Дребезги. Мозаика российских подворотен

Николай Владимиров                Анатолий Лямин               

               
Действующие лица:

УЧИТЕЛЬ 1
УЧИТЕЛЬ 2
ШКОЛЬНИКИ
ДОКТОР
ПАЦИЕНТ
ПРОХОЖИЕ В НАУШНИКАХ
АЙФОН
АЙПЕД.
КЛУБНИК.
УЧАСТНИКИ КОНКУРСА «ПОЦЕЛУЕВ».
ЕГЭ
ЭКЗАМЕЦИОННЫЙ БИЛЕТ
ОТРОК С МОБИЛЬНИКОМ
ИВАН ИВАНОВИЧ ИВАНОВ
ЧУВАК ГРИША
«ФАНАТ».
«ТИГРИЦА».
ШАР «БОЛЬШОЙ».
ШАР «МАЛЕНЬКИЙ».
ПРОСТИТУТКА
ДВЕ ТИНЕЙДЖЕРКИ
РОК-ГРУППЫ
СВЯЩЕННИК
БЛУДНИЦА
ОТЕЦ.
МАТЬ.
НАЧАЛЬНИК ЗАСТАВЫ
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРИЕМНОЙ КОМИССИИ
ВАЛЕРКА
ВЕРНЫЙ ПЕС
ЮЛЬКА
ПАПИК
ИЗАБЭЛЬ
КРАСОТКИ
ТЕМНАЯ ЛИЧНОСТЬ
…………………….

                Первое действие

     На заднике сцены высвечиваются «дребезги» – фото фрагментов приемной врача, гаджетов, барабана, целующихся пар и т.д. Выходит Темная Личность. Читает, задумчиво двигаясь по сцене в нарастающем грохоте барабанов.

 
Вздерну клад ястребиной свободы!
Взлет огневой неподвластных объятий.
Перед встречей с последним проклятьем,
Бесконечный,
          как бездна, полет!
Прочь крутое крыло равноправья!
Этой армии старческий бред.
Заботливым вздором
бренчит интеллект
неподдельно плаксивые строки.
Поцелуями муз
заскорузлые скрипы души
и капризы сердец
в криналинах спасительных мумий.
В медяках венценосных рантье
серебро беспросветных иуд
проступает.               

              Сцена 1.
          ПАЦИЕНТ И ДОКТОР

     На сцене доктор за рабочим столом. Жмет кнопку. Из настенных часов выскакивает и кукует кукушка, в распахнувшееся окно влетает и шлепается на пол барабан.
     Пациент поднимает барабан входит в кабинет.
   
    Доктор. - На что жалуетесь?.
    Пациент (ставит барабан на стол). - У меня, доктор… пульт от телека пропал...  дочь вечером домой не загонишь, сосед забор на метр шестьдесят пять ко мне передвинул, что б ему пусто было! 
     Доктор. - Та-а-ак (измеряет себе температуру, показывает в зеркале язык, касается пальцем носа, с руками на  выброс приседает, молотком по коленке стучит. Выписывает рецепт): - Все в порядке.  Нынешний год урожайным будет. Особенно на калоши. Они опять в моде. В лесу рыжиков – как звезд на небе.  А вам иван-чай по утрам рекомендую пить. Да-с!
     Пациент (покидая доктора с барабаном, вслух). - Все-таки…хорошая у нас медицина. Вчера дождь весь день лил, а сегодня, левый глаз чешется!  Теперь ремонтом сарая можно заняться, а то теща давно на блины не звала …
      Темная личность. - Дебил дебила посетил. И тот хорош. И этот мил. Откуда они берутся, мне показать неймется.
         
            Сцена 2.    
         УРОК ЛИТЕРАТУРЫ

На сцене Учитель 1 и ученики за партами.
Учитель 1. - Где Иванов?
Ученик. - Его мягкий знак убил.
Учитель 1. - Совсем?
Ученик. - Напрочь. Оторвался от слова «мебель». И бах!
Учитель 1.- Когда шел в школу?
Ученик. - Да, мимо магазина на улице Мира, там вывеска обвалилась.
Учитель 1. - Жалко. Хотя и был двоечником.
Голос с задних рядов. - Зато хорошим товарищем.
Учитель 1. - Вы думаете, двоечник может быть хорошим товарищем?
Голос с последней парты. - Может.
Голос с первой парты. - Не может! Тупица!
Учитель 1: Ладно! Будете свои антиномии на перемене разводить. (Разворачивает карту)
Девичий голос: А что такое антиномии?
Учитель 1:- Противоречия. Ладно. Начнем урок географии. (Вешает карту мира.
Ученики достают трубочки. Рвут листы бумаги, жуют их и начинают плевать в Учителя 1 жеваной бумагой из трубочек).
Учитель 1 (Поднимает руку). - Стоп. Кто хочет получить пятерку, должен попасть в Бельгию.
Ученики. - А вы ее покажите.
Учитель 1. - Нет уж. Может, еще и плюнуть за вас? Сами найдете.
(От  последней парты к карте идет ученик. Начинает искать Бельгию. Не  поворачиваясь классу) - Кто плюнет, тому в глаз.
Голос с первой парты.- А ты не узнаешь.
Ученик. - Я затылком вижу. (Пауза). Ученики продолжают плевать в Учителя.
Учитель 1. Сядь на место. Ты до конца урока будешь искать.
Девичий голос. - А я знаю. А я знаю. Она такая маленькая. Этот урод ее никогда не найдет.
Учитель 1. Ладно. Я вам ее покажу. Но отметку снижу до четверки. (Голоса Согласны. Согласны. Учитель тычет указкой в центр Европы и быстро отскакивает к двери. Та распахивается. В класс врывается Учитель 2. Учителю 1).- Попали? В Бельгию, спрашиваю, попали?    
Учитель 1. - Куда им! Пол-урока искали, пол-урока плевали. Никто не попал.
Учитель 2. - Все равно. Вам конец. Директор за вашими педагогическими ноухау по видеорегистратору наблюдал. Хочет отодрать вас крапивой. Ретроград. Консерватор. Душит творческие порывы на корню. Бежим! (Учитель 1 и Учитель 2 выпрыгивают в окно. Ученики плюют из трубочек им вслед).
Темная Личность. (Декламирует).

Изваяние сомнений
– дней отупелая сталь.
Есть
       в бесконечности желаний
убийственная даль…
спокойных строк…
забытого пути
           к обратному.
В безвременной
          безжалостной причине,
исход
    творение к возврату,
в круги исчезнувшего Слова
Закрытым
путь лишь кажется…
а невозможностью обыденного долга
отречь
пустое, конченное Я –
жить мыслью
        ради мысли. 
         
Выходит Пациент из первой сцены с барабаном. Бьет в него. Темная личность дает ему под зад. Пациент, продолжая барабанить, скрывается среди появляющихся персонажей следующей Сцены.         

    Сцена 3.
  ЧОКНУТЫЙ ПРОХОЖИЙ

     На сцене хаотично движущаяся толпа в наушниках. Вперед выходит то одна, то другая пара. На них, барабаня, натыкается Пациент.

     - Мужчина, вы чего вопите на всю улицу! Из  психушки?
     - А? Чо?
     - Девушка, как проехать к Третьяковке?
     - Что? А?
     - Мальчик, смотри, куда идешь! Так и нос расквасишь!
     - О-а-а-а-а…
     - Во отплясывает, бухарик. Надрался до дури.
     - Вау-вау! Бздык-бздык! Хуа-хуа! Фык-фык!
     (Люди в наушниках суетятся, продолжают натыкаться друг на друга, вперяя друг в друга взгляды из ниоткуда).
     Темная личность. - Не тираньте вы тех, что в наушниках, обыватели городов. Люди живут утробной жизнью. А вы, в дебильниках, мотайте на ус нотации. Законные, между прочим. А то будете, как  этот. (Указывает на Пациента с барабаном. Дает ему пинка.  (Читает).

Стоя над взломленной болью свершений
на берегу искусственного творения,
что ударяется в печаль,
путей близких к воспоминанию,
кляну современное распятие:
Тяжесть веления бесполезной красоты
не снимает позора
с отзвучавших страданий.
             
            Сцена 4.
            НУ, И ГАД ЖЕ ТЫ!

     Темная личность (указывая на гигантские мобильники Айфон и Айпед с людскими лицами): Вот они. Гады – источники нынешних зол.

     Айфон (айпеду): - Ну, и гад-же-ты!
     Айпед: - От гаджета слышу. (Смеются над прикольной игрой слов).
     Айфон: - А почему это нас так прозвали?
     Айпед: - Потому что все нами пользуются, а никто не сечет, как мы устроены. Потому и гаджеты.
     Айфон: - Слово… не очень... Слух режет. Типа ругательство.
     Айпед: - Английское. Из морского обихода.  Наподобие русского «фиговина» или «хреновина». А то и похлеще… Короче, – то, что незнамо как сделано, но удобно, полезно, а в обращении – проще пареной репы. Мобильники, компьютеры, электроника, плазмы разные – не перечесть.
     Айфон: - В общем, куда не плюнь, везде гаджеты.
     Айпед: - Палочка-выручалочка. Включил айпад – и любая инфа у тебя на ладони. Врубил смартфон – у тебя и корень квадратный извлечен, и задачка решена, и сочинение настругано, и химформула составлена – шпоры на любой случай, короче. Да еще и игры. Ребятня так в полном отпаде.
      Айфон:  - А учителя паникуют: дети думать разучились, воображение не развивают,
      Айпед: - И правильно паникуют, если вместо учебных дисциплин школяры кнопки на клавиатуре осваивают. И из хомо-сапиенсов превращаются в хомо-гаджетикусов.
     Айфон: - То есть, тупят?
     Айпед: - Дебилоидами растут: поелозил пальчиком по сенсору, и получай готовый ответ. За тебя все продумано и подсчитано. А ведь  можно было все по уму сделать. Закачай кучу программ вроде «Сделай сам». «Сконструируй то-то», «Напиши стихи», «Слетай на Марс». – И фантазия заработает и мышление разовьется.
     Айфон: - В том-то и штука! Книгу кто-то читает, а кто-то ею мух бьет. И гаджетами можно по мозгам лупить, а можно их развивать.
     Айфон: - Короче, гаджет – вроде извозчика госпожи Простаковой из «Недоросля» Фонвизина – увезет, куда надо и географию знать незачем. Так что не гаджеты «недорослей» производят, а дебилоидные программы. И воспитатели.
     Айпед: - Ну, и гад-же-ты! Поддел-таки учителей!
     Айфон: - От гаджета слышу! (Хохочут).
     Темная личность.( Читает).

Машина!
Великий автомат, бог кибернетики…
Вместо человека.
Зачем человек?
Он глуп, самолюбив, эгоистичен, надмене.
Он – порождение тупости и лени.
Тяжела борьба с ним.
Работать не хочет,.
радоваться не умеет,
любить ему скучно,
ближнего ненавидит.
Изредка блеснет у него
               Мысль гениальная,
да и погаснет под … под сапогом бытовухи.
Другое дело машина.
Согреет, накормит
               Для женщины мужчину заменит,
Для мужчины – женщину.
Никаких забот.
Только одна беда: чем занять себя человеку?
Податься в искусство?
Но машина и здесь не подведет:
Стих сочинит, песню споет,
А уж картину напишет лучше любонго художника.
В науку кинуться?
Забьет как ребенка.
Что же делать?
Подыхать со скуки?...
Или убить ближнего
          …для развлечения?

Темная личность (обращается к заполнившим участникам новой Сцены, многие в «дебильниках»).- Высокие речи – зачем они вам! Вам подавай плотское, скотское. И браво! Живите, пока живы!

       Сцена 5.
    КОНКУРС ПОЦЕЛУЕВ

      Сцена Клуба. Над ней растяжка «КОНКУРС ПОЦЕЛУЕВ в честь Королевы РаЛе». Крики:
       - Прикольно!
       - Айда глядеть! 
       Набивается полный зал.
       …Ржание, подергивание в хип-хопе, посиделки девах «на яйцах» парней, толкотня…
     Выходит Клубник. Он раздражен, едва сдерживаясь, сурово, официально, как в суде, требует зал угомониться. Пересиливая  гомон обращается к собравшимся.
        Клубник.  - Так. Теория вопроса. Поцелуи какие бывают? Разные. От иудиных до ангельских. Так? Так. Каждый в своем роде. Так? Так. На публике, вы будете целоваться, как в постели?
       - Да! – из зала.
       - Нет. Предать любимого целованием можете? Кто сподобился?
       - Иуда! – из зала.
       - А когда поцелуй священнодейство? Когда прикладываемся к иконе или – к знамени. Так? Так.
      (Ржание поубавилось, преобразилось в хиханьки-хахиньки).
      Клубник.. (Дальше сурово, - а в глазах задоринки):
      - В маршрутке, метро, на улице интим поцелуй допустим? Нет! Так? Так. В койке целуйтесь, сколько  угодно, как угодно.
      Зал: хи-хи-хи»!
      -  Всему свое время и место. Так? Так. Только урод справит нужду дома в гостиной или спальне. Для этого есть что? Сортир. Так? Так. Умеешь вести себя сообразно,  – ты культурный человек. Нет - дикарь.
      Зал понемногу утихомирился).
      - Значит?  Каким должен быть поцелуй на публике, на улице, в клубе? Чистым, изящным. Так? Так. Приз конкурса – торт «Праздничный» – получит, кто это сделает. Судьи – все. Оценка – аплодисменты. Ладошек не жалеть.
     (Кто-то дурашливо выдал дробь хлопков. Клубник властным жестом пресек).
     - Желающие – бегом на сцену. Ну. Ну! По углам лизаться здоровы, а здесь хлипко?
     (Из зала):
     - Серый, Даха, дуйте...
     - Вован, выдай класс!.. 
     - Витек, рвем?
     Клубник. - Пока раскачиваетесь, показываю свой вариант.   
     (Спускается в зал, снял с чьих-то колен деву (в носу пирсинг, «э, куда-куда?» – хахиль), вывел на сцену, встал на колено (она маломерка), приложился к руке, повернул – и к ладошке, потом – к шейке (она ойкнула, явно не избалованная  телячьими нежностями), слегка сжал ладонями щеки и ме-е-е-едленно приблизил к губам губы. Чуть  коснулся, отпрянул.
      Раздались три хлопка. Сборище оживилось. 
      Выбрели две пары: робкая и наглая, поддатая, явно повыпендриваться. Обнялись. Двое, в стиле эмо с зачесами в пол-лица, гогоча, принялись кусаться, скалить зубы, высовывать языки и проч.
     Прогнал кривляк с подиума.
     Вторая пара работала серьезно, чувственно, с импровизацией. Ей свистели,  улюлюкали, аплодировали. Потом – пошло. Перецеловались все. Атмосфера разрядилась.
     Стали определять победителя. Клубник указывал пару, ей хлопали. Громче всех – за вторую. Передал победителям большущий торт, тут же на теннисном столе взрезанный и общим кагалом  слопанный).
     Клубник.  - Всем спасибо, свободны...
    (Шаз! Топчутся, галдят, чмокаются).
     Темная личность (декламирует на фоне целующихся).

Воспалительным приступом мести,
хрустит захолустье разнузданных душ.
Недосмотром мытарств,
как камыш тишины,
как нагар недозревших сновидцев
- молчаливый мятеж.
Это волю велят вопросить
недруги пятой колонны
Фамильярности с Богом
калякать изволят!
Это мертвая хватка познания
- перебежка в тени кеарнавала
великих волхвов панибратства.
Их науськивал мавр егозливый
на изглоданный выстрел тупиц
низвергать словеса
о разросшемся братстве.
на волдырь вольнодумств восковых возложить
поминальную музыку будней.
Их петлёй  убеждений натиг
комуфляж комфортабельных истин, –
жвачный, желанный, пепельный крест
- дуновенье продажных мнгновений.
Акварельный пейзаж бытия,
горький поиск повального счастья,
парниковых бойцов разнобой,
что возлег в пантеон побежденных,
коммунальных партнеров истории. 
     Темная личность (целующимся, людям в «дебильниках» и т.д.): - Сюда, сюда живой люд! Зрите тех, кто делает вас мертвми. (Те окружают героев новой Сцены.)   

                Сцена 6.
                ЕГЭ   
       На сцене актеры, изображающие  ЕГЭ  и Экзаменационный билет.
 
     ЕГЭ.
     - Жив? Не отпели еще?
     Экзаменационный билет. - Скрываюсь по перифериям. В бегах.
     ЕГЭ. - Небось, завидно, что из школьных экзаменов вышибли, а меня ввели?
     Экзаменационный билет.  - Нашел, чем бахвалиться. Ты хоть в курсе, чего натворил?
     ЕГЭ.- Еще бы! Приблизил школу к  цифре; дал равные шансы школярам глубинки и мегаполиса. Быстроту мышления развиваю, реакцию.
     Экзаменационный билет. - Чтобы баллы набрать? К пустой голове. Ты, ты рассадник дебилоидов и недоучек.
     ЕГЭ. - Я-то тут при чем? Кто дебильные вопросы школярам пишет?. Я что ли?. А твои – лучше?  Зубрить не вынуждают?
     Экзаменационный билет. - Я думать учу. Думать. Анализировать. Оценивать. Делать выводы.
     ЕГЭ. - А я – нет? Да меня во всем мире на руках носят. Потому что я – дитя хай тека, новейших достижений. Кто современный материал заставляет включать в школьные программы, формализовать его, придавать ему учебный вид? Миру не философы-гуманитарии нужны, а  люди дела? 
     Экзаменационный билет. - Бездумные люди дела – и есть дебилы. Рабы технологий, гаджетов, коммуникаций. Не способные понять , куда мир катится, что делать, чтобы принять вызов времени, быть адекватным ему.…
     ЕГЭ. - Да не ЕГЭ, а жизнь учит думать!
     Экзаменационный билет.  - Жизнь учит выживать. Толкает к обогащению, власти, насилию. Итог – падение, крах цивилизации.
    (Окружившие их участники предыдущих сцен разочарованно уходят прочь).
   Темная личность. - Куда вы?. Они о вас хлопочут. Хотя идите. И хрюкайте, мычите и мяукайте. Как привыкли. (Читает).

Дорога,
Путь,
Тропа,
Обрыв.
Как будто нет
          Другого назначенья,
А только вечное движенье,
И вечное паденье вниз.
(Все  уходят).

       Сцена 7.
     МОБИЛО-ДЕБИЛЬНИК

     С последними словами Темной личности на сцен является отрок  с петушиным гребнем на голове . Обращается к залу. За его спиной дефилирует Пациент с барабаном, порой заглушая монолог.

     Прикол, чуваки!
     Типа, положили куриное яйцо между двух мобильников в режиме «треп», а оно сварилось. В мешочек.
     Доктора впаривают, мол, то же с мозгами делается – плавятся  при разговоре по трубке, как эскимо на палочке. А уши глохнут, а роговица катаракту провоцирует.
     А шведы грузят, что через десять лет мобило-трепа рак мозга обеспечен. Что носить трубку в спящем режиме – полный здец: аппарат посекундно гонит сигнал на базовую станцию, ищет ближайшую соту и засирает эфир покруче работающего. Особенно в метро. Так что держите мобильник подальше от ваших членов и органов, чуваки, мой вам совет. Хохмлю!
    ВОЗ так вааще рехнулся. Инфу выдал, что мобиловолна кровь гнобит, на беременных чувих и даже на плод влияет. Треплетесь с подружками по трубке часто, – получите преждевременные роды. Чума! Моя одноклассница дебильники из ушей не вынимала, да еще пила до последнего дня, а родила как надо. Так что треп все это.
     А ученые эти, ботаники очкастые, хипеш подняли: мол, у всех  на руках уже по два телефона, загибается народ, а власть, де, молчит. ФСБ-ешники туда же: мол, виноваты корпорации, производящие мобильники, хотят подсадить нас на них. Чтобы и супер-бабки рубить и манипулировать нами, как роботами.  Купили, мол, всех и, какие надо, законы пролоббировали.
     Так вот: фигня это все, чуваки! Я с утра до вечера на мобильнике в режиме онлайн – и чо? Ем нормально: чикен, хот доги, коку только подавай. Пиво банками сосу. Сплю крепко. Мне все по барабану! Попробуй поманипулируй.
     Короче, кто там куриные яйца на мобильниках варит? За двести баксов согласен сунуть вместо них свои.
     Посмотрим, кто кого сделает! Ха-ха! Хо-хо! Ху-ху!
     Темная личность. Указывает на уходящего Отрока: - Свой брат. Свинья свиньей. Дитя дебило-цивилизации.(Читает).

Терпимостью накатывая темпы,
дебилик девальвации идей дивится –
дедукцией замять норовит
заморыша зансчивое кредо:
подбросить интеллектуальной слежкой
запал растерзанных мечтаний
к замшелым телесам
философической темницы –
замуровать иль засолить?
Замалчивать ли…
                тернии сомнений

Темная личность. - Все тщетно. Жизнь есть жизнь. На всех надет намордник. Не верите?

                Сцена 8.
            ДА ЛА-А-ДНО!
       На сцене люди в «дебильниках», меняющиеся в ходе диалога.
     - Вань, у тебя штаны, что шиворот навыворот?
     - Да ла-а-дно.
     - Вань, ты чего без носков-то?
     - Да ладно…
     - Ваня, от тебя девчонка что ли сбежала?.
     - Да ладно.
     - Иван, она же твой дом обчистила.
     - Да ладно!
/    - Вань, тебе повестка в суд!
     - Да? Ладно…
     - Ваныч, ты живешь или дрыхнешь? Ладно да ладно, ладно ла ладно… Прям, Обломов, блин.
     - Да ладно.
     - Блин, гаец на две косых наказал. За поворот через сплошную…
     - И чо?
     - Опять «Спартак» продул!
     - И чо?
     - Черт, доллар-то как скакнул!
     - И чо?
     - Ногу сломал едренать. Лежу как чурка!…
     - И чо?
     - Померла вчера бабуля наша!... Эх!
     - И чо?
     - Да ничо!
     - Чо-чо и – ладно!! Ты чо – чокнутый?
     Темная личность. – Хороши!  (Обращается у залу):
     - У вас тоже все ладно? Ну, тогда  чокайте и чокайтесь. Чего напрягаться-то? К чему забивать голову хламом разума?  (Читает). 

Заплывы за полночь опасны
для лунных отсветов
                зари забытых чувств.
Ох! Эти грузы боязливых увлечений.
Мы пьем разгул…      
и все ж…
агитки брюхачей
                впитать в себя готовы
бездушным единеньем чувств.
Блестящий блеф
границ любви родоначальник,
ехидствует запоем,
Былой быстриной
вдовствуя вздыхает.
Раскалывая накипь светозарных,
величавой поступью ума
роит кромешные печали,
юродствует в надежде
бродяжничеством бронзы обронить
луч беспокойства
пламенем востока,
пожухлые засеивая гати.
                Осветить    
седые поросли познанья.
Зачем
       бурьян бездарности буравить?
В бушлаты простаков рядить
букет зловещих валунов науки.
Не лучше ль бражничать,
в бесстрашии безумствующей скуки?
В счастливом звании тупицы
завалом завалить
духовных соблазнителей бойницы?

Темная личность. – Самая распевка для отпрыска ново-русского? (Его окружают люди в «дебильниках», Отрок, «чокавшие» и т.д. Тут же Пациент с барабаном).

        Сцена 9.
     О, Я УНИЖУСЬ!…

    Темная личность, (Комментирует).  Чуваку шестнадцать. Родители за кордоном.        Дед бизнесмен. Крутой.
       В лихие девяностые разжирел на кайф-шоу «Бабло». Добровольцам переполненной цирковой арены выкладывал бабки: за посадку на яйцо – с двумя нулями; за битие пыльным мешком по голове – с тремя; за обливание экскрементами – с четырьмя и т.п. Кульминация шоу – самообрубание желающими двух пальцев руки за цифру с пятью нулями – пользовалась запредельным успехом…
     Зрительский ажиотаж, километровые очереди на входе, офонаренные сборы. Плюс навар от показа скандального действа телеканалами. Поймал человече за хвост, перековал в доходный кэш низменные поползновения безвременья… И катит той дорожкой по сю пору уже владельцем сногсшибательного клуба «Crazy girls» («Сумасшедшие девки», если кто подзабыл по-английски…)
     Чувак в тренде деда.
     Всегда при наличке. Любит собирать «круги искушения».
     (В центре сцены юнец предлагает то одному, то другому).
     - Слабо за пять тыщ голым задом в лужу? А за пять? А выпить моей писы? А девочкам раздеться? А пососать?...
     (Некоторые из созерцающих действо садятся, пьют, оголяются. Двое мордоворотов при нем обходит зевак с палкой-выбивалкой по кругу.  А также охраняют Гришу. От побоев. Зрителями).
    Темная личность: - Каково? Он – что надо! Когда бабла не меряно, живи уверенно.
    - И зрители молодцы: халява, ребята, налетай! (Читает).   
 
Я – отблеск мертвого огня.
В днях быстротечных и жестоких,
былая радость для меня –
остывший пламень голубой
изваян местью и надеждой
и ненасытностью немой.

 В освобожденной жажде баловства
я сжег беспечность прозябаний.
Среди убожества печалей
в шелках удавленных светил
для зеркала благих,
я вздернул знамя.

Выходят все участники всех сцен. И под бой Пациента с барабаном, хором повторяют:
В освобожденной жажде баловства
я сжег беспечность прозябаний.
Среди убожества печалей
в шелках удавленных светил
для зеркала благих,
я вздернул знамя.

                (Конец первого действия)

                ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ
 
Снова на сцене Темная Личность.( Читает).

Эти кущи химер,
эта блеклая дань атрибуту,
словно вал воздержанья кипит
серебристой водицей истерик.
Я – карманный мыслитель,
вознище возил –
каламбурный калибр казуистики
в караваны казенных картелей.
В канон канцелярий 
                волокиту воспел –
конвульсивный контроль:
в перевертку гонять
кочаны возрождений.
Потайным языком псевдомысли
воскурил карантин
постоянных истошных каникул.
 

       Сцена 1.
        ЭМО

      На плоскую крышу двенадцатиэтажки пробираются две девушки в стиле «эмо», берутся за руки. Подходят к самому краю. Заглядывают вниз, шаг назад. Вновь заглядывают.   
     Темная Личность (В луче света, видно лишь лицо). - Началось там, в забугровом Вашингтоне, с рок-стиля эмо.. Повихрил по континенту, слился с поп-панком и инди-роком и – за пределы  в Европу, Россию. Как надрывный ком болезненных реакций на серость жизни, ее несправедливость, безнадежность, бессмысленность, защита от которых – эпатажные  тусовки, групповая замкнутость в депрессивной, часто алкогольно-наркотической эмо-субкультуре.
    На Западе – в лице юных персон, заклепанных темными кожанками, с  зачесами на пол-лица, затушеванными фейсми, разноцветными космами,  склонностью к эксцентрике. У нас то же самое плюс жестокость и суицид.
    Там аукнется бризом – у нас откликнется смерчем.

               Сцена 2.
           НЕ ХОТИМ БОЛЬШЕ ЖИТЬ!

     Там же. Тинейджерки(с надрывом).
     Первая. -Нас не любят, не понимают, мы никому не нужны.
     Вторая. -Кругом вранье, лохня, подставы.
     Первая.-Друзей нет, есть чуваки и френды. Подруг нет, есть чувихи и френдессы.
     Вторая. -Всюду дебилы, козлы, кретины.
     Первая. -В телике – муть, по радио – тупь, сеть – мусорная свалка.
     Вторая. -На улицах грязь, мат, бомжи, беспредел полиции.
     Первая. -Народ  поставлен на деньги.
     Вторая. -Братки хомячат, богачи забурели, чинуши обнаглели, власти офанатели.
     Первая.- Пипл танцует на вулкане.
     Вторая. -Жить напряжно и тошно.
     Вместе. -Не хотим! Хотим  т у д а. Все!
     Темная Личность:  - Все?
     Первая.- Мало?
     Темная Личность .- Забыла кое-что.
     Вторая.- Например?
     Темная личность.  «Библию». Ты ее читала? Про Иисуса Христа слышали? О Коране, Аллахе, Будде понятие имеешь? Что Бог создал Эдем совершенным, а раздолбали его такие, которых ты разнесла? Что  исправить, изменить,  восстановить его можно вначале внутри, потом вовне. Ты это пробовала, прежде чем положить на все с прибором?   
     Даю подсказку о первом шаге.
     Первая.- Слышали: начать с себя…Грузите! 
     Темная Личность .- Сначала простить. Всех, всем, все.
     Вторая.- И чо?!
     Темная Личность .- Прощенные  обернутся к тебе. Увидят тебя. Ты увидишь их. Увидишь мир, в котором стоит быть, любить, страдать и радоваться.
     Стоит жить! Слышишь?
     Тинейджерки.- Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ь…. (Прыгают вниз…Звук падающих тел).

               Сцена 3.
           СЕТЕВОЕ РАНДЕВУ
     Темная личность. - Туда им и дорога. Иначе стали бы пошлыми «Тирицами». Хотя, что в том дурного. Разве плохого – жить со смаком?
     (Перед зрителями двое «Фанат» и «Тигрица». Динамичный, напористый диалог по мобильному телефону).    
     - Тигрица?
     - Да, Фанат.
     - 32-68-172 твои параметры?
     - Да. А твои?
     - 43-87-180.
     - Клево. У тебя квартира?
     - Свой дом.
     - В разводе?
     - Уже три года.
     - Киндера родил?
     - Одного. Живет с бывшей. И у тебя бейбик?
     - Пигалица. У бабульки тусуется.
     - На фоте точно ты – не подстава?
     - Я, Фанат, я. Не очкуй.
     - Тогда ты ничего.
     - Ты тоже. В моем вкусе. Если это ты.
     - Я, Тигрица, я. Ну, раз шьешься, зови в гости. Или свалим ко мне?
     - Так сразу?
     - А чего тянуть?
     - А ты, по ходу, не извращенец? Какой ориентации? Гетеро, би, метросексуал? Что предпочитаешь?
     - Все. По взаимному согласию…
     - А сколько раз можешь?
     - За ночь?
     - Нет за год!
     - Так это от тебя зависит. Ходку в неделю без напряга…
     - Мало.
     - Ну, две.
     - За ночь. Потянешь?
     - Мне же не двадцатник, Тигрица. За двумя разами тебе к переросткам надо. Пока, озабоченная, привет соплякам!
     - Эй, подожди. Ладно, Фанат. Шучу. Так к тебе можно?
     - Легко.
     - Только не сегодня. Я на работе. Давай завтра. Шампусик будет?
     - Не вопрос. Поляна за мной. Устроим клевый вечерок.
     - Проверим друг друга на совместимость. Ок?
     - Ок! Где встретимся?
     - Рисуй номер мобильника… Дозвон сделаю, скинешь, как к тебе ехать, во сколько и куда?
     - Смотря на чем поедешь?
     - На такси, на чес же еще. Надеюсь, заплатишь?
     - Заметано. Знач, до завтра, Тигрица?
     - Да, Фанат. Эй, а какое завтра число, чтоб не забыть?
     - 21 июля 2015 г. Запомнила?
     - На всю жисть…

     Темная личность (назидательно):
     Я помню чудное мнгновение,
     Передо мной явилась ты,
     Как мимолетное виденье,
     Как гений чистой красоты…
       Александр .Пушкин. 21 июля 1825 г. всего двести лет назад…
     (Далее читает на фоне обнимающихся «Фаната» и «Тигрицы»):
Не на крови
          Замешаны
страдания грядущего.
От сизой стороны,
от дней
умеренности черной,
не отдален наш век
пришествием богов.
И молодеющим грехам
уныние разврата
не поможет.
Застывшею стрелой безверия
Раздваивается мир.
Лишь однодневки-остряки
рядятся в ризы доброты –
чеканят ловкие идеи.

       Сцена 2.
         ШАР
     Темная личность. - Так почему? Почему? Уже ничего не стоит любовь? Даже сама жизнь? Почему? (Наблюдает, как на сцене приземляются два шара – БОЛЬШОЙ и МОЛОДОЙ. Диалог шаров.
     - Большой, где это мы?
     - Сейчас запрос на базу скину. Так. Это Земля, Государство Россия..
     - Государство? Они все еще здесь есть?
     - И нации, границы, таможни, визы…
     - Дикари… А  это что?
     - Река. Кляьма.
     - Значит, в этой мерности тоже реки имеются?
     - Сколько хочешь.
     - Во, блин! А в нашем измерении здесь пустота.
     - Не пустота, Молодой, а портал. Через  который мы и свалились.
     - И что теперь будем делать?
     - Как что? Лежать…
     - Долго?
     - По нашему – секунды, по ихнему – тысячелетия.
     - Во наведем шороху аборигенам? То-то спорить примутся: кто мы да зачем? Еще расколоть задумают.
     - Нет. У здешних мужиков руки коротки, а плазморезов  еще не придумали.
     - Так у них что – мужики-бабы не повывелись? Взглянуть бы…
     - Счас я их на голо-кристалл выведу. Гляди.
     - Фу гадость! Дикари точно. Обезьяны. То ли дело мы – гранитные структуроиды! Стройность, красота, всезнание, космо-флуктуации, бессмертие!
     - Ну, им до гас далеко.
     - Что и детей сами рожают?
     - А вот читай: «Зачатие в пробирке у землян находится на примитивном уровне, практикуется при бесплодии…»
     - Сколько же лет их мерности, если они так отстали от нас?
     - Четыре миллиарда.
     - Так чего же они такие дебилоиды?
     - Ну-ка поверни зеленый кристалл. Видишь? Вся их история тут. Как  на ладони. Сплошные войны, да набеги, грабежи, да захваты. Наука  – убивать, а не жить учит. Оружия понаделали – атомного, химического, биологического, климатического, психотропного, тектонического. Кошмар! Уже и применяют! А гаджеты, эта вирт-наркота!  Открывшая ящик пандорры, под личиной хай-тека выпустившего на волю все гадкое, подлое, поносное в людях. У нас-то все это в наморднике закона.   
     - Варвары! А ну как по нам шарахнут?
     - Не успеют. Нам пятнадцать секунд и надо-то. Сконцентрируемся и – назад в свою мерность.
     - А у них за это время сколько тысячелетий пройдет?
     - Ну, вон же кристалл-калькулятор. Считай, Молодой лентяй…
     - Хе-хе! Ха-ха…
     Гул заработавших двигателей, стартовые сполохи, дым, шары взмывают вверх и исчезают.
     Темная личность (Читает).
     Угомоните нас, колдобины  пути!
     Скажи, процесс,
                мышленье обретя,
     сравнением опутывая умственный багаж,
     в периоде астральных приключений,
     проводником рассудка мнишь
     ты штамп и твердь физического тела.
     Не приспособить ли зерно
     несбывшихся условий
     для подготовки бесконечных ожиданий?
     (Уходит).               
    
      Сцена 3.
     РЕШИЛА ЗАВЯЗАТЬ

     Появляется Ппроститутка, пугливо озираясь, ходит  по сцене.
     - Опять на трассу. Не пойду. Не хочу! Я завязываю. 
     Не потому что накосила зелени. С моими понтами много не срубишь. До элитной, где, крутые бабки, не дотягиваю. Но, если не хочешь скатиться к вокзальным, – траться на модные шмотки, дорогое белье, массажистов, визажистов, французские духи. 
     Пока набьешь чулок, горб наживешь, даже если работаешь по всем категориям…
     Да, трешку я «насосала». Не в центре, но и не на окраине. Все! Больше не надо.  Потому что, еще немного, и сойду с ума от алкоголя, доз, курева, от жлоба-сутенера, от салонов с извращенцами, от депрессии. 
     Наверное, моя психика уже поплыла. Я боюсь мужчин, женщин, вообще людей. Короче, – всего. То и дело охватывает паника, наваливается сердцебиение, головокружение.
     По жизни запуталась наглухо: что во мне хорошего, что плохого, что люблю, что ненавижу, где и с кем общаюсь, что вокруг происходит, не знаю. От всего отстала, кроме х..я не вижу ничего пять лет… Смотрю на нормальных женщин и завидую: у них этого натюрморта нет, да и  сами с собой они в ладу!...
     Боюсь за сестренку. Ей вот-вот четырнадцать, чем занимаюсь, догадывается, мои тряпки напяливает – стринги,  мини юбки, лабутены на шпильке-двадцатке. Хочет повернуть на мою дорожку? Без понятия, что окажется в грязной, вонючей клоаке. Нельзя. Не надо! Не дам. Нет! Нет!
     …Как отвалить от панели, знаю – закорешить парня. Запала на одного. Сохну по нему реально. Он  о моих делах не в курсах. Начались отношения. Это что-то! Как клево, когда не за деньги, а по-настоящему!  А… меня колотит. Боюсь ходить с ним рядом: вдруг встречу знакомую шмару и та выдаст меня: шлюхи – конкурентки,  друг друга ненавидят. Или меня вычислит кто из бывших клиентов? Или – еще хуже – окажется в одной тусовке? Я-то его не вспомню, а он меня запросто: штучки, какие я откалывала, не забываются… Возьмет и наплетет дружку, еще и от себя добавит!
     Все рассказать  самой? Что хочу спрыгнуть,  развиваться, изучать психологию, дизайн, заняться фотографией?
     Нет!
     Поди гадай, как он поведет себя, примет меня такую, какая я есть, или пошлет?... Но и жить в сплошном  мондраже, в потерянности, пустоте, в пробирающем до пят страхе невмоготу.
     Что делать? Что?!
     Все. Дождусь менопаузы, выйду из игры и откроюсь, а там, как Бог даст.
     Будь что будет! 
     (Появляется  Темная личность.. Манит Проститутку купюрами, обнимает, вместе уходят).  

       Сцена 4.
     ТЯЖЕЛЫЙ РОК
     Звучит тяжелый рок.
    
     Рок-рот-рог-прок – тяжелый рок!
     Рок-ров-брод-грог – тяжелый рок!
     Рок-срок-сток-оброк – тяжелый рок!

     На сцене рок группа. Руководитель группы
     - Ништяк ассоциации! Нарко-драйв! Затягивает, засасывает, заглатывает. Галюциогенные вспышки, ЛСД фантазии, трансцендентное сознание! Вау!

      В мире что-то не так – или это у меня в голове?
      Невидимые пятна на солнце, какая-то пыль на траве.
      Счастье  не греет; оно где-то за стеклянной стеной.
      Иногда мне кажется – тяжелый рок висит надо мной.
      Все лишилось смысла. Любовь завела меня в тень.
        А чем выше в астрал, тем круче несешь дребедень
        Мне просто хотелось вечного лета, а лето стало зимой.
        То ли это рок, то ли законы природы висят надо мной…

       Руководитель группы.
       - Как вам наш «Аквариум»?
       (Снова играют).
       Гаснет свет в твоих глазах, на закате рухнет мир,
       Растворится в темноте каждый созданный кумир.
       Смеется тот, кто обречен, его судьба предрешена.
       Из рваной раны на Земле течет горячая слеза.

       Руководитель группы:
        - А как вам «Ренессанс»?
        (Выходит Темная Личность).
      - Сюрреальный гимн апокалипсису! И марш к нему под музыку, что напрягает слух, мозг, вызывает депрессию, вызывают ритмический токсикоз, ведут к деградации меломанов. А, впрочем, все лучше, чем прыгать с крыш, спариваться, продавать тело и пытаться спасти душу. Но вдруг спасет?
      (Новая рок-группа. Руководитель группы Священнослужитель).
      Священник (под звуки музыки). - Почему сподобился возглавить? А чтобы вести хард-рок к свету… через веру, молитву, преображающие субстанцию.
      Звучат достаточно гармоничные мелодии.
    
    Темная личность (Снова на сцене, уже один).- Так, может, в музыке спасение. В искусстве, поэзии, в театре?(Читает):
 
    Ночь!
         Я слышу честный шепот твой.
     Крыла бестрепетная прыть
     меня к пространству пригвоздит.
     Смиренья выплакать не даст
     сомненья перезвон.
     Был баловнем бездарного Начала,
     но воли мрачная стена,
     и жажда Ярость ненавидеть
     Должна!
     Над плачем Бездны.
                В день борьбы
     не только стяг,
     но крест предвидеть.

     (Во время декламации является картина новой Сцены).
     Темная личность.- Что музыка? Что поэзия? Что театр? Страсть к пороку властвует над молодыми. Неодолимая! Сладкая! .
      
     Сцена 6.
    БЛУДНИЦА

     Перед зеркалом тинейджерка . Натягивает мини до жопки, рисует обода вокруг глаз. Обращается к зрителям.
     - Сегодня сдамся. Я уже взрослая. И самостоятельная. Зря, что ли пирсинг в сосочки вставила? И тату на животике вывела?
     Между прочим, не хуже, чем у одноклассниц. Которые уже, ну, имели… Короче, только она одна – ку-ку! Так что нечего ферамоны мариновать. Пусть это случится! Да и хочется. К тому же этот, верзила из 11-й квартиры, третий день фотографирует. Вдруг передумает!
     - Мам, я в школу. На консультацию. (Ответ:  Хорошо, и сразу домой. За порогом ее ждет верзила. Она принимает стойку, потряхивает локонами, поводит губки. Верзила протягивает ей банку пива. Она прикладывается).
     - Двинули?
     (Переходят в соседнюю квартиру верзилы. Не сбросив одежд, порывисто обнимаясь, оказываются в алькове под пологом. Опускается занавеска под которой известное происходящее).
      Темная Личность. - Вы ждете продолжения? Ай-яй-яй, Ай!...  Впрочем, я вас понимаю. Сладко. Клево. Круто. Молодец девичка!
     Так хотите продолжения?. Извольте.
     Пацаненка родила она. Два двести. Папа-мама: недоношенный, дебил, оставь, откажись: случайное дитя, нежеланное.
     А она – пигалица, глупындра, значит! – забрала. В неполных пятнадцать – мама. Молока нет, верзилы нет – загремел на пять лет за совращение. Папа-мама гривы на бошках рвут: кого родили-воспитали! Но смеси, памперсы обеспечивают.
     Вы, конечно, осуждаете пигалицу? И он. И они. И Евангелие: "...То ты согрешил уже в сердце своем».
     А я – нет. Потому что забрала. И воспитывает.
     И пусть пуляют в нее плевки, кто сам вне греха.    
     Жизнь – лабиринт. Путеводная нить дана каждому, каждой. Пигалица, пороком сбитая,  ухватилась за нее.
     Выберется!
     (Декламирует):
   
     Как непомерны Божьи дали!
     Среди безмерности кощунств
     напевы разума зовут
     нас к ожиданию прощенья
     ……
    За грань земного созиданья
    К безмолвью истинных вершин!
     (Обращается к зрителю).
     - Причем тут школа, ЕГЭ, любовь, страсти, войны, гаджеты?. Характер – вот спасение от дебилизма.

              Сцена 7.
             ХАРАКТЕР

     (Надпись на экране: характер – совокупность врожденных черт, а также приобретенных  свойств человека
    На пороге отец – статный, ладный, пахнущий ремнями великан в золотых погонах. Малец – от горшка три вершка – взирает на богатыря, разинув рот. Сильные, горячие руки  подхватывают его и подбрасывает под потолок, вызывая бурный восторг.
    Мать накрывает стол, за который усаживается вместе с отцом,  сестрой и братом. Крохе места нет. Великан берет малыша на колени. Тот вырывается: ему хочется видеть его лицо, белозубую улыбку, медали, позвякивающие на груди. Мальчонка забирается на табуретку, приставленную к русской печи, прижимается спиной к ее теплой стенке, принимает поданную ему глиняную миску с кашей, начинает есть, не отрывая от воина взгляда. 
     Карапуз упирается пятками в край табуретки, та переворачивается – и он… с  вытаращенным зенками летит кувырком, ударяется спиной и затылком о ее ножки и залитый кашей оказывается на полу. Не плачет, молчит).
     Темная личность.
     - Ну, и характерец!
     (На сцене… пацан под крышей сарая достает махру, сворачивает цигарку, раскуривает и пускает дым кольцами.Проходившая мимо мать учуяла табачный смрад, рассказала отцу. Тот ставит пацана пере собой).
     - Затягивался по-настоящему?
     - Да.
     - Сколько раз?
     - Три.
     - Понравилось?
     - …Нет.
     (Отец вынимает пачку сигарет  «Аполлон-Союз» ).
     - До Афгана не баловался. Только в действующей. Там по-другому никак. Что сказал правду, хвалю. Наказывать не стану: ты упертый, все равно сделаешь по-своему. Давай договоримся: не куришь до шестнадцати лет. Память лучше – в жизни пригодится. На совершеннолетие я дарю тебе пачку сигарет  «Аполлон-Союз», и вместе закуриваем. Как?
     Мальчик дает слово.
     (На сцене учащийся «ремеслухи», в форме. Открывает посылку из дома с пачкой сигарет. Смеется).
     - Отец прислал. В подарок. С припиской: «Закурим»? Помнит  батя! Ну, и я помню. Спасибо, не курю!
     (Погранзастава. Крепкий, справный молодой солдат перед столом начальника.
    Командир
     - Это ваш патриотический долг – сообщать о настроениях личного состава, тайных намерениях солдт, чтобы предотвратить возможное предательство, измену, побег на сопредельную сторону, к врагу.    
     - Это обязанность защитника родины, а мы вас поддержим званиями, наградами, авторитетом.
     Новобранец.
     - Стучать на товарищей? Нет. Если подобное узнаю, пресеку сам, наушничать не страну.
     Темная личность (выходит, коммнентируя).
     - Ну, и дурак. На три года стал изгоем третируем и изводим начальством. Сам себе враг?
     Но характер, характер! Молодец!
     …(На двери надпись «Соблюдайте тишину.  Идет экзамен». Понурый солдат в пограничной форме выходит из класса. Что? – абитура хором.
     Солдат. - Двойка. Когда готовиться-то во время службы? …Что знал, то и получил. 
(Сочувственные вздохи). - Пойду в учебную часть забирать документы… (Идет. На пути институтская часовня. Остонавливается). - Войду.  Зачем? Крещен, еще в детстве, бабкой. Но креста нет. В церкви был только ребенком, с ней же. Сейчас потянуло. От безысходности? (Встал перед распятием. Смотрит на пригвожденные руки Иисуса Христа). -  Вот и я распят. Немецким...(Подходит к двери с табло «Приемная комиссия»).
    Секретарь Приемной комиссии: - Почему двойка, у вас три балла – выставлены только что, при подведении окончательного баланса, с учетом высоких предыдущих оценок, а также, что военнослужащий, что не было условий для подготовки, что станете учить английский!
     Вы приняты!
    (Появляется Темная личность):  - Вот характер! Ну, облился кашей, ну, курнул, подумаешь! А стучать на друзей-товарищей такая сладость. Срезался на немецком – не жизнь потерял. Нечего было тащиться в часовню. 
     Но – гены, подражание отцу, матери, влияние улицы, где товарищей не сдают, а если что не так, руку помощи протягивают или… в  зубы дают.
     Разве не характер одолевает тупость, эгоизм, животные поползновения?
   
    Сцена 8.
  УЛЫБНИСЬ СОБАКЕ!

      Темная личность. - А, может, напротив, бесхарактерность?.
     (На сцене юноша выгуливает собаку).
     - Фьюить, привет, Шарик. Ко мне!
     - Ура, Валерка! Гав-гав! Гав! Будь здрав!
     - Ладно лизаться. Да ну тебя. Хватит!
     - Куда мы? В парк? На собачью площадку? За покупками? Или к Юльке?
     - Не рвись. К ноге. Под машину хочешь? Давай рядом. Рядом!
     - С восторгом, Валерка. Приказывай. Выполню все.
     - Чо лыбишься? Хватит лизаться. Трутень. Лодырь.
     - Ты не в духе, Валерка? Такой мрачный.  Взгляни на меня, улыбнись, дай я тебя поцелую. Так куда – к Юльке?
     - Куда лезешь. Фу! Фу! Испачкаешь.
     - Жизнь, прекрасна, Валерка! Посмотри! Какое солнце, какие деревья! Какая трава. Воля! Значит, к ней?
     - Тебе бы только гавкать, да носиться. Место, место, я сказал. Не к Юльке, нет. Смылась куда-то Юлька. Третий день ни звонка, ни СМС-ски, ни вотцапа.…
     - Так давай ее проведаем, Валерка? Чудненько, а? Тогда сюда, сюда. Идем-идем, Валерка.
     - Куда ты тянешь меня, глупырь? Не хочу я к ней, ну ее. Сколько мы встречались! Целовались даже.  И – что? Взяла, отвалила. С концами. Нашла себе другого? Ну, и тусуйся с ним. Не пойду к ней. Не рвись. Все.  Давай в парк, двигай-двигай говорю!
     - Да ты что, Валерка! Она ждет тебя. Знаешь, как обрадуется! Кофе угостит, мне котлетку кинет – я на лету поймаю: я ловкий. Летим к ней, к ней! Она хорошая.
     - Что ты скачешь, что визжишь? Что рвешься? Не тяни поводок. Я  шагу не сделаю к ее дому. К ноге, к ноге! Место.
     - Дойдем только до голубой  арки, где вы меня с ней дрессировали и все, Валерка. И – в парк. Вон она, неподалеку. Смотри, какая голубая-голубая!
     - Ладно, только до арки. И назад…
     - А, может, все-таки к ней? Она классная, Валерка. Она добрая, веселая. Она любит тебя. Не так, как я, конечно, но любит. Бежим к ней. За мной, за мной…
     - Да не рвись ты! Вот вредный, противный. Шарик!…
     - Вон она, Валерка, вон!
     - Где? Где? Да, она! Она!
     - Валери-и-и-к!
     - Гав, гав, гав – это она тебя! Откликнись, Валерка, отзовись. Ну, Валерка, ну!
     - Счас! Жди-дожидайся. А ты-то чего радуешься, барбос!
     - Валерик! Валера! Ты ко мне? Какой ты молодец!
     - Я молодец, да. А ты? Невидимка? Ты куда пропала? Куда? Три дня прячешься….
     - Свалилась я, Валерик. Как снег с крыши. Третий день температурю, с койки не встаю. Первый раз вышла… Шарик, милый песя, привет!
     - А позвонить? Куда, Шарик? Стоять! Испачкаешь. А ЭСМ-ку?
     - Не испачкает. Зарядник не могла найти… Голова кругом.  Хорошо, что ты пришел. Я ждала…
     - Точно?
     - Да. Очень…
     - А как я скучал!
     - Как здорово, что ты здесь. И с Шариком.
     - Это все он… Он притащил.
     - Шарик? Вот умница, вот молодец. Зайдете? Идемте. Идемте…
     Троица поднимается в подъезд. Впереди, высунув язык, задыхаясь от натянутого поводка и собачьей радости, чапает по ступенькам верный друг Валерки Шарик.
     Темная личность: - Собака лучше, умнее, добрее, благороднее человека. Улыбнитесь собаке, и заплачьте, господа! Да-да (обращается к девушкам в купальниках Сцены9, выходящим на сцену), вы, именно вы. 

     Сцена 9.
     ПАПИК

     Кастинг. За столом лысый конопатый толстяк. Одна за другой проходят конкурсантки в купальниках.   

     Первая: - 176-22-77.
     Толстяк:- Помпушек переела. Бай. Следующая.
     Вторая: - 185-26-69.
     Толстяк: - Засиделась, чувишка. Не стрёмно в этакие лета кастинги осаждать? Девственница? Справка есть? Это не к нам – в книгу Гиннеса. Там примут.  Следующая.
     Третья: - 179-17-56.
     Толстяк: - Почему без мамки? Быстро в детсад – нос чистить. Почти восемнадцать? Чао. С малолетками не тусуемся. Закон чтим…
     Четвертая: - 187-18-55.
     Толстяк: - Портфолио? 90-60-90 при таком росте! Круто, Натали? Будешь Изабэль. Подойди. Согни стан… в коленях: хочу заглянуть в твои очи. Бирюза! Котируется.
Тест на ай-кью. Вопрос раз: ху из ай – отвязный коротыш в  перстнях с конопатой лысиной – или? Глаза в глаза, Изабэль. Итак? Что-что? Крутой джентльмен, обаятельный папик с деловой хваткой?! Принято. Мой статус? Олигарх? Банкир? Авторитет? Три в одном? Ха! Направление схвачено. Принимается. Нет, чувишка. «Лукойл», «Кредитбанк», братва не мой жанр. Я менеджер. По науке. Нет. Не академик. Пока что. Президент ГСИМ – глобальной сети инновационной модернизации.
     На меня работают светила науки – профессора, доценты с кандидатами, как певал Володя Высоцкий, слыхала? Нет! Вау, да ты просто чистый лист!  Моя отрасль, Изабэль, – интеллект. Сфера ученых степеней и званий. Хотите защититься? – нет проблем. Кандидатская – десть тонн, докторская – двадцать. Желаете в членкоры – пять, в академики – пятнадцать. Запомни: проект ГСИМ. Ты уже на семьдесят процентов  в нем, при мне. Вопрос три: В качестве кого?
     Четвертая: - Секретарь? Эскорт-леди? Подруга? Еще раз три в одном?
     Толстяк: - Близко Изабэль! Твое амплуа - имидж-герл-«плюс». Твоя работа – дефилировать: «Дэвушка, ты нэ пой, ты просто ходы – туда-сюда, туда-сюда…». Слышала анекдот? Нет? Что значит восемнадцатилетка!  Про «плюс» – домыслишь сама…(Выходит из-за стола).  - Теперь твой вопрос. Один. Что будешь иметь? Фиксируй: а) деловые и светские рауты; б) бизнес ланчи, обеды и ужины в прикиде от Версачи; в) рестораны, сауны, пляжи; г) интеллектуальную тусовку; д) личный банковский счет.
     Контракт подписываем завтра. В Каннах. Нет загранпаспорта? - Луиса Генриховна, кастинг закрыт. Все свободны. Вручаю вам имидж-герл фирмы госпожу Изабэль, покажите ей ее комнаты, отформатируйте по опции «зет»... к ужину у Гудмана. Сделайте паспорт для Изабэль и два билета в Канны. Чао, мисс Изабэль! До вечера! (Направляется к выходу. Замечает толпу девушек):
     - А вам что, красотки? Тоже по восемнадцать? Это к Луисе Генриховне. В лист ожидания. Через год, через год! Бай. Бай, чувишки!…
     Темная личность: - Чичиков скупал «несуществующих». Эти – штампуют живых. Прогресс, господа!  Канны, счет в банке, прикид от Версачи. Кайф! (Декламирует).

Этот проблеск ожившего блуда!
Этот серых амбиций налет!
Под пасмурным небом дыханье лего.
Обнаженная тень полумрака.
Монопольный, как голод, напев.
Цепкая цтфирь шестигранного знака.
Время времен торжетвующей клятвы.
Шепот простертых молитв
умер в соцветьи мечтаний....

                Сцена 10.
                УЧИТЕЛЯ

     (Два очкарика, по виду учителя, выходят на сцену. Замечают Темную личность).
     Учитель 1. Кто это?
     Учитель 2. Какая-то Темная личность.
     Учитель 1. Это он все время юлил тут на сцене: то нашим, то вашим подсюсюкивал. Мешал смотреть спектакль.
     Учитель 2. Иуда.
     Учитель 1. Или гений. Ишь, какими головоломными стихами нагружал зрителя.
     Учитель 2. Зачем?
     Учитель 1. Растлевал грешных и поощрял раскаявшихся.
     Учитель 2. Безрассудно подливал масло в огонь страстей, сомнений, подталкивал и совращал, а потом жалел жертвы..
     Учитель 1. Взывал милости к падающим и потакал самоубийцам.
     Учитель 2. А, может, он в курсе, что самоубийство это взгляд из безмолвия.
Самоубийца Ван-Гог увидел Вселенную, какая она есть. Гигантские вращающиеся массы. Помните картину «Небо над Арлем». Он преодолел иллюзию Земли.
     Учитель 1. Стоило ли надрываться? Сейчас он тоже самое увидел бы в телескопе.
     Учитель 2. Он прозрел. Этот нынешний Иуда, может, тоже прозрел катастрофу наших дней – прогресс техники, цифры, гаджетов, интернета и порожденных ими дебилов, которые ползают по земле как черви.
     Учитель 1. Пригвозждаешь  нынешнюю молодежь к позорному столбу?
     Учитель 2. Нет! Думаю, как вытащить наш век из дебилизма!
     (На сцене постепенно появляются участники всех сцен. Прислушиваются к словам учителей. Под удары Пациента в барабан, музыку Рок-групп, мигание Гаджетов и Шаров и т.д). Во всяком случае, не иудиным поощрением того и другого. Что хуже предательства. 
     Учитель 2. (Озирается). А они нуждаются в этом? Хотят выкарабкаться к свету?
     Учитель 1. Захотят, если им показать свет, и то, в каком цивилизационном мраке прозябают они.
     Учитель 2. И они перестанут плевать в учителей из своих трубочек, тупо чокать, не слышать друг друга в своих дебильниках или без, лезть в постель к друг другу по интергнет-наводке, прыгать с двенадцатиэтажек, устраивать срамные лайф-шоу, за деньги заниматься сексом, калечить и убивать?
     Учитель 1. Путь для начала увидят себя со стороны. Что и было сейчас им предложено. По-моему, очень зримо. Как говорится, дан наглядный урок. 
     Учитель 2. Лучше бы они увидели, как выбраться из трясины?
     Учитель 1. Об этом только Бог ведает. А вот кто это сделает им преподаст урок географии. Не традиционный, разумеется, – провиденциальный, открывающий сакраментальный образ стран и континентов, государственных образований и народов, живущих в пространстве вечности.
     Учитель 2. Урок географии? Континенты? Государства? В образе Спасителя? Что за бред?
     (На экране возникает изображение карты мира, с подчеркнутыми очертаниями континентов и государств. Беседующие обращаются к ней, как и другие персонажи спектакля, а также Темная личность),   
     Учитель 1. А вы всмотритесь в Апенинский полуостров. Сапог высокопоставленных людей средневекового дворянства.. Италия прославилась в культуре своей классикой: музыка, живопись, литература, а уж про архитектуру вообще не стоит говорить. В теории множеств два уже множества а не случайность. Хотя я без того могу кучу примеров привести. Еще не известно форма определяет содержание или содержание форму. Так   Америка похожа на Факел. Южная — древко Факела. Северная — искаженное арабское слово Аль-Марик — Дух Мары. Мара — Богиня Вечной Жизни имеет прямое отношение к огню, как стихии. Она изображена держащая огонь между ладонями. Руническое изображение знака Мары схоже с изображением символов Фашь (пламень, плазма) и Агни -огонь жизни.. Наверное эти совпадения кое-что значат.
     Учитель 2. Не слышу ответа о Спасителе от дибелизма. 
     Учитель 1.(С напором). Слышать нужно уметь. Напрягитесь, коллега. Продолжаю. Африка имеет форму головы человека. Заостренная куполообразная ее часть – это прическа. В средние века она была символом логики. В европейских гобеленах она так и фигурировала. А логика связана с головой.
     Взгляните на противоположную сторону земного шара. Антарктида — материк в форме головы, но уже слона – Гонеша – Бога мудрости и устранителя препятствий. Потрудитесь просмотреть топонимику Антарктиды и вы увидите что она состоит из имен королей, императоров и знаменитых путешественников. То есть людей устраняющих препятствия.
     Китай нам изображает Петуха, раскрывающего клюв в своем приветствии восходящему Солнцу. Потому Китайский Петух смотрит на восток.
     А уж на кого похожа Европа! Так это даже смешно сказать. Это же Бык с человеческим лицом. И лицо это – Португалия. Нет в них надежды на взлет интеллекта, духа над плотью, смысла над бездумным прозябанием. Упованье лишь на Россию. Сам Господь выразил это в ее облике – в образе Спасителя цивилизации.
     Учитель 2. Кажется, мы подбираемся к главному.  Что же вы увидели такого в ее облике?
     Учитель 1 Чашу. Всмотритесь, разве нет? Вот бока. Мощные, крепкие. А какая она огромная, емкая. Вот основание устойчивое, надежное – Кавказские отроги. И ручка есть – Камчатка. Внутренность от Белоруссии и Украины до Уральских Гор. «Чаша». – один из самых насыщенных смыслом образов. В «Чаше» рождается, бродит, пестуется, окормляется Дух. Как доброе вино вечной жизни, божественной истины, реченной – «истина в вине»
      Учитель 2.(Смеется). И пьяницы с глазами кроликов «Ин вино верита « кричат.
      Учитель 1. Напрасно смеетесь, коллега. Россия соберет в своей чаше дребезги дебильной цивилизации. Переплавит в горниле  соборного посю- и потустороннего огня, симбиоза веры и знания, искусства и ремесел, науки и религии. Не гаджеты будут править человеком, но человек гаджетами, не томогавки будут вызывать дрожь, но дрожать сами под прицелом русского мнгновенного оружия, которое утвердит мир навечно, а хомо-сапиенса – царем ойкумены братства. Восторжествуют правда, честь, благородство, вера. Никакого двоедушия! Никаких Темных личностей. Пусть они исчезнут. Растворятся. Аннигилируются! 
     (Темная личность начинает постепенно подниматься вверх и растворяться в воздухе).   
      Учитель 1. Как только это случится, начнется выздоровление человечества. От наркоза тупости, бездушия, пофигизма – пристанища дебилов. 
    (Окружившие Учителей участники всех сцен: кто-то прощально машет вслед Темной личности; кто-то грозит кулаком; кто-то смеется, кто-то тычет пальцем в Учителей, рок-группа играет, пациент бьет в барабан и т.д., вместе повторяют). - Но когда, когда, когда?.
     Темная личность.- Да здравствует все порождающая тьма! (Превращается в тень, воспаряет и исчезает. Участники всех сцен, продолжая  машет ему, грозить кулаком, смеяться, пожимать руку Учителям, иные плюет в них из трубочек под звуки рок-группы и бой барабана и т.д. повторяют). Когда, когда, когда, когда и т.д.
     (Под задвигающийся занавес звучит голос улетающей Темной личности). Я еще вернусь! Я  найду вас.  Всех и каждого. Каждого и всех!
   
                З а н а в е с
 


Рецензии