Всеобщие законы природы

Если мы не знаем всеобщих законов природы,
то попробуем, хотя бы, узнать, откуда они берутся.


В мире все закономерно, все подчинено каким-то законам, конкретно предопределено. Известных науке законов очень много, поэтому необходима какая-то их классификация. Конечно, законы классифицируются уже по факту их принадлежности к той или иной конкретной науке. Однако такая классификация не выглядит в полной мере естественной: природа едина, а деление там, на физику, химию и т.п. придумано самим человеком чисто для удобства.  Если законов слишком много внутри самой науки, как, например, в физике, то понадобится отдельная их классификация. А ведь существуют еще и законы, выходящие за рамки одной науки, общие для разных наук и т.д.

Необходимы, следовательно, также и другие методы классификации природных законов. Весьма эффективной в этом случае может оказаться классификация законов по степени их общности. В работе «Оценить закон» (http://www.proza.ru/2017/05/21/1350) мы пытались показать, что такого рода классификация законов является наиболее естественной, т.е. исходящей из самой природы.

Законы будто сами себя классифицируют: практически каждый природный закон является одновременно и частным случаем какого-нибудь более общего закона, и результатом обобщения совокупности более конкретных законов. При этом важно подчеркнуть, что обобщению подлежат уже не просто явления, а сами законы.

Вполне очевидно, что познавательная, теоретическая, а с ней, естественно, и прикладная ценность природных законов и закономерностей тем выше, чем выше их степень общности.

Зачем, к примеру, каждый раз искать взаимосвязь между катетами и гипотенузой в прямоугольном треугольнике, если существует теорема Пифагора? Ну, а если уже имеется теория решения любых треугольников, то сама теорема Пифагора при этом оказывается только частным случаем.

Или же вот силу тока в проводнике надо установить. Проводим измерения, вычисления, эксперименты ставим. Так есть же для этого уже готовый закон Ома! Закон этот, правда, только для участка цепи. Тогда сделаем обобщение и получим закон Ома уже для полной электрической цепи.

А если еще шире взглянуть, то, оказывается, в физике, ведь, существует один из самых общих законов – закон сохранения и превращения энергии. Вот из этого закона наш закон Ома и вытекает как очевидное следствие. А ведь закон сохранения энергии объясняет не только прохождение тока в проводнике, но и течение жидкости по трубам, распределение теплоты между телами, в общем – многое и многое, надо только суметь применить. Вот вам и ценность закона в этой, скажем так, «познавательной валюте»!

Ну, а если обобщать и дальше – как цена-то расти будет? В самом деле, предельно общие законы, если таковые в природе имеются, могли бы представлять собой невообразимую ценность для научного познания мира. Ведь такие законы, конечно в скрытом виде, требующем для каждого отдельного случая специальной конкретизации, потенциально содержали бы в себе все существующие в природе законы!

Есть два пути поиска всеобщих законов природы. Первый путь – это дальнейшее последовательное обобщение уже известных науке законов и закономерностей. Надо сказать, что существенные успехи в этом направлении имеются, ведь каждая наука, так или иначе, стремится к обобщению. В любой из основных наук, главным образом, естествознании находятся законы, выделяющиеся достаточно высокой степенью общности.

В физике это, например, уже упоминавшийся нами закон сохранения и превращения энергии, система законов динамики Ньютона, начала термодинамики, постулаты квантовой и релятивистской механик. В химии своеобразным эталоном обобщения является периодический закон химических элементов Д.Менделеева. Основоположным законом биологии до сих пор является закон естественного отбора Ч.Дарвина, дополняемый достижениями современной генетики.

Процесс дальнейшего обобщения тормозится границами самих наук, а какой-либо интегральной науки в этом плане пока не существует. Конечно, появляются, так называемые, междисциплинарные науки, и это очень похвально, но, увы, всеобщих законов природы мы от них пока не получили.

Другой путь поиска всеобщих законов природы – это формулирование их на основе анализа наиболее общих проявлений окружающего мира. Это уже методы логики, философии. Именно таким путем были получены известные законы диалектики. Напомним эти законы: закон единства и борьбы противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания.

Казалось бы, –  большего и не надо. Есть всеобщие законы, есть «наполнение» в виде известных законов разной степени общности. Значит, можно построить соответствующее иерархическое ветвление, где вместе с наличием уже открытых законов значительно проще будет открывать и размещать законы новые.

Да не так-то тут-то было. Всеобщие диалектические законы почему-то остались где-то «сверху» особняком, а конкретные науки по-прежнему рутинно выполняют свою работу, не только не используя эти «всеобщие законы», но, даже не обращая на них сколь-нибудь существенного внимания. Видать не получилось что-то.

А тем временем приходится с невыразимым удивлением и сожалением заключить, что четкой и однозначной, общеизвестной и общепризнанной системы всеобщих законов природы на сегодняшний день просто не существует. Видно, у людей какие-то другие заботы, раз им не до этого.

Одеть бы что-нибудь подлиннее, чтобы лучше было рукава засучить. Воспользуемся дедуктивным методом, которому, кстати, отдавал предпочтение А.Эйнштейн, несколько пренебрежительно относясь к индуктивному методу Ньютона.

В работе «Принцип существования мира» (http://www.proza.ru/2018/11/21/1881) мы пришли к выводу, что если мир не может появиться из ничего, но в действительности он существует, то мир должен существовать всегда, не появляясь и не исчезая. Но это еще не все, ведь многие мыслители тоже считали, что мир вечен, не приводя однако при этом никаких логических обоснований.

Не имея возможности ни появиться, ни исчезнуть, мир должен существовать так, чтобы эффект существования мира был равносилен, эквивалентен эффекту его несуществования. То есть мир должен быть таким, как будто его нет. Звучит парадоксально, но вовсе не является невозможным. Две силы уравновешены – все равно, что никакой силы нет. Два противоположных заряда компенсируются – прибор ничего не покажет. Два противоположных числа сложили – нуль получился. Как будто действительно ничего нет, но и силы, и заряды, и числа на самом деле существуют!

Таким образом, существование мира без необходимости его появления возможно, но при этом на такое существование накладываются определенные условия, выраженные сформулированным нами принципом существования мира. Значит, мир может существовать не просто так, не как угодно, а обязательно по каким-то законам, обеспечивающим эффект его несуществования.

Именно такие законы и воспринимаются нами как законы природы. Указать иные причины или источники возникновения природных законов не видится возможным. Учитывая естественную иерархию законов по степени их общности, законы наиболее общего характера необходимо признать всеобщими законами природы.

Итак, можно было бы сделать вывод о том, что принцип существования мира как раз и является всеобщим законом природы. Но ведь принцип – не закон. Принцип – это первоначальная руководящая идея, на основе которой могут формулироваться законы более конкретного характера.

Согласно нашему предположению эффект несуществования мира может достигаться при взаимном уравновешивании всевозможных проявлений мира. Тогда это можно было бы сформулировать в виде закона, например, «закона всеобщего равновесия». Только опять на принцип похоже – слишком мало конкретизации. Очевидно, в иерархической последовательности понятия «закон» и «принцип» могут иметь относительный характер. Это значит, что одно и то же утверждение может рассматриваться одновременно и как закон, и как принцип. В самой науке, кстати, истории науки подобных ситуаций встречается немало.

В любом случае явно необходимы еще более конкретные и, одновременно, достаточно общие законы, охватывающие все аспекты уравновешивания мира в предельно широком диапазоне. То есть имеется в виду не только материальное, но и духовное, идейное, абстрактное и т.п. Вот такие предельно общие, но достаточно конкретизированные законы, очевидно, смогли бы составить систему всеобщих законов природы.

Только система эта должна быть не «списком», как в законах диалектики или некоторых свободных перечнях якобы всеобщих законов из разных источников. Как и все в природе система природных законов должна иметь фрактально-разветвляющееся строение.

Итак, исходим из первоначала – принципа существования мира. Дальше должен быть первый уровень конкретизации, который вообще-то может содержать несколько направлений, ветвлений, обеспечивающих конкретизацию принципа основного. Мы здесь избрали закон или принцип, предварительно назвав его «законом всеобщего равновесия», хотя, конечно, возможны и другие варианты. Некоторые авторы для данного случая используют, например, термин «баланс», может быть, подойдет и «стабилизация». Во всяком случае, и пусть в первом приближении, всеобщий закон природы – законом всеобщего равновесия – у нас есть.

Второй уровень конкретизации может быть представлен соответствующими общими законами специальных наук. Построить сразу всю иерархическую цепочку известных природных законов или хотя бы существенную часть ее начала – отдельный серьезный труд. Ограничимся поэтому пока лишь некоторыми предположительными соображениями в этом направлении.

Вполне очевидно, что уравновешиваться могут только противоположности. Следовательно, все в мире должно представлять собой единство противоположностей или же являться одной из противоположностей при обязательном наличии другой. Такая закономерность отражена в законе двойственности, биполярности. Это уже удел диалектики, и надо сказать, что в традиционной диалектике такой закон существует, хотя и в неполном, даже несколько искаженном виде.

Широко известный и применяемый физический закон сохранения и превращения энергии является, по сути, эмпирическим законом. Попробуем найти место для этого закона в иерархической системе законов исходя из философских, обобщающих позиций. Согласно принципу существования мира в мире ничто из ничего не появляется и бесследно не исчезает. Это, конечно же, касается и энергии. Закон сохранения энергии как раз такое и утверждает. Обычно закон сохранения энергии рассматривается для изолированных систем, где полная энергия сохраняется, причем имеется ее какое-то конкретное количество. А сколько энергии во всем мире?

Мы знаем из физики, что количество положительных и отрицательных зарядов в мире одинаково, поскольку они рождаются и исчезают всегда парами. Это означает, что суммарный заряд мира равен нулю, мир электрически нейтрален. Не происходит ли по аналогии что-нибудь подобное и с энергией? Энергия, как известно, может быть как положительной, так и отрицательной, к тому же она относительна. Сравним, например, потенциальную энергию тела, поднятого на высоту и упавшего в канаву относительно поверхности земли. Из нашего закона всеобщего равновесия следует, что энергия, как одно из проявлений окружающего мира, должна уравновеситься, а это означает, что никакой энергии в мире вообще нет. Нет, она, конечно же, есть, но в сумме количественно равна нулю. При этом, очевидно, следует учитывать и такие виды энергии, как масса. Что-то в физике подобный вывод вроде бы не встречается.

Второе начало термодинамики извещает нас о том, что камень с высоты падает на землю, но назад на прежнюю высоту, увы, не возвращается, хотя такое и не противоречит закону сохранения энергии. Или, например, теплое тело нагревает холодное, а наоборот – нет. Выходит, любая система стремится к равновесию. Так ведь это прямое следствие закона всеобщего равновесия! Надо понимать, что если в мире исчезает равновесие, то миру становится явно «не по себе», и он старается быстренько «все заладить». Так и возникает это пресловутое движение. Может, даже уместно было бы вспомнить принцип Ле Шателье-Брауна: миллионы всяких движений происходит ежесекундно в нас самих, а мы спокойно себе сидим и даже что-нибудь кушаем.

Из третьего закона Ньютона мы знаем, что если какое-нибудь тело подействует на другое тело, то обязательно получит «ответку». А если тело оказывает какое-то воздействие, но вот другого тела нет, что получается? Это значит, что тело взаимодействует со всем окружающим миром – кто «отвечать» будет? Мир такой огромный, а тело, небось, маленькое, песчинка какая-то. Да нет, это маленькое тело имеет бесконечную глубину структуры, то есть представляет собой целый мир. Взаимодействие миров происходит, – какой это уже закон?

Увлекательное все-таки это занятие – рассматривать природные закономерности с точки зрения законов всеобщего характера! Но давайте, все же, вернемся к традиционной диалектике и рассмотрим ее диалектические законы.
Почему, кстати, эти законы ну, не то, чтобы ни в какие рамки не лезут, но вот в «рамки» естествознания – это уж точно?

Из глубины веков доходят до нас сведения о попытках разгадать извечную тайну появления и существования мира. Древний мыслитель Гераклит Самосский (ок. 540-480 гг. до н.э.)  считал, что мир существует вечно без необходимости своего появления или сотворения. Но при этом на существование мира накладываются определенные условия: мир должен пребывать в постоянном движении. Первоначалом Гераклит считал огонь, «мерно возгорающийся и мерно угасающий». Огонь последовательно превращается в воду, землю и воздух, потом происходит обратное превращение.

Как видим, убеждения Гераклита очень напоминают нашу позицию по вопросу появления и существования мира. Это по существу тот же принцип существования мира, только не выраженный в явной форме. Действительно, если мир существует вечно без всякой необходимости его появления, то существовать он может только при выполнении условий, создающих эффект несуществования. Именно в непрерывном всеобщем движении Гераклит усматривал возможность возникновения данного эквивалента: «в одни и те же реки мы входим и не входим, существуем и не существуем».

Мы должны достаточно высоко оценить заслуги древнего Гераклита в его, может быть всего лишь интуитивном, восприятии представляемого нами принципа существования мира. Заодно и нам какая-то поддержка из глубины в 25 столетий – правильной дорогой, выходит, идем!

Только вот дальше, к сожалению, пути все-таки расходятся. Описанное Гераклитом превращение огня – процесс периодический, это, можно сказать, своеобразное периодическое равновесие. Более того, рассуждая о противоположностях, Гераклит очень близко подходил к принципу равновесия, и некоторые авторы даже считают Гераклита родоначальником этого принципа. Но на первом и главном месте оказалась, все же, концепция всеобщего движения.

Приняв за первоначало принцип существования мира, мы предположили возможность разных вариантов конкретизации, избрав при этом всеобщее равновесие. Гераклит и его последователи предпочли другой вариант. Фактически они применили некий «закон всеобщего движения», и этот выбор оказался ошибочным. Всеобщее движение представляет только факт происходящих в мире всевозможных превращений, никак не затрагивающих аспекта существования мира. А вот сопутствующая такому подходу абсолютизация движения нередко приводит к ситуациям вопиющей несуразицы.

Диалектика Гераклита, как известно, была полностью принята и получила существенное развитие в трудах Гегеля. Надо отметить, что Гегель, очевидно ощущая глубину проблемы, много внимания уделял вопросам существования. В предельно абстрактной форме он рассматривал взаимоотношения бытия и небытия, их возможность взаимного перехода друг в друга. То есть идея повязать все происходящее в мире с самим существованием мира, как бы витала в воздухе. Однако в конечном итоге все-таки была избрана концепция всеобщего движения Гераклита, не зря же Гегель рассматривал мир как процесс.

Фридрих Энгельс, формулируя на почве теоретического материала Гегеля свои знаменитые законы диалектики, преследовал несколько целей. Он пытался переставить диалектику Гегеля и на материалистическую, и одновременно на научную основу (в философии законов нет). Не последнюю роль здесь сыграли также и идеологические мотивы. Получилась действительно не какая-нибудь система, а просто список якобы всеобщих законов природы. Причем сам Энгельс отказывался рассматривать какую-либо взаимосвязь между отдельными законами.

Анализ законов традиционной диалектики можно начать с того, что эти законы, оказывается, представляются только как законы движения и развития. Это что же – в мире кроме движения и развития больше ничего нет? Да серьезные же мы люди и даже в основном здравомыслящие! На этом подобного рода анализ можно и закончить, лучше сразу указать причину: вариант конкретизации принципа существования мира посредством закона всеобщего движения ведет (и привел) в тупик. Да не сожалеть, горевать, паниковать – выбираться надо!

В науке все открыто и все науки открыты. Да нет же! Познание человеком природы долгое время происходило главным образом эмпирическим, индуктивным методом. Подмеченные мелкие закономерности постепенно обобщались, превращаясь в законы все более и более общего характера. Но такой процесс должен и может быть уравновешен каким-то обратным процессом. Из основы основ – существования мира выводим всеобщий, самый всеобщий закон, а дальше методом дедукции, путем конкретизации получаем все существующие в природе законы.

Так это же по существу целая новая наука – интересная, таинственная, заманчивая! Надо бы название хорошее придумать. Ну, а главное – поверить и хотеть. Тот, кто хочет познать мир, ищет средства, кто не хочет – ищет причины.


Рецензии
Интересная статья... Тот, кто хочет познать мир, ищет средства. Удачи.

Александр Аввакумов   12.08.2019 13:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр. Будем стараться.

Виктор Стешенко   12.08.2019 19:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.