Мессершмитты гореть и падать не желают

     Мне уже приходилось заниматься исследованиями о результатах действий советских лётчиков против истребителей противника типа Мессершмитт-109. Например, во время знаменитого воздушного сражения над Кубанью с 17 апреля по 7 июня 1943 года. Тогда соотношение между заявленными успехами «Сталинских соколов» и реальными потерями «Мессеров» составляло в среднем примерно 1 к 15, хотя бывало и гораздо больше.   

     Прошел год после окончания воздушных сражений на Кубани. В действующих на фронтах советских ВВС практически уже не было устаревших истребителей типа И-153 «Чайка», И-16, ЛаГГ-3 и МиГ-3, а если они где-то и оставались, то лишь в учебных частях и полках ПВО. Теперь с противником наши лётчики дрались исключительно на новейших типах истребителей – Яках, Ла-5 и, конечно же, на знаменитой «Аэрокобре». Интересно, изменилось ли вышеуказанное соотношение или осталось прежним? Возьмем, к примеру, ситуацию на самом южном участке советско-германского фронта в июне 1944 года.

     Тогда в районе румынского города Яссы, начиная с 30 мая, немецко-румынские войска предприняли контрнаступление с целью отбросить советские войска за реку Прут. Неудивительно, что в воздухе тоже развернулись довольно ожесточенные бои. Правда, продолжались они не долго – наши войска не только отбили все атаки, но и 8 июня смогли восстановить свои прежние позиции. В районе Ясс фронт стабилизировался, и активность авиации резко снизилась, хотя воздушные бои периодически всё же происходили.

     Чтобы продолжить далее нашу тему, необходимо уточнить состав истребительной авиации на этом участке фронта. Начнем по порядку с 5-й воздушной армии, которая действовала в составе 2-го Украинского фронта. 

     Итак, 5-я воздушная армия располагала двумя истребительными авиационными корпусами.

     4-й корпус имел в своем составе 294-ю истребительную авиационную дивизию (полковник И. А. Тараненко) и 302-ю истребительную авиационную дивизию (полковник А. П. Юдаков).

     В 7-й корпус входила 9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия подполковника А. И. Покрышкина, 205-я истребительная авиационная дивизия полковника М. Г. Мачина и 304-я истребительная авиационная дивизия полковника А. И. Грисенко.

     Наконец, в составе 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса, наряду со штурмовиками, находилась также 12-я гвардейская истребительная авиационная дивизия генерал-майора К. Г. Баранчука.

     В составе 3-го Украинского фронта воевала 17-я воздушная армия, которая имела два корпуса – 1-й гвардейский смешанный авиационный корпус и 9-й смешанный авиационный корпус.

     В 1-й гвардейский корпус входила 11-я гвардейская истребительная авиационная дивизия полковника А. П. Осадчего, в 9-й корпус – 295-я истребительная авиационная дивизия полковника А. А. Сильвестрова и 236-я истребительная авиационная дивизия полковника В. Я. Кудряшова.

     Кроме того, в 17-й армии была также 288-я истребительная авиационная дивизия полковника Б. А. Смирнова. Части бомбардировщиков, штурмовиков и прочих мы, естественно, упоминать не будем, хотя им тоже приходилось участвовать в воздушных боях. Однако для нас важны истребительные части, так как именно они сбили абсолютное большинство вражеских самолетов. 

     Количество истребителей по состоянию на 1 июня 1944 года было следующим: в 5-й воздушной армии 343 (103 Р-39 «Аэрокобра», 119 Як-1 и Як-9, 9 Ла-5, 1 Р-40 «Киттихаук»), в 17-й воздушной армии ещё больше – 480 (Як-1, Як-9 и Ла-5), всего 823 самолета-истребителя новейших типов. Огромнейшая сила!    

     Наконец, среди лётчиков-истребителей было немало прославленных асов, например, дважды Герои Советского Союза Д. Б. Глинка и А. И. Покрышкин, а также около 30 Героев Советского Союза: И. И. Бабак, П. М. Берестнев, Н. В. Буряк, К. Г. Вишневецкий, Б. Б. Глинка, Н. Д. Гулаев, Н. П. Дунаев, М. И. Зотов, С. А. Карнач, А. Ф. Клубов, И. Н. Кожедуб, И. М. Корниенко, П. П. Крюков, Н. И. Леонов, С. Д. Луганский, С. И. Лукьянов, П. А. Матиенко, В. А. Меркушев, Н. И. Ольховский, Ф. Г. Семенов, А. И. Сергов, Б. А. Смирнов, И. А. Тараненко, А. И. Труд, А. В. Федоров, В. А. Фигичев, В. Д. Шаренко, Н. К. Шутт, А. Д. Якименко и другие.   
 
              А теперь уточним, какие же части истребителей противника Ме-109 противостояли советским лётчикам из 5-й и 17-й воздушных армий. Поскольку боевые действия происходили в небе Румынии, из уважения к хозяевам страны, начнем именно с румынских истребителей.

              Так вот, они в большинстве своем базировались далеко от линии фронта в тылу, поскольку были заняты борьбой с армадами американских самолетов, совершавших регулярные налеты на нефтепромыслы Румынии. Относительно близко к фронту находилась лишь 7-я истребительная группа (Gr. 7 Van.), которая базировалась на аэродроме Бакэу. А вот 9-я истребительная группа (Gr. 9 Van.), как и 7-я группа, вооруженная «Мессершмиттами», базировалась гораздо дальше – на аэродроме Текучи, в 25 км северо-восточнее Фокшаны. Примерно пять дней, хоть и далековато, группы находились в зоне действий советской авиации, однако в боях практически не участвовали и никаких потерь не понесли. А уже с 6 июня обе группы полностью переключились на борьбу с американскими летчиками.       
 
     Части немецкой истребительной авиации – I./JG.53 «Пиковый туз», III./JG.77 «Червонный туз», 4./JG.301 и 6./JG.301 – действуя с аэродромов Мизил и Таргсорул-Ноу в южной части Румынии также защищали нефтедобывающий район Плоешти от налетов американцев и в боях против «Сталинских соколов» тогда не участвовали.

     С аэродромов Бакэу и Комрат действовали самолеты Ме-109 из состава 14-й группы ближней разведки (NAGr.14), однако они занимались исключительно разведкой и в воздушные бои не ввязывались, за исключением редких атак на одиночные самолеты связи У-2 и Р-5.

     А основным противником наших лётчиков была знаменитая 52-я истребительная эскадра (JG.52) подполковника Дитриха Храбака. Правда, частям эскадры «не сиделось на месте» и в течение июня они несколько раз перелетали то на одни аэродромы, то на другие. Так, первой группе (I./JG.52) доводилось базироваться на аэродромах Лейпциг (поселок Серпнёвое в 100 км западнее Белгород-Днестровска), Роман, Полоничная (северо-восточнее Львова), Станислав (Ивано-Франковск). Самолеты второй группы (II./JG.52) действовали последовательно с аэродромов Хуши, Яссы, Манзырь (село Лесное в 46 км северо-восточнее от Тарутино), Роман. Ну, а третья группа (III./JG.52) почти весь месяц, до 27 числа, находилась на аэродроме Роман, после чего перелетела на аэродром Пакрафаново.

     Количество истребителей в JG.52 не превышало 100 штук.

     Подчеркну, что 52-я эскадра в тот период несла потери не только в боях против 5-й и 17-й воздушных армий над Румынией, но и против советской 2-й воздушной армии под Львовом, а также при отражении налётов 15-й воздушной армии США на нефтепромыслы Румынии.

     Обрисовав всю ситуацию, зададимся теперь вопросом: а каковы же были результаты лётчиков советских 5-й и 17-й воздушных армий в боях против «Мессеров»? Судя по докладам самих лётчиков, показатели в этом отношении были отличными.
 
     Действительно, по данным Журнала боевых действий 5-й воздушной армии в воздушных боях лётчиками было сбито довольно внушительное количество вражеских самолетов – 240, из них: 122 Ме-109, 83 ФВ-190, 25 Ю-87, 4 Ю-88, 3 Хш-129, 1 Хш-123, 1 ФВ-189 и 1 ПЗЛ-24. Кроме того, на аэродромах было уничтожено 4 самолета.

     К этому, прибавим на удивление скромные результаты лётчиков 17-й воздушной армии, которые, имея в своем распоряжении почти 500 истребителей, отчитались всего лишь о 11 воздушных победах: 6 Ме-109, 2 ФВ-190, 1 Хе-111, 1 ФВ-189 и 1 Хш-126. Правда, на земле ими были уничтожены также 3 Ме-109, 2 Ю-88, 1 Хе-111 и 2 Ю-52.

     Общий результат действий 5-й и 17-й воздушных армий за июнь 1944 года составляет 263 уничтоженных самолета врага. Как видим, ровно половину из этого количества составляют истребители Ме-109. Вот именно эту половину заявок на победы «Сталинских соколов» мы сейчас и проанализируем. Для этого, на основе документальных данных, в том числе книги М. Ю. Быкова «Советские асы 1941-1945. Победы Сталинских соколов», наградных листов и других источников, составим список вражеских истребителей, сбитых в воздушных боях. В списке укажем даты, количество сбитых Ме-109, и данные наших лётчиков, на чей счет были занесены эти воздушные победы. По возможности, используем документальные данные противника о потерях.    

     Итак, начинаем с самого первого числа 1 июня, когда по докладам лётчиков-истребителей 5-й воздушной армии ими было уничтожено 17 вражеских Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Басенко Г. И. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Бондаренко В. Е. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Голушков В. Д. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Гуров И. И. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Евстигнеев К. А. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Егоров А. А. (438-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 ст. лейтенант Жигуленков Б. В. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Климов Н. Н. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Кожевников А. Л. (438-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Комельков М. С. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Мариинский Е. П. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Мудрецов В. Ф. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Паровин П. Н. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Полухин А. М. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     2 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Рычажков И. И. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Фрид И. Н. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 мл. лейтенант Шпынов А. Г. (240-й истребительный авиационный полк).
     Интересно, что список получился даже больше на один «Мессер»!

     А что говорят немецкие документы по поводу потерь в этот день? Двух Bf-109G-6 лишилась I./JG.52, один из них был потерян в полете, но не по боевым причинам, другой потерян при эксплуатации. Группа потеряла также одного пилота – унтер-офицера Ульриха Кольшмидта, который в 14 часов 45 минут на курьерском самолете Фи-156 «Шторх» (заметьте, не на истребителе Ме-109!) вместе с механиком фельдфебелем Георгом Штюле вылетел с аэродрома Лейпциг, чтобы доставить запасные части в Яссы, но во время полета пропал без вести. Зато II./JG.52 действительно понесла одну боевую потерю – фаненюнкер-фельдфебель Генрих Горн в 14 часов 55 минут на Bf-109G-6 был сбит в воздушном бою, упал и сгорел в 12 км северо-восточнее Яссы.

     2 июня авиаторы 5-й воздушной армии в боях сбили 9 Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Васильев В. П. (69-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 капитан Луганский С. Д. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Лусто М. В. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Морозов В. Е. (508-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Середа И. Е. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Фролов Н. П. (69-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Царев М. П. (69-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Шапошников Г. И. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - стрелок-радист бомбардировщика Пе-2 сержант Градобоев А. Е. (160-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк).

     По немецким данным, снова один Bf-109G-6 из I./JG.52 был потерян во время полета, но не по боевым причинам, а II./JG.52 потеряла один Bf-109G-6  при эксплуатации.

     Урожайным для 5-й воздушной армии оказался день 3 июня – на счет лётчиков-истребителей было записано 23 уничтоженных Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Антоньев В. А. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Артамонов В. С. (153-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Бабак И. И. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Горельцев П. П. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Гучек П. И. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Дольников Г. У. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 ст. лейтенант Жигуленков Б. В. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 майор Зотов М. И. (6-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Иванов С. М. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Ивашко А. Р. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);         
     2 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Калинин Д. А. (508-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Климов Н. Н. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Клубов А. Ф. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Комельков М. С. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Лихачев Е. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Лиховид М. С. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     2 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Новиков Н. М. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» майор Петров М. Г. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Речкалов Г. А. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Сухов К. В. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Фалалеев Г. П. (21-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Федоров А. В. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк).
     Опять, на основании Журналов боевых действий различных авиадивизий, удалось насчитать на один сбитый Ме-109 больше!

     Документы II./JG.52 подтверждают, что в 10 часов 40 минут один Bf-109G-6 был сбит в воздушном бою севернее Яссы, а его пилот унтер-офицер Генрих Вестер спасся на парашюте, после чего тяжело раненый был отправлен в лазарет Фокшаны. Около 16 часов другой Bf-109G-6 фаненюнкера-фельдфебеля Гейнца Захсенберга из той же группы, в бою с «Аэрокобрами» был поврежден, однако пилот смог произвести вынужденную посадку на аэродром Яссы.

     На следующий день 4 июня авиаторы 5-й воздушной армии снова уничтожили 23 Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Бондаренко В. Е. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Ворошилов Г. В. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Графин И. И. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Дольников Г. У. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Ивашко А. Р. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);               
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Калинин Д. А. (508-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Климов Н. Н. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 лейтенант Клочко И. Т. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1/3 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 лейтенант Клочко И. Т. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Клубов А. Ф. (16-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 капитан Луганский С. Д. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1/3 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 капитан Луганский С. Д. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 лейтенант Овчаренко А. Т. (156-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Хвостов В. Т. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Шаменков И. Ф. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Щепочкин К. Н. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 старшина Калинин (568-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 сержант Легуш Я. П. (568-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 старшина Мишарин И. В. (873-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 (8-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 (8-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия);
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии;
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии;
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии.

     По немецким данным, JG.52 боевых потерь не имела, лишь по техническим причинам два Bf-109G-6 из I./JG.52 были повреждены.

     День 5 июня стал рекордным по количеству уничтоженных «Мессеров» - по докладам лётчиков 5-й воздушной армии всего ими было сбито 24 истребителей противника:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Антоньев В. А. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Бабак И. И. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Вильямсон А. А. (104-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Горельцев П. П. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Гучек П. И. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Дольников Г. У. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 капитан Дунаев Н. П. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Евстигнеев К. А. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Карпов Е. А. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 майор Кузьмичев И. Ф. (152-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Мудрецов В. Ф. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 лейтенант Овчаренко А. Т. (156-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Ольховский Н. И. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» майор Петров М. Г. (100-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Семенов Ф. Г. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Сергов А. И. (21-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Середа И. Е. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Тучинский В. Н. (21-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот штурмовика Ил-2 ст. лейтенант Долгих А. В. (873-й штурмовой авиационный полк);
     1/2 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 Бондарев (873-й штурмовой авиационный полк);
     1/2 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 Захаров (873-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - воздушный стрелок штурмовика Ил-2 сержант Зотов (873-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот штурмовика Ил-2 мл. лейтенант Щербак В. Д. (873-й штурмовой авиационный полк);
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии;
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии.

     Увы, согласно данным противника, боевых потерь немецкие истребители снова не имели, лишь два Bf-109G-6 I./JG.52 и один Bf-109G-6 II./JG.52 были повреждены по техническим причинам.

     После этого количество боев в воздухе резко сократилось – если 5 июня лётчиками 5-й воздушной армии было проведено 37 воздушных боев, то 6 июня всего 10 боев. Сократилось и количество воздушных побед – в этот день, по данным Журнала боевых действий 5-й армии, было сбито «всего» 8 Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» капитан Архипенко Ф. Ф. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» лейтенант Коваленко К. П. (21-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     2 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Кочергин М. Е. (508-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» мл. лейтенант Лебедев С. М. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 майор Леонкин С. В. (6-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Мариинский Е. П. (129-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 лейтенант Табаков И. Н. (427-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Фатеев М. С. (6-й истребительный авиационный полк);
     2 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» ст. лейтенант Чепинога П. И. (508-й истребительный авиационный полк).
     Как видим, нам удалось выявить даже на три Ме-109 больше, чем указывалось в Журнале 5-й армии!

     Посмотрим, что написано о потерях в немецких документах. По их данным, во время «свободной охоты», один пилот I./JG.52 фельдфебель Юрген Нордманн в воздушном бою с 8 «Аэрокобрами» был тяжело ранен, но смог произвести благополучную посадку на аэродром Яссы и был отправлен в лазарет. Другой лётчик той же группы лейтенант Рудольф Вальтер также посадил на аэродром Яссы свой Bf-109G-6, у которого забарахлил мотор, возможно, поврежденный в бою. Два Bf-109G-6 потеряла III./JG.52, правда, не по боевым, а по эксплуатационным причинам.

     7 июня лётчики обеих воздушных армий сбили 3 истребителя Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Кожедуб И. Н. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 мл. лейтенант Кривоногих Д. П. (866-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии.

     К сожалению, ни о каких потерях истребителей в этот день в немецких документах не сообщается.

     На следующий день 8 июня авиаторы 5-й воздушной армии отчитались об уничтожении 10 истребителей Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Бебин А. М. (6-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 ст. лейтенант Жигуленков Б. В. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 рядовой (!) Кнут Н. М. (6-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 капитан Кожедуб И. Н. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 майор Леонкин С. В. (6-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Попов Н. В. (156-й гвардейский истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Тернюк А. Э. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 мл. лейтенант Шпынов А. Г. (240-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии;
     1 Ме-109 - лётчик 5-й воздушной армии.

     Жаль, но и на этот раз в документах противника нет и намека на какие-либо потери истребителей.

     12 июня в борьбе с «Мессерами» отличились лётчики 17-й воздушной армии – они сбили 3 Ме-109:
     2 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 мл. лейтенант Посуйко Н. А. (897-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 ст. лейтенант Шацкий М. М. (897-й истребительный авиационный полк).
     Интересно, что все эти три истребителя в период 17.10 – 18.40 были сбиты в районе аэродрома Манзырь в одном бою. Причем, первый из сбитых Посуйко истребителей, по докладу лётчика, «взорвался в воздухе», из сбитого Шацким самолета выпрыгнул с парашютом вражеский лётчик, но его «парашют не раскрылся», а второй Ме-109, сбитый Посуйко, «горящий упал на аэродром Манзырь».

     Поразительно, однако, в документах II./JG.52, которая в то время базировалась на аэродроме Манзырь, нет абсолютно никакой информации ни о потерях самолетов, ни о потерях пилотов.          

     Один немецкий истребитель Ме-109 был уничтожен 14 июня лётчиком 5-й воздушной армии:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Ковригин В. А. (193-й истребительный авиационный полк).
    
     Согласно данным III./JG.52, действовавшей с аэродрома Роман, один её Bf-109G-6 был поврежден при эксплуатации. Однако, в данном случае данные немецких документом есть смысл подвергнуть сомнению. Дело в том, что согласно доклада нашего лётчика, он атаковал «Мессер» севернее Роман. А ведь это как раз в районе действий III./JG.52! Можно предположить, что данные немцев ошибочные и вышеуказанный Bf-109G-6 был поврежден всё-таки советским лётчиком.       

     А 15 июня был сбит также один Ме-109, на этот раз лётчиком 5-й воздушной армии:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Мастерков А. Б. (5-й гвардейский истребительный авиационный полк).
     Кстати, Мастерков сбил «Мессер» в районе аэродрома Манзырь, на котором гвардейцы 5-го полка бортовым огнем расстреляли дополнительно ещё три Ме-109.
    
     И снова в документах II./JG.52, которая действовала в то время с аэродрома Манзырь, о потерях Ме-109 ничего не говорится.

     В актив 5-й воздушной армии 18 июня был записан один уничтоженный Ме-109, правда, кто его сбил, пока не удалось выяснить:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Р-39 «Аэрокобра» (7-й истребительный авиационный корпус). 

     Да, немцы признают, что III./JG.52 потеряла один Bf-109G-6, но считают, что он был сбит зенитным огнем. Может быть, они снова ошибаются и этот Bf-109G-6 был сбит в воздушном бою?

     20 июня лётчики обеих воздушных армий сбили два Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 ст. лейтенант Артамонов Н. С. (193-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Як-1 (1-й гвардейский смешанный авиационный корпус).

     Документы II./JG.52 подтверждают повреждение одного Bf-109G-6, однако не по боевым причинам.

     Последним днем, когда лётчики 5-й воздушной армии добились успехов в боях с «Мессерами», стало 22 июня, когда им удалось уничтожить три Ме-109:
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 мл. лейтенант Абрамов Н. С. (193-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Куншин А. А. (193-й истребительный авиационный полк);
     1 Ме-109 - пилот истребителя Ла-5 лейтенант Ушаков Б. В. (193-й истребительный авиационный полк).

     Однако, к большому сожалению, никаких данных противника о потерях истребителей в этот день не найдено.

     Итак, подведем итоги. Как утверждают немецкие документы, по техническим и эксплуатационным причинам было потеряно безвозвратно 6 и повреждено 8 истребителей. Зенитным огнем был уничтожен 1 Ме-109. И наконец, самое интересное, - в воздушных боях русскими лётчиками было сбито всего 2 и подбито ещё 2 истребителя! 
         
     Даже не знаю, как прокомментировать эти цифры. Разумеется, можно сослаться на то, что не все документы Люфтваффе сохранились, а во многих из них приводятся ошибочные сведения. Да, это так, безусловно. Однако есть один непоколебимый аргумент, о который разбиваются все досужие рассуждения – в воздушных боях с лётчиками 5-й и 17-й воздушных армий на Ме-109 погиб один-единственный пилот фаненюнкер-фельдфебель Генрих Горн. То есть получается, один безвозвратно потерянный вражеский лётчик-истребитель на более чем 130 победных заявок советских лётчиков на «уничтоженные» Ме-109! И это при том, что по статистике потерь, на одного лётчика обычно приходится в среднем 2 – 3 самолета.    

     Что ж, остается лишь надеяться, что реальные успехи «Сталинских соколов» против штурмовиков ФВ-190 и самолетов других типов были гораздо выше, чем против истребителей Ме-109…


Рецензии
И как же немцы вообще на этих развалюхах летали, если они сами стопками разваливались по техническим причинам?

Источник советских данных привели. А немецких? Скромненько "по немецким данным..."

А вот у Хольма статистика поболее будет: http://otvaga2004.mybb.ru/viewtopic.php?id=2300&p=17
За июнь 1944г на советском фронте 417 безвозвратные потери и 101 в ремонте. Как думаете, откуда он их "наковырял" столько? Или вы искали халтурно? А может нужен был тот результат, который привели? Тогда остается надеяться, что ваших писулек будет поменьше.

В книге "Вторая мировая война 1939-1945" коллектива авторов, потери за 5 месяцев на восточном и западном фронтах дается примерно пополам 5849 против 5809. Самолеты немцев тоже сами там падали? И это при том, что в Германию начали стягивать истребители со всех фронтов. Какие основания считать, что в июне потери уменьшились, при том, что численное преимущество было не на стороне немцев.

Ну и напоследок - раненые и тяжело раненные пилоты - такие же потери, которые не восполнятся в ближайшие месяц - два / месяцы.

Андрей Морковкин   22.08.2021 00:56     Заявить о нарушении
К чему много совершенно ненужных слов?
Повторю, что в воздушных боях с лётчиками 5-й и 17-й воздушных армий погиб один-единственный пилот Ме-109 фаненюнкер-фельдфебель Генрих Горн. То есть получается, один безвозвратно потерянный вражеский лётчик-истребитель на более чем 130 победных заявок советских лётчиков на «уничтоженные» Ме-109! И это при том, что по статистике, на одного потерянного лётчика обычно приходится в среднем 2 – 3 потерянных самолета.
Что ещё нужно доказывать?

Олег Каминский   22.08.2021 09:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.