответственностью побоку. Теперь он будет распоряжаться «денежными потоками» и в ус не дуть. Лепота!

И вот такой непьющий и некурящий, со всех четырёх сторон абсолютно положительный тип останавливается перед Таниным киоском и решает купить зажигалку. Разумеется, не для себя! Он не курит. Но Михаил успел созвониться со своим близким другом и уговорил его встретиться, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию: нет ли в этой истории какого-нибудь подвоха? А заодно «по быстрому» отметить свой карьерный рост. Ну, потом уж дома, с женой – это само собой.

И переполнявшая его радость была настолько сильной, что Михаил решил сделать другу подарок. У них существовала, впрочем, такая традиция: кто приезжал из зарубежной поездки или командировки, обязательно привозил другому сувенир. Сейчас, конечно, ни о какой загранице речь не шла, но радости-то, радости-то сколько!? Её было так много, что она выплёскивалась из Михаила в разные стороны как вода из переполненного ведра. Действительно, а почему бы не купить другу зажигалку? Так просто!

- Девушка, мне вон ту зажигалку покажите, пожалуйста. Где ковбой с американским флагом… «Зиппо», да?.. А почему она не горит?
- Она не заправлена.
- Как так? Мне надо, чтобы ею сразу можно было воспользоваться… А чем её заправить?
- Бензином. Можете купить баллончик.
- Да я не знаю, как заправлять… Другу хотел сюрприз сделать… Чтобы сразу загорелась…

Следующие пять секунд многое решили. С одной стороны, Таня никому тут зажигалки заправлять не обязана. И настроение у неё сегодня не такое, чтобы клиентов облизывать. С другой стороны, перед ней потенциальный покупатель. Если она сейчас заправит ему бензином эту подделку под «Зиппо», тот её сразу купит. Вон как глаза горят! А у неё такие дорогие покупают редко. Обычно берут, какие подешевле, одноразовые. Они и практичнее…

- Ладно. Давайте я Вам её заправлю.
- Вот, здорово! Пожалуйста, девушка. Буду очень благодарен и заплачу, сколько скажете.

Через минуту в окошке показалась рука с зажигалкой.

- Мужчина, держите.
- Заправили?
- Смотрите!

Палец с длинным красным ногтем ловко откинул крышку и крутанул колёсико. Вспыхнул огонёк.

- Вот здорово! Спасибо большущее. Сколько я Вам должен?
- Четыреста рублей.
- А за то, что заправили?
- Это бесплатная услуга. Вы же подарок покупаете. Вот другу своему от меня привет и передайте.
- Ещё раз спасибо. Я у Вас в долгу…

Но это только первая половина истории, которая могла бы ничем плодотворным не закончиться. Однако через пару часов перед её киоском остановились два вполне джентльменского вида господина и протянули в окошко розу:

- Девушка! Это Вам в благодарность за зажигалку. Я у Вас её сегодня покупал, помните?

Всё сходилось одно к одному. Разве случай так всё ловко подгадать сможет? Посудите сами: напротив киоска у противоположной стены с бутылкой пива в руке пошатывался Андрей и ждал, когда Таня закончит работу – пришёл мириться. Она на него, разумеется, ноль внимания и фунт презрения, но в голове уже какие только варианты не перебрала. И тут два таких представительных дядечки нарисовались! И с цветами! И совсем не пьяные, так чуть навеселе. Она и выдала:

- А вы в знак благодарности меня лучше до метро проводите? Я через минуту закроюсь.
- С превеликим удовольствием.

Вот с этого момента их «карусель» и закрутилось.

Андрей уже второй день, как бросил пить, завтра решил выйти на работу и теперь «лечился»: ничего крепче пива не принимал. И всё – ради Таньки. Сегодня он, правда, немного переборщил с «лекарством», поэтому воспринимал окружающее с небольшой задержкой. То, что какие-то мужики подошли к киоску, он даже в сознании не отметил. Когда сообразил, что Танька опускает жалюзи, принялся быстро допивать пиво, чтобы не подходить к девушке с бутылкой. Она этого не любила. Хотя и сама губа не дура пивка попить. Но не на улице. Это ей, видишь ли, западло! Но когда Андрей прислонил пустую бутылку к стенке и обозрел мутными глазами открывшийся перед ним оперативный простор, то заметил, что Танька в сопровождении каких-то мужиков, идёт к выходу.

«Не понял! Кто такие?»

Андрей развернулся, недоумённо рассматривая троицу и решая, как ему поступить.

Вдруг у того, кто шёл с левой стороны, правая рука на глазах у Андрея стала превращаться в змею и, извиваясь, потянулась к Таньке. Обхватила её за талию, а потом, словно длинным поясом, ещё раз. Как такое возможно?
Тот, что шёл справа, тоже стал вытворять что-то немыслимое. Он положил свою руку на Танькино плечо, и уже в следующее мгновенье его кисть стала также по-змеиному вытягиваться и обвиваться вокруг её шеи.

«Что они, падлы, делают? Они же задушат её!»

Андрей оттолкнулся от стены и побежал.

- Вы что, суки, обнаглели?! – тяжело дыша, закричал он и стал отдирать змеиные туловища. – Вы же задушите её!
- Ты совсем сбрендил? – завизжала Таня. – Ты что творишь, обормот? Давай, вали отсюда! Оставь меня в покое!
- Молодой человек, Вам что надо?

Мужики оказались хилыми. Он сразу это почувствовал, когда они ухватили его за руки. Ясен корень, тяжелее шариковой ручки ничего не поднимали. Он их сейчас одной рукой… Но куда змеи подевались?

- Танюша… Ты это… Ты змей видела?
- Пошёл, знаешь куда?! – запальчиво ответила Таня, поправляя платье и не зная, как приладить оторванный от него декоративный поясок. – Дурак! Если сейчас не свалишь, я милицию позову, понял?
- Это Ваш знакомый, Таня?
- Это пьяный урод, а не знакомый… Идёмте отсюда поскорее… Ну как я теперь в рваном платье пойду?..

Андрей растерянно опустил руки. Хотел, как лучше… Хотел защитить её…

- Не беспокойтесь, Татьяночка, мы сейчас такси возьмём. Доберётесь до дому без проблем.

И только когда странная троица скрылась за поворотом на лестницу, Андрей наконец-то всё понял.

«Мужики – фокусники из цирка. Они хотят похитить его Таньку. И такси – это не такси! Это клетка на колёсах из их зверинца. С обезьянами. Они же растерзают Таньку!»

- Хер вам! – закричал он и бросился вдогонку.

Что было дальше, он запомнил плохо. Подоспевшие менты, понятное дело, его забрали к себе. Но рано утром с миром отпустили домой.
А менты нормальные попались: не били, никуда не сдали, не штрафанули. Уложили на лежанку за решёткой, где он, быстро утомившись в неравной схватке, вскоре и заснул. А утром всё как у Высоцкого: «Разбудит утром не петух, прокукарекав, - сержант подымет - как человека!».

«Сейчас бы пивка и головную боль как рукой сняло бы», мечтал он, но жалостливые менты ни копейки ему не оставили. Андрей пёхом направился к дому, но уже через несколько минут почувствовал, как в правом ухе что-то шевелится. Сколько не ковырял его пальцем, странное ощущение не проходило.

И вдруг его озарило.

«Неужели?! Ну, конечно же! Эти менты – подставные лица! Действительно: не били, протокол не составляли, утром разве что чаем не напоили. Вполне дружелюбно сказали, чтобы я катился на все четыре стороны. А сами, пока я спал, вживили мне в ухо чип! Чтобы следить, куда я пойду... Вот сволочи! И как я сразу не раскусил этих оборотней в погонах? И деньги – жалкую мелочь! – отобрали специально, чтобы я не смог поехать на метро или автобус. Там попробуй за мной уследи! А когда человек идёт пешком, то он медлителен и беззащитен… Всё до мелочей продумали, сволочи!»

Андрей оглянулся. Так и есть! Вдоль края дороги следом за ним медленно ехала «Волга» с тонированными окнами.

«Следят! И так нагло следят, прямо в открытую. Сволочи! Хер вам! А я домой не пойду. Нашли дурака!»

Андрей решительно развернулся и пошёл в обратную сторону. И с радостью отметил, что «Волге» ничего другого не осталось, как уехать. Но через минуту он заметил, что по противоположной стороне дороги также неторопливо в одну сторону с ним едет какая-то плешивая «Ока» с жёлтыми подкрылками. И в ней двое мужчин внимательно смотрят на него.

«Какое у них техническое обеспечение! Не жалеют народные деньги! Но меня не проведёшь. Не на такого напали!»

Спастись от переодетых бандитов можно было только одним способом – бежать домой!


2. «МАКАРЫЧ» В МУСОРОПРОВОДЕ

Кто его избил, Анатолий Иванович так и не узнал, хотя в заказчике был уверен на все сто процентов. Гадючка! Одна фамилия чего стоит! По паспорту хохол, а по социальному положению – предприниматель, чей «Центр отдыха», к несчастью, находился на участке Анатолия Ивановича. Сауна, бильярдная, кафе-бар, игровые автоматы плюс нелегальный бордель. Никаких конфликтов у них между собой не возникало. Существовали люди и повыше Анатолия Ивановича – из УБОПа, которые периодически устраивали в этом Центре «зачистку»: наводили шмон и шорох, Гадючку нещадно штрафовали, наверняка сами брали «на лапу» и успокаивались до следующего года.

А тут накатилась очередная волна борьбы с коррупцией – начали гнобить «грузинскую мафию». И откуда-то стало известно, что этого Гадючку крышуют грузины, и что требуется извести его под корень. И вместо того, чтобы снова нагрянуть неожиданно с автоматами и в устрашающих масках, начальник отдела милиции вызывает Анатолия Ивановича и приказывает ему «навести там порядок»!

До участкового инспектора не сразу дошло (большой гибкостью и сообразительностью он вообще не отличался, почему в сорок лет сидел ещё в капитанах), что именно начальник хотел ему этим сказать. Наверняка ушлый полковник имел свою долю в этом бизнесе, а роль участкового в данном случае, скорее всего, сводилась к передаче своеобразного послания: «Ребята, имейте ввиду, скоро вам будет плохо. Подготовьтесь!»

Но хуже всего, что это замаскированное предупреждение не дошло и до Гадючки. «Профилактическую беседу» Анатолия Ивановича Гадючка воспринял не как тайный знак, за который полагалось бы сказать «спасибо», а как очередное беспардонное вторжение – и кого?! – в его владения.

- Послушай меня, Толя! Я тебе по хорошему предлагал: хочешь попариться, приходи, хочешь партейку сгонять, выпить – для тебя всё за счёт заведения. Ну, кроме девочек, разумеется, они у нас элитные, сам понимаешь. Но ты со мной общий язык так и не нашёл. Я человек по натуре не злой, но ты меня уже достал, капитан! Слушай моё последнее слово: убирайся отсюда к херам собачьим, и чтобы ноги твоей у меня больше не было! Усёк?

А через два дня Анатолий Иванович был жестоко избит неизвестными. После трепанации черепа и многомесячного лечения он превратился в инвалида второй группы с ограниченной «подсобными видами труда» работоспособностью и «левосторонним гемипарезом». То бишь правая рука и нога у него двигались более или менее нормально, а вот левую ногу приходилось подволакивать, и левой рукой он даже пуговицы расстегнуть не мог. На мизерную зарплату сборщика мусор его устроили по великому блату и протекции его же бывшего начальника.   

Теперь Анатолий Иванович обслуживал четыре подъезда 9-этажного дома: занимался сбором мусора из мусоропроводов. Правой руки ему для этих дел с трудом, но хватало. Во всяком случае, он понимал, что следует держаться до последнего, так как, оставшись без работы, жить не сможет. Ни в финансовом смысле, ни в психологическом.

Возможно, в чём и сам Анатолий Иванович себе не признавался, пережить жизненную катастрофу ему помогало не затихавшее чувство мести. Оно, пожалуй, даже усиливалось, так как травматические изменения личности делали его всё более обидчивым и злопамятным.

И он со скрипом, медленно, но закрутился в новой жизненной «карусели».

После перенесённой травмы Анатолий Иванович перестал ощущать запахи, что не в последнюю очередь примирило его с не очень почётной профессией. Ему теперь что на берегу пруда с удочкой сидеть, что в этой «конуре» с мусорным баком, как он называл своё «служебное помещение» – всё едино.

Сегодняшнее утро началось, как обычно. Анатолий Иванович сгребал попавший на пол мусор, высыпал его в мусорный ящик. Потом отодвигал его в сторону, а под горловину мусоропровода ставил пустой. Заполненный ящик выволакивал на тротуар к дороге. Но вот продолжение утра очень быстро оказалось более чем необычным.

Анатолий Иванович зашёл в помещение мусоропровода второго подъезда и зажёг свет. Из мусора в ящике торчала вишнёвого цвета рукоятка пистолета. Первая, мелькнувшая у него в голове мысль, - «игрушка». Но от пистолета повеяло чем-то таким родным и знакомым, что…

«Не может быть», - подумал Анатолий Иванович. – «Даже в примитивных детективах пистолет в мусоропровод не выбрасывают».

Разумеется, он не удержался (на руках были рабочие перчатки) и достал пистолет из мусорного ящика. И сразу убедился – настоящий. Даже прикинул по весу, что обойма, скорее всего пустая. Машинально подняв флажок предохранителя, вынул обойму. В ней оставалось два патрона. Значит, если магазин был полон, кто-то сделал шесть выстрелов и выбросил пистолет, не поставив на предохранитель. Не аккуратно.

Понюхал дуло, но ничего, разумеется, не учуял. Всё никак не привыкнет, что потерял обоняние.

Но сколько шума должно было бы быть от этих выстрелов! Оружие как раз для внутриквартирных разборок: дальше тридцати метров из «Макарова» в человека не попадёшь, даже если очень захочешь. Это не «Стечкин»!

Интересно, у кого хватило наглости выбросить оружие в мусоропровод! «Следак» без труда определит время. Если пистолет лежит сверху, чуть зарывшись под собственной тяжестью в коробочки из-под детского йогурта (у кого в этом подъезде дети, тоже несложно вычислить), если ночью мусор жильцы, как правило, не выбрасывают, а сейчас 6 часов утра, то получается, что ночью его и выбросили со второго или третьего этажа. Если выше, он глубже бы ушёл в мусор.

Всё-таки это должен быть кто-то со стороны, не жилец этого подъезда. Здесь таких идиотов вроде не водилось.

Но это вопросы для Анатолия Ивановича хоть и любопытные, но второстепенные. Главный вопрос – как поступить ему с найденным оружием?

Сдать по акту как находку в родной отдел милиции?

Скажут: «Спасибо». Подумают: «Дурак».

Такая вещица, учитывая, что она в буквальном смысле с неба свалилась, в хозяйстве всегда пригодится. Этот не знамо чей «макарыч» мог бы именно ему очень понадобиться!

Узнать бы, когда оружие начнут искать. Ночью издалека его принести не могли. Следовательно, где-то в соседнем доме кого-то замочили. И откроется это сегодня же утром, с часу на час.

Мусоровоз должен приехать минут через сорок, а потом уже никто не докажет: видел Анатолий Иванович этот пистолет или не видел?

Бывший капитан милиции повертел «Макаров» в руках. У самого точно такой же был.

Долго раздумывать некогда, да с его стороны и не очень осторожно. Хотя в вонючую конуру никто никогда не заглядывал, но в жизни чего только не случается?! Вот он живой пример, - «макарыч» в мусорном баке! Кто бы мог подумать?!

Анатолий Иванович достал из бака помятую коробку из-под шоколадных конфет, положил в него пистолет и закрыл крышкой. Потайных мест в его конуре не было. Его теперешний «кабинет» состоял из выходного отверстия мусоропровода, заполненного мусором бака, раскиданной вокруг него всякой пакости и в углу у самой двери сложенного в несколько раз матраса, на котором Анатолий Иванович иногда, отдыхая, сидел и курил. В складки этого матраса он коробку и засунул.

Потом, зацепив крюком за ручку, выволок наполненный мусорный бак из своей «конуры» на край тротуара. Пустой бак подставил под мусоропровод.

Теперь надо придумать, куда перепрятать пистолет. И здесь оставлять нельзя, и домой не потащишь. В этой конуре двери на соплях держатся и замок хиленький, хотя неистребимая вонь, присущая любому человеку брезгливость и периодически снующие из угла в угол крысы отпугнут любого нормального прохожего.

Нормального отпугнут. А вот какого-нибудь бомжа, который захочет ночью погреться хотя бы в таком месте, вряд ли.

Пистолет можно оставить самое большее на час-два. Для бомжей ещё рано, проснулись только работяги. Сейчас Анатолий Иванович освободит мусорные ящики от своих подъездов в мусоровоз, заберёт пистолет и… Ну, разумеется, сначала домой зайти, помыться и переодеться. А потом…

Куда же его деть?

Не за городом же закапывать!

Впрочем, возможно, что как раз там самое надёжное место и есть. На кладбище. Не на могиле отца, куда он собирался поехать во вторник в годовщину его смерти, а где-нибудь по соседству. Рядом есть несколько заброшенных могил. Смазать пистолет, засунуть в пакет, и – туда. Потом разработать план, как его использовать. Тех ребят никто не нашёл, зато Гадючка – личность и сейчас достаточно известная. Надо только подобраться к нему очень аккуратно, чтобы в глаза никому не бросаться. Ну, а дальше дело техники. Правая рука у него работает, глаза, слава Богу, тоже ещё видят.

Андрей, стараясь не переходить на бег, быстро шёл в сторону своего дома. При этом не забывал внимательно оглядываться по сторонам, но ничего подозрительного больше не заметил. Утренние улицы постепенно заполнялись народом, ручейки которого сливались в целенаправленные потоки: один устремился к станции метро, другие – к остановкам автобусов.

***

Видимо, Андрею удалось-таки оторваться от преследователей. Он не даром последние кварталы проходил дворами: в них не везде и машина-то проедет. А этим ФСБ-шникам, или кто там за ним следит? – пешком, видимо, было ходить лень. Пижоны!

Оказавшись в своём дворе, Андрей немного успокоился и тут только вспомнил, что он хотел сегодня сам выйти на работу!

Новизна этой мысли до такой степени потрясла его, что он остановился, пытаясь сообразить, куда ему лучше сейчас направиться: домой или сразу на свой участок в ЖЭК.

И в этот момент сзади его кто-то сильно толкнул в спину.

- Извини, парень, - проговорил усатый мужчина. – Ты так резко остановился, вот я и… - Он даже руку приложил к груди, извиняясь. И быстро прошёл мимо.

Но Андрей успел рассмотреть и хитрый прищур его глаз, и нелепость поведения. Все идут со двора на улицу, а усатый - чуть ли не вплотную к Андрею – и во двор.

Куда? В детский сад? Но никакого дитя с собой не ведёт.

Кем он там работает? Нянечкой? Ха-ха-ха!

И потом Андрей эту рожу в своём дворе раньше никогда не видел, а живёт он здесь ни первый год.

А как ловко мужик успел ощупать его бока: видимо, проверял, нет ли у Андрея с собой оружия?

Мужчина продолжал идти в сторону расположенного в центре двора детского сада. Сейчас спрячется за его кустами и станет оттуда наблюдать, в какой подъезд войдёт Андрей. А уже в квартире его потом незаметно для всех повяжут и убьют!

Впервые растерянность заглушили у него страх и злость. Мысль о работе исчезла из головы. Он думал только об одном: как ему сейчас лучше поступить?

А ноги тем временем продолжали нести его к знакомому подъезду.

Двадцать метров… Десять метров…

Нет! Только не домой! Надо где-нибудь спрятаться, чтобы уточнить: этот усатый мужик действительно за ним следит или просто мимо проходил?

От подъезда Андрея медленно отъехал мусоровоз, за ним, прихрамывая, шёл дворник Толян. Они полностью загородили фигуру удалявшегося к детскому саду мужчины.

Вот именно сейчас ему надо что-то срочно придумать!

Андрей обречённо смотрел на свой подъезд. Его входная дверь бетонной плитой отделялась от другой, ведущей к мусоропроводу. Рядом стоял уже опорожнённый бак.

Пока Толян освободит все свои баки, не одна минута пройдёт, и потом ещё не факт, что он сразу сюда вернётся. Зачем? Может, пойдёт домой душ принять? Да в любом случае, Толян - свой человек, хотя и бывший мент. Они с ним как-то даже раздавили бутылочку на двоих. Нормальный мужик…

Андрей зашёл за пустой бак и пригнулся. Неказистая дверь закрывалась неплотно, оттуда он сможет легко наблюдать за двором. Если усатый начнёт сейчас искать Андрея, вот тут всё ясно и станет!

Выбить эту дверь можно одним ударом, но шум поднимать нельзя. Надо просто сбить замок, зайти внутрь, прикрыть за собой дверь и на время затаиться.

Впрочем, такой замок и сбивать нет нужды. Открыть его Андрею – два раза плюнуть. Вот и ржавый гвоздь подходящий валяется. А пальцы у Андрея не слабее тисков.

Он быстро согнул необходимым образом гвоздь, открыл замок и протиснулся внутрь. А замочек специально оставил висеть в петле. Со стороны не сразу и сообразят, что он открыт.

Вроде никто не успел заметить, как Андрей зашёл внутрь. Если только из верхних окон противоположного дома? Но вряд ли у НИХ в каждом доме есть наблюдательные посты.

В маленьком помещении было темно и тихо – как раз, то, что необходимо для засады!

Андрей стоял у двери и внимательно смотрел через щель во двор. Поэтому он не сразу сообразил, что стремительно нарастающий сверху грохот имеет какое-то отношение к месту его нахождения.

Пугающий звук удара бутылок о стенки пустого железного ящика на миг полностью лишили его рассудка: ему показалось, что эти летящие снаряды нацелены на него. Андрей отпрянул от двери, обо что-то споткнулся и упал. В ту же секунду смолк грохот и Андрей начал осознавать причину его происхождения. Он сам сколько раз выбрасывал в мусоропровод пустые бутылки, которые ему лень было тащить вниз.  На его восьмом этаже они мирно исчезали в пахучем жерле мусоропровода с глуховатым позвякиванием. А тут – такой взрыв, что барабанные перепонки чуть не лопнули.

А если сейчас ещё какой-нибудь придурок мусор выбросит? Андрей от этого грохота с ума сойдёт. И выходить наружу ещё рано.

Надо как-то избавиться от шума. Нужная идея пришла быстро. Андрей поднял ту кучу тряпья, о которую споткнулся – это оказалось толстое одеяло – и накрыл им мусорный ящик. Теперь, люди добрые, кидайте на здоровье свои отбросы!

Что-то тяжёлое упало на ногу Андрею. Он нащупал в темноте плоскую коробку, открыл и поднёс к двери. И увидел пистолет.

Неужели настоящий! Как раз то, что ему так не хватает сейчас для самозащиты! Теперь пусть только попробуют к нему подойти!  А то – ишь! - в спину толкать! Он их сейчас сам так толканёт, мало никому не покажется.

Пистолет как влитой лежал у него на ладони, и палец невольно лёг на спусковой крючок. В своё время в армии пострелял из автомата, знает, как это делается. ОНИ у него теперь все попляшут!

Андрею быстро надоело стоять перед дверью и рассматривать двор. С «Макаровым» ему бояться было некого. Он засунул пистолет за пояс под свитер и вышел из «конуры», сопровождаемый хотя и приглушённым грохотом разлетевшегося в разные стороны мусора.

«Карусель» происходящих событий сделала ещё один оборот.


3. НЕСОСТОЯВШИЙСЯ БРУДЕРШАФТ

На следующий день Таня снова сидела в своём киоске и грустно смотрела на две визитки. Она их поставила по обе стороны от окошка: снаружи не видно, а сама может смотреть на них сколько угодно. Вот только ничего сверх того, что там было напечатано, они ей не говорили.

Левая: «Михаил Витальевич Полозов». А дальше номера служебного и мобильного телефонов. Это тот самый, который с такой радостью купил у неё фальшивую зажигалку Zippo, и который ей больше понравился. Она тащилась от таких мужчин: чуть полноватые и солидные. Такого бы – в мужья! Но она быстро разглядела у него на пальце обручальное кольцо. Эх! Если бы он хоть номерок телефонный у неё попросил, было бы чего ждать. А так…

Перевела взгляд на правую визитку: «Геннадий Олегович Зотов». Разговорчивый прилипала. Она ему точно понравилась. Такие вещи Татьяна чувствовала безошибочно. Он вчера что-то там даже о встрече говорил. И сердце ей подсказывает – разведён. Но такие мужчины – самые ненадёжные. Ну, переспит она с ним пару раз, а дальше что?

Впрочем, она хорошо знает, что будет дальше: «Извини, но сегодня я не могу…», «Извини, но мне сегодня вечером надо уезжать в командировку…»

Вот Полозова бы закадрить! Таня мечтательно перевела взгляд на левую визитку. Тут она бы на всё пошла, всё бы вытерпела. Но отбить мужика у жены, да еще, наверное, с ребёнком…

Она перевела взгляд направо. Может быть, хоть с этим немного повстречаться. В жёны не возьмёт, но что-нибудь подарить должен, мужики они оба обеспеченные. А там, глядишь, и этот её урод, Андрей из запоя выйдет.

У Тани среди многочисленных сувениров и безделушек имелись игральные кости из нефрита. Она достала их и загадала: «Если выпадет больше шести, позвонит Полозову, если меньше – Зотову». И кинула кости на сиденье своего стула.

Выпало два и четыре. То есть – шесть. А это как понять? Кому ей звонить на «шестёрку»?

Что-то всё у неё никак у людей…

- Здравствуй, Танечка.
- Ой! Здравствуйте… - Она быстро посмотрела влево: - Здравствуйте, Михаил Витальевич.

Вот так! Есть Бог на белом свете! На ловца и зверь бежит!

- Да мы же вчера договорились: просто Михаил.
- Очень рада Вас видеть, Михаил. – Лукавить Тане в данном случае не пришлось. – Вы вчера до дома нормально добрались?
- Всё о`кей, Танечка. Мы же взрослые люди. А ты когда закрываешь свою лавочку?
- Мне до восьми… надо было бы… по-хорошему…
- А если раньше уйти, кто-нибудь заметит?
- У нас один хозяин вместе вон с тем киоском, где видеофильмы продают. Если закроюсь раньше, продавщица ему об этом сообщит.
- Та блондинка, которая курит?
- Да. Её Рая зовут.
- А если мы ей подарим зажигалку?
- Ну, не знаю… Только не «Зиппо».
- Почему?
- Потом скажу. А Вы что хотели?
- Пригласить тебя погулять.
- Сейчас. Подождите меня здесь секундочку, ладно? - За эту секундочку Танюша и в зеркальце посмотрелась, и причёску поправила, и дверь своего киоска открыла. – Я сейчас. Быстро.

Михаил не мог не посмотреть ей вслед: такой точёной фигурки он редко у кого видел! Через минуту Танечка уже стояла рядом с ним и шептала:

- Вы можете купить у меня штук десять вот таких одноразовых зажигалок?
- Ради бога. Но они же дешёвые!
- Зато практичные.
- Нет проблем.
- Тогда покупайте, дарим их Рае и я в Вашем полном распоряжении…

Уже через несколько минут они выходили из подземного перехода.

- Куда мы пойдём? – Татьяна смело взяла Михаила под руку.
- Если честно, Танечка, я ещё не придумал. Мне просто очень захотелось увидеть тебя. И потом, давай на «ты».
- Нет! Вот выпьем с Вами на брудершафт, тогда на «ты» и перейдём.
- Согласен. Пошли в кафе. Здесь недалеко. Мы в него всегда с Геной ходим.
- А у меня есть другой вариант. Если, конечно, Вы располагаете временем и не хотите расстаться со мной через полчаса. – Таня искоса посмотрела на Михаила, чтобы оценить реакцию на её слова. – Двадцать минут езды от Ярославского вокзала, зато мы будем там совершенно одни. Очень уютный домик. Это дача моих знакомых, - заговаривала-завораживала его Таня, - но ключи у меня всегда с собой. Я там летом часто ночую. Всё лучше, чем в моей коммуналке… Ну, как? Согласны?

Михаил с полминуты помолчал, потом решительно ответил:

- Согласен. Только поедем на такси, быстрее получится. Туда с собой надо что-нибудь купить?
- Только свежий хлеб и, если не передумали выпить со мной на брудершафт, бутылочку винца.

Итак, кажется, она этого женатика совершенно неожиданно для себя самой наполовину уже захомутала. Домой, он, чувствуется, будет торопиться. Так что теперь основная её задача – уложить его с собой в постель. А что дальше делать, она сообразит… Жаль, ничего не знает о его жене. Можно было бы сыграть на контрасте…

По дороге Таня с наивной откровенностью ворковала:

- Мы с мамой на Тайнинке жили, и эта дача была нашей.  А когда мамуля умерла, то всё, на что у меня хватило собственного ума, так это продать квартиру вместе с дачей и купить комнату в Москве. До сих пор не понимаю, правильно поступила или нет… Но дачу купили наши хорошие знакомые Митины, и они разрешают мне туда приезжать. Даже ключ оставили. Разумеется, я их всегда заранее предупреждаю об этом. Но они сами там очень редко бывают…

Когда подъехали к дачному посёлку, то её рука уже покоилась в его ладони и длинные ноготки нежно пытались протиснуться сквозь его пальцы.

Тревожное чувство охватило Татьяну, когда они вошли через калитку во двор и увидели, что на открытой веранде на столе исходит паром электрический чайник, а рядом стоят бутылки с пивом.

«Господи! Кого сюда могло занести так не вовремя? На воров не похоже. И Митины сказали, что здесь никого не должно быть».

Михаил почувствовал её напряжение:

- Что-то не так, Танюша?
- Мне кажется, там кто-то есть… А никого не должно быть… Я даже не знаю…
- Ну, идём, посмотрим. Если кто-то из хозяев, то ничего страшного: извинимся и уйдём. А если чужие, то поднимем шум, позовём соседей.

Они поднялись на веранду.

Дверь дачи отворилась, и на пороге возник Андрей. В левой руке он держал бутылку, а в правой – пистолет.

- Вон, значит, кого ты сюда водишь трахаться! А мне что говорила? «Только с тобой, «только с тобой». Сучка! Я сейчас тебя и твоего хахаля прямо здесь замочу, поняла? Трупы закопаю, а сам уеду. И хер, кто вас когда найдёт!
- Подожди, Андрюшенька.  Мы здесь совершенно случайно. Меня Митины попросили зайти и посмотреть… Правда, Михаил Витальевич?
- Конечно, правда. Мы только хотели проверить…
- А-а-а-а! Так это ты, фокусник из цирка? Я тебя узнал!
- Какой фокусник, что Вы? Я работаю…
- Тебя, падлу, я первого и завалю, понял?

И Андрей решительно прицелился в Михаила.

Танька взвизгнула и присела, но выстрела не последовало.

- Что такое? – Андрей поставил бутылку на стол и растерянно уставился на пистолет. – Ага! Он на предохранителе стоит. Вот так надо сделать…
Но пока он произносил, как «надо сделать», Михаил схватил кипящий чайник и бросил его на голову Андрею.

Раздался дикий крик.

- Бежим отсюда! Быстро за мной! – Михаил схватил Таню за руку и устремился к воротам.
- Подождите! - сопротивлялась Таня. – Вы же его ошпарили. Ему надо помочь…
- Да пошла ты… Иди помогай ему, если такая дура!

В это время раздались два выстрела.

Андрей стрелял вслепую, как говорится, на звук голосов. И удивительным образом обе пули попали в Таню.

Михаил, не зная, сколько ещё может последовать выстрелов, выскочил за калитку и побежал к остановке электрички. Он думал только об одном, чтобы никто не успел разглядеть его. Ему ещё свидетелем в суде выступать не хватало по такому щекотливому поводу!

Таня, прижимая руки к животу, смотрела на небо, которое с каждой секундой казалось ей всё более и более бесцветным. Теряя сознание от кровопотери, она почему-то думала о том, как сейчас, наверное, больно Андрею! Кипятком – и в лицо!..

Андрей, бросив пистолет, окунал голову в бочку с дождевой водой, которая стояла у стены домика. Подняв лицо из воды, по-звериному взвывал и сразу снова опускал голову в воду…

А «карусель», закрутившаяся два дня назад, наконец-то стала постепенно останавливаться…

*   *   *
19-23 января 2009 г.


Рецензии
Пистолет сработал, по-Чеховски. У Андрея видимо белая горячка?

Удачно замкнуто на ограниченном круге действующих лиц, что характерно для хорошего детектива. Хотя по жанру это приключения.

Владимир Прозоров   14.05.2019 20:15     Заявить о нарушении
С пистолета в мусоропроводе (подсказка жены) рассказ и начался. Дописал начало и финал. У Андрея описан практически классический вариант белой горячки. Уж таких-то пациентов я насмотрелся.

Александр Шувалов   14.05.2019 21:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.