Право на одиночество. Часть5. С тобой и без тебя

Глава 1
   Как давно это было: Италия, море, любовь…

   Вновь осень, разноцветная, многоликая, радостная. Вновь шуршат под ногами листья, будоража память, навевая воспоминания и вызывая улыбку. Как наивно и просто представлялась жизнь: одиночество, книги, разговоры о литературе, путешествия и мечты о вечной любви.

  Она встретила вечную любовь! Там, на юге Италии, остался ее мальчик, ее счастье, ее судьба. Прошло пять лет, без него и с ним ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Они не созванивались, не переписывались по Интернету, не
разговаривали по скайпу. Они расстались в аэропорту Неаполя навсегда.

  Сейчас рядом с ней бежит мальчишка, внук. Он собирает рыжие листья и бросает в нее, бежит под березу и трясет ее. Золотые медальки густо осыпают смуглое лицо и озорные зеленые глазки, ребенок заливается смехом и ложится в маленький желтый сугроб. А листья продолжают падать на него.

  Мария не сердится, осень сухая, грязи нет. Она любуется зеленью отавы, расцвеченной осенними листьями, краснощеким веселым малышом и своим уютным состоянием покоя:
  –  Как мудра жизнь! Она  все расставила по местам. Все правильно!
  В потоке будничных дней, забот и волнений она не задумывалась о переменах в жизни, воспринимала все мудро и естественно.
  Родился внук, через год пришлось уйти на выслугу: невестка продолжила учебу в   институте, старший сын работал. Осени пролетали быстро и радовали ее разнообразием: вот она катит коляску по дорожке вдоль реки, а желтые листья налипают на колеса и шуршат таинственно и шумно. Потом шуршание раздавалось из-под колес детского трехколесного велосипедика, затем самокатика. Когда появился двухколесный велосипед, она катила коляску, в которой сопел второй внук. После академического отпуска и вторая невестка уехала доучиваться.

  Дважды бабушка, она обожала внуков, занималась с ними, наблюдала за их развитием, сожалела о том, что почти не помнит детских лет своих сыновей. Так, остались какие-то смутные воспоминания о первых самостоятельных шагах, первых словах. Сейчас же Мария с жадностью запоминала улыбки, гримаски, жесты, слова и движения своих лапунек и ангелочков, благодаря бога за эту возможность прикоснуться к миру детства с его беззащитностью и чистотой.

    Она полюбила выходные, короткие студенческие каникулы и лето, когда возвращались невестки, забирали своих деток и оставляли ее одну в паутине старинных воспоминаний. Да, они казались Марии старинными, иногда  ее итальянская жизнь представлялась страницами законченного сентиментального  романа.

    О поездках за границу даже не мечтала: всегда ощущала свою необходимость в жизни двух молодых семей. Она не вмешивалась в течение их жизни, но молодость – это молодость: свадьбы друзей, вечеринки,  выезды на природу, походы в горы и на озера. Малыши оставались у нее и украшали ее дни смехом, беготней,   непрерывной радостью и умилением.

 Несмотря на бесконечную, всепоглощающую любовь к внукам, она каждое лето сбегала из города и погружалась в тихое, желанное одиночество. Мария открыла для себя прелесть благодатной Башкирии и живительную силу ее источников.

    Две недели в санатории. Радоновые источники, бассейн с минеральной водой, грязевые ванны, шведский стол, соляная шахта и фиточай быстро приводили тело в норму. Долгие одиночные прогулки по терренкуру, горный воздух, лесные поляны с тысячами цветов, пестрые цветники и фонтаны погружали душу в состояние полной тишины и гармонии.

    Тогда Марии казалось, что она живет в двух временных измерениях. Одно – это настоящее: бессонные ночи, забота о малышах, памперсы, молочные смеси, сказки на ночь, чтение детских стихов. И она настоящая, нежная, терпеливая, понимающая, любящая, не представляющая жизни без внуков и детей. Эта жизнь на виду, без секретов, загадок, тайны. Второе – это тоже настоящее, точнее, прошлое, ставшее настоящим. В нем звучала нескончаемая тарантелла, она любила Витторио и была самой счастливой. Душевные переживания сильны, воспоминания реалистичны и осязаемы. Она садилась за компьютер и писала новеллы о прекрасном и вечном, соединяя в них реальность и выдумку, настоящее и прошлое, повседневное и возвышенное.

  Время неумолимо. Внуки уже в садике, вышла первая книга, родился третий внук, ей 55! На юбилейном вечере  дети сделали подарок – двухнедельную поездку в Италию, в пятизвездочный отель. Разрешили взять старшего внука. Невестки подарили сертификат в косметический салон. Все радости жизни в одном флаконе. Vivat!

Глава 2

Buongiorno, Itali!
    Как всегда, Италия встретила щедрым солнцем, теплым чистым морем, россыпями ягод и спелых фруктов, жизнерадостными улыбками обслуживающего персонала и музыкой. Итальянские песни, тарантелла, гитары и аккордеоны звучали в кафе, пиццериях, кофейнях и на улице.

  Отель оказался дорогим, удобным, со  своим  пляжем и лифтом, смотровой площадкой и большим садом. Цитрусовые роняли свои оранжевые мячики, гортензии поражали огромными разноцветными шапками, желтые мелкие цветочки на многочисленных клумбах очаровывали нежными лимонными запахами. И еще десятки сортов цветов своими соцветиями, кистями, метелками, граммофонами и  зонтиками создавали земной рай. Счастье есть!

   Мария сразу окунулась в атмосферу радостного отдыха. Большую часть времени они проводили на пляже: она уплывала в море и, лежа на спине, смотрела в небо, наслаждалась свежестью ветра и легким покачиванием на волнах. Внук терпеливо ждал своей очереди в лягушатнике. Черный вулканический песок, детские горки, мороженое и напитки по первому требованию, ласковая вода и минимум внимания со стороны бабушки приводили пятилетнего мальчика в такой восторг, что дозваться его на обед или ужин  было невозможно. За первую неделю он сильно загорел, стал похож на маленького итальянца, местные детишки видели в нем своего и разговаривали на родном языке. Дети быстро запоминают иностранную речь, и внук к концу отдыха знал несколько наиболее распространенных фраз и выражений.

  Вечерами они уходили гулять по узким улочкам старинного городка. Между домами развевались бесконечные гирлянды пестрых треугольных флажков, от витрин и сувенирных лавок невозможно оторвать взгляды, повсюду завораживающий запах кофе, пиццы и неповторимой итальянской выпечки. Теперь на знакомые картины окружающей жизни Мария смотрела глазами ребенка. Детские неподдельные эмоции заставляли  её  по-новому ощущать эту сутолоку людей, праздничную атмосферу летнего вечера, даже мороженое и тирамису казались вкуснее.
    Большим потрясением для внука стало посещение магазина Пиноккио. Ах, что  это за магазин! Чудо чудесное! На стенах бесчисленные фигурки забавных и очень красивых зверушек. Все стучит на разные лады, двигаются глазки, ручки, хвостики. На полках бесподобные сувениры из дерева,  магнитики и все-все, что так нужно ребенку и не надо взрослому. За несколько посещений набрали подарков родным и друзьям. Только угроза, что их не пустят в самолет из-за перегруза, заставили мальчика отказаться от покупок.

  Со смотровой площадки открывался нереально красивый  вид на залив и закат. Они подолгу сидели в креслах, очарованные красным шариком солнца, розовыми облаками, сверкающим морем, ароматами сада, пением птиц.
  Мария радовалась поездке, обновлению чувств и эмоций. Жизнь вновь казалась полной неожиданных тайн и чудес. Она отдавалась размеренному течению естественной жизни с простыми заботами, открытиями и детскими восторгами.

       Она не знала, что делать со своим прошлым. Все напоминало о нем: крутая лестница к Marina Piccola, по которой она сбежала на паром к острову Капри после первой ночи с Витторио, театр, где  встретила свою вечную любовь, палатка на мосту в центре города, где четыре года подряд  покупала билеты на один и тот же спектакль. Театральные афиши  отшвырнули ее метания и сомнения. В пятый раз она пойдет на спектакль и вновь увидит своего возлюбленного.

Глава 3

  Боже мой, за столько лет ничего не изменилось! Тот же приветственный напиток на террасе с видом на море, те же внимательные официанты, то же неаполитанское небо, Posteggia. Только рядом был внук, который с удовольствием уплетал итальянский ужин и норовил уйти из-за столика и заглянуть на первый этаж и оттуда посмотреть на сцену. Когда вышли музыканты, он сел на стул и с удивлением смотрел  на них: «Они что? Будут петь здесь? А как же сцена?»

  Мария сразу узнала Витторио (значит, сегодня его очередь на  Posteggia). Он погрузнел, как и все итальянцы ближе  к сорока, в черных густых волосах явственно проступала седина. Из  bambino и macho превратился в уверенного, спокойного мужчину, отца семейства.  Но был так же хорош, как и восемь лет назад. Мария только сейчас поняла, как много времени прошло, а её любовь стала сильнее и ярче. Так ли важна разница в возрасте или в статусе, так ли нужны были эти годы расставаний?

  Музыканты заиграли, по привычке не глядя на зрителей, уносясь в потоке музыки в только им известные дали. Рядом с Витторио стояла маленькая девочка лет четырех, она в неаполитанском костюме и с бубном в руках, ленты резвились каждый раз, когда она ударяла по нему. Девочка была истинная итальянка, кудрявые пышные волосы, красный цветок, озорные карие глазки и ямочки на щеках. Папина любимица и гордость. Иногда он подмигивал ей и улыбался, девочка в ответ тихонько смеялась и морщила носик с веселыми веснушками, такими редкими на итальянских лицах.

   Когда выступление  заканчивалось, Мария подала белого медвежонка внуку и попросила передать его высокому дяде-музыканту. Мальчик радостно побежал к проходу и протянул игрушку  только не дяде, а девочке. Она взяла медведя и прижалась  к нему лицом. Оно светилось от счастья. Витторио поднял глаза и во втором ряду за крайним столиком увидел её, свою Марию. Он запнулся, девочка тянула за руку  его и одновременно  красивого загорелого  мальчика. Зрители аплодировали,  думая, что это  сын. Музыкант взял обоих детей за руки и повел к двери.

  Второй выход музыкантов. Впереди, взявшись за руки, шли дети. К наряду внука, белой рубашке и шортам, добавили красный жилет и широкий пояс. В руках у него был бубен без ленточек. Мальчик махал ей рукой и все смотрел на свою новую подружку, повторяя за ней удары в бубен. Зрителей эта милая сцена развеселила.  Явное сходство всех троих укрепляло мысль, что это семья. Зная отношение итальянцев к детям, становилось понятным, почему папа светится от счастья, почему он весь состоит из улыбок и неотрывно смотрит на красивую синьору во втором ряду.
    Глава 4


   Внук ушел с музыкантами. Ужин закончился. Скоро начнется спектакль. Из боковой двери Марии помахали рукой и пригласили пройти вниз, в партер. В первом ряду сидел довольный и счастливый внук, он радостно протянул ей бубен и все искал на сцене маленькую артистку с лентами в руках. Она появлялась несколько раз: в сцене народного праздника, во время кукольного представления на городской площади и тарантеллы со зрителями в зале. В конце спектакля девочка спрыгнула со сцены и потащила нового знакомого на сцену, они прыгали и пели, кланялись и радостно визжали. Витторио взял ребятишек на руки и пошел за кулисы. Еще один спектакль на сцене и в жизни закончен.

Глава 5

  Зрительный зал опустел. Занавес открыли. Актеры, никого не стесняясь, снимали жилеты и пояса, складывали инструменты, убирали декорации. Вскоре на сцене никого не осталось. Из кулис выбежал внук, за ним девочка, Витторио подошел последним. Сказать, что он был удивлен, ничего не сказать, Он ошарашен и подавлен:
 – Это мой сын? Он так на меня похож.

– Это мой внук, Виктор, Витторио, уговорила своего сына назвать в твою честь. Смотри, что у него есть.

      Мария вынула из-под рубашки деревянного ангелочка с именем «Витторио». Это память  о тебе.

– А это моя дочь Мari. Я назвал её в твою честь. И вот что носит она.
   Витторио показал на ангелочка с именем «Мari», купленного Марией в Помпеях и подаренного в душной электричке в качестве ангела-хранителя.
– Тогда надо пополнить обереги.
 Мария сняла с шеи золотую цепочку с маленьким лепестком-корабликом и надела на шею девочки. Когда-то это украшение было оставлено в номере виллы и возвращено ей через год. Витторио снял свою серебряную цепочку с распятием и вложил в руку мальчика. Он живо надел на шею.
– Когда у нас в жизни происходят подобные сентиментальные штучки, мы называем это «бразильский сериал», У вас есть подобному название?  – Мария улыбалась, но чувствовалось, что скоро заплачет.

 – На родине Феллини это называется "как в кино". Никто не верит, что такое случается, но живет надеждой: у него тоже будет как в кино. Пора уже покинуть театр, нас ждет наше кино.

 На улице наступила летняя ночная прохлада. Разговор не ладился, взрослые чувствовали себя скованно, дети устали и хотели спать.
– Почему я не слышу: «У нас уже два часа ночи!»

– Потому что у нас действительно два часа ночи!

  Витторио подогнал машину, посадил спящую девочку в детское кресло, Марию с внуком на заднее сиденье:

– Пора в отель. Завтра все вместе пойдем на пляж. Дети так подружились, что их трудно будет развести. Пусть играют вместе. Надеюсь, вы только вчера приехали? Завтра –то ты не исчезнешь как в былые времена?

  Витторио еще что-то говорил, поглядывая на спящих детей, молчащую Марию, а в глазах радость сменялась беспокойством, тревогой:

– Все понятно, завтра у тебя трансфер и самолет из Неаполя. Как это было давно, как это повторяется сейчас. Но третью попытку с Челентано мы повторим, и нам никто не помешает. Сегодня мы не будем спать, я так многое должен тебе сказать, как я люблю тебя, как я выпросил себе дочку с веснушками, как у тебя, как я поверил в вечную любовь, как я живу воспоминаниями о том счастливом несчастном времени, как я благодарен тебе за любовь и заботу, как я…

   Машина плавно катилась по идеальной дороге. Она катила их к счастью…

 


Рецензии
Прочитала с удовольствием. Начну с первых частей.

Ирма Волкова   10.12.2019 14:15     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.