Про Сашу

Вадим Фёдоров, 2019

Про Сашу
Сказка в  трёх действиях

Действующие лица
САША, он же Александр, мальчик 6-8 лет.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА, дежурная по вокзалу, дама в форме.
ЛЁША, он же Леший, он же Домовой, мужчина неопределённого возраста.
ВЛАСТИЛИН, он же Власт, он же Ластик, мальчик 10-18 лет, худой.
ДЛИННЫЙ, бандит неопределённого возраста, высокого роста.
КОРОТКИЙ, бандит неопределённого возраста, невысокий.
РАБС 1 – ребёнок абсолютно счастливый 8-16 лет, девочка.
РАБС 2 – ребёнок абсолютно счастливый 8-16 лет, мальчик.
МАЛЬЧИК ИЗ ЗАЛА – ребёнок.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Длинная комната. Канцелярский стол, несколько стульев, длинный диван. В углу холодильник. Ряд шкафов с бирками. Периодически слышится стук колёс по рельсам.
В комнату входит Елена Ивановна. В одной руке у неё рация, другой рукой она держит Сашу.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Проходите, молодой человек. Присаживайтесь. Вот стул. И не пытайтесь от меня снова убежать.
САША. Не надо меня в полицию. Я к маме и папе еду. Я не беспризорник какой.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Беспризорник – от слова «без призора». А ты и есть без призора. (Усаживает Сашу на стул. Сама садится напротив. Достаёт какую-то книгу, что-то пишет). Фамилия?
САША. Фёдоров.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Не врёшь?
САША. Нет.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Имя, отчество, возраст?
САША. Александр Вадимович, 7 лет. Не привлекался.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Куда не привлекался?
САША. Никуда не привлекался.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Что ты мне голову морочишь? Не привлекался он. Откуда ты вообще такие выражения знаешь?
САША. По телевизору видел. В кино. На допросе так отвечать надо.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Да прекрати. Какой это допрос? Это не допрос. Это я в журнал происшествий вношу данные. Где ты живёшь?
САША. В квартире. С родителями.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Адрес есть?
САША. Да. (Достаёт из кармана листок, затем второй). Вот. Это место моего постоянного проживания. Это адрес, где я жил в последние три дня.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Так. А где ты жил в последние три дня?
САША. У бабушки. Она не с нами живёт. У неё своя благоустроенная двухкомнатная квартира.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Понятно. Телефон у бабушки есть?
САША. Есть.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Какой?
Саша достаёт из кармана несколько бумажек. Выбирает одну из них, передаёт Елене Ивановне.
САША. Кнопочный у неё телефон. Шутка. Вот номер.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Шутник. Хех.
САША. Только никто не ответит. Телефон дома, бабушка в больнице. Инсульт у неё.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Так. Действительно, никто не отвечает. А родители где?
Саша отдаёт ещё одну бумажку.
САША.  Телефон родителей. Но он тоже не отвечает. Они где-то не в зоне. Они на отдых поехали. В Крым.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. А у них почему не отвечает?
САША. А они, наверное, в пещерах. Мама с папой очень пещерами увлекаются. Где только не были! Сейчас вот в Ялте. Под землёй где-то.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Да уж. Нормальная у вас семейка. Бабушка в больнице, а родители под землёй. Действительно, абонент вне зоны.
САША. Я же говорил.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Давай по порядку. Кто ты, мы уже выяснили. Осталось понять, как ты тут оказался, почти в Тульской области. Садись и рассказывай подробно: что, как и почему.
САША. Хорошо. По порядку. (Усаживается на стуле). Было раннее утро. Ничего не предвещало беды. За окном моросил дождик...
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Стоп. По существу. Без художественных изысков.
САША. Хорошо. Без этих... Без изысков. Родители уехали в Ялту и оставили меня у бабушки. А у бабушки ночью случился инсульт. Я вызвал скорую. Бабушку спасли.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Молодец какой!
САША. Да. Бабушку спасли, но положили в больницу. А меня отдали соседке бабушки – Клавдии Алексеевне.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Так. А от неё ты сбежал?
САША. Не сбежал, а уехал.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Почему?
САША. От неё пахло нехорошо: потом и старостью. И ещё она грязнуля.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. А от бабушки чем пахло?
САША. От бабушки – яблоками и шоколадом. И у бабушки всегда чисто.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Дальше.
САША. Я собрал вещи, взял у бабушки денег немного (она мне показывала, где хранит) и поехал в Крым. По «Гугл Мапс» посмотрел дорогу. С Курского вокзала ходят поезда на юг.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. В поезд тебя не пустили, поэтому ты на электричке решил?
САША. Да.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Гениальный план! А в Ялте ты бы где родителей искал? В пещеры полез за ними?
САША. Зачем? Я глупый, что ли, в пещерах родителей искать? Я бы пошёл на выход из пляжа и стал бы их ждать. Они бы наверняка на пляж пошли. Окунуться. А я бы их у выхода поджидал.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. А с чего ты решил, что в Ялте один пляж?
САША. А сколько? Неужели два?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Не знаю. Не была. Но думаю, что больше, чем два.
САША. Вот об этом я как-то не подумал. Что делать?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Возвращаться домой и ждать родителей. Точнее, не домой, а к Клавдии Алексеевне.
САША. Я не хочу к Клавдии Алексеевне.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. А придётся. Утром приедут из полиции и оформят тебя в приёмник-распределитель. Поедешь обратно в Москву. Это надо же, придумал – в Ялту поехать! Я себе такого уже лет десять не могу позволить.
Дверь в комнату приоткрывается. Из-за неё появляются Длинный и Короткий.
ДЛИННЫЙ. Вот он, наш малыш.
КОРОТКИЙ. Туточки он. Цып-цып-цып.
САША. Ой.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Здравствуйте. Вы кто такие?
ДЛИННЫЙ. Мы эти... Мы родственники. Близкие.
КОРОТКИЙ. Да. Очень близкие. Очень-очень.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Аха. А я мать Тереза.
ДЛИННЫЙ. Приятно познакомиться.
КОРОТКИЙ. Очень приятно познакомиться.
Входят в кабинет.
САША. Я их не знаю.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Стоять на месте! Вы кто такие? Я вас не приглашала.
ДЛИННЫЙ. Терезочка, мы же Вам сказали – мы родственники. Шестиюродные братья по дедушкиной линии.
КОРОТКИЙ. Да.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Во-первых, я не Терезочка, а Елена Ивановна. Во-вторых, почему вы мне врёте? У вас на лбу написано, что никакие вы не родственники, а прохиндеи.
ДЛИННЫЙ. Как, написано?
КОРОТКИЙ. Длинный, глянь, чего у меня на лбу написано. Я вроде же вчера умывался. Не было ничего. Кто написал?
САША. Смешные какие!
ДЛИННЫЙ. Ничего у тебя не написано. Врёт она всё. Вначале говорила, что Тереза. Теперь вот – какая-то Елена Ивановна.
КОРОТКИЙ. Ну, зачем Вы так с нами, Елена Ивановна? Обманываете честных граждан. Вы вообще кто такая?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Я дежурная по вокзалу.
ДЛИННЫЙ. Ой.
КОРОТКИЙ. Вот по этому вокзалу?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Вот по этому самому.
ДЛИННЫЙ. А что это значит?
КОРОТКИЙ. Она здесь самая главная.
САША. Да. Она тут самая главная.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Да. Я сегодня самая главная по вокзалу. Поэтому быстро отсюда вымётывайтесь, или я вас в тюрьму посажу.
ДЛИННЫЙ. Пожалуйста, только не в тюрьму!
КОРОТКИЙ. А может, это, договоримся?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Я сейчас полицию вызову. (Берёт рацию, включает её. Слышится шипение). Алло, вы можете прислать наряд с овчаркой? У меня тут подозрительные личности.
ДЛИННЫЙ. Не надо наряд.
КОРОТКИЙ. Не надо овчарку.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА (в рацию). Погодите, не присылайте. (Бандитам). Сами уйдёте?
ДЛИННЫЙ. По-моему, это не наш мальчик.
КОРОТКИЙ. Не, не наш.
САША. Я не ваш мальчик.
ДЛИННЫЙ. Он совсем не похож на нашего дедушку. Наш дедушка другой. А этот мальчик на него совсем не похож. Не похож. Нет.
КОРОТКИЙ. Конечно, не похож. У нашего дедушки – усы. Вот такие усы! А этот мальчик совсем без усов. Это не наш мальчик.
САША. Я и говорю, я не ваш мальчик. Я мамы с папой мальчик.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Раз не ваш, уходите. Дверь сзади вас. И в следующий раз стучите, когда в кабинет дежурной по станции вламываетесь.
ДЛИННЫЙ. Извините, были неправы. Осознали. Примем меры. Исправимся. Простите нас.
КОРОТКИЙ. Мы думали, что это наш мальчик, а это не наш мальчик.
Длинный и Короткий, пятясь, уходят.
САША. Странные люди.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Это не люди, а бандиты. Я их несколько раз видела у нас на вокзале. Неприятные личности.
САША. Они меня украсть хотели?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Судя по всему, да.
Раздаётся стук в дверь. Из-за двери высовывается голова Короткого.
КОРОТКИЙ. Спокойной ночи!
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ну-ка, брысь отсюда!
Голова скрывается.
САША. А Вы вправду хотели наряд с овчаркой вызвать? По рации.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Нет. У меня рация в кабинете не работает – стены толстые. Но, как видишь, эти два бандита её испугались.
САША. Здорово Вы придумали!
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ладно. Ложись спать. Вот, у меня на диванчике. Вот тут плед, подушка. Маленькая очень, но тебе подойдёт. А утром решим твою судьбу.
САША. А Вы?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. А мне работать надо. На мне целый вокзал.
САША. Да маленький у Вас вокзал. Не то что в Москве.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ну и что, что маленький? Поезда через него всё равно ходят. Напортачишь, и вся железная дорога встанет. Ложись давай. Будешь моим заместителем в кабинете, пока я работать буду. Через полчаса скорый приедет. Стоянка десять минут.
Саша подходит к дивану. Разувается. Ложится. Елена Ивановна укрывает его пледом.
САША. Спокойной ночи!
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Спи, малыш, спи. Баю-бай. Баю-бай.
Елена Ивановна на цыпочках выходит из кабинета. Закрывает за собой дверь на ключ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Спустя некоторое время дверь одного из шкафов открывается. Озираясь, выходит Лёша. Он подходит к холодильнику, открывает его. Начинает копаться в нём.
ЛЁША. Что за люди? Ночь на дворе, а они в кабинетах сидят. В кабинетах надо днём сидеть, а ночью надо спать, ну, или перекусить немного. Чего бы взять? Чего бы съесть?
Саша встаёт с дивана и на цыпочках подходит к Лёше.
САША. Руки вверх!
ЛЁША. Ой.
Лёша вскидывает руки вверх: в одной руке палка колбасы, в другой – бутылка молока.
САША. Имя, фамилия, род занятий, цель посещения кабинета дежурной по станции?
ЛЁША. Лёша я, он же Леший, он же Домовой местной железнодорожной станции. Цель посещения – пожрать чего-нибудь. Кушать очень хочется.
САША. Домовой?
ЛЁША. Да. (Лёша оборачивается). А ты кто?
САША. А я заместитель дежурной по станции.
ЛЁША. Елены Ивановны?
САША. Елены Ивановны. Погоди, так ты домовой или леший?
ЛЁША. Давай вначале перекусим, и я тебе как заместителю всё расскажу. Идёт?
САША. Идёт.
Домовой режет колбасу, делает бутерброды, наливает молоко себе и Саше. Попутно Саша рассказывает о себе.
САША. Я на юг ехал, в Крым. К маме и папе. Я же не знал, что в Ялте не один пляж, а несколько. А бабушке плохо стало, и её в больницу увезли. Ей ничего не угрожает, но нужен покой. Родственников попросили не беспокоиться. Вот я и поехал к маме и папе, а они в пещере, наверное. А там нет связи. Роуминга нет в пещере. Вот.
ЛЁША. Угощайся. В крымских пещерах роуминга нет, зато там водятся чупакабры.
САША. Ой, а кто это?
ЛЁША. Да такие собачки в чешуе. Очень милые животные.
САША. А они на маму и папу не могут напасть?
ЛЁША. Нет. Они людей боятся. Они из наших, из фольклорных.
САША. Аха. А ты кто? Домовой или леший?
ЛЁША. Когда тут ничего не было, кроме леса, я был лешим. А потом построили железную дорогу, станцию. Вокруг станции возник вначале посёлок, а потом город. Вот я и переквалифицировался из лешего в домового. Живу тут, на станции. Смотрю за порядком.
САША. А Елена Ивановна?
ЛЁША. А Елена Ивановна смотрит за поездами и за работой станции. А за порядком я смотрю. Ведь порядок же тут?
САША. Не совсем.
ЛЁША. Как это, не совсем?
САША. Да приходили тут двое. Хотели меня забрать. Хорошо, у Елены Ивановны рация с собой оказалась. Она их рацией напугала.
ЛЁША. Хм. Очень интересно. А эти двое как выглядят? Один длинный, а другой короткий?
САША. Точно. Вы их знаете?
ЛЁША. Я тут всех знаю. И эту парочку несколько раз видел. Мутные они какие-то. Ходят, ничего не делают, воруют по мелочи. Да всё какие-то разговоры с людьми разговаривают.
САША. Вы думаете, что это бандиты, которые детей крадут?
ЛЁША. Неизвестно, неизвестно. (Принюхивается). Кстати, а вот и они. К нам идут. Чую их мерзкий запах.
САША. Ой, и что делать?
ЛЁША. А ничего. Прячься за диван, а я тобой прикинусь. Повеселимся.
САША. А они нам ничего не сделают?
ЛЁША. А что они нам сделают? Я же леший. Я сам что угодно могу с человеком сделать. Прячься давай.
Саша прячется за диван. Лёша ложится на его место и укрывается пледом с головой.
САША. Мне страшно.
ЛЁША. Ты мужчина?
САША. Мужчина, но маленький. А что, мужчины не боятся?
ЛЁША. Все боятся. Но настоящие мужчины боятся молча. Понял?
САША. Понял.
ЛЁША. Всё. Тишина! Они около двери.
В замке двери кто-то ковыряется. Затем дверь отворяется, и в кабинет входят Длинный и Короткий. В руках у Длинного отмычки. Короткий стучит в открытую дверь.
ДЛИННЫЙ. Ты что делаешь?
КОРОТКИЙ. Дежурная говорила, что стучать надо, когда заходишь.
ДЛИННЫЙ. По голове себе постучи. Желательно кувалдой. Если отмычкой дверь открываешь, то стучать не надо.
КОРОТКИЙ. Понял. Вон он, мальчик. Спит, сладкий наш.
ДЛИННЫЙ. Мешок давай. Ща мы его...
Короткий достаёт наволочку. Бандиты подходят к дивану.
КОРОТКИЙ. Что-то мешок маловат для мальчика. (Примеривает наволочку к спрятанному под пледом Лёше).
ДЛИННЫЙ. Ты мог нормальный мешок взять – большой? Этот маленький. Что нам теперь делать?
ЛЁША. Апчхи!
ДЛИННЫЙ. Вот. Мальчик наш простудился. Сладкий наш простудился. Нам за него Ластик головы свернёт.
КОРОТКИЙ. Может, он сам с нами пойдёт? Без мешка? А Ластику скажем, что у мальчика на мешки аллергия. Вот. Давай разбудим и уговорим. Или испугаем, застращаем. А?
ДЛИННЫЙ. Давай.
Лёша внезапно откидывает плед и садится на диване.
ЛЁША. С добрым утром, бандиты!
КОРОТКИЙ. Здрасьте!
ДЛИННЫЙ. Ночь на дворе. Какое утро? А ты кто?
ЛЁША. Мальчик я. Только пока вы шли, я вырос.
КОРОТКИЙ. Ой, у него борода выросла! Смотри. У нашего мальчика борода выросла.
ДЛИННЫЙ. Как, подрос? Нас не было всего полчаса. Или час. Или два. Совсем чуть-чуть нас не было.
ЛЁША. Это тебе так кажется. Вон, видишь у порога что-то красненькое горит?
ДЛИННЫЙ. Вижу. Горит.
ЛЁША. Вот это временная петля. Вы в неё наступили, и всё. У вас полчаса прошло, а в нашем мире тридцать лет. Постарел я, пока вы в чужой кабинет без спроса влезали. На тридцать лет постарел.
КОРОТКИЙ. Мы постучали. Нам никто не ответил. Стучали мы.
ДЛИННЫЙ. Что ты нам голову морочишь? Давай, Короткий, хватай этого бородача. К Ластику его оттащим. Пусть разбирается и с временной петлёй, и с прочими фокусами, и почему мальчик так резко постарел.
ЛЁША. Предупреждаю, я из фольклорных, меня обижать нельзя. Я сам кого могу обидеть.
КОРОТКИЙ. Ща я тебе по голове мешком дам, сразу обидишься. Да я тебя...
ДЛИННЫЙ. Бей его!
ЛЁША. Я предупреждал. Раз, два, три, а ну-ка, залипни!
КОРОТКИЙ. Ой. У меня ноги к полу прилипли.
ДЛИННЫЙ. И у меня. Отпусти меня, мальчик.
ЛЁША. Саша, выходи.
Саша выбирается из-за дивана.
САША. Здравствуйте, товарищи бандиты!
КОРОТКИЙ. Ой. Второй мальчик.
ДЛИННЫЙ. Да это тот же самый. А вот этот, с бородой, он нас обманул. Обманщик ты!
ЛЁША. Я не обманщик, я домовой. Бывший леший. Сейчас мы вас допрашивать будем. Отвечать всё без утайки! Саша, неси лампу и свети этим рецидивистам в глаза.
САША. А зачем в глаза светить?
ЛЁША. Не знаю. Но на допросах всегда в глаза лампой светят. После этого все во всём сознаются. Психологический эффект.
КОРОТКИЙ. Скажите, а вы нас пытать будете?
ЛЁША. А как же ж! Обязательно будем.
ДЛИННЫЙ. Больно?
ЛЁША. Больно-больно.
КОРОТКИЙ. Ой, не надо. Я боли боюсь. И лампой в глаза не надо. Я ламп боюсь.
ДЛИННЫЙ. Ещё он мышей боится. Повезло мне с напарником. Трус! А меня тоже пытать будете?
ЛЁША. Тебя в первую очередь.
САША. Так что с лампой-то? Светить?
ДЛИННЫЙ. Не надо. Я сам всё расскажу. Всё, что знаю. Что не знаю, тоже расскажу.
САША. Так если ты чего-то не знаешь, как ты про это расскажешь?
КОРОТКИЙ. Да. Как?
ДЛИННЫЙ. Придумаю и расскажу. Я тоже не люблю, когда меня пытают. Давайте, я расскажу всё, а вы Короткого пытайте. Он всё равно мало знает. А что знает, постоянно забывает. А?
ЛЁША. Ладно. Сейчас разберёмся, кого пытать, а кого не пытать. Раз, два, три. Отомри!
Бандиты начинают ходить. Щупают ноги, падают на колени.
ЛЁША. Так. Ну-ка, сели на диван. Рядышком. И отвечать на мои вопросы!
САША. Или я вас лампой!
Бандиты садятся на диван.
КОРОТКИЙ. Я больше не буду. Отпустите нас, дяденька. Это всё – дурное влияние улицы и деструктивных товарищей.
ДЛИННЫЙ. Я тоже больше не буду. Вы нас точно пытать не будете?
ЛЁША. Вопросы тут задаю я. А вопрос простой: зачем вы хотели украсть мальчика?
САША. Да. Зачем я вам?
КОРОТКИЙ. Нам приказали.
ДЛИННЫЙ. Мы сами муху не обидим. Но нам приказали.
ЛЁША. Кто?
ДЛИННЫЙ. Властилин. Страшный и могучий Властилин.
ЛЁША. Не слышал про такого. Кто он?
САША. Фамилия у него какая?
КОРОТКИЙ. Он просто Властилин. Имя такое. Но он говорит, чтобы мы его Власт звали. А фамилию мы не знаем.
ДЛИННЫЙ. Он очень сильный. Вот такие бицепсы! (Показывает). Всегда в чёрном плаще и всё про всех знает. И у него – армия.
ЛЁША. Где его найти?
САША. И зачем ему я понадобился?
КОРОТКИЙ. Так он армию из детей делает. Стирает у них память и делает армию. Потому что он могучий. Он всё слышит и всё знает.
ДЛИННЫЙ. И сейчас он нас слышит и всё про нас знает.
ЛЁША. Это каким таким образом он нас слышит? Что вы мне сказки рассказываете?
САША. Да они нас обманывают. Голову морочат.
КОРОТКИЙ. Ничего подобного. Вот. (Достаёт из кармана телефон). Мы когда на задание идём, включаем телефон, и он всё слышит и всё знает.
ДЛИННЫЙ. Власт говорил, чтобы ты об этом никому не рассказывал.
ЛЁША. Нам можно.
САША. Да. Нам можно.
ДЛИННЫЙ. Теперь нас Власт накажет. Он всегда говорит, что если мы что-то неправильно сделаем, то он нас накажет. Но не говорит, как накажет. Проклятая неопределённость!
ЛЁША. Не переживайте. Вы из статуса обвиняемых переходите в статус свидетелей, а свидетелей положено охранять. Так что мы вас в обиду не дадим.
САША. Если вы опять за старое не возьмётесь.
КОРОТКИЙ. Мы больше не будем. Мы хорошие. Внутри.
В кабинет входят РАБС 1 и РАБС 2. В руках у них планшеты. Они становятся по бокам от двери. Следом за ними входит Властилин. Он в длинном чёрном плаще. Под плащом непропорциональных размеров бицепсы и толстое тело.
ДЛИННЫЙ. Ой, вот и хозяин пожаловал.
ЛЁША. Да тут целая банда. Организованная преступная группировка.
САША. Их больше. Лёша, что делать будем?
ЛЁША. Вначале узнаем, что им от тебя надо. Привет, накачанный!
ВЛАСТИЛИН. Добрый вечер, добрый вечер, добрый вечер.
КОРОТКИЙ. Мы не виноваты. Он колдун. Он нам ноги к полу прилепил.
ДЛИННЫЙ. Колдун он.
ВЛАСТИЛИН. Я сам разберусь, кто тут колдун, а кто – кто. Здравствуйте, мои новые друзья!
КОРОТКИЙ. Здравствуйте!
ДЛИННЫЙ. Привет!
ВЛАСТИЛИН. Да я не с вами здороваюсь, идиоты. Вот с такими кадрами мне приходится работать. Извините меня за моих бестолковых помощников. Попросил их пригласить мальчика в гости, а они тут чёрт знает что устроили.
ЛЁША. Ну да, ну да. Кадры решают всё.
САША. А зачем я Вам понадобился?
ВЛАСТИЛИН. Хотел пригласить тебя в свою команду. Нас не так много, но будет больше и больше. И мы завоюем мир.
ДЛИННЫЙ. Весь мир. До основания.
ЛЁША. Где-то я уже это слышал.
САША. Я не хочу ничего завоёвывать. Я хочу к маме и папе. И чтобы бабушка выздоровела.
КОРОТКИЙ. Ха, к маме он захотел! Маменькин сыночек.
ЛЁША. А кто-то что-то против мам имеет?
САША. Мои мама и папа – лучшие на свете. Вот.
РАБС 1. Родители – это прошлый век.
РАБС 2. Будущее за детьми. Родители – ретрограды.
ВЛАСТИЛИН. Твои лучшие мама и папа бросили тебя с больной старушкой и укатили развлекаться. Что же это за родители, которые бросили своего ребёнка?
ЛЁША. Ну-ну. Послушаю. (Отходит в сторонку).
САША. Ну, они же не знали, что так произойдёт. Они в отпуск поехали.
ВЛАСТИЛИН. Да они только ради себя и живут. Только о себе и думают. Тебя в пыльном городе оставили, а сами на море. И не только сейчас. Вспомни, тебя в жизни родители наказывали?
КОРОТКИЙ. Да, вспомни. В детстве наказывали?
ДЛИННЫЙ. Вспоминай.
САША. Конечно, наказывали. Я как-то в луже ноги промочил. А как-то все конфеты потаскал. У меня потом живот болел, и аллергия по всему телу высыпала.
РАБС 1. Родители – лохи.
РАБС 2. Родители унижают детей.
ВЛАСТИЛИН. Вот. У этих прекрасных деток раньше были родители, которые заставляли их делать уроки, чистить зубы, соблюдать правила приличия. Ходили по струночке. А потом им всё это надоело, и они перебрались ко мне. И они счастливы! Они отказались от своих дурацких семей и стали счастливы. Они даже отказались от своих имён. Вот этого, слева, зовут РАБС 1, а второго – РАБС 2. РАБС – это сокращённо «ребёнок абсолютно счастливый». РАБС.
САША. И они совсем одни? У них нет мамы и папы? И бабушки с дедушкой?
РАБС 1. Почему одни? У меня в «Инстаграме» шесть тысяч подписчиков. Почти семь. И прибавляются с каждой минутой.
РАБС 2. А у меня в «Твиттере» десять тысяч. И ещё на «Ютубе» канал раскручиваю.
ВЛАСТИЛИН. Вот. Их семья – весь мир. Интернет позволил этим двум РАБСам найти себе новую семью. Вместо оплеух и окриков они получают лайки и комменты. А если кто-то не нравится, то его можно забанить. И всё. Делай, что хочешь. Пиши, что хочешь. Смотри, что хочешь. Свобода!
КОРОТКИЙ. Мы тоже хотим лайки.
ДЛИННЫЙ. А я к дедушке хочу.
ЛЁША. Вот. Без семьи нельзя. Вырастут эти твои счастливые детки и превратятся в Короткого и Длинного. Ни профессии, ни социального статуса.
САША. Нет. Я живых друзей хочу. И маму с папой люблю. Они бывают строгими, но справедливыми. Это только бабушка мне всё разрешает. Но бабушки – они такие. С ними ничего не поделаешь. Они очень добрые.
РАБС 1. А я не помню свою бабушку. О! У меня семь тысяч подписчиков. Я лучшая!
РАБС 2. Я тебя догоню скоро. Надо гадость какую-нибудь снять и в интернет выложить. На «Ютуб». Люди любят гадости смотреть.
ВЛАСТИЛИН. Да погодите вы со своим «Ютубом»! Тут вот кандидат в абсолютно счастливого ребёнка. Родители его бросили. Бабка умрёт со дня на день. Один. Совсем один.
ЛЁША. Вообще-то, он не один. С ним я. И дежурная по вокзалу, Елена Ивановна.
САША. Да.
ВЛАСТИЛИН. А ты кто такой? Ты вообще фольклорный. Ни роду, ни племени. Ни человек, ни животное. Ни рыба, ни мясо. Кто ты?
КОРОТКИЙ. Он волшебник. Он нас приклеил.
ДЛИННЫЙ. Страшно было.
ЛЁША. Хм. Вас, молодой человек, на свете не было, и родителей Ваших не было, и предков, а я тут жил. Да, вначале в лесу. Лешим. Потом на вокзале. Домовым. Порядок поддерживаю. Культурные традиции соблюдаю. Фольклор, опять-таки, наш, русский – глубинный. Не то что эти Ваши Человеки-пауки и Бэтмены. Сплошные комиксы! А мы наши, родные. Мы не комиксы. Мы живые. И родственников у меня полно. Вон, я на прошлой неделе к племянницам на старый Миротинский пруд ездил. Семь русалок живут. Семь. В одном пруду. Правда, около заброшенной деревни. Но это всё урбанизация. Зато в городах домовых полно. Через дорогу – свояк. Вон, из окна дом видно. Терпел-терпел. Не дом у него был, а проходной двор: подъезды обоссаны, граффити расписаны, алкоголики по подворотням. Так он навёл порядок. Двор огородили, дом покрасили. Цветочки высадили. Правда, жилец с третьего этажа до сих пор свой «БМВ» на палисаднике паркует. Но свояк с ним воюет. И победит!
РАБС 1. Триллеры нашего городка.
РАБС 2. Аха. Домовой и бычара.
ЛЁША. Цыц у меня!
ВЛАСТИЛИН. Да вы вымираете. Домовой. Ха! (Обращается к залу). Кто сейчас домовых знает? Кто? А Человека-паука все видели. Не в кинотеатре, так в телевизоре. Не в телевизоре, так на майке рисунок. Сейчас новые герои. А вы вчерашний век. Вас скоро все забудут. Меня зовут Властилин. Дурацкие родители дали дурацкое имя. Они меня Властиком звали. Или ласково – Ластик. Но, как оказалось, имя не совсем дурацкое. Оно отражает мою злодейскую сущность. Я Ластик. Я сотру всё, что годами и веками вы вдалбливали в головы этим невинным деткам. Сотру. И они будут счастливы. Вот как эти мои два абсолютно счастливых РАБСа.
РАБС 1. У меня почему-то народ стал отписываться. Я включил прямое транслирование, как мы вошли.
РАБС 2. И комменты дурацкие пошли. «Домовые – наше всё». «Красивее российских русалок не бывает». «Да здравствует леший!».
ВЛАСТИЛИН. Отключи. Потом включишь. И ты раскрутишься. И я раскручусь. Наши имена все будут знать. Все будут знать, что мы делаем людей счастливыми, стирая у них ненужную память. Отключи трансляцию. Это недоумки пишут.
САША. А мне кажется, это умные люди пишут. Я ничего против Человека-паука не имею, но Лёша – мой друг. И он хороший. А вы злые. Вот эти двое похитить меня хотели. Ты, Ластик, – память мою стереть. А эти двое счастливцев только и могут, что в экран смотреть. У них скоро так зрение испортится.
ВЛАСТИЛИН. Зря ты так. Я тебе предлагаю свободу и счастливую жизнь. А ты: «Друзья, родители». Тьфу! Я тебе предлагаю новые горизонты. Богатый внутренний мир. Новый. Неизведанный.
ЛЁША. А давай посмотрим, какой у тебя богатый внутренний мир? Сними-ка плащик. И силой померимся.
САША. Лёша, их больше.
РАБС 1. Погодите, у меня аккумулятор сел. Давайте я подзаряжу, а потом будете драться. Второй, или ты запиши, а потом мне скинешь. Пожалуйста.
РАБС 2. Обойдёшься. Эксклюзив у меня будет. Но вы, да, давайте быстрее деритесь, а то и у меня батарейка сядет.
ВЛАСТИЛИН. Предатели! Вы что, не будете мне помогать?
РАБС 2. Будем. Но сначала видео запишем. Начинайте. Я готов.
ВЛАСТИЛИН. Да вы с ума сошли! Защищайте меня. Вы, Длинный и Короткий, фас!
КОРОТКИЙ. Я что, собачка, что ли? Я за того, кто сильнее. Готов даже перевоспитаться.
ДЛИННЫЙ. Мы с колдунами сражаться не подписывались. И вообще, надо бы контракт вначале оформить. На предоставление мерзких услуг. А то работаем начерно: налоги не платим, спим из-за этого плохо, перерабатываем, опять-таки. У нас рабочий день до восемнадцати нуль-нуль. А сейчас сколько? Ночь на дворе. Всё. Переработка.
ЛЁША. Может, вас ещё пожалеть?
САША. Не надо их жалеть. Их надо перевоспитать. А то у них тоже кто-то что-то стёр.
ВЛАСТИЛИН. Не подходи ко мне! Я сильный и ужасный.
Лёша подходит к Властилину, резким рывком снимает с него плащ. Под плащом оказывается худой парень, обмотанный туалетной бумагой.
КОРОТКИЙ. Вот это да!
ДЛИННЫЙ. Дрыщ в туалетной бумаге.
ЛЁША. Я так и знал, что вся твоя накачанность – бутафорская. Ластик нашёлся. Давайте, вы двое, разматывайте его.
САША. Обалдеть!
РАБС 1 (плачет). Я ничего этого не сняла. Ничего. Я не получу лайки.
РАБС 2. Ха! Зато я получу минуту славы.
ВЛАСТИЛИН. Я всё равно сотру вашу память. Всё равно вы будете моими.
КОРОТКИЙ. Повернись. Не мешай разматывать.
ДЛИННЫЙ. Двухслойная бумага. С запахом ромашки.
ЛЁША. Раскручивайте его. Он же этого хотел – раскрутиться в интернете.
РАБС 2. Снимаю. Сумасшедшие кадры! Снимаю. Я видео-супер-пупер-блогер.
ВЛАСТИЛИН. Не трогайте меня. Нет!
Лёша подходит к РАБС 2 и забирает у него планшет.
ЛЁША. Потом отдам. А будешь возникать, отключу интернет.
РАБС 1 (плачет). Я никому не нужна без интернета. Ребёнка каждый может обидеть.
РАБС 2. Я, это, я буду жаловаться! Я митинг созову! Несанкционированный. И вы за всё ответите, душители свободы. Мы же дети.
ВЛАСТИЛИН. Всё равно я могу стирать память.
ЛЁША. Можешь. А пока сел на диван и молчи! Сдадим тебя куда надо. Пусть родственников твоих найдут каких-нибудь. Устроил тут банду малолетних преступников.
САША. А с этими что делать?
РАБС 1. Я никому не нужна.
РАБС 2. Я буду жаловаться! Вы не имеете права ограничивать выражение моей свободы мысли.
ЛЁША. Эти двое счастливых – тоже на диван. И ждите, вас вызовут.
САША. Здорово! Не ожидал, что вместо груды мускулов может оказаться обыкновенная туалетная бумага.
КОРОТКИЙ. С запахом ромашки. Обожаю этот запах!
ДЛИННЫЙ. А с нами что будет?
ЛЁША. А вы встали – и прямиком в отделение полиции. Чистосердечное признание. Ну, в общем, вы сами знаете. Идите и покайтесь. Может быть, вас простят. И имейте в виду: в следственном изоляторе мой двоюродный брат работает. Барабашкой. Будете плохо себя вести, он вас... (Грозит пальцем).

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
Длинный и Короткий убегают. В дверях сталкиваются с Еленой Ивановной.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Что здесь происходит?
ЛЁША. Добрый вечер!
САША. Мы банду поймали. Они хотели память стереть.
РАБС 1. У меня аккумулятор сел.
РАБС 2. А мне ограничивают мои права, положенные Конституцией. Я на митинг пойду. На Тверскую.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Алексей?
ЛЁША. Здравствуйте, Елена Ивановна. Я тут за мальчиком Вашим приглядывал. Извините, что без спроса.
САША. Лёша меня спас.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Алексей, я Вас уже два года ищу. Вы же... Вы же… Вы же мальчика спасли. Он мальчика спас. Из-под поезда выхватил, из-под колёс. Он же герой! Я его уже два года ищу.
ЛЁША. Да я автоматически. Как-то – раз! – и спас. За детьми следить надо. А то они постоянно в какие-то неприятные ситуации попадают.
САША. Я не знал, что в Ялте несколько пляжей.
РАБС 2. Это произвол.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Всем молчать, кроме Алексея! Я так рада, что нашла Вас, Лёша. Вы такой!
ЛЁША. Какой?
ВЛАСТИЛИН. Да он вообще не человек. Он домовой. Он из фольклорных.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Как не человек? Как домовой?
ЛЁША. Вот так.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ну, ведь Вы мужчина?
ЛЁША. Да. Конечно, мужчина. Потрёпанный жизнью и обстоятельствами, но мужчина.
САША. Он настоящий мужчина.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ну, вот это самое главное. А человек или не человек, это дело десятое. Главное, что Вы мужчина. Я теперь Вас от себя никуда не отпущу. Вы мой герой!
ЛЁША. Я согласный. А Вы, Елена Ивановна, почему вернулись-то? У Вас же через минут двадцать – ростовский, фирменный.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Ой, я же совсем забыла! Я как Вас, Алексей, увидела, я про всё забыла. Я дозвонилась до родителей мальчика. Они не в пещере были, а в самолёте. Им сообщили, что бабушка в больнице, и они сразу же вылетели обратно. А в самолёте телефоны положено отключать. А когда они прилетели, включили, а тут мои непринятые звонки. Я им всё рассказала. Они сейчас в Москве. К бабушке утром поедут. Хотели за Сашей, но я сказала, что, может быть, его отправлю сама. С проводником или со знакомым. Они моего звонка ждут.
САША. Как здорово!
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Алексей, Вы не отвезёте мальчика на Москву-Курскую? Его там родители ждут.
ЛЁША. С удовольствием.
САША. Ура! Мои папа и мама нашлись. Бабушка теперь точно на поправку пойдёт.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Только Вы, Алексей, потом приедете обратно и мне лично доложите, что передали мальчика родителям.
ЛЁША. Так точно! Отвезу и отчитаюсь.
САША. Тогда пошли быстрее.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Да. Сейчас на ростовский вас посажу. С ветерком прокатитесь. Пошли.
ЛЁША. Пошли.
САША. А эти как? Их куда?
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Потом с ними разберёмся. Они неопасные. Просто заигравшиеся дети. Пошли быстрее, а то опоздаем.
ЛЁША. Запереть их надо бы.
ЕЛЕНА ИВАНОВНА. Да, запру.
САША. Прощайте, абсолютно счастливые дети!
Елена Ивановна, Саша и Лёша выходят из комнаты.
РАБС 1. Вот я дура. Вот дура.
РАБС 2. Дура. Я всегда знал, что ты дура. А почему дура?
РАБС 1. Да я зарядку дома оставила. Вот теперь не знаю, чем заняться и что делать.
РАБС 2. Я тоже оставил. Моего планшета на часик хватит максимум. Я же не знал, что тут такая Санта-Барбара разыграется. А Елена Ивановна-то на лешего-то запала. Влюбилась.
РАБС 1. Она влюбилась, а мы без зарядки. Что делать-то, Ластик?
РАБС 2. Да, Ластик, что нам делать-то?
ВЛАСТИЛИН. Память стирать. (Встаёт. Надевает плащ).
РАБС 1. У кого? У кого стирать?
ВЛАСТИЛИН. Дай сюда свою железяку! (Отбирает планшет у РАБС 2. Подходит к краю сцены. Обращается к залу). Деточки! Кому надоели родители? Кто хочет целый день играться вот в эту игрушку? Тут много всего. Тут целая жизнь. А? Кто хочет быть счастливым? Ничего не делать, а только играть и играть, играть и играть.
РАБС 1. Кто?
РАБС 2. Кто?
МАЛЬЧИК ИЗ ЗАЛА. А можно мне поиграть?
ВЛАСТИЛИН. Конечно, можно. Мой золотой. Мой сладенький. Мой хороший. (Спускается в зал, берёт ребёнка за руку. РАБСы идут вслед за ним). Пойдём. Нам главное – подзарядить вот эту железку. И всё будет хорошо. Всё будет хорошо.
РАБС 1 (напевает). Хорошо. Всё будет хорошо. Хорошо. Всё будет хорошо.
РАБС 2 (напевает). Хорошо. Всё будет хорошо. Хорошо. Всё будет хорошо.
Уходят из зала.
(Занавес)


Рецензии
Прелесть! И глаза у Вас добрые :)

Охана Сафо   29.09.2019 00:07     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.