Патографический портрет Леонида Ильича Брежнева

(Репортаж № 57)

Леонид Ильич Брежнев (1906–1982), советский государственный и партийный деятель, с 1964 г. — первый, а с 1966 г. — Генеральный секретарь ЦК КПСС; маршал Советского Союза (1976).
Фигура этого Генерального секретаря Коммунистической партии более тусклая и невыразительная, чем личность Н.С. Хрущёва. Абсолютно психически здоровый в первые три четверти своей жизни, Л.И. Брежнев, как, впрочем, и большинство засидевшихся «на троне» лидеров, стал неминуемо дряхлеть со всеми вытекающими из этого патологическими последствиями.

Старческие изменения личности частного лица — приватное дело его и его родственников. Но инволюционные (атеросклеротические и интоксикационные) расстройства личности первого лица государства, достигшие на конечном этапе степени лёгкой деменции, — катастрофа для партии и государства. О народе мы не говорим, так как к этому времени он привык адаптироваться ко всяким генсекам: гипоманиакальным, паранойяльным и даже психотичным. К дементному правителю приспособиться было проще всего. Не потому ли эпоха Брежнева до настоящего времени вспоминается многими как эпоха спокойного благоденствия? И не сразу вспомнят, что именно снижение критики у Л.И. Брежнева и нарушение способности адекватно оценивать политическую ситуацию явились причиной кровопролитной десятилетней Афганской войны, развязанной им 25 декабря 1979 г. Последствия разрушенной не без нашей «интернациональной помощи» экономики Афганистана мы в полной мере ощутили, когда первая волна наркотических средств накрыла беспомощно сопротивляющуюся ей Россию.
Имеет смысл остановиться и на этом важном периоде негативной эволюции коммунистической идеологии, во многом обусловленной особенностями личности очередного генсека. «…Брежнев в молодости мечтал стать актёром и даже участвовал в одном из самодеятельных театральных коллективов, которые были столь популярны в первые годы революции, — отсюда и его неортодоксальные поэтические увлечения. Склонность к эффектным актёрским жестам, стремление воздействовать на собеседников и аудиторию эмоционально сохранились у Брежнева и позднее, вплоть до его болезни». [Волков С., 2008].

В воспоминаниях современника, которому безусловно можно доверять, — Евгения Ивановича Чазова (род. в 1929 г.), академика АМН СССР и министра здравоохранения СССР, принимавшего участие в лечении первых лиц государства, о Леониде Брежневе сообщается следующее:
 «Начиная с весны 1973 года у него изредка, видимо, в связи с переутомлением, начали появляться периоды слабости функции центральной нервной системы, сопровождавшиеся бессонницей. Он пытался избавиться от неё приёмом успокаивающих и снотворных средств. <…> С этих позиций пагубное влияние медицинской сестры Н. на Брежнева, ускоряющее его деградацию, — конкретный объективный факт, способствовавший развалу руководства страной, значивший больше, чем десятки выступлений различных групп “диссидентов”. <…> В конце концов страна потеряла конкретное руководство. <…> После Франции Брежнев перестал обращать внимание на наши рекомендации, не стесняясь, под любым предлогом, стал принимать сильнодействующие успокаивающие средства, которыми его снабжала Н. и некоторые его друзья. <…> Брежнев терял способность к самокритике, что было одним из ранних проявлений его болезни, связанной с активным развитием атеросклероза сосудов головного мозга. Она проявлялась в нарастающей сентиментальности, вполне объяснимой у человека, прошедшего войну и перенёсшего контузию. <…> Брежнев всё более и более терял способность к критическому анализу, снижалась его работоспособность и активность, срывы становились более продолжительными и глубокими. В 1975 году скрывать их практически не удавалось». В 1976 г. «появилась дизартрия, вялость, старческая шаркающая походка, «привязанность» к тексту, характерные для человека с атеросклерозом мозговых сосудов. <…> Его центральная нервная система была настолько изменена, что даже обычные успокаивающие средства являлись для него сильно действующими препаратами». [Чазов Е.И., 1992].

«“Орденодождь” посыпался на Брежнева особенно интенсивно после тяжёлого инсульта, перенесённого им в 1976 году, когда у генсека уже появились серьёзные проблемы с памятью». [Акифьев А.П., 2001].

«Кто был по характеру Брежнев, я даже не могу сказать: у него была слишком сильная токсикоманическая и инволюционная околопсихотическая “занавеска”, как говорят психиатры». [Руднев В.П., 2011].

В период пребывания Л.И. Брежнева на посту генсека в стране возобладали консервативные тенденции в экономике, социальной и духовной сферах жизни общества («эпоха Л. И. Брежнева» получила в литературе название «застой»). Периоды ослабления международной напряжённости сменялись резким обострением международных противоречий; были введены войска в Чехословакию (1968) и Афганистан (1979), что привело к нарастанию кризисных явлений в обществе.

 «Будучи крайне тщеславным человеком, Брежнев испытывал неуемную страсть к наградам, почетным титулам и званиям. Он стал четырежды Героем Советского Союза (1966, 1976, 1978, 1981) и Маршалом Советского Союза (1976). Неумеренные славословия в его адрес были зачастую нелепы и смешны, порождали множество анекдотов. Группе известных советских журналистов было поручено написать воспоминания Брежнева (“Малая земля”, “Возрождение”, “Целина”), призванные укрепить его политический авторитет. Включив мемуары генсека во все школьные и вузовские программы и сделав их обязательными для “положительного” обсуждения во всех трудовых коллективах, партийные идеологи добились прямо противоположного результата. С середины 1970-х гг. здоровье Брежнева резко ухудшилось, а к началу 1980-х гг. он был уже по существу недееспособен как политик». [Молчанов Л.А., 2000].

По мнению российского историка академика Георгия Аркадьевича Арбатова (1923–2010), Брежнев «имел заслуженную репутацию человека малообразованного, весьма ограниченного, не обладающего собственными представлениями о многих сферах жизни общества и политических проблемах». [Степанян В.Н., 2007].

Сочетание высокой ответственности и сильных нервных стрессов, с одной стороны, и неограниченных возможностей «расслабиться» — с другой, вряд ли являются редкостью в работе государственных лидеров. Декомпенсации у каждого из них протекают по своему типу (чаще по принципу «locus minoris resistentia»), но при достижении пожилого возраста основным фоном у большинства является церебральный атеросклероз со снижением критики. У Брежнева отягощающим фактором стала зависимость от седативных средств, по сути дела — лекарственная токсикомания. Естественно, что сочетание двух заболеваний, каждое из которых вызывает органические изменения в головном мозгу, негативно сказались на профессиональной деятельности Брежнева особенно в последние годы жизни. Недуги превратили его в номинального и фиктивного лидера дряхлеющей советской империи. Очевидно, что ему уже не было никакого дела до идеологических принципов и постулатов, ставших ритуальными формулами. В связи с этой политической фигурой Вадим Петрович Руднев, несколько утрируя ситуацию, считает, что СССР прошёл все три стадии шизофренического бреда. «Первый период, ленинский — паранойяльный <…> Сталин — это параноидная стадия — с галлюцинациями и бредом, со всем драматизмом, присущим тому периоду, с его героизмом и жестокостью. Брежнев — это третья, парафренная стадия — слабоумие и бред величия: грудь, усыпанная орденами и золотыми звёздами, виртуальное завоевание полмира и разваливающаяся на глазах вместе с бессильным и слабоумным вождём страна» [Руднев В.П., 2010].

***

Фрагмент из книги А.В. Шувалова и Б.Н. Пойзнера «Недуг коммунизма», 2017 г.


Рецензии
Если продолжить, то сей час мы (РФ) в хронической стадии, несовместимой с жизнью.

Надежда Кучумова 2   28.08.2019 05:23     Заявить о нарушении
Практически - да! При Брежневе, насколько помню, таких митингов против генсека не было. Вывод - народ уже не может жить так, как живёт, и ещё пытается выжить.

Александр Шувалов   28.08.2019 08:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.