Моя маленькая принцесса - часть 3

Забирать  Людмилу из перинатального центра пошли все вместе: Иван с Алисой, дедушки и бабушки. Девочка заметно смущалась. Так непривычно было видеть маму с младенцем на руках. Это и был ее младший братик, но об этом она не думала. Просто вокруг было так оживленно, все суетились вокруг малыша, то и дело заглядывая в одеяло, перевязанное голубой лентой, и пытаясь определить, на кого похож кроха. А старшая сестренка стояла в сторонке, чувствуя, что про нее позабыли. В глазах была растерянность.


- Доченька, - обратилась к ней мама и подозвала ее рукой. - Иди сюда, это твой братик, Фролушка.

Девочка с интересом посмотрела и была удивлена, увидев, что мальчик совсем маленький и спит.

- А когда он проснется? - спросила она.

- Скоро.

- И мы будем играть?

- Он пока еще не умеет, только ест и спит. Но ты ведь его научишь?

- Да.


Войти в новый ритм жизни было сложно. Алиса, привыкшая к тому, что все внимание обращено к ней, хотела, чтобы так продолжалось и впредь, Людмила же большую часть времени проводила с малышом, а когда он спал, еле успевала справиться с домашними делами. Бабушки, конечно, помогали, но чаще по выходным, так как по будням работали. Когда дочь находилась в детском саду, становилось проще, но вечера превращались в сплошной бардак. За пять лет женщина успела позабыть, как управляться с грудными младенцами и сейчас усиленно все вспоминала. Но часто ощущала свою беспомощность.


- Мамочка, пойдем поиграем, - звала ее Алиса.

- Не сейчас, доченька, - отмахивалась от нее мама. - Скоро папа придет с работы, нужно успеть приготовить ужин.

- Но я хочу с тобой поиграть! - упрямо заявляла девочка.

- Ты же видишь, что я занята! И не кричи, Фролушку разбудишь! Иди к себе и займись чем-нибудь.

- Ты - злая!

Алиса топнула ножкой и ушла в свою комнату.

- Никто не хочет со мной играть, - произнесла она, оглядывая пустое пространство.


Людмила мысленно ругала себя, что увязла с головой в бытовых проблемах и уделяет мало внимания дочери, стала реже говорить ей о том, как сильно любит ее, обещала сама себе исправиться, но на деле продолжала разрываться между сыном и делами по хозяйству, а на девочку времени совсем не оставалось.


- Тебе надо хоть немного заниматься и Алисой тоже, - давил Иван на больную мозоль.

- Может, тогда ты вместо меня будешь кормить Фролушку и укладывать спать, заниматься готовкой, уборкой и бесконечной стиркой? - она все чаще становилась раздражительной.

- Я понимаю, как тебе тяжело…

- Нет! Не понимаешь! Ты целыми днями на работе пропадаешь и не видишь, как я тут верчусь, как белка в колесе!

- Но Алиса до вечера в садике…

- И что с того? Что и без этого дел мало по дому?

- Ей хочется поиграть.

- Вот и займись дочерью!

- Стараюсь, но ей общения именно с тобой не хватает.


В глубине души Людмила знала, что Иван прав, но в действительности не хватало ни сил, ни терпения поступать правильно. Она неоднократно начинала какое-нибудь совместное занятие с Алисой, но завершить его редко когда могла, так как бежала к сыну покормить или уложить спать.


Фролушка не был плаксивым, реагировал лишь на громкие и резкие звуки и, в целом, спал крепко, но недолго, поэтому женщине часто приходилось его кормить по требованию и укачивать. Это сильно выматывало, особенно ночью, когда надо было подбегать к кроватке буквально каждый час, отчего Людмила хронически не высыпалась.


Однажды, когда она в очередной раз пыталась уложить сына спать, к ней подбежала Алиса и громко, с восторгом в голосе прокричала:

- Мамочка, смотри, что я нарисовала!


Малыш к этому времени успел задремать, но от неожиданности проснулся и заплакал.
Это вывело мать из себя, и она, даже не взглянув на альбомный лист, который протянула ей дочка, выпалила:

- Смотри, что ты натворила! Ты его разбудила!


Продолжая держать кричащего сынишку одной рукой, другой она со всего размаху ударила девочку по попе, вложив в этот жест всю силу негодования. Прежде женщина никогда не била Алису, предпочитая в ходе беседы объяснить своей принцессе ошибки. В большинстве случаев это срабатывало, так как малышка всегда прислушивалась к словам мамочки и боялась ее огорчить. Иногда, правда, она капризничала и внимать разумным доводам была не в состоянии, тогда мама ждала, пока дитя успокоится, после чего начинала диалог. Сейчас же моральное, эмоциональное и физическое равновесие женщины пошатнулось, и она позволила себе то, за что осуждала других мамочек.


- Марш в свою комнату! - скомандовала Людмила. - И чтобы не шумела! Мне теперь придется заново его укладывать спать!

- Ты только Фрола любишь!


Алиса расплакалась и убежала. Обида переполнила детское сердечко. Она посмотрела на свой рисунок, на котором была изображена вся семья во время прогулки, потом подбежала к столику, взяла черный карандаш и зарисовала братика так, что распознать его стало совершенно невозможно.



* Изображение из Интернета

Следующая часть:
http://www.proza.ru/2019/05/28/765


Рецензии
Ах, как все это понятно и знакомо! Казалось бы, рождение ребенка должно вносить больше радости в семью, в отношения взрослых и детей, но природа вещей берет верх. Ревность маленькой девочки с одной стороны, и усталость физическая матери с другой, приводит к полному отчуждению в отношениях. То, что мать не сдержалась, ударила малышку, понять можно, простить - трудно. Осадок, в любом случае, останется на всю жизнь. Рисунки детей раскрывают их внутренний мир, детское сердечко Алисы страдает. Смогут ли родители вывести ее из тупика депрессии? Зависит от них. Спасибо, Рина, поворот серьезный, заставляете читателя участвовать...

Лидия Мнацаканова   04.03.2021 01:41     Заявить о нарушении
Рождение ребенка и есть радость, но это и большая ответственность.
И рождение второго ребенка вдвойне ответственно.
Ведь теперь есть рядом два родных человечка, обоим требуется внимание и забота.

Рина Филатова   05.03.2021 19:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.