Война и мир - отношение автора к Соне

               «Война и мир» - отношение автора к Соне

Когда мы имеем дело со сценарием наподобие мексиканского сериала, индийского фильма или романом типа творений Барбары Картленд, там ситуация складывается, как правило, однозначная – тихую скромную и симпатичную героиню надо обязательно вознаградить за послушание и добродетели. Как Золушку. Там все как в детских сказках.

Но в литературе для взрослых - реалистической, серьезной, сложной, философской, трагической, парадоксальной исход сюжетной линии непредсказуем. Судьба Сони, воспитанницы графа Ростова, бедной родственницы, взволновала многих читателей. И не трудно понять, почему – такого традиционного для людей, воспитанных на развлекательных романах и фильмах, «вознаграждения» не произошло. Стереотип разрушен. Наступает растерянность. А следом за ней – возмущение. Ну, как же так?!

Другой писатель-англичанин (Дж. Б. Пристли, «Дженни Вильерс») объясняет равнодушие своего героя к достойнейшей особе так: «Отличная актриса, умная и добросовестная, быть может, слишком умная и добросовестная, быть может,  ей не хватает какой-то искорки неожиданности, какого-то намека на неведомые измерения бытия, но она вполне стоит своих семидесяти пяти фунтов в неделю. Темноволосая, красивая, одаренная и без этих отвратительных капризов, за которые проклинают стольких актрис».

Искорка неожиданности, намек на неведомые измерения бытия… Иначе говоря – некий поэтический склад личности, которому доступны чувства, ощущения, которые можно было бы назвать мистическими (если не придумать для них другого слова). Хороший человек «без искорки». С ним может быть… скучновато и пресновато. Тогда как неустойчивая с шаткой психикой, далекая от мещанского идеала добродетельной особы, не вписывающаяся ни в какие стереотипы, Наташа Ростова – это сама Поэзия. Ее внутренний мир из этих, неосознанных и даже не понимаемых ею самой, «искорок» состоит. Общаясь с ней, люди чувствуют, как будто приподнимаются над землей.

 Я сама отношусь к Соне совершенно нейтрально. Но мне интересно разобрать ситуацию с разных сторон. Насколько справедлив к ней автор? Герои? Или читатели?

В персонажах Л. Толстого ярко высвечивается такое качество как «ревность» - причем разного рода, в самых разнообразных проявлениях. Можно ли провести параллель с личностью, с жизнью самого автора – насколько это качество было присуще  ему самому?

Ромен Роллан в своем исследовании, посвященном жизни Толстого, обращает внимание на такой эпизод: отношения родителей Льва. Ситуация с Николаем Ростовым, Соней и княжной Марьей в какой-то мере повторяет треугольник, существовавший в семье писателя. Его родители в этой ситуации играют роли Николая Ростова и княжны Марьи (мать), и есть некая кузина (или дальняя родственница), в которую до женитьбы был влюблен ее отец (возможный прототип Сони – не стопроцентный, но частично). Тогда отношению Льва Толстого к такой женщине в жизни отца удивляться не стоит – мальчик мог испытывать некую обиду за мать, подозревая, что отец его еще не «излечился» от былых чувств к той, другой. Обида эта могла иметь под собой основу, а могла быть иррациональной – просто ему хотелось, чтобы его мать окружающие ставили несоизмеримо выше, чем ее былую соперницу. И он испытывал желание принизить одну и возвысить другую. Поэтому вывел их так в романе. (Хотя родители его рано умерли, можно предположить, что он много размышлял о них.)

Отношения между Львом Толстым и той самой дальней родственницей (бывшей соперницей матери) со стороны могли казаться бесконфликтными, безоблачными, но мы не знаем о тайных фантазиях и терзаниях писателя.  Впрочем, это всего лишь гипотеза, такое предположение может  быть и неверным, автор просто придумал эту сюжетную линию в романе и расставил акценты так, как ему хотелось.

Справедлив ли автор в своей оценке княжны Марьи, которую ему бы хотелось поставить на высокий пьедестал, выше, чем Соню и ту же Вареньку из «Анны Карениной»? Три героини Толстого имеют общие черты: они посвящают свою жизнь помощи другим людям, жертвенны, самоотверженны, скромны и смиренны.  При этом автор дает понять, что Соне мешает вести совсем иную жизнь отсутствие состояния и материальная зависимость от Ростовых, так же, как и Вареньке – и происхождение, и зависимость от женщины, которая ее воспитала. При этом Соню и Вареньку Толстой описывает как девушек, привлекательных внешне. Следуя такой логике, можно ли утверждать, что княжне Марье мешает вести светскую жизнь не только (и не столько) ее истинная натура, сколько внешний облик, при котором ей вряд ли бы удалось достичь светских успехов? Получается, у всех трех героинь – это вынужденный удел.

Получи княжна Марья иную наружность, свободу от отца и возможность полностью распоряжаться своим состоянием… вот тогда мы увидели бы, какова она на самом деле. А так – она просто «загнана» в некие рамки, из которых тайно мечтает вырваться (о чем, кстати, честно пишет Лев Толстой). Ради того, чтобы обрести свободу, она готова кинуться в объятия глупого Анатоля, даже не приглядываясь, что он собой представляет. Ну, Наташа – положим, была совсем еще девочкой с временным «помутнением», но княжна Марья-то старше нее…

Автор не скрывает недостатков, сомнений, даже злых, отчаянных мыслей своей героини, но при этом все же считает, что она стоит на такой нравственной высоте, до которой мало кто в состоянии дотянуться. Честно сказать, я уж такую невероятно высокую оценку княжны Марьи Болконской не разделяю.

Лев Толстой в разных произведениях показывает дам, увлеченных благотворительностью и желающих помогать страждущим, он с иронией демонстрирует, сколько в этом может быть и притворства, и позерства. Таким женщинам он противопоставляет княжну Марью, у которой все это, с его точки зрения, абсолютно искренне. Я не могу сказать, что «не верю» ей, как Станиславский. Просто считаю, что для нее это – практически единственный способ реализации себя, выхода в мир из домашних стен, в которых она временами буквально задыхается.

Соня влюблена в Николая Ростова и не замечает других мужчин (в том числе тех, кто умнее, интереснее, одареннее – как Долохов, например). Как относится к Николаю сам автор? С дозированным умилением, но в целом – как кажется мне, как к достаточно заурядному молодому человеку, хотя и графского происхождения и миловидной наружности. Он – человек дела, а не философ, мыслитель, и бесконечно далек от любимых героев Толстого – Андрея и Пьера. В конце произведения выясняется, что подросший сын покойного князя Андрея любит Пьера, а к Николаю относится с изрядной долей презрения.  Мне это вполне понятно. У меня такие же эмоции вызывал Николай.

Но Лев Толстой, возможно, считает, что разглядев необыкновенную душу княжны Марьи в свете сияния которой померкла более обыденная душа Сони, Николай возвысился, стал избранником Небес. Я – безо всякой иронии.

Сцены до их решительного объяснения еще вызывали у меня интерес, но сцены их семейной жизни… я почувствовала, что во все это не верю. Или же мне, естественно, субъективно кажется, что Николай преувеличивает каждый чих своей жены и готов его воспринимать как знамение Божие. Сам замысел соединения этих героев, возможно, и был интересным, оригинальным, но то, как это было воплощено, вызвало у меня ощущение неловкости. Неестественности.

Говоря об ординарности Сони, которая, благодаря этому качеству, оказалась по воле автора лишенной счастья… то, если припомнить других персонажей романа – Бориса, Жюли, Веру, Берга… Для них все закончилось благополучно. И сколько им подобных людей, совершенно лишенных хотя бы намека на что-то хорошее, процветают и счастливы… Их-то она нисколько не ниже – не по положению в обществе, по уровню личностного развития. (Если считать, что она ниже, чем княжна Марья, - а это спорный вопрос.)

А главное – стоил ли такой «лебединой верности» Николай?..

Когда в конце романа Наташа и Марья обсуждают Соню и винят во всем ее характер (чего-то в ней недостает – может быть, эгоизма?), ее смирение, равнодушие к собственному психологическому комфорту кажется им излишним… Да где им понять, разве хотя бы одна из них жила от рождения приживалкой в доме, где приниженность формируется с первых лет жизни, чуть ли не с младенчества? Потому что это – единственный способ выжить. У таких людей есть два способа – озлобиться (если они уж очень горды и самолюбивы) или смириться так, чтобы даже малейшие ростки самомнения и эгоизма зачахли… померкли. Такие люди превращаются в тень.

Приживалка – это все-таки психотип. Человек, вынужденный отчасти и во многом ломать себя. И мы не можем судить о его истинной натуре – какой бы она была, если бы он ее не скрывал (от всего мира, а иной раз и от себя самого).

В этой связи наиболее полно и объективно мы можем судить о Наташе – ее натуру не стесняли жесткие правила воспитания, подавления, подчинения обстоятельствам и т.п. Взгляд на нее в семье был более чем снисходительным. Она действительно показала читателям все уголки своей, достаточно открытой, вольно развивающейся, души. (Понравились они кому-то или нет – другой вопрос.)

Ситуация с Соней достаточно интересная, во многом реалистичная, драматургически достаточно тонко задуманная, но не безупречная в реализации ее на бумаге.  В иные моменты, на мой взгляд, все-таки автору беспристрастия не хватило. Было во всей этой демонстрации «слегка презрительного и ласкового отношения» (как он выразился устами одной из героинь романа, друга семьи Ростовых) что-то глубоко личное или нет? Этого мы никогда не узнаем…

Но ведь не клеймить же за некую «обыкновенность»? Как будто такие люди и не страдают и не заслуживают сочувствия… Стараться, как сказали бы сейчас, «опустить» тех, кто и так принижен, придавлен дальше некуда самой жизнью…  Для меня это уже из серии «лежачего не бьют».

Но, абстрагируясь от эмоций, можно констатировать, что реакции многих читателей удивляться не приходится – такая, как Соня, им понятнее, чем такая, как Наташа. Тогда как художник ищет именно неординарные типажи – и в этом он, разумеется, абсолютно свободен. Но должен прекрасно понимать, что любимцами публики могут стать именно те герои, которых он сам ни во что не ставит.


Рецензии
Толстого до опрощения я считаю ужасным снобом. Да, коробит его отношение к тем, кто и так обижен судьбой - к Соне и Вареньке. Я в связи с этим даже любовницу Стивы - гувернантку - вспоминаю. Стива, пошлый Стива - и тот советуется с Левиным, говорит, что должен сделать что-нибудь для этой девушки, которая по его вине теперь без места, ведь она здесь в чужой стране. На что Левин ответствует в таком духе, что не желает слушать про пошлых людей и пошлые отношения. Ему в голову не приходит, что проблема здесь не в драме "большой любви", которой, разумеется, не было, а чисто практическая, социальная - куда деваться теперь этой девушке, она же тоже живой человек.

Приживалка, гувернантка - по Толстому зло.))

Конечно, не разделяю категорически.

Галина Богословская   31.07.2019 19:19     Заявить о нарушении
Конечно, здесь требуется какой-то более развернутый ответ от него самого. Он, к примеру, простых мужиков отнюдь не презирал, они ему импонировали, Левин даже хотел, чтобы было в его укладе жизни что-то мужицкое и в нем самом. Но в отношении к женщинам у него были свои... не знаю, как это назвать... может, он сам не знал, как это сформулировать.

Наталия Май   01.08.2019 09:47   Заявить о нарушении
Вот статья на эту тему:
http://www.proza.ru/2017/08/26/770

Наталия Май   01.08.2019 09:48   Заявить о нарушении
Мне твои предположения о семейных корнях в отношении Толстого к женщинам типа Сони кажутся правдоподобными. Хотя есть и в целом некий снобизм в отношении более и менее знатных семейств - например, Левин плохо отзывался о происхождении Вронского. Мне эта зацикленность на происхождении не по душе.

Ту, другую статью прочитала, оставила там отзыв, посмотри.

Галина Богословская   01.08.2019 19:52   Заявить о нарушении
Насчет Левина - я бы сказала, что это не он первый так высказался, с его стороны это была ОТВЕТНАЯ реакция на снобизм княгини Щербацкой в отношении него. Он разозлился, оскорбился. Это обида - что Вронского поставили выше него. Как раз такая обида понятна всем.

Наталия Май   02.08.2019 10:01   Заявить о нарушении
Вот не помню про княгиню Щербацкую... Помню, что он в разговоре со Стивой о происхождении Вронского рассуждал.

Один какой-то герой может и обидеться, в сердцах сказать - это не проблема.)) Но у Толстого, конечно, набирается подробностей, позволяющих делать выводы уже о мировоззрении автора.

Галина Богословская   02.08.2019 10:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.