Светочка. Часть 1. Дурнушка

       Светочке не повезло с рождения. Её синюшное тельце с тонкой сморщенной кожей появилось на свет Божий задолго до заветного срока, поразив несовершенством многоопытных акушерок. Они заботливо обтирали и согревали крохотулю, попутно обсуждая кривенькие ручки да ножки, малюсенький подбородок, выпуклый лоб, раскосые глазки, крупный носик и ушки-локаторы. Заодно беззлобно гадали, от кого рожают таких страхолюдин. Врачи недобро молчали – хоть бы выжила, не до красы!

      Мама Светочки тоже не была милашкой. Её блеклая внешность к трём десяткам имеющихся лет добавляла ещё пяток годков, однако чужие взгляды не отторгала, а вкупе с тёмной дешёвой одеждой вызывала искреннее, чуть ли не траурное сочувствие.
      Молчаливая женщина давно погрязла в долгах и неразрешимых житейских трудностях. В зеркало на себя она смотрела редко и безразлично, что ни день кляла судьбу, то кулачки озлобленно сжимая, то безвольно опуская руки. Слёзы закончились, а душа ещё в юности куда-то упорхнула - не по нраву пришлась жизнь наперекосяк.

      Алла прижала горячий лоб к холодной больничной стене, затаилась и в сотый раз прокручивала в голове дрянные мысли. Не нужен ей ребёнок! Может, отказаться от него? Вырастет в детдоме, как она сама. На чистом белье спать будет, сыт и одет. Коль подфартит, воспитатели добрые попадутся или приёмные родители сыщутся.  А если не подфартит? Защемило сердечко материнское... Как она там, в реанимации, девочка её слабенькая? Взглянуть бы разочек.

      Сердобольные молодки-соседки шушукались за спиной худосочной горемыки, из лучших побуждений выкладывали на её тумбочку излишки фруктов, но присесть рядышком и утешительно поговорить не решались. Очаровательные розовощекие карапузы сполна одарили их счастьем, затмившим чужое горе.
 
      Светочка не ведала ни родительских проблем, ни медицинских. Отринув страшные прогнозы, она хмурила бровки, уверенно дышала, хорошо кушала и положительно реагировала на лекарства, в неимоверном количестве вливаемые в крошечную венку. Спустя три недели окрепла и отправилась домой.
      Никто их с мамой не ждал и не встречал. Работники ЖЭУ, где работала дворником безродная Алла, наскоро отремонтировали служебную комнатёнку, купили в подарок кроватку, ванночку и немного вещей, необходимых новорождённой.
      Пригодилось всё до мелочей, но памперсы, пелёнки да распашонки разошлись слишком быстро. А припасенные на чёрный день финансы растаяли как мартовский снег. Всего-то через месяц после родов гонимая безденежьем мать-одиночка вышла на службу, благо, трудовой день не ограничивался строгим расписанием.

      С утра пораньше Алла кормила Светочку, потом плотно укутывала и выносила на свежий воздух. Одной рукой она осторожно катила по щербатому асфальту старомодную скрипучую коляску, другой тянула метлу, увесистую лопату и кособокое ведро с мусором. Чистка урн и дворовых дорожек сладкий младенческий сон не перебивала.
      Жильцы окрестных домов изо дня в день наблюдали душещипательную картину и нередко, особенно в непогоду, проявляли участие – приносили добротную одежду, тёплые одеяльца, неплохие игрушки или продукты. Бывало, и денежку некрупную совали. Быстро, как будто виновато. Алла кротко склоняла голову и радовалась любому подношению.
 
      Большой нужды Светочка не знала, болела изредка, росла спокойной, послушной, весёлой, сообразительной. Только никто её умилённо не тискал, не щекотал, не гладил по головке, не обнимал, не брал на ручки. На первый взгляд девочка казалась уродцем, а второй, позволяющий зародиться хотя бы мимолётной симпатии, взрослые люди на неё не бросали.
      Мать тоже скупилась на ласку и нежные слова, но ухаживала за ребёнком как следует. Красивые платьица, платочки, ленточки да пластмассовые бусики придавали неприглядному облику лёгкое очарование, и довольная Светочка представляла себя принцессой или доброй феей. Чуть ли не в каждом сучке она видела волшебную палочку и усердно колдовала, колдовала.
      Алла не прислушивалась к шёпоту малышки, но в подходящие моменты хитро подкладывала в её кармашки мелкие яблочки или дешёвые конфетки. И обещала, что всё загаданное когда-нибудь сбудется.

      За годы пребывания в детском саду восторженно-сказочное состояние, присущее Светочке по душевному складу, окончательно растерялось. Имя несчастливицы в уменьшительно-ласкательном варианте вдруг обрело пренебрежительный оттенок. По праздникам воспитатели едва скрывали раздражение и торопливо отодвигали малоактивную некрасивую девчушку в сторонку или на задний план. В будни тоже не баловали вниманием.
      Осознавая свою ущербность, Светочка не плакала, лишних вопросов не задавала и без обид уединялась с какой-нибудь захудалой игрушкой. Её не ругали и не хвалили. Привыкая быть в тени, она сама одевалась, причёсывалась, была чистоплотной, но без заботливых женских рук жиденькие серые волосики быстро лохматились, кофточки задирались, колготки сползали, шнурки развязывались. Ухоженные детки над ней смеялись, больно толкались, щипали и тянули за тонюсенькие косички.

      Няни и воспитатели спасительно одёргивали маленьких нахалов, а мама таких мелочей вовсе не замечала. Прикрыть недостатки дочкиного личика с помощью удачной стрижки или крупных бантов она не догадывалась. Себе-то причёску никогда не делала, спрячет лоб да уши под заношенным платком – и ладно.
      Сосед Серёга, вечно пьяный сантехник, только под юбку заглядывал. И то на пять минут – справит, чуть попыхтев, нужду мужскую да скорей бежит к приятелям-алкашам. Как узнал про случайную беременность, так мигом исчез. Семейное счастье даже бочком не задело Аллу. Про аборт она думала, однако нужный срок по неопытности пропустила. Пришлось безрадостно рожать.    

      К семи годам Светочка заметно подросла, но её внешность, сложенная из худших черт неизвестных родственников, милее не стала. Ручки и ножки выровнялись, зато на крупном носу определилась неприглядная горбинка, глазки сузились, скулы заострились сверх меры, тонкая шея вытянулась, лицо покрылось рыжими пятнами веснушек, а кривенькие зубки обезобразили улыбку. Мама советовала лишний раз рот не открывать, остальное не скроешь. Вот и росла девочка безмолвным гадким утёнком.
      Одноклассники считали её слегка пришибленной, называли то Чебурашкой, то Носорожкой, при этом сильно не обижали, чаще сторонились. Учителя почти не замечали невзрачную ученицу, редко давали ей мелкие поручения и не догадывались, что она очень неглупа.
      Зная правильные ответы на различные задания, Светочка стеснялась поднимать руку, отвечать устно, не умела петь, читать стихи, громко смеяться, бегать, шалить, просить помощи, спорить. Роль тихой троечницы вполне её устраивала. Но пытливый ум жаждал знаний. Девочка много читала, смотрела умные телепередачи и была весьма эрудированной и рассудительной.

      Отсутствие дружеского общения усиливало замкнутость характера, однако юная душа не ожесточалась. Благодаря добрым книгам она наполнялась силой и невидимым очарованием. Взрослеющая Светочка определяла правильные жизненные ориентиры, с безобразной внешностью пыталась мириться, но всё-таки втайне надеялась её изменить.
      В великолепных снах красавец-жених обжигал невинное тело неведомой лаской и увлекал суженую в даль светлую. Увы, с каждым рассветом зыбкая вера в милость судьбы рассыпалась - от потенциальной невесты парни разбегались словно ошпаренные. Даже приятельство с ними не складывалось.
      Выпускной вечер Светочку сильно расстроил: несмотря на блистательный наряд  она чувствовала себя отверженной дурнушкой. Редкую стройность сформировавшейся фигуры и смягчение резких черт лица и сама не заметила, и сверстники не разглядели. Уединение стало состояние привычным и желанным.

      Собственное будущее виделось Светочке малолюдным. С этой позиции она и выбрала специальность библиотекаря. Поступление в институт требовало немалых умственных усилий и, несмотря на хорошие экзаменационные оценки, значительных материальных затрат.
      Немалый банковский кредит заставил первокурсницу срочно взяться за швабру и смиренно пойти по родительским стопам. Начальник Аллы шепнул пару слов своему давнему другу, и на крупном автопредприятии нашлось отличное рабочее место. Молоденькая уборщица наводила идеальный порядок в кабинете директора. Неторопливая старательность, тут же замеченная руководителем, обеспечила ей добрую репутацию и регулярный премиальный доход.

      Светочка делила зарплату с мамой, неплохо питалась, покупала импортную косметику и модную одежду, но сохраняла скромную бесхитростную суть. Она с огромным почтением относилась к благодетелю и его сыну Вадиму, частенько появляющемуся в отцовском офисе за денежными дотациями.
      Молодые люди друг на друга открыто не смотрели. Заносчивый парень быстро проходил мимо, совершенно не замечая обслуживающий персонал. А девушка слегка улыбалась, вскользь на него поглядывала, смущённо здоровалась и путалась в тревожных предчувствиях: Вадим был копией принца из её ночных видений. Правда, в сказки Светочка уже не верила.


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение следует - http://www.proza.ru/2019/06/05/349


Рецензии
Бедная девочка - не повезло и
с мамой которая не смогла утешить и поддержать
собственного ребёнка. Можно было бы хотя бы
из-за умственного развития девочку поддержать
и приободрить...
С интересом и вниманием -

Тамара Злобина   09.05.2021 15:24     Заявить о нарушении
За неказистой внешностью умственное развитие иногда не замечается.
Благодарю за неравнодушие, Тамара!
Праздничного Вам настроения. С теплом душевным, до завтра.

Марина Клименченко   09.05.2021 17:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 107 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.