Моё восхождение на Голгофу

                Уважаемый читатель!
Ну, не могу я «промолчать», то есть не опубликовать это произведение.  Не могу!  Рылся в писках чего-то в своём КОМПе, и наткнулся на эту удивительную вещь, о которой совсем забыл.  Несколько лет «молча»  лежит этот замечательный и весьма интересный  рассказ  нашего лётчика  Игорька Сисмеева, которого уже нет с нами, а я, как и с предыдущим его трудом   «Военный лётчик. Исповедь после полётов»,   никак не могу установить   связи с его вдовой     Галиной, чтоб передать ей эти  замечательные произведения.
Опять беру грех на душу, опять предупреждаю,  что автор этого чудесного,  правдивого  и весьма любопытного произведения, которое я вынужденно выставляю  на своей странице  для вас
                Сисмеев Игорь Игоревич.
Думаю, что очень многое вы узнаете,  прочитав, как он,  «восходя  на Голгофу», поразился жизни и быту в Израиле, как он встретился с бывшими  в Египетском небе (в 1970 -- 1972 годах) противниками.
               
                Член Союза писателей  России
               
                Теряев  И.В.

 
                СИСМЕЕВ  ИГОРЬ  ИГОРЕВИЧ


 
"Человек, которому хоть раз в жизни удалось ступить своей ногой на священную землю Иерусалима,  поклониться " Животворному Гробу Господню", может  считать себя  счастливым".
        не Иоан Богослов, не из Первого  послания апостола Иоана,
        но зато, как здорово и как правильно.

"Я - счастливый человек. Я был в Иерусалиме, я входил в «кувуклию " Храма Гроба Господня", я  видел и даже щекотал "Пуп Земли".  Более того, я сам  и  по своей воле взошел на  Голгофу"   
                Игорь Сисмеев  (Военные летчики. Иерусалим)



С годами человек становится мудрей. С годами мы, становимся более рассудительными и покладистыми,  меняем свой крутой норов и спесь на благодушие.  И все чаще нас посещают мысли об истоках и смысле мироздания.
А это означает, что наше время "разбрасывать камни"  прошло, и осталось только, "собирая их", просить прощения у Бога и людей, за наши грехи и за все нами ранее содеянное.

       ВСТРЕЧА
Так уж вышло, что только в декабре 2011 года, почти через сорок лет после нашей последней встречи, благодаря "всемирной паутине" и ее социальным сетям, мной был найден  друг моего  детства, простой еврейский парнишка, который к тому времени, вот уже более двадцати лет, проживал в Израиле.  Встреча, о которой мы не могли и мечтать, состоялась в интернетовской видеосети "Скайп". Первое наше общение было и радостным и несколько сдержанным.  Мы, прожившие почти всю жизнь порознь,  в начале встречи оба  не знали как себя вести.
Сперва, наблюдалась некоторая настороженность и скованность в общении.  С его стороны,  чувствовалось еще непонимание того, что мое отношение к нему не изменилось.  Что мой статус, как полковника Советской Армии и его статус  как простого репатрианта начала  девяностых годов,  изгнанного из Советского Союза и лишенного гражданства, паспорта, трудовой книжки, с почти четверть вековым трудовым стажем,  не имеют ничего общего и никак не могут повлиять на те чувства нашей юношеской дружбы и привязанности, которые мы пронесли через всю  свою  жизнь.
От встречи к встрече наше общение становилось более открытым и доверительным. Мы вернулись к нему такому, каким оно было в годы нашей молодости. 
Он живо интересовался теми изменениями, которые происходят в "незалежной Украине".
Тогда он рассказал мне,  что после выезда на ПМЖ,  два раза приезжал в Киев, поклониться памяти своих родителей, которые обрели вечный покой на Берковецком кладбище  города.
  В свой первый приезд, в 1996 году он увидел разоренное и грязное, почти агонизирующее государство с последствиями его  гиперинфляции, купонно-талонной системой распределения товаров, при пустых полках магазинов,  и  "смачным описанием" в желтой прессе, многочисленных кровавых разборок криминальных группировок, по захвату сфер  влияния и переделу капитала, нередко происходивших на улицах  Киева,  Донецка, Днепропетровска и других украинских городов.
В свой второй приезд, в 2006году,  рассчитанный на недельное пребывание, он хотел в первый же вечер вернуться назад в Израиль, увидев, что  того исторического и того красивейшего города, каким ранее был Киев больше нет.  А вместо него везде ведется, непродуманное высотное строительство из стекла и бетона, уничтожающее не только зеленый уют, но и красоту, и  самобытный колорит этой древней жемчужины на Днепровских кручах. 
Его поразило засилие  рекламы, разгул уличной торговли и сопутствующая ей грязь, а так же многочисленные бомжи.  Асолютное безразличие  или  сосредоточенная озабоченность в глазах жителей города, которых ранее, во времена нашей молодости у благополучной  и  щедро улыбающейся столицы Украины,   не наблюдалось.
Из-за невозможности поменять билет на ближайшие обратные  рейсы, он до дня отлета, уединился на даче друга   и "Оковытой" снимая стресс, заливал негатив увиденного.
  При наших беседах и разговорах об Украине, он, не будучи ортодоксом и даже обычным сторонником сионизма, тем не менее сокрушаясь говорил:
- Какую страну загубили, сволочи...
  На мой вопрос: - Почему же ты, не имея в Израиле никого, даже дальних родственников или друзей, абсолютно не зная языка, решился на такой рисковый шаг и уехал?
Он мне ответил: - Я бы никогда не уехал из Киева, если бы меня на это не вынудили   серьезные обстоятельства, из-за которых мне нужно было срочно "сваливать". Ибо мне, в открытой форме пообещали поменять киевскую прописку,  на прописку в огороженном, "дачном  кооперативе" в пригороде Магадана, с предоставлением постоянной гарантированной работы, лет на десять.
-Я никогда не был начинающим диссидентом, - говорил он мне.
-Я никогда не  занимался переписыванием и распространением "Самиздата". Я, как и все мы, мог на кухне травить анекдоты про  любимого Леонида Ильича, возмущаться словоблудием и бездеятельностью Горбачева,  слушать различные радиоголоса, но я никогда в жизни не был  и не стал бы провокатором,   "стукачом" и доносчиком КГБ, стать таким, каким меня тогда пытался сделать, вновь появившийся в нашем райотделе госбезопасности  седой майор, курировавший наше предприятие. 
Ему, прибывшему с повышением из  периферии в Киев,  в то время было необходимо показать на новом месте свое рвение и усердие по службе. Он вызвал меня для беседы в кабинет начальника отдела кадров завода и наедине, после обстоятельного рассказа о положении в мире, о происходящей в стране, но притормозившей, по причине, происков мирового империализма и сионизма "Перестройке", предложил мне  сотрудничество с органами и выполнить мелкую формальность - подписать какой-то листок. На что я ему ответил:
- Я,  патриот нашей Родины. И если мне станет известно, что наши враги готовят против нашего государства какую-нибудь диверсию, например если они захотят взорвать наш  "Государственный цирк" или городскую синагогу, коммунальную баню или будут намерены повторно подорвать  четвертый реактор на Чернобыльской АЭС,   и даже, не дай Бог, о чем мне страшно подумать,  пункт приема стеклотары в соседнем дворе, то я и без этой бумажки, обязательно  вам сообщу.
- Я вам не позвоню, чтобы не спугнуть врагов. Я приду к вам сам лично, в ночь-заполночь, в дождь или снег, жару или стужу. Я, тут же приду, а если не смогу идти,  то приползу  и сообщу о готовящемся теракте. Я не формалист и   поэтому, эту "формальную бумажку", я подписывать не буду.
Такая обработка и "окучивание" меня кагебистом,  повторялись несколько раз. Майор, от встречи к встрече,  вел себя  все более агрессивно. Когда при нашем очередном общении его терпение лопнуло, и он, озверев,  мне прямо в глаза сказал:
- " Не хочешь подписывать?- не надо. Так вот, знай, "жидовская морда",  ты у  меня, поменяешь сытную  киевскую  жизнь и прописку, на полуголодную и  безрадостную  жизнь в магаданском лагере. Станешь лагерной пылью"
  Вот тогда, мне первый раз в жизни  стало по- настоящему  страшно. Тем более,  что после этого, отношение ко мне на работе  заметно изменялись, и не в лучшую сторону.  Мне пришлось уйти с моего любимого завода и искать работу на различных, малозаметных  и мало престижных предприятиях в городе,  или за его чертой.  Да и здесь я постоянно чувствовал  незримое око и щупальцы,  " моего друга- бойца незримого фронта".  Вот тогда я решил срочно "сваливать",  вот тогда-то я и оказался в Израиле, где мне пришлось начать свою жизнь заново
- Поверь мне. Это было очень сложно. Ломалось все и сознание, и жизненный уклад,  и традиции, навсегда терялись друзья и все то,  чем я жил всю  свою жизнь. Но я прошел через все эти испытания и лишения, преодолел все, и Израиль помог мне в этом. Здесь я обрел свою новую Родину.
О своей сегодняшней  жизни  в Израиле, он говорит как о комфортной  и о том, что о лучшей,  он  даже и не мечтал. Сегодня здесь его устраивает все: и  климат, и жилье, и работа, и социальная защита со стороны государства, и все    что его окружает, все то, что необходимо простому нормальному человеку.  Конечно, и здесь есть свои особенности (а где их нет?- сказал он), которые по сравнению с общим благом - просто пустяки.

Со временем он пригласил меня к себе в гости  в древнюю Галилею, в иудейский город Нацрет-Иллит, обещая организовать теплую встречу и обеспечить интересные туры по памятным местам, колыбели нашей христианской цивилизации.  От ее истоков в Назарете,  до священного града трех религий - Иерусалима.
- Приезжай, посмотришь,  как мы живем,- говорил он мне. - Приезжай, и ты увидишь, как маленькая страна Израиль, лежащая на камнях и пустыне, практически не имеющая никаких своих полезных ископаемых и энергоресурсов, с минимумом пресной воды, живет и строится. Да еще при этом успевает отбиваться от внешних и внутренних врагов.
-Приезжай. Не пожалеешь.
Я, в течение почти двух лет, на его предложения постоянно искал всевозможные отговорки и отшучивался говоря, что мне, дескать, для посещения "Земли Обетованной", прежде всего надо "обрезаться" и отрастить пейсы. И еще, что у нас  в Украине имеет место напряженка  с  бланками загранпаспартов, поэтому поездка  переносится на неопределенный срок.
На это он мне успокаивающе отвечал:
- Ты не беспокойся.  Тебя в Израиль пустят даже в том случае, если ты здесь пообещаешь, что согласишься на "обрезание" только  после  своей смерти, и при обязательном условии,- только под наркозом.
  А что касается пейсов, то они отрастут, пока ты у себя  в очереди будешь оформлять и ждать свой загранпаспорт.
По поводу того, что за время ожидания паспорта, пейсы успеют отрасти, ему можно было верить.
 Он, в свое время, в течение трех лет ожидал два события. Первое - когда ему выдадут загранпаспорт с выездной визой.
И второе:- Когда же  ему, наконец, на прощание дадут ногой под зад, и выдворят за границу, как это делали в те годы со всеми  нашими согражданами,  выезжавшими из СССР.
С тех пор многое у нас изменилось. Сгинул СССР, Возникло новое государство "Украина".  Да и сама схема получения паспортов упростилась, но при этом  непомерно возросло пренебрежение и чванство чиновников, сидящих на этом процессе. Сегодня получить загранпаспорт, это не такая уж и проблема.   Но при этом тебе придется....

      МЕСТНАЯ "ВИА  ДОЛОРОСА".
(Виа Долороса- улица Иерусалима, по которой Иисус нес свой крест)

А придется тебе,  с "тяжким крестом осознания всей гнилости и коррупционности паспортной системы" проделать следующий  долгий путь...
Прийти в местный паспортный стол милиции. по новому называемый органом миграционной системы. Там протолкался  несколько недель в очереди, поскольку в расписании  его работы написано:
Прием граждан:- "Вторник, четверг, суббота".
Во вторник в очередь не достоялся.  Народу много, лимит исчерпан,  прием закончен.
В четверг тоже не получилось, так как молодая, пышная и неприступная чиновница, в милицейской форме, считающая тебя "ничем", небрежно ответит:
- "Сегодня приема нет. Готовлю документы к завтрашней отправке в Киев, в ОВИР".
 И тут же на твой вопрос:
- Так там же, на доске, о днях приема граждан написано - "Четверг приемный день"?
Ты, как "селедкой по морде", получишь в ответ ее категоричное : - "Громадянын, закрыйте дверь, з того боку".
А далее, она в течение всего этого рабочего дня  будет готовить к отправке  в ОВИР, те 25 комплектов документов (состоящих из трех заполненных формализованных бланков и  принесенных просителями ксерокопий паспорта), тех счастливчиков, которым удалось во вторник, войти в установленную квоту и,  попав на прием в этот кабинет, быть принятыми.
В субботу можно не ходить. В субботу трудовой люд, желающий смыться за границу, имеет реальную возможность, не отпрашиваясь с работы, попытать счастья. Но и им не всем повезет. Поскольку прием, только до обеда.
А о нас, пенсионерах - недобитках, лучше не говорить. Нам в субботу безопасней сходить на базар, а не толкаться с молодыми и здоровыми в этой очереди.
И так. Круг замкнулся.
И вот, снова вторник. С утра пораньше, самым первым автобусом приезжаешь под запертую дверь, и думаешь, что ты будешь первым. Так нет, уж, дудки.
Здесь  уже, на одной единственной небольшой скамейке,  приклонив к ней с десяток своих "пятых точек", плотно сидят  страждущие,  А рядом, не меньшее число   таких же заинтересованных,  прохаживаясь  или переминаясь с ноги на ногу, периодически поглядывают на часы и очередной раз убеждаются,  как медленно  в таком случае тянется время. То  самое время, до заветного момента,  когда должна будет открыться железная дверь этой  неприступной конторы.
Да и откроется она не строго в 9.00.  Ее откроют с опозданием  на 10-15 минут и то после  настойчивого и продолжительного стука,  не выдержавших посетителей.
А если тебе в очередной вторник, впервые удалось проникнуть с пакетом заготовленных документов в  кабинет, то ты не радуйся. Радоваться  еще рано.
Чиновница, перелистав твои документы, спросит еще об одном. О том, о котором в "Перечне документов", для оформления загранпаспортов граждан, размещенном на информационном стенде в полутемном коридоре, стыдливо  забыли  упомянуть. Эта справка "О твоей судимости".
На вопрос: - А  где ее, можно получить эту справку,  "что ты пока еще не судим"?
Ты услышишь: - В райотделе милиции с 9.00 до 10.00,  по понедельникам.
 В понедельник?  Через неделю? Н-да. Значит,  и эта неделя улетела "псу под хвост" - подумаешь про себя.
-  А раньше нигде и никак нельзя?
- Почему же нельзя? Можно. Поезжайте в Киев, на Подол. Там в "Управлении пенитенциарной системы Украины", тоже можно.
-Хорошо, что хоть еще по всем колониям, тюрьмам и  спец-поселениям Украины, да всего бывшего Союза не посылают брать справку, что ты у них не сидел; так  подумаешь ты про себя.
А чиновнице ответишь:- Я знаю, Я там был, когда ружье перерегистрировал. Там это дело долго, а если надо быстро, то дорого. Да и так же, как везде, надо попасть в нужный  день.

В ближайший понедельник  ты, если повезет, можешь быть принят в милиции, и  там попросить такую справку.
Записав в журнал учета "Заявлений и заявок" твою фамилию, забрав ксерокопию твоего Гражданского паспорта, тебе  скажут:
-Приходите через десять дней, в первую ближайшую,  после них, пятницу.   
( А это, по большому счету, выходит еще тринадцать дней.)
И вот, наконец, имея  на руках  справку  с заключением " Неподсуден", в ближайший приемный день (если конечно удастся) ты проникнешь в заветный  кабинет. Там повертев и перепроверив твои документы, та же чиновница, порывшись в каких-то своих записях спросила:
- В пятницу с 10.00 до 12.00 Вы сможете быть в ОВИР на фотографировании, или нет?  Если сможете, тогда ваш номер будет....
- Да. Да. В любое время:- радостно ответишь ты и покинешь  кабинет.
В ОВИР, простояв в очереди час, ты зайдешь  в кабинет,  где тебя  сфотографируют цифровой камерой. Фото тебе  не покажут ( вероятно, что бы  не испугать) и попросив поставить на каком-то бланке свой автограф, отправят восвояси.  При этом скажут:
- Отсчитай от сегодняшнего числа 30 рабочих дней,  приходи к себе в  паспортный стол и получай паспорт.
  Ура!- вырвется у тебя.- Кажется, свершилось. Лишь бы  только не спугнуть удачу.  Лишь бы хватило бланков паспортов.

Такой тяжкий путь, мы проделали с моей женой Галиной, что бы добровольно неся свой крест, ступить на Голгофу.
Как-то во время нашего " хождения по мукам",  сидя в Интернете, я  заметил выскочившую на экран  рекламу- баннер с объявлением: " Загранпаспорта в  ЕДАПС, в Бортничах, за один день  и без очереди. Цены  низкие, государственные".
(Бортничи, это- в прошлом глухой пригород Киева и  до  него сегодня можно добраться двумя маршрутками, от конечной  станции метро).
Там же, на сайте ЕДАПС (Единой державной  автоматизированной паспортной системы) говорилось, что  этот вновь созданный центр, лично  сам производит изготовление бланков и оформление загранпаспортов,  с использованием новых технологий.
На сайте они приглашали и обещали:
- Пришел к нам. Зарегистрировался на терминале и в течение часа, тебя обслужат. Здесь и банк, где примут уплату госпошлины, здесь и сфотографируют тебя как надо, а потом  и паспорт выдадут. И при этом возьмут не дорого,  в зависимости от срочности  заказа, примерно от 850 до 450 гривен.
Я, этой информацией, поделился со своими коллегами по  очереди в миграционной службе, на что мне один молодой, лет тридцати мужчина, ответил:.
- Там все написано правильно. Я там был. Да вот только к терминалу надо стать в очередь часов с четырех утра, а лучше с вечера. Очередь страшная. Человек триста, четыреста.  А на текущий день он  выдаст  только 25 номерков, и все. Не более.
 Потом, по этим номеркам, этих 25 человек и обслужат. А остальные желающие могут в этот день попасть, только за "бабки". Этот терминал, у них  как бы "отмазка" от коррупции:
-. Терминал, он же железяка. Он взятки не берет, да вот только более 25 номерков на день не выдает.
- А их система регистрации по интернету, так это  вообще чистейшая профанация. Вы попробуйте там зарегистрироваться. Так это совершенно не возможно. У них  квота на день, для электронной регистрации,  порядка десяти человек, и регистрируют только на ближайшие десять дней, не далее. Там не получится записаться на тридцатый, сорок девятый день  или три месяца вперед, как подсказывает логика.
Я несколько раз пытался зарегистрироваться прямо в  00 часов 00 минут, наступившего нового дня.   Не вышло, все  уже занято наперед.
- Вы еще посмотрите, на том же "блоге" рядом, имеются  объявления  нескольких частных лиц, из тех же Бортничей, об изготовлении паспортов за один день. Правда, цены  у них от 4000 до 8000 гривен.   И они про это открыто заявляют, и с ними никто не борется.
- Скажите мне, В каком другом, нормальном государстве, может быть такое, чтобы  его исконная функция - выдача загранпаспортов, была передана частным лицам?
Такого нигде больше быть не может, кроме как у нас, в Украине. Одним словом коррупция  здесь все проела. Держава наша всея прогнила, а мы еще хотим в Евросоюз.
Его доводы, нам  крыть было нечем. Мы все  рядом стоящие кто, молча, кто поддакиванием,  с ним согласились

И все же, не взирая ни на что, спустя почти два с половиной месяца мытарств, мы с женой получили свои долгожданные загранпаспорта.



                С БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ...
И вот наступило то время,  наступил тот момент,  когда какая- то внутренняя сила и какой-то внутренний голос, подвигли меня и сказали:
- Игорь, вперед, к священным камням мироздания, к истокам истории Христианства.

При нашем очередном сеансе связи мы обговорили с Пашей возможные  сроки и время нашего прибытия, маршруты и места посещения Христианских святынь, а так же многие другие организационные вопросы.
В   ходе того общения  он, как бы невзначай, спросил меня: - А ты ничего не будешь иметь против, если у тебя вдруг, случайно состоится встреча с израильскими журналистами?
  На что я ему ответил:
- Ну и что это я еще за такой " крутой перец", чтобы израильские журналисты имели желание и искали со мной встречи?
Далее, он мне еще посоветовал, что когда меня в аэропорту пограничники будут спрашивать  о цели моего прибытия, что бы я им сказал одно слово- " Паломничество".
  На это, мой ответ ему был таким:
- Ну, уж  нет. Обманывать погранслужбу Израиля  я не собираюсь. Я честно им признаюсь, что прибыл  и имею намерение  сам лично  сдаться к ним в плен. Поскольку, еще в 1970 году, ваша Примьер Голда Меир, на весь мир пообещала, поймает хоть одного советского летчика,  воюющего  на стороне Египта, привезти его  в гипотетической " железной клетке" в Нью-Йорк и показать в ООН, кто воюет  за арабов.
- А вы ребята, тогда, в апреле 1971года, когда я после  моего катапультирования, в течение восьми часов сидел в пустыне и ждал вертолет-спасатель,  меня брать  в плен не захотели. И "на шару" в Америку не отвезли.  Поэтому я сегодня, сам  к вам прилетел.
А для того чтобы ваша покойная Примьер-министр,  не оказалась "брехухой", показывайте где эта ваша пресловутая клетка,  берите меня прямо сейчас, и визите в ООН. Я готов. Я может хоть таким образом, Америку  бесплатно увижу?
На такой шутливой ноте, наш разговор тогда  и завершился.

В самом начале октября мы с женой стали счастливыми  обладателями "авиабилетов в два конца" по маршруту:  Киев- Тель-Авив - Киев.
Наш круиз должен был начаться 16 октября в 20.00 по киевскому времени, вылетом  из аэропорта Борисполь рейсом PS 777 (ну, прямо как  портвейн "Три семерки") авиакомпании "Международные  авиалинии Украины".
О приобретении билетов на этот рейс  и  времени прилета лайнера в  израильский аэропорт  "Бен-Гурион", я сообщил принимающей/встречающей стороне.  Со стороны моего друга, прозвучали эмоции неподдельной радости и восторга.
Через пару дней мой израильский друг сообщил мне  следующий план нашего  пребывания на "Земле обетованной",    согласованный с местным турагентством:
16.10.       23.15 - прилет в Израиль.
17.10       Осмотр святынь Назарета.
18.10.      Экскурсия и спаа на "Мертвое море"
19.10      Экскурсия в Иерусалим
      20.10      Экскурсия на Средиземное море и в Акко
      21.10       Вопрос открыт.Пока  еще не ясно????
      22.10      Экскурсия по Галилее и на реку Иордан.
      23.10      15.50 - отлет из Израиля.
      
      Я с предложенным планом согласился "в основном", и как это заведено у нас в Верховной Раде, предложил  внести в него свои небольшие дополнения. Я предложил дописать в каждый пункт, (кроме последнего), только четыре слова. "Товарищеский ужин с "зашибоном".
      После этого дополнения, план был одобрен "вцелом"  и принят к исполнению без проволочек "полностью", поскольку  никто из нас, при его обсуждении, вопрос об "освобождении из тюрьмы экс-премьера Юлии Тимошенко, и об угрозе из-за этого  нашей  украинской Евроинтеграции" не поднимал. (  Так, как  это   постоянно, при любом случае   и в обязательном порядке, к месту и ни к месту, по любому поводу и без повода, делает наша  парламентская оппозиция).
               


                БЫЛИ СБОРЫ НЕДОЛГИ...
      
      Активная подготовка к поездке началась на следующий  день. Моя жена Галина взяла на себя обязанности приобрести подарки для наших израильских друзей, их детей и внуков.
      В мои функции входило. Срочно купить украинский национальный флаг, и при упаковке поклажи надежно спрятать два килограмма "наркотиков".
      Поскольку наше "украинское кашерное сало", как и мари-хуана, кокаин, анфитамин, крек и прочие тяжелые синтетические наркотики, через таможенные барьеры в Израиль ввозить строжайше запрещено,то здесь было необходимо проявить смекалку.
      Вопрос с "наркотиками" решался просто. Пошел на базар, выбрал хорошее, "кашерное" и без прослоек сало, толщиной 5-6 сантиметров, разрезал на количество кусков, соответствующему количеству мест багажа и ручной клади, упаковал их в каждое  по-одному и вези.   А там как повезет. Отберут, значит отберут. А если и отберут, то все равно, прежде чем отдать, по своей вредности перед этим "понадкусую".
      А вот, что касается "Украинского национального стяга", привезти который меня просил мой друг, то здесь возникла проблема. Обойдя около десятка магазинов, носивших при Советской Власти название " Культтовары", я в них, сколько не спрашивал, священный символ нашей "Незалежной державы" нигде так не нашел.  Продавцы недоуменно пожимали плечами и везде одинаково отвечали -"Нет. И не бывает".
      Ну что ж. Какая держава, такое и ее отношение к своим символам, традициям и самоуважению. Любое другое нормальное государство, кроме нашего, заботясь о своем самоутверждении и национальном единении, бережно относится к своим государственным атрибутам "Флагу, гимну и гербу".  Мы, за двадцать два года, до этого еще не доросли. Мы считаем, что все это мелочи и поэтому у нас до этого самого  важного,  почему–то руки не доходят.
      У нас есть отговорка:  Мы пока пользуемся "Тризубом", как малым гербом Украины.
       Тогда вопрос: - А где же, или когда появится "Большой, Державный герб"? Когда дойдут руки?
      В таких грустных размышлениях, я случайно, прямо в центре города, на бойком и часто посещаемом туристами месте, набрел на  примитивную торговую точку.  Здесь на шатком разборном прилавке, среди продаваемых Боевых наград Советского Союза, и "Железных крестов" Третьего Рейха, множества книг религиозного  и националистического толка, я обнаружил то, что искал. 
      Наш "Державный, жовто-блакытный прапор", используемый как занавеска, свисал с  угла прилавка, прикрывая собой, пустую картонную тару, из-под лежащего на прилавке товара.  Рядом с ним,  точно такую же функцию выполняло красно-черное полотнище, со своеобразным,  похожим на  гибрид фашистской свастики и украинского тризуба, изображением.
      - И сколько же стоит ваш "жовто-блакытный" символ, нашей Государственности? - спросил я у словоохотливой, но скучающей старушки- продавца.
      - Пятьдесят гривен. 
      - А чего  так дешево  ми продаемся?
      - Так он же самодельный и без Герба.
      - А с Гербом есть?
      - Может где-то и есть, но не у меня. Эти флаги мы сами шьем, этим и зарабатываем  себе на жизнь.
      - Так вы ШО, государством торгуете?
      - Нет. Государством торгуем не мы, а власть и депутаты, а мы торгуем только такими тряпками. И вообще, молодой человек, наш флаг не "жовто-блакытный", а "жовто- васильковый".
      - И чего так?
      - "Жовто-блакытный" - режет по ушам, еще со времен  Шимона Петлюры.  А "жовто-васильковый", это нежнее. Может, кто из иностранных  туристов и купит.
      - И часто берут?
      - Не очень.
      - Так, давайте я у вас возьму, а вы мне за "почин", десятку сбросите.
      - Ну что вы такое говорите, "сбросите"? Мы и так дешево продаемся?
      - Ладно, беру. А это, что еще за чудо такое? - спросил  я,  указывая на красно-черное полотнище.
      -  Это не чудо, Это флаг не то ОУН, ни то УНА-УНСО, - ответила старушка. Я сама в них не разбираюсь и  путаюсь.
      -  Так это что,  Бендеры?
      -  Пусть по-вашему, он будет Бендеры. А для меня он просто  товар.
      -  И сколько он стоит?
      - Так же,  пятьдесят
      - Так что, и он тоже - дешевка, хоть и с нарисованной свастикой?  И какой вы на нем  при этом навар имеете?
      -  Я не знаю. Это не наша продукция. Ее нам дали под реализацию.  Вот если вы и его возьмете, то на все вместе, я вам десятку и скину.
      - Нет,  не возьму. Меня, если узнают,  чей это флаг,  с ним в Израиль не пустят.
      На этом наши торги и короткая беседа закончились. Старушка аккуратно сложила "Державный стяг Украины", затем поместила  его в  тонкий пластиковый пакетик, в какой  базарные торговки укладывают соленые огурцы или селедку,   и, получив взамен деньги, протянула его мне, сказав: - - Приходите еще.
      
      Моя жена Галина,  не лучше и не хуже, чем все  остальные представительницы прекрасной половины человечества.  За трое суток до отлета она отрыла платяной шкаф и начала подбирать себе туалет, на период нашего предстоящего "паломничества" в Священную землю.
      Все мои увещевания  и доводы, что мы летим всего на шесть  суток,  и  что  набирать с собой  уйму платьев, кофт и футболок является безумием: - она не воспринимала. А то,  что там нам  будут нужны только удобная мягкая обувь, легкая светлая одежда и панама от солнца  на голову, - во внимание женщиной  не брались. Она  упорно продолжала перебирать свой гардеробный скарб, при этом каждый раз отсылая меня, заниматься своими делами.
      А тем часом,  пока мы тщательно готовились к посещению святынь христианства, мой израильский друг сел за компьютер и написал в редакцию  русско-язычного канала телевидения Израиля, письмо следующего содержания:
          
Внимание!!!
   Уважаемые господа! Прошу Вас прочесть мое сообщение!!!
Ко мне в гости, 16 октября всего на 5 дней прилетает друг детства. Мы не виделись и не знали друг о друге более 40 лет. А что же здесь необычного, спросите Вы? Дело в том, что мой друг детства - полковник ВВС СССР в отставке. В 1970-1971 годах был в командировке в качестве летчика-истребителя  135-го авиационного истребительного полка в Бени-Суэйфе, недалеко от Каира.
Полагаю, что вам журналистам будет интересна встреча с ним, беседа, интервью. Можно даже снять киноролик, организовать встречу двух сторон (с нашими израильскими военными летчиками того далекого времени). Не мне Вам подсказывать, Вы профессионалы, и сделаете все на должном уровне.
Убедительно прошу при любом Вашем решении перезвонить мне!
С уважением  Павел

 г Нацрат-Иллит    тел 0545.........
      
       Об этом сообщении я, честно говоря, тогда не знал.
      
      Наконец все приготовления и сборы остались позади. Сегодня вечером мы, в качестве авиа пилигримов тронемся в путь, на Священную землю, ко "Гробу Господню"
      
      
                ОТЛЕТ
       За три часа, как  это было прописано в правилах авиакомпании, по перевозке пассажиров за рубеж, мы прибыли в  новый терминал D,  аэропорта "Борисполь"
      "Зал вылета" поразило нас своей широтой и размахом (Правда мы еще не видали и даже не догадывались о размерах аналогичного зала аэропорта "Бен-Гурион", не говоря об аэровокзалах во Франкфурте, Париже, Лондоне, Сингапуре и других местах массовой миграции авиапассажиров).
       Большое свободное пространство и незначительное количество перемещающегося  в нем люду, почему то подсказало мне, что так будет выглядеть модель нашего государства, лет, эдак, через 20-30. 
      Тогда из-за  нищенского прозябания Украины на восточной окраине Евросоюза, мы старики вымрем,  а молодые и здоровые, но не имеющие на Родине ни достойной работы ни жилья, разбредутся по миру в поисках лучшей доли. Те  же, которые построив этот  огромный аэровокзал, "отпилив" от госбюджета и получив на "откатах" огромные деньги, к тому времени "свалят за кордон" и оставят здесь, "без права выезда" немногих, которым будет уготовлено нищенское существование и отведена только одна роль - возвращать всему миру  долги, взятые  нашими предыдущими президентами и главами правительств.
      
      Прочитав на информационном табло, что регистрация пассажиров рейса А/К- МАУ PS 777  Киев-Тель-Авив будет производиться у 6-8 стойки , мы  с  женой прибыли к месту регистрации.
       Поскольку у стоек 6-8 никого еще  не было, то заняв место на диване неподалеку, мы стали ждать. Прошло  полчаса, а указанные   на информационном табло  стойки 6-8, по прежнему  не работали. До заявленного времени вылета осталось ровно два часа, а табло над  нужными нам стойками, вместо объявления о регистрируемом рейсе, показывали какую-то рекламную информацию. При этом, к стойке номер один подходили и регистрировались пассажиры на какой-то другой рейс, с отличным для нас номером.
       Здесь что-то не то?- подумал я.
      Только, я было собрался пойти и уточнить у дежурного администратора  о месте и времени нашей регистрации, как к первой стойке подошла еврейская пара. Мужчина и мальчик, лет десяти, с "кипами" (ярмулками) на голове.  Они прошли регистрацию и направились в зону таможенного досмотра.
      Галина. Это наши попутчики,- сказал я жене. Нам надо идти к  первой стойке   и регистрироваться.
      Девушка-регистратор приветливо встретила нас и сказала, что мы правильно пришли. Регистрация на рейс 777, проводится именно здесь.
      На мой вопрос, почему на информационном табло указаны стойки 6-8, а не 1, да и у нее над головой высвечивается номер совершенно другого рейса, она молча и смущенно повела плечами.
      И опять меня одолела крамольная мысль. И это  же надо  было, к футбольному чемпионату Европы  "Евро-2012", здесь, в Борисполе, построить такой дорогущий терминал, чтобы потом в нем вместо 60 заявленных мест регистрации, работало не многим более  десяти.
       Нам посоветовали, а мы не подумав  и не подсчитав, сделали. А может и подсчитали? Поэтому  его сторительство несколько раз приостанавливалось, несколько раз менялись подрядчики?
      Да и новый Львовский олимпийский стадион, " Львов-арена", построенный по подсказке, с благословения и лоббистских  интересов Польши, явился  для нас очередной подставой.  Вам,  хохлам - стадион, а мы у себя в живописном юго-восточном уголке Краковского воеводства построим отели на горнолыжных курортах северных отрогов Карпат.  Наши фаны- болельщики сядут на автобус и через пару часов будут у вас, на "Львов-арене". А пройдет "Евро-2012" ваш стадион, станет вашей головной болью и вы не будете знать, что с ним делать и на какие средства его содержать. А наши отели будут круглогодично принимать отдыхающих и приносить прибыль.
      А почему нельзя было отстоять Одессу, как один из четырех олимпийских городов? И стадион бы реконструировали и гостиниц для будущих черноморских отдыхающих и туристов  понастроили.
      Так нет же. Бывший президент  В. Ющенко, пытался поскорее попасть в Эуропу, сделать Львов "Эуропэйськым мистом". Чтобы здесь можно было "вильно слухать этэру",  У  кавьярнях есть зупу зажовуючи ее чоколатовыми цукерками, а потом идти до вышу, что бы выступать с "катедры" перед  студенческой аудиторией, А зимой ходить в " пальтах", и ездить на " автах".
      Вот такие мы хохлы. Нам своего не надо. Нам подавай "украинско-канадыйськую мову", речь тех немногих эмигрантов, которые в  начале прошлого века, уехали "до Торонто, Квебеку або до самого Вэнипэгу".  А кем они были? Да в основном крестьяне неграмотные  с карпатских верховын и полонын, из болот Волыни и Ровенщины  Такие люди, по определению своему, не могут являться носителями  развития культуры. Тем более языка.  Тогда им было  не до этого. В те годы их уделом были нищета, да тяжкий труд, за ради выживания.  А их язык,   на котором  там сегодня разговаривает их тамошняя небольшая местная диаспора, оторван от великого народа и языка Украины. Диаспора, которая в четвертом поколении не только искривила, но и извратила язык Украины. Их речь,  это речь схоластически застывшая навсегда и отставшая на век, на бескрайних просторах североамериканского континента.
      Неужели у нас нет своей прекрасной речи Шевченка, Франка, Леси Украинки., Ольги Кобылянской  Так нет же. Нам подавай речь нашего "Ураинского правительства в изгнании". Мы уже  двадцать три года свободны, а они еще вероятно до сих пор сидят там за бугром, "в схроне", в своем изгнании, и на американские деньги пытаются учить нас как нам жить.
      Нас дурят, а мы все проглатываем.
      Плохо мы учились в школе и не читали работу Ленина " О национальной гордости великороссов". Там бы мы и для себя- наследников малороссов,- нашли что-то положительное и не заглядывались бы на "Эуропу, Канаду, да и ту же Россию, а сами строили у себя, в своем Эдеме,  свой рай земной. Так нет уж. Ума не хватает. Нет политической воли. Все мы ждем, что придут к нам Эурокомиссары и построят нам "светлое будущее".
      Мы, и с их Булонской системой образования, уже доучились до того, что имея за спиной два высших учебных заведения, не можем понять и объяснить внукам -второклассникам, как сложить 26 и 57.
      Оказывается, здесь конечный результат равный 83 - не главное. А главное, "как это все записать?".
      Понимаете? - Записать!!!
      Как представить эти слагаемые в  разряде единичном и в разряде десятичном. Вот, оказывается, что главное и вот, оказывается, в чем вся соль.
      И делают они,  таким образом, дебилов  из наших внучат.  Поскольку за полтора года учебы, они достигли только сложения чисел, с суммой не более ста.
      И хотя, один из внучат получает двенадцать баллов (отличник), а второй всего шесть (почти троечник), по моей личной оценке, они оба одинаковые, и оба "никакие".
      Нас и наших детей  учили не так. Поэтому "мы строили ракеты" и были, впереди "планеты всей".
      
      После регистрации, расставшись с багажом, и получив  вместо него на руки какие-то талоны, мы с одной ручной кладью, отправились в зону таможенного досмотра.
      Здесь, сняв с себя все, что могло стать объектом профессиональных интересов металлоискателя (даже брючной ремень), мы прошли через "подкову" и, забрав с пластикового лотка, пропущенные через "интроскоп"   наши личные вещи и ручную кладь,  готовы были  направиться в сторону Государственной границы. Но в этот момент  со мной чуть не случился конфуз, я чуть было не лишился свои брюки. Пока я рассовывал по карманам куртки: мобильный телефон, ручные часы, кошелек с металлической мелочью и связку квартирных ключей, мои брюки предательски заскользили вниз, с крутого круглого живота, увлекая за собой и аксессуар нижнего белья - мои трусы. Подхватив их в самый последний момент и заправив на место брючной ремень, я снова обрел чувство уверенности и гордости, что я никому ничего не показал и не рассекретил свои скромные возможности, и что я снова в штанах,  и что я снова мужик.
      В то время, когда, мы приблизились к линии Государственной границы, и разинув рты искали где эта красная ленточка, через которую можно прошмыгнуть за кордон, к нам подошел офицер таможенной службы, и как это делают  "черные менялы" у  валютных "обменников", тихо и  заговорчески спросил:
      - Не задекларированная валюта есть?
      - А по какому курсу?- по инерции или по привычке, вопросом на вопрос, невпопад переспросил я.
      - Что, по какому курсу?- оживился таможенник.
Тут я понял, что сболтнул совершенно не то и не тому. Чтобы исправить положение я сказал:
- Ой. Да какая там валюта. По сто долларов на нос и не более. Это разве валюта?- ответил я  и тут же поинтересовался,
- А скажите, пожалуйста, сколько можно провозить?. - До десяти тысяч на человека,- ответил хранитель государственных экономических интересов.
- Ой, да что вы? И это правда, что можно  по десять тысяч на душу?
-  Галя,  ты слышишь? Галя, скажи, у нас такие деньги есть?
Моя жена Галина, услышав от меня такой вопрос, изумленно ответила.
- Откуда у тебя, голодранца, могут быть такие деньги? Ты что Ротшильд или Рокфеллер? Ты даже ни Ахметов, что бы у тебя были такие деньги. ( Ох, эта женщина. Она даже не догадывается, что сегодня у Рената Ахметова из Донецка, денег  гораздо больше,  чем у того Ротшильда с Рокфеллером, вместе взятых)
- Такие деньги, такие деньги. Я бы хотела на них только одним глазом взглянуть, как они выглядят, такие деньги; - продолжала она.
  Возможно, тот таможенник оказался  не настоящим и не таким настойчивым, как остальные? А может  его подкупили  наша простота и непосредственность,  показавшиеся ему естественными? А может он попросту понял, что от нас ничего кроме  встречных вопросов и несуразных ответов ему не добиться,  поэтому оставил нас  с нашими проблемами и удалился восвояси.

Государственную границу Украины мы пересекли без особых проблем. Правда, пограничный чиновник, попросил  меня снять очки и попробовать исказить лицо так, как оно было искажено на паспортной фотографии.  И еще он у меня спросил:- "Вы фотографировался седым или лысым?"
Такой вопрос возник  у него не случайно, поскольку на фото из-за неправильно выбранной экспозиции, изображение всего того что было выше моих бровей, отсутствовало.
И вообще, фотография имела вид  сильно "недодержанной или недопроявленной". Хотя в ОВИРЕ нас снимали на цифровую камеру. 
По той же причине, "белизны или недопроявленности" фото,  мою супругу попросили запрокинуть голову немного назад  так, чтобы  были видны ее глаза, обрез челки на лбу и два носовых отверстия,  поскольку все остальное сливалось с  белым полем фотографии.
После нашего опознания и идентификации, пограничник с облегчением выдохнул, вручил нам наши паспорта и пожелал счастливого пути.

Наши загранпаспорта, которые фактически были не нашими, а достоянием государства Украина, выправленные за наши средства и за наши нервы,  потерянные в многократных и многочасовых очередях перед дверями кабинетов МВД и миграционной службы, являли собой образец полнейшего  безразличия и "пофигизма" государственных чиновников,  изготовивших их. Чиновников  абсолютно не волновал престиж Украины и что подумают о ней  за рубежом.

Ступив за красную ленточку, называемую при СССР -"Железным занавесом", мы  сладкого "воздуха свободы" не ощутили. Более того. До отлета оставалось уже менее часу, а место нашей погрузки в самолет,  нам еще не было неизвестно. Ныкаясь от одного объявления к другому, написанных на английском языке, мы не могли понять, как найти тот  нужный нам накопитель, в который собираются  перед посадкой в самолет, пассажиры  " портвейного"  рейса номер 777.
  Видя, что  мы - "деревня дремучая", (страдающая от  незнания английского языка), и не можем решить свою проблему, к нам подошел мужчина, одетый в строгий классический серый костюм, с "бейджиком" на  лацкане пиджака. Поинтересовавшись в чем дело, и узнав,  что нас интересует, он попросил у нас регистрационные талоны, заглянул в них и сказал:
- Ваш сектор для вылета, номер два.  Идите по этому этажу до конца, никуда не сворачивая, пока не упретесь в стену. Там слева и будет ваш накопитель. Поторапливайтесь, у вас мало времени, там вероятно уже идет посадка.
Вспотевшие, но счастливые, отмахав быстрым шагом метров триста,  мы,  запыхавшись, наконец, добрались до своей цели. Здесь пока все, были на местах.
Пассажиры  сидели и  томно ждали, когда их пригласят на очередное "обрезание" посадочных талонов, а потом по  лестнице  и "трубе" проведут на борт  авиалайнера.
  Были здесь мужчина с мальчиком в "ярмулках", по которым мы определили, что надо идти на регистрацию к первой стойке в "зале вылета".
Среди этой разномастной толпы была  и небольшая группа хасидов, человек в десять, которая развязно себя вела. Рассевшись на скамейках, они громко разговаривала между собой, ели что то "кашерное" и издали бросала обертки в мусорную урну, которые в нее естественно не попадали,  а разлетались  рядом  по полу. У них играла какая-то громкая музыка. Но всем было не до них. Каждого одолевали свои мысли.
Я подумал, что это были те ортодоксы, которые в начале сентября прилетели к празднику "Рош-ха-Шана" на могилу Ребе Нахмана в Умань, там  капитально загуляли и вот только сейчас возвращаются домой.
Может я и ошибаюсь, но по их виду, можно было понять, что они продолжают праздновать свой "Еврейский Новый год".
Когда до заявленного времени вылета осталось пятнадцать минут, нас пригласили на посадку. При входе в лайнер девушка- стюардесса приветливо улыбнувшись, взяла наши посадочные талоны и сказала:
- Ваши места 4C и 18C.
Это оказалось совсем рядом, в четвертом и восемнадцатом рядах.
          Моей Гале, досталось место 4С. Ей,  чертовски  повезло, поскольку три первых ряда, 1-2-3 с местами.A,B,C,D,E,F , входили в состав "Бизнес класса"  и отделялись от "Эконом класса" только матерчатой занавеской. Поэтому  просунув под нее вытянутые ноги, можно было сидя в четвертом ряду, лететь по тарифу не "Эконом", а "Бизнес класса". Чем Галя и успешно воспользовалась,  " сэкономив при этом уйму денег".
Когда я занял свое место 18С, то оказался рядом с пожилой "русской еврейкой", возвращающейся из Киева,  домой в Израиль. Ее муж так же летел с нами этим же рейсом, но сидел  он на месте 19Е. Я предложил им "воссоединиться семьей" и перешел на место  ее супруга. При этом таких распарованных попутчиков в самолете было около десятка. Люди ходили между креслами и пытались провести какие-то обменные операции на "воссоединение".
И тут мне подумалось, что вся эта  "чехарда" с распределением мест пассажиров, не иначе как происки бориспольской службы авабезопасности. Они специально так растасовали людей, чтобы исключить случай  возможного террористического сговора и возможного теракта.
  Ведь и мы с Галиной, да и старики евреи, возвращавшиеся из Киева, документы на регистрацию подавали, безусловно, вместе. Наши электронные билеты были выписаны не одном бланке и "сидели" в компьютере рядом.   А эти местные мудрецы, взяли и рассадили кого куда, лишь бы друг от друга подальше.
   Чтож. Дебилам, дури не занимать. У них ее достаточно. А удобство пассажиров их абсолютно не беспокоит.
Наконец все расселись по местам. Командир поприветствовал нас, рассказав об условиях полета и расчетном времени прибытия, по которому мы еще не вылетев, уже опаздывали на двадцать минут.
Затем слово взяла старшая стюардесса. Под ее команду, две ее молоденькие коллеги, став в проходе салона, синхронно, как спортсменки в синхронном плавании, приступили к показу действий по подгонке привязных ремней и фиксации ими к креслу, одеванию спасательного жилета и работе с ним, правилам использования кислородной маски.
Вскоре все загудело, заскрипело и мы порулили на взлет.
Взлета и полета, я практически не видел, так как сидел не у окна. И к тому же наш 19 ряд располагался, если сказать по-нашему, по - летчицки, строго над центропланом крыла, А если быть точным, то по середине хорды его профиля в этом сечении. Мы могли гордиться тем, что где-то под нами, примерно в этом же месте располагается аэродинамический фокус, и прикладывается равнодействующая подъемной силы.
Хасиды, конечно об этом и не догадывались. Их это не беспокоило.  Этот беспокойный народ, сразу же после взлета и уборки закрылков, начал вставать со своих мест и бродить по салону. Они подходили к своим коллегам, зависали на спинках их кресел и о чем-то громко беседовали.  На просьбы стюардов, занять свои места, они "включали дурочку", делали вил, что не понимают и продолжали творить свое
" беззаконие".
Успокоились они лишь тогда, когда по салону со стороны хвоста в направлении "Бизнес класса" прошел молодой стюард, с какой-то распечаткой в руках, а вслед за ним две девчонки-стюардессы покатили какой-то непонятный дуралевый шкафчик на колесиках, дышащий жаром и издававший запахи разогретого борт-пайка.
Этот "шарабан" скрылся за "Бизнесовой" занавеской. Через некоторое время он покатил в обратном направлении, при этом останавливался избирательно у различных рядов. Стюард что-то искал и сверял по списку в своей распечатке, а девочка стюардесса выдавала указанному им пассажиру, голубую коробку.
 Потом,   все они не останавливаясь, пронеслись  мимо нас в сторону камбуза. Еще через десяток минут эта "скиния господня" вновь появилась в проходе салона и только тогда началась планомерная раздача харчей.
Моей соседке, старой еврейке репатриантке из Литвы, летевшей из гостей от сына, вручили голубую коробку с надписью "Кашерная пища" Я от "кашерного" отказался, потому что я был сыт и знал что у нас  по приезду в Назарет, будет отличный полуночный ужин.
Моей жене Гале, хоть она и летела наполовину в "Бизнес классе", при этом дележе даже " Кашерной коробки"  не досталось. Ей выдали питание на обычном полипропиленовом лоточке, замотанном в пленку "стреч".
- Галя, не расстраивайся. Не дали "кашерного", значит не заслужила. Сиди себе, радуйся и не признавайся, что летишь на шару, почти в "Бизнес классе". А то высчитают.

Молодой, худенький, стриженный под полубокс парнишка-стюард, ходил по салону вдоль прохода и проверял, всем ли всего досталось. При этом он иногда учтиво обращался к некоторым пассажирам на английском языке.
  Глядя на него и думая о таком нашем сервисе,  я вспомнил анекдот, услышанный лет пять тому назад.

- Летит из США в Борисполь чартером Боинг -747, а в нем, летит  хасидское сообщество паломников, поклониться могиле того же Ребе Нахмана. Молодой парень стюард прикинул, что если с каждого снять за дополнительные услуги по 1 доллару, то долларов 650 можно " поднять" на ровном месте. И он начал обхаживать пассажиров. Тому плед поправит, чтобы не замерз, тому холодной воды принесет, чтобы не перегрелся, тому "Плей бой" втихаря подсунет, что бы возбуждался, тому то, тому  се, и так к  каждому, и так в течение всего полета, и так  в течение 12 часов подряд, без остановки.
Вымотался, малый, капитально.
После посадки он первым вышел на трап и остановился возле входной двери, ожидая получить гонорар, за  оказанные дополнительные. услуги.
Выходящие из самолета люди с пейсами и в черных одеждах, проходя мимо в его сторону  даже не смотрели. По мере того как салон освобождался, а намека на  гонорар не было, у юноши начинали играть желваки и разгораться чувство ненависти. Последним вышел их предводитель. Он так же прошел мимо, и сделав вид, что не заметил юношу,  спустился по трапу на землю. Прошел пару шагов,  остановился,  повернулся к стюарду и сказал:
- Молодой человек. У вас, как я думаю, есть отец и мать, которые воспитали такого хорошего сына. Так вот, передайте от меня им мою благодарность. Затем он повернулся и сделав еще пару шагов, снова остановился и снова обернувшись сказал:
- Да, я чуть было не забыл. За то, что вы нас так прекрасно обслуживали, возьмите от нашей группы двести долларов.
Юноша стремглав сбежал с трапа, взял деньги, и вознеся соединенные в ладонях руки и свой лик к небу, проговорил:
- Спасибо Ребе. Теперь я абсолютно уверен, что евреи Христа не убивали. Но зато, я точно знаю, как они его мучили....

Глядя на этого молодого парнишку-стюарда,  я подумал. Ну ладно, твои подружки стюардессы если не растолстеют и не "разкоровятся", то долетают спокойно до пенсии. Стюардесса пятидесятилетнего возраста - дело привычное, еще с советских времен.  А вот что ты будешь делать,  лет через 10-15? Возить эту телегу и забирать у пассажиров грязную разовую посуду. Я тебя не осуждаю.  Сегодня жизнь такая. Но все же, по-моему, это не мужская работа. Мужики - там, за бронированной переборкой пилотской кабины. А здесь......

Расчетное время полета практически истекло. В это время самолет снижаясь с верхнего эшелона, сделал правый крен, заходя  на аэропорт Тель-Авива "Бен-Гурион". С высоты порядка двух тысяч метров, поверх "упершегося в землю"  конца крыла, моему взору предстало израильское побережье Средиземного моря. Предстала  и эта древняя земля, расцвеченная огнями больших и малых городов, а так же светящимися нитками жемчужного ожерелья, создаваемого  огнями освещения, его автострад.
Приложив самолет к полосе, как минимум с перегрузкой в две единицы, и сорвав аплодисменты  многочисленных пассажиров, радовавшихся, что он их не убил на посадке, экипаж выпустил интерцепторы, врубил реверс двигателей и приступил к торможению.
Я же, про себя подумал. Если бы ты у меня так сел, то как минимум на неделю был бы отстранен от полетов и получил бы, как минимум четыре контрольных провозки по кругу, для отработки посадки. Ты же возишь людей, а не дрова. Там на эшелоне, за вас работает автоматика и запрограммированный автопилот. А здесь то, на посадке, надо хоть немного проявить творчества и своевременно добрать самолет перед самым касанием. Это была не посадка, а позор.

     СЛУШАЙ, ИЗРАИЛЬ...
Первыми вскочили ортодоксы. Они, невзирая на просьбу экипажа сохранять свои места до команды, начали доставать ручную кладь и пробираться к выходу, создавая в проходе заторы.
Мы с Галиной покинули лайнер в последних рядах, когда первый портовский автобус уже ушел, а второй подбирал последних оставшихся пассажиров.
При выходе из самолета мы окунулись в теплую влажную ночь. Сказывалось близкое присутствие  и дыхание Средиземного моря. На часах до наступления нового дня оставалось не многим более десяти минут.
Взглянув на черный небосвод и увидав на нем огромные яркие звезды, мне захотелось стать с распростертыми и вознесенными вверх руками, запрокинуть
назад голову и обращаясь к небесам громко, протяжно и с пафосом сказать словами "Ветхого Завета":
- Слушай Израиль...
- Слушай "Земля Обетованная"!
-Через сорок один год после начала нашего исхода и поспешного бегства из рабства египетского (срочного вывода ограниченного контингента советских войск), долгого хождения по дорогам судьбы и блуждания по тропам жизни, мы, наконец, достигли пределов твоих и ступили на землю твою. Землю, данную нам Отцом нашим - Господом Богом и обетованную нам Моисеем, предком нашим.
Шалом.!!!
Но, я, скромно промолчал.

Автобус, минут пять вез нас по многочисленным хитросплетениям портовских дорожек и наконец, привез к огромнейшему строению из стекла и бетона, аэропорта "Бен-Гурион". По сравнению с ним, наш бориспольский терминал Д -  казался просто "хатынкой", на которой его создатели "отпилили" огромные  государственные деньги.
Поддавшись стадному инстинкту, мы помчались за нашими попутчиками, которые бежали по длинным пандусам переходов и ехали на "движущихся тротуарах" в ту сторону, в которой должны были быть зона пограничного контроля и таможенного досмотра.
Минут через пятнадцать, бесконечная лента вращающегося конвейера, принесла к нашим ногам наш багаж. Далее наш путь лежал прямо к государственной границе  суверенного Израиля.
Здесь, в отличие от наших строгих и засупоненных в униформу "Карацуп", чувствовалось какая-то "расслабуха" и спокойствие. В многочисленных кабинках зоны пограничного контроля, сидели молодые люди в легких  не форменных рубашках, с воротником типа "Аппаше" без галстуков.

На "приступ и прорыв" госграницы я пошел первым, оставив сзади,  на ограничительной линии, Галину.
Подойдя к окошку и протянув пограничному чиновнику свой паспорт, я браво сказал:- " Шалом",
На что получил такой же бравый ответ:- "Убраха".
 Контакт состоялся.
Чиновник видно принял меня за своего и начал, что- то меня бойко спрашивать. Но поскольку весь мой словарный запас, в знании местных языков и наречий, ограничивался  познанием только этих двух слов, то я понял, что засыпался, перед очами пограничной стражи. На его повторяющиеся вопросы, я только  отрицательно мотал головой и говорил  по-русски " Не понимаю".
Потом когда первый шок прошел и надо было как-то выкручиваться, я хотел было сказать ему по-арабски " Ана муш фегем" (я не понимаю), но вовремя спохватился и промолчал. Мало ли чего он про меня подумает. А может он примет меня за арабского террориста-смертника и сразу же "закроет".
Тогда я решил ответить ему на немецком языке " Ихь ферштее нихьт" (я не понимаю), но снова во время  опомнился и опять воздержался. А вдруг он примет меня за организатора  или исполнителя " Холокоста", и опять мне  будет "кирдык".
  Мой визави перешел к новым фразам, среди которых я уловил одно единственное, крайне искаженное, но созвучное со знакомым "Отель", слово " Хотэл".
- Нет не отель. " Фюр майн комарад",- уже не боясь ответственности за преступления нацистов, ответил я.
И тут я вспомнил, что перед тем как ехать в Израиль я попросил своего друга, что бы он написал мне свой домашний адрес и его номер телефона. Мало ли чего может случиться? Этот адрес я распечатал на принтере в двух экземплярах и один из них отдал Галине. А вдруг она  умудрится  случайно потеряется. Тогда через полицию,  ей можно будет найти Павла и добраться до нас.
Я быстро достал эту бумажку и простер  ее "пред ясны очи погранца". Он понял меня и начал что-то спрашивать, показав при этом сперва  только один указательный палец. За ним следом, второй-средний палец, которые вместе образовали некое подобие  латинской буквы V, а большим пальцем при этом, он делал какие то непонятные колебательные движения
И в этот момент меня охватил ужас. Я в страхе подумал, что если он сейчас поместит свой большой палец между двумя растопыренными, а затем сожмет их в кулак, то я получу красноречивый ответ, на понятном языке  международных жестов. И тогда для нас Израиль, накроется "медным тазом".
Но воспитанный израильский чиновник не был подобием наших базарных торговок с одесского "Привоза", и "фигу", он мне не скрутил.
Он, попеременно манипулируя этими двумя пальцами, неоднократно спрашивал  меня. " Ван?" , "Ван?", " Ван?", "Ту?" - на что я ему ответил:
-Не, я не вьетнамец, я не  Ван, и не Иван, я просто Игорь.
Молодой человек начал заметно нервничать.
И тут меня осенило. Не зря говорят: "Хорошая мысля, приходит опосля". И она, к счастью, правда с задержкой , но   все же пришла.
В этот критический момент, я задним умом понял, что он спрашивает меня на чистейшем английском языке, (которым я владею так же свободно, как и Ивритом):
Ты один или с женой?
И тут я ему четко ответил:- "Яволь. Я и моя фрау",- и указал на Галину.
Он поманил ее рукой и  взял  паспорт. Выполнив какие-то свои контрольные процедуры, выдохнув с облегчением и вернув нам паспорта, указал в сторону Государства Израиль, проронив при этом слово "Велкоме". Которое, по его резкому движению руки и  недовольному  выражению лица,  мы восприняли,  поняли и перевели как :
- " Проваливайте, при-дур-ки !!!".
Нашему счастью не было конца. Нас пустили в Израиль, а он древний, принял нас..
При подходе к залу таможенного контроля, боясь, что нас обоих накроют с нашей "наркотой", я сказал  Галине:
- Держись от меня подальше. Я тебя не знаю, а ты обо мне даже не догадываешься.
Если я завалюсь, а ты пройдешь, то жди меня от выхода справа.  Если же ты завалишься, а я пройду, то  выкарабкивайся сама как сможешь. А я  затаюсь, и буду тихо  ждать тебя там же - справа за углом.
Главное, не груби таможенникам и полицейским, если они тебя задержат и поведут на индивидуальный досмотр. Мужикам не давайся. Пусть тебя досматривают таможенницы женщины. А если закроют, то помни, что у тебя есть право на один  телефонный звонок.
- Бумажку, с номером телефона Павла, не потеряла?
-А мы с Павлом, в таком случае, в течение суток, попытаемся тебя вызволить. 
Кроткая и не скандальная по характеру Галина, восприняла мой инструктаж как нечто ужасное. 
Она, впервые выезжавшая за границу, представив на миг, что ее ожидает, тихо спросила:
- А может мне самой, его им сразу отдать ?
- Да ты что?  Такое сало и отдать? Оно же, почти
" кашерное". А каких денег стоило.?
Мы тронулись в путь.
Испуганная моим наставлением, Галя жалась ко мне как телок к вымени матки, а я ее сторонился так, как это было показано в старом немом фильме Чарльза С. Чаплина " Чарли и малыш". Там, главный герой, Чарли-стекольщик, при виде полицейского, дистанцируясь от своего юного подельника-"малыша", бьющего камнями окна, отгонял его от себя то подзатыльником, то пинком под зад.
Когда мы вошли в зал таможенного досмотра, то увидели, что кроме нашей пары, следующей в сильно разомкнутом и прозрачном боевом порядке, больше никого из пассажиров нет. Но на наше счастье, не было и таможенников.
В дальнем углу огромного помещения сидело несколько человек, одетых в шорты, майки, рябые футболки и потертые джинсы. Было уже за полночь и они, разомлев от лени, сидели и мирно беседовали между собой, не обращая на нас абсолютно никакого внимания. 
Прочитав на одном из выходов табло со словами "Грин лайн", я сказал :
- Галя, включаем "полный форсаж" и не оглядываясь, быстро в сторону "Зеленого коридора".
Через несколько секунд, затаив дыхание, мы были уже на вольной территории древнего Израиля.
Операция "Украинский наркотик", успешно удалась.

На выходе из таможенного зала, волнуясь и чуть ли не грызя ногти, стоял чем-то глубоко озабоченный и взволнованный Павел. Его лицо и взгляд были крайне сосредоточенны, а весь внешний вид напоминал вид студента, стоящего перед дверью и нервически готовящегося войти в аудиторию, для четвертой, последней пересдачи экзамена по "Сопромату".
При виде нас, прорвавшихся через кордон, он мгновенно преобразился. Ни весть куда пропали, его озабоченность и нерешительный вид. Его лицо расплылось в широкой жизнерадостной улыбке, а руки распростерлись для крепких, дружеских объятий.
Он вручил моей Галине небольшой букет живых цветов, и принялся тискать меняв своими, пока еще не по-старчески, сильными руками.
Лобызанья продолжались не долго. Он вдруг подхватил одну из наших сумок и со словами:- Давай будем быстро отсюда "сваливать", - неожиданно заторопился, увлекая нас за собой.
- Паша. Куда мы торопимся? Еще ведь так рано, еще только первый час ночи? Давай зайдем и посмотрим, как у вас в аэропорту, в туалет. Может быть, придется в нем попросить политическое убежище?- пытался шутя уточнить у друга.
Но друг моего детства, перенесший два года тому назад операцию по шунтированию сердца, как лось рвался подальше от того места, где была государственная граница, таможня  и  ее санитарный кордон.
- Паша. Объясни в чем дело? Куда и почему мы так торопимся? Не волнуйся, сало уже никто не заберет.
- Я тебе потом все объясню,- сказал он мне, бодро шагая по наполовину заполненной автомобилями, огромной площадке платного паркинга.
Наконец мы добрались до его серебристого и еще, относительно юного, двадцатилетнего "Форда".
Когда стали укладывать вещи в багажник я сказал Галине:
- Галя ты смотри не поломай и не распотроши подаренный Павлом букет. Мы его вручим его супруге Ларисе и скажем, что привезли из Киева.
Минув последний шлагбаум паркинга, оплатив за полтора часа стоянки на нем около 30 шекелей, и выехав из зоны аэропорта на широкую прекрасно освещенную автомагистраль,  Павел облегченно выдохнув сказал: - Ну  все. Слава Богу. Все прошло нормально, а теперь можно и расслабиться.
  - Что прошло нормально и почему можно расслабиться только сейчас?- спросил я друга.
На что он мне ответил:
- Ты знаешь, мы с Ларисой, три последние ночи почти не спали. Нас мучил вопрос. " А не найдется где ни будь, какой ни будь мелкий чиновник-гнус, который скажет " Этого в Израиль, не пускать?. Он воевал против нас в 1970-71годах"- и тогда тебе в аэропорту без объяснения причин откажут во въезде и ближайшим рейсом отправят назад, на Украину.
 А у меня на сердце останется осадок, что я тебя сорвал с места, ты выложил тысячу долларом на билеты и самое главное, наша встреча не состоялась.
- Нет, ни это  самое главное, - сказал я. - Самое главное, что пришлось бы везти назад сало, " Казацку Раду" , а также " Клинков", в объеме два литра не человека.
Оставив за собой огромный граничный щит с надписью "Тель-Авив -Яффа" , его бравый серебристый "Форд", по великолепной, освещенной ярким светом автостраде, уносил нас в ночь, в направлении Хайфы, на родину Иисуса Христа- в священный город Назарет.
Менее часу езды и мы, преодолев порядка ста километров, достигли своей цели - места нашего предстоящего обитания, на ближайшие шесть суток.

Теплая встреча, знакомство с Ларисой- женой Паши и   преподнесенный ей Галиной букет живых цветов "От Павла" (как "От Кардена"), а также великолепный ужин с не большим "зашибоном", заполнили остаток, той нашей первой, еще не длинной октябрьской ночи, на израильской земле.
Разошлись мы часам к пяти. Для проживания нам выделили второй этаж, с выходом на просторный балкон, небольшой, но функционально продуманной и очень удобной двухуровневой квартиры
Пережитый бурный и эмоционально насыщенный день, а так же свежайший воздух Верхней Галилеи, взяли свое и мы погрузились в сон, который продлился недолго,  часов до восьми.
 
        ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. НАЗАРЕТ
Лязг металла, надрывный гул автомобильного двигателя и крики рабочих-мусорщиков, прервали мое блаженство. Страна проснулась, она живет и работает в своем неторопливом, но размеренном и выверенном ритме. Мусорщики делают свою работу, и им нет никакого дела то тех, кто уснул в пять часов. Их задача, чтобы на улице было чисто и чтобы контейнеры с мусором и пластиковыми бутылками были своевременно опорожнены. И они с этим справляются великолепно.
  Я вышел на просторный балкон-террасу и в неярких лучах, мягкого утреннего света, предо мной предстал этот древний экзотический край.
Светлое, солнечное утор и открывшийся моему взору пейзаж завораживали. Прямо и слева, перед моими глазами простиралась покрытая зеленью холмистая местность с небольшими перепадами высот и низин, покрытых клочками, еще не успевшего растаять, утреннего тумана. Справа, подсвеченные лучами встающего и еще пока низкого солнца, был видны новые белокаменные постройки городка с иудейским названием Нацрат Иллит ( Верхний Назарет)
Сам же древний Назарет, родина Иисуса Христа, просматривался чуть дальше, за невысоким холмом, выделяясь своими серыми строениями. И только светлый остроконечный верх храма " Благовещения" указывал на то место, в котором было объявлено, что человечество ждет "благая весть", что скоро появится Мессия.
Верхний Назарет, это молодой, 25 тысячный иудейский город, возникший как и большинство подобных городов Израиля, в те годы, когда на "Землю обетованную", к своим историческим корням, потянулись сотни и тысячи разбросанных по всему миру детей двенадцати колен Израилевых, потомки Моисея, Саламона и Давида.
Чистый и ухоженный городок, он запомнился мне своей неторопливость, приветливостью и тем колоритом, который присущ еврейским поселениям-местечкам, мастерски описанным Шолом Алейхомом. Хотя  и в нем, за видимым спокойствием и размеренностью, в дни нашего пребывания, кипели предвыборные страсти. Они себе выбирали мэра.
Поразила меня продуманная архитектура градостроительства. В Израиле - маленькой стране, ценят каждый квадратный метр земли пригодной для проживания , земледелия и промышленного производства. Эти принципы не обошли и Нацрат-Иллит. Он застроен на склонах холмов, одинаковыми зданиями террасного типа,  в компактными жилых массивах.
Здесь каждая квартира. представляет собой отдельный модуль в общей постройке.  У них нет соседей ни справа, ни слева, ни сверху, ни снизу, а есть только те, которые располагаются относительно твоего жилья по склону выше или по склону ниже.
Хорошая асфальтовая дорога, петляя серпантином, приведет тебя, практически вплотную, к каждому дому.
Поскольку из-за особенности городской планировки, дворов здесь нет, то нет и гаражей и специальных мест для сбора мусора. Эти задачи решает вьющаяся по склонам шоссейная дорога. Она у них и место паркинга, и место сбора мусора, Правда, у жилых домов ее несколько расширили, для решения таких вопросов.
Совершенно другая картина предстала в самом,  в древнем Назарете. Это типичный ближневосточный город с арабским населением, и со всеми комплексом его достоинств и недостатков. С шумными базарами, нередкими вьючными животными, горластыми продавцами- зазывалами и многим, многим другим, присущим Переднему востоку.
В Назарет мы попали в первый день нашего пребывания, в Израиле. Тогда, после завтрака Павел подвез нас с Ларисой до центра города, а сам уехал к себе на работу, проверять, как обстоят дела с его подопечными в возглавляемом им " Доме счастья ", а попросту  в " Хостеле", жилом строении, созданном по государственной программе
 " Дом социального жилья".
Родина Иисуса Христа, старый Назарет, встретила нас неширокими крученными улочками с плотной застройкой, ведущими вверх и растекающимися в разные стороны от извилистых магистральных путей с автомобильным движением. В исторической части городе было многолюдно. В основном это были различные туристические группы  европейских, азиатских и даже южно-американских паломников.
Над одной из них развивался бразильский зеленый флаг с изображением, опоясанного  белой лентой голубого земного шара на фоне желтого ромба. Переговаривающиеся на испанском языке туристы, поверх своей основной одежды, были одеты в зеленые футболки, с такой же государственной символикой и написанным словом " Бразилия".
-Ну и далеко ж  забрались вы,  ребята бразилианцы,
Была здесь небольшая группа из десятка женщин, представительниц центральной Африки.  Они запомнились тем , что все они были одеты в одинаковые платья из  светлой ткани с редкими пестрыми цветками, на фоне которых их коричнево-черные лица были особо выразительны.
Были здесь и индусы. Были и японцы, неустанно щелкающие своими фотоаппаратами, мобилками и планшетами.
Лариса предложила нам пройти и посмотреть арабский базар. Двигаясь по улочке ведущей вверх, ступая по стертым и отполированным, за последние две тысячи лет,  ногами  нескончаемого количества  прохожих дорожным плитам, мы невольно ощутили дыхание тех времен. Времен начала нашей эры.
К нашему разочарованию, обычно шумный и бурлящий в такое время суток страстями эмоций, арабский базар был пуст. На узкой длинной улочке все  лавки были закрыты и кроме нас троих, никаких прохожих не было. В сторонке, что-то решая между собой, стояла группа молодых мужиков-арабов, Поглядывавших на меня и двух моих светловолосых спутниц.
- Все понятно:- сказала Лариса. Мусульмане сегодня отмечают третий день "Ид-аль-Адха", попросту "Курбан-Байрама".
-"Курбан-Байрам", так это же мусульманский праздник жертвоприношения, - сказал я
-Идем отсюда, пока эти джигиты, не принесли вас в жертву Аллаху. Не исполнили ритуал заклания и не отрезали вам, ваши головы.
- А почему только наши, а не твою?,- спросила Галина.
- А по тому, что я быстро бегаю и я смоюсь, а вас они догонят.
Побродив еще часа два по городу, посетив "Храм Благовещения" мы пришли на то условное место, куда по нашему телефонному звонку, за нами должен был приехать Павел.
Вечером, часов в шесть,  когда  на просторном Пашином балконе дожаривалась очередная закладка шашлыков, а стол гостеприимных хозяев ломился от яств, когда всем было налито и сказаны слова первого тоста- "за встречу", рука устремилась ко рту, а губы к чарке, - раздался телефонный звонок.
Павел, грубо нарушив все писанные и неписанные каноны застолья, поставил рюмку на стол и достав "мобилу" ответил:
- Слушаю.
Дальше его диалог с неизвестным абонентом, выглядел примерно так:
-Да
-Да
-Да
-Даю.
- На, это тебя,- сказал он и протянул мне телефон.
Я с недоумением взял трубку и на мое "Але", услышал приятный, молодой мужской голос:
- Здравствуйте. Вас беспокоит военный журналист , русскоязычного канала  израильского телевидения Андрей Кожинов.
- Слушаю вас, Андрей.
- Игорь Игоревич, скажите, пожалуйста, Вы советский полковник и в прошлом военный летчик?
- Да, было такое.
  - Вы воевали на стороне египтян против Израиля в 1970 - 1971 годах?
- Был грех. Каюсь. А вы что, хотите меня посадите и осудите как  А. Эйхмана?
- Ой, да что вы? Конечно же, нет.- Скажите, мы могли бы с вами встретиться и побеседовать?
- А почему бы и нет?
- И еще. Вы не будете возражать, если наша встреча будет сниматься на камеру
- А чего мне бояться? Я, правда, человек не публичный и  никогда на камеру не "светился". Но если  вам  так надо, то пожалуйста.
- А как вы располагаете своим временем?
- У меня все дни расписаны, да вот только с 21 числом,  а это будет понедельник, пока еще не  все ясно.
- Я смогу вас ангажировать на весь этот день для нашей встречи? Я хочу вас свозить в одно интересное место.
- В Эл-Ариш, или Мелиз?
- Нет. Не в Эль-Ариш и не в Мелиз. Туда сейчас  нужна египетская виза.
- Я не против. Только, я бы хотел поехать со своей женой.
- Это не проблема. Давайте мы с вами договоримся так. Я сейчас в редакции, решаю организационные вопросы и вопросы логистики.  О результатах сообщу в воскресенье вечером. И если все получится, в понедельник с утра в путь.
  - Вас устраивает?
- Вполне.
 На этом наш разговор завершился.
Мой друг Паша, сидел с виноватым видом и ждал моей реакции
- Ну что,  Павлуха, сдал меня журналюгам?
- Я тебя никому не сдавал. Я просто написал им письмо, вот они и откликнулись. И вообще запомни :
- " Излишняя скромность, верный путь в неизвестность и забытье", а я хочу поднять твой рейтинг. А может и сам где-то рядом с тобой, засвечусь.
Наше застолье постепенно переросло в вечер воспоминаний, подкрепленный многочисленными фото фотографиями из нашей личной жизни и  истории.
  Просидев и проговорив до глубокой ночи,  мы разошлись. Впереди нас ожидал новый день с его новыми  неизгладимыми впечатлениями.

   ДЕНЬ ВТОРОЙ, "МЕРТВОЕ МОРЕ".
Проснулись мы с Галиной рано, в начале восьмого. Свежий воздух, глубокая  пеленающая тишина и потоки положительной энергии, льющейся из этой благодатной земли, полностью и с лихвой сняли усталость и  восстановили наши силы. 
Сегодня нам предстояла поездка к одному из не признанных чудес света, к "Мертвому морю". 
К месту нашего отправления мы прибыли минуты за три до того как подошел автобус Турагенства.
В  строго назначенное время, небольшой девятнадцати местный автобус марки " Мерседес-Бенц", остановился против нас и приветливо открыв дверь, поманил к себе во внутрь. Из автобуса вышел мужчина лет тридцати пяти. Он представился нам  как наш  гид, по имени Бениамин, (можно просто Беня),  предложил пройти в салон и занимать любые понравившиеся места. Кроме нас в автобусе уже находилась пара туристов, ответившая на наше "еврейское" приветствие, русским - "здравствуйте".
Сам Беня, чисто говорил по-русски, и объяснил нам, что мы сейчас по дороге, будем подбирать  остальных участников нашей русскоязычной группы. На третей остановке, в автобус вошли  последние участники тура и  наш автобус по чудесным  израильским дорогам помчал нас в сторону этого  нерукотворного чуда. 
Сперва наш путь пролегал по зеленой Израильской долине, а после Бейт-Шеана, мы повернули на юг и покатили по Иорданской долине, проезжая земли древних Самарии и Иудеи.
В районе Бейт-Шеана, гид Беня указал нам на небольшой оазис в пустыне и сказал, что здесь располагаются теплые минеральные источники Ган-а-шлоша.
  -Прекрасное  место для отдыха и вам не мешало бы его посетить;- посоветовал он..
Двигаясь на юг, мы двигались в непосредственной близости к реке Иордан и линии Разъединения войск.
Самой пограничной  реки Иордан видно не было, она протекала в неглубоком каньоне, однако, о ее близком присутствии говорили тянущиеся в два ряда проволочные заграждения  "линии прекращения  огня" и какие-то укрытые мелкой сеткой сельскохозяйственные сооружения, о которых Беня сказал, что это плантации цитрусовых
В то время, когда мы петляли по улицам Назарета и других  проезжаемых  городков, я обратил внимание, на то, что израильский перекресток нельзя поехать быстро и напрямую. Мудрые иудеи для того чтобы уменьшить количество ДТП на дорогах, на всех перекрестках помимо устроенных по их центру островков, везде положили широких лежачих полицейских  ( в звании как минимум Генерала) сделанных из того же асфальта, что и основное дорожное покрытие. Этим самым они обеспечили снижение скорости и организовали на перекрестках круговое движение, со своими конкретными правилами.  Везде стояли знаки запрещающие проезд без остановки в виде поднятой ладони, поскольку  европейское изображение аналогичного по смыслу знака, при прочтении его иудеем, вызовет неловкость, связанную с его неблагозвучием.
Пока мы ехали, Беня рассказывал о проезжаемой местности и о том,  что мы едем на северный пляж, а так же о порядке поведения на водах.
Самое главное,- говорил он,- не напиться воды, не забрызгать ею глаза, не набрать ее в нос и в уши.
И еще одна особенность. При входе в море, идти  надо медленно, как бы скользя ногами по дну, и быть готовым в любой момент попасть в узкую и глубокую яму, вырытую купающимися посетителями, для извлечения со дна целительной  грязи. Такие ямы-ловушки опасны тем, что попав в них ногой, можно провалиться по пах, сильно удариться промежностью, а мужикам при этом, есть возможность капитально схлопотать по ...., и даже поломать ногу.
Они в основном располагаются в полосе три-четыре метра от уреза воды. Дальше дно ровное. К весне, к новому пляжному сезону, все эти огрехи дна будут устранены, ямы засыпаны. А сейчас, уже осень и никто этим заниматься не хочет.
Далее он говорил:- На живот не ложитесь, перевернет и нахлебаетесь воды. Лучше вообще не ложиться. Но если  очень захочется, то можно лечь, лишь  на спину.  И желательно, в воду заходить парами, страхуя друг дружку.
Потом он рассказал, что сразу по приезду у нас по плану будет оплаченный  обед, после которого мы пойдем на море, на пляж.
И вообще. Беньчик признался, что он никакой ни гид, а просто случайный человек со стороны. И сегодня  он очередной раз подменяет своего друга Шмееля, который уехал с группой туристов в Иерусалим.
Минут через десять после Бейт-Шеана, подъехали, к военизированной заставе, располагавшейся на блок-посту.  За окном автобуса ходили вооруженные люди, одетые в голубые рубашки и темные брюки.   Девушка в униформе израильской полиции, пересчитав и бегло осмотрев нас,  перекинувшись с Беньчиком парой слов, сообщила,  что  наш путь свободен.
Мы въехали на территорию "Палестинской автономии" - сказал Беня. Особо в окна не выглядывайте. Здесь свободно можно получить камень в окно, а иногда даже и  выстрел.
Но Бог миловал,  и мы благополучно добрались до места назначения.
На "северном пляже",  а это не доезжая пяти километров до Эйн-Фехша, было многолюдно. Большое скопление туристических автобусов и легковых машин, красноречиво говорили, что купальный сезон еще продолжается.
Беня повел нас за собой в местный туристический ресторан, с системой обслуживания, точно такой,  как в советской заводской рабочей столовке. Такие же, только еврейского производства  подносы, ложки, вилки, компот на полке, и  такая же очередь, консолидирующая всех, в ней стоящих. Но здесь, в отличие от наших столовок, времен совдепии и развитого социализма, надо было самому подходить к  многочисленным лоткам жаровни и самому выбирать  блюда, припавшие  тебе по вкусу. Как при коммунизме.- Бери без денег и все что хочешь.
Скажу сразу. Что все мясные блюда, которые мы ели в Израиле, были не жаренные, а спаленные.  Вероятно их сгоревшая корочка, должны были заменить "активированный уголь", в борьбе с изжогой или кишечно-желудочным  расстройством.
  Беньчик получил и раздал нам талоны на питание, Но здесь оказалось, что в ресторане все места  уже заняты.
Дежурный администратор, желая исправить ситуацию, предложил нам прийти попозже, но не поздней трех часов, Поскольку  с трех часов ресторан закрывается, и мы можем пролететь.
Нам ничего не оставалось, как начать наше посещение с  "купален"  под открытым небом.
Спускаясь по лестнице ведущей к пляжу, мы разговорились с парой своих попутчиков, ответивших не наше еврейское приветствие, русским-"шалом".
Стащив у каких-то отдыхающих, принимающих  в это время морские ванны,  пластмассовый лежак и пару пластиковых кресел,  мы быстро организовали коллективное место раздевания и разбили импровизированный биувак.
Оценив рассказанные Беней страхи,  об ожидающих нас возможных неприятностях при купании, мы решили на "разведку боем" отправить наших женщин. Они согласились и пошли первыми.
Пока наши измазанные грязью подруги резвились в соленой воде, мы, разговорившись с попутчиком, сошлись на том,  что в одно и тоже время служили на Дальнем востоке и оба в авиации. Он в Переясловке, а я в Озерной Пади. Более того, он хорошо знал пришедшего к нам, на  должность инженера  эскадрильи,  их капитана Духоту.
Воистину - мир тесен и пути господни неисповедимы.
Олег (так звали моего нового знакомца) прослужил  в Приморье техником самолета, до 1975 года, пока Беленко не угнал в Японию МиГ-25.
  Из-за этого случая,  и чтобы он тоже не вздумал что-то случайно угнать за рубеж, а так же из-за записи  графы №5 его  анкеты  в личном деле, он был продвинут  по службе "с повышением на равнозначную должность", из заменяемого Приморья, в незаменяемый северный район Пермской области. Где он,  вскоре,  уволился в запас  и откуда приехал в Израиль. 

Если честно признаться, то на меня  купание в "Мертвом море", особого впечатления не произвело. Подтвердились все Бенины  страшилки и предупреждения:
- Да. Вода  сильно соленная (47% раствор соли), и на ощупь напоминает керосин.
- Да. Есть и эти противные "ямы-ловушки", угодив в которые можно повредить  многое.  А мужикам, помимо  поломанных ног, из-за них можно  капитально отбить еще  и кое-что  другое...
- Да. Утопиться в нем, при всем вашем желании не получится, но можно спокойно захлебнуться, наглотавшись его горько-соленой воды. При этом всплывешь   ты не на третьи сутки, а сразу же.  Чем облегчишь участь спасателям, которые вас спасут, но уже только "ногами вперед". Ну и что? Можно подумать, что  от всего  этого вам станет  легче?
Одним словом, все эти Да,Да,Да,Да,Да- все сплошная ерунда. Надо самому думать и пристраиваться к  складывающимся обстоятельствам и реальной обстановке.
А скажите мне. Вы в " Одноклассниках", случайно, не видели одно фото с этих  дивных морских берегов?
Да, да. Именно то самое. На нем еще изображена некая дама, лежащая на воде, задравшая разведенные ноги и спокойно читающая  сухую газету.
А если видели, то скажите мне, пожалуйста. Какая дама, с задратыми и разведенными ногами, сможет спокойно лежать и тем более, читать газету? Ей, что, больше заняться нечем, кроме как в такой позе, отдаваться  чтиву? К тому же, ели вокруг столько мужиков.
Так вот, знайте. Это все профанация
  -А вы, дорогенькая, не дурите нас, пожалуйста.
Да я Вам, дамочка, если хотите, самолично, такое фото,  прямо у себя дома  в ванной могу заделать, что вы закачаетесь. Оно вам так понравится, и вы столько получите удовольствия, что и в Израиль  вам больше  ехать не захочется. Вы еще сами не раз придете, да и подругам своим расскажите. Чтобы они пришли и тоже сфотографировались.
А они придут. Придут обязательно. Можете не сомневаться.
Вас интересует, как я это сделаю? Да очень просто...
Поставлю в ванну табуретку, Налью воды чуть выше уровня ее крышки. Приходите, раздевайтесь, ложитесь на нее, и задирайте раздвинутые ноги. А я вам вставлю, газету в руки. А для того чтобы она не намокла, то я перед этим, вытру  их вам  насухо полотенцем.
Вот вам  и "всплывшая" фотомодель,  для фотосессии  в "Махim" или для какого-нибудь там, венецианского биеннале, под девизом  " Мадам ляглы и ждуть"
А  нам, на профиле в "ОК", втюривают фото этой  озабоченной читательницы, да еще на фоне  хрустально-чистой и прозрачной воды.
Так вот. Я вам скажу, и вы мне поверьте. Я это точно знаю потому, что я там был со своей Галей. А она у меня женщина не глупая и наблюдательная. Она тоже может  все это подтвердить.
- Там, на "Мертвом море" такого не могло быть по определению. Там вода была бы мутная и с серо-голубым оттенком. А  все почему? Да потому, что рядом с ней  ходили бы арабские  мужики и  пытались  ее коломутить.
- Спросите Галю, и вы убедитесь, что она  точно такого же мнения.

После купания в морской воде и обмывки под пресным душем, наскоро пообедав в закрывающемся  ресторане,  мы еще минут двадцать постояли у парапета на высоком берегу,  дыша насыщенным йодом воздухом и любуясь этим уникальным созданием природы.
Когда мы шли к автобусу, я, взял у Галины ее сумку  и ощутил солидное прибавление в ее весе. Дотоле легкая женская сумка, в моих руках тянула килограмма на три-четыре.
- Галя. А что ты такое в нее нагрузила?
- Я взяла немного морской целебной грязи в пакет. Хочу ее привезти  к нам домой,- ответила Галина.
-Галя. Да ты шо?  Так тебя же из страны не выпустят. Они здесь, из-за каждого метра, каждую пядь земли воюют, а ты ее килограммами воруешь. Это можно расценивать как агрессию, как захват чужой территории.  Так и до международного скандала не далеко. Смотри, что бы из-за прихваченной тобой  земли не возникло военное противостояние Украины с Израилем, как это было с Россией, из-за азовской косы "Тузла".
Когда мы на обратном пути подъехали к блок-посту  на границе "Палестинской автономии" и к нашему автобусу подошла темнокожая девушка-контролер, Беня спросил:
-. У вас у всех, есть паспорта?
 Девушка, увидав Бениамина через стекло и узнав его, показала, что мы можем ехать дальше.
Моя старая знакомая, марокканка - поприветствовав девушку брежневским помахиванием руки,- сказал Беня.
В ответ на его приветствие, лилово-черное лицо девушки- контролера изобразило подобие улыбки
У меня с ней однажды был инцидент. Тогда я так же вез группу русских туристов. Когда она заглянула в автобус, один из них как бы невзначай сказал:
- А это что еще за такая черная морда.?
- Я не морда, я чиновник пограничной службы.  А вы предъявите мне свой паспорт. - Сказала она ему на чистом русском языке.
У парня челюсть отвисла,  паспорта не оказалось, а она проявила принципиальность. Из-за этого, нам тогда пришлось  вернуться и выезжать через другое КПП, через Иерусалим, отмахав  таким образом  лишних полторы сотни километров.
Она русский знает хорошо. Она училась в Москве, в бывшем " Лумумбе", - закончил свой сказ,  русский еврей Беня, он же Бениамин.
Вот так,  нам запомнилось  эта  поезда на " Мертвое море".
  Всем хорошо известно, что домой с ярмарки, кони  всегда бегут быстрей, дорога короче и веселей. Вот поэтому и мы, добрались домой, успев  к ужину. Сегодня  надо было лечь спать пораньше. Завтра нас ожидала самая важная  в нашей жизни встреча.
Нас ждал Великий  и Священный  Иерусалим.

            ДЕНЬ ТРЕТИЙ.     ИЕРУСАЛИМ
  Паломникам, с далеких и незапамятных времен, стремившимся достичь  "Славного града Иерусалима", для посещения его  святынь и поклонения " Гробу Господню",  приходилось преодолевать трудный путь протяженностью от нескольких дней, до нескольких лет. 
Сегодня, только истинные приверженцы "Христианства", могут себе позволить такую роскошь,- отправиться в "Святую землю" пешком, покоряя сотни и тысячи километров, доказывая этим, что путь к блаженству и служение Богу, лежит в смирении и трудах праведных. 
Хождение в святые христианские места, так же как мусульманский хадж в Мекку, это не просто перемещение из одной точки земли в другую, а это сложный и Богу угодный промысел. И к нему надо готовиться серьезно и  заранее.
Путь пройденный,  укрепит тебя и очистит  душу твою от скверны. Ты предстанешь пред Создателем с чистой совестью и чистыми помыслами. А христианские святыни помогут тебе приблизиться  к Отцу, Господу Богу нашему, и получить его прощение и благословение.

Вот, примерно  с такими мыслями,  должен был я   встретиться, прежде чем идти в кассу и купить авиабилет на рейс а/к МАУ PS-777 в  "Священную землю". Но они ко мне тогда, к сожалению,  не пришли.
Мы прагматики, и все же, как нам это не прискорбно  осознавать,  но для нас сегодня купить билет в "Святые места",  морально так же легко и просто, как в  Анталию или Хургаду,  где тепло, где играет музыка, где есть  теплое море и где "все включено".
      А это, все же, неуважение к вере и так быть не должно
.

Поскольку от Назарета, до Свят-града Иерусалима расстояние по наезженным  и нахоженным путям  более ста тридцати километров. А в нашем распоряжении, до отлета домой, оставалось только три полных дня, то мы, прикинув, что за это время пешком до города "Трех религий" не доберемся, решили воспользоваться услугами Турагенства.
Русскоязычная группа,  для того чтобы приступить к экскурсии в 9.00, должна была выехать из Назарета  в пять утра.  И это при том, что  наш великолепный автобус мог покрыть все расстояние за час с не большим.. И мы поехали.
Чего обижаться и возмущаться. Паломники и пилигримы добирались дольше.
И еще я вам скажу, что наш автобус не плелся как "Лезерова корова". Нет, он несся как бизон по просторам Патагонии. А ехать мы должны были  так долго, потому что у него  был свой план и свой секрет.
Во-первых Мы ехали по дороге, и в условных местах подбирали   множество одиночных и групповых туристов.
Во- вторых. Он повез  нас не прямо, в Иерусалим.
 В половине седьмого он завез нас на какую-то  пустую заброшенную площадку, на западной окраине Тель-Авива  и остановился на ней, рядом с заправкой и бесплатным туалетом,
Водитель  выключил мотор, а старший рейса объявил: 
- Все приехали. Отдыхаем минут тридцать.  Сразу всем рекомендую воспользоваться  услугами бесплатного туалета, пока  здесь не набралось много народу. Его скоро, будет столько,  что не пробьетесь. Торопитесь. ....
Толпа бросилась выполнять его рекомендации. У двери женской половины туалета с надписью "Вумен", мгновенно выстроилась очередь, человек из двадцати  русскоязычных туристок, желающих сэкономить шекель хоть на этом.
Но дверь  с надписью " Вумен" - была наглухо закрыта. Дамы стояли и с нетерпением ждали, поглядывая по сторонам и строго сохраняя очередь. Среди них была и моя благоверная.
Дверь нашего отделения с надписью "Мен" была открыта. Мы мужики, а было нас всего четыре человека, зашли по- одному поинтересоваться: - "  Ну как там, в нем, у них в Израиле?"
- Ну, а как  там, в нем, может быть? -  Как и обычно. Только в отличие от наших,  даже платных, есть  бумага
" Пипи-факс" и всегда чисто прибрано.
Когда я, замыкающий четверки, вышел из этого  интимного, но жизненно необходимого места, то русскоязычная туристка, стоящая первой  в очереди, забарабанила в закрытую железную дверь и с нетерпением прокричала:
- Ну, женщина, ну сколько можно...? Сколько Вас ждать?
За дверью никто не откликнулся.
Тем часом я сказал Галине:
- Девушка, а вы чего ждете.? Проходите. Здесь свободно и думаю,  что  все точно так же, как и там.
Галя поняла и быстро воспользовалась предложением.
Очередь из туристок русскоязычного происхождения, тут же разделилась на два потока.
 В очереди, у двери с надписью "Вумен" возникло сомнение, и они попросили свой первый номер,  послушать есть ли кто, за заветной желанной дверью.
Счастливица, сучащая ногами,  и стоящая первой у
 "Вумен"-входа, приложила ухо к дверному косяку, послушала  и утвердительно сказала:
- Там кто-то есть.  Там что-то шевелится.
 И она тут же начала еще сильней барабанить по, дери и при этом крича:
- Женщина, как вы там?. Женщина, может вам плохо? Может вам вызвать скорую помощь?
В этот момент лязгнул дверной запор и "Вумен"-дверь медленно открылась. На пороге стоял здоровенный заросший  лохматый мужик, держащий в руках ведро, метлу и швабру.
Утренняя приборка туалетов, сегодня  им была завершена.

В течении получаса вся площадка, на которой мы находились, была заполнена десятком таких же туристических автобусов. Старшие рейсов о чем-то переговорив,  объявили нам, что сейчас произойдет стыковка различных тур-групп, по конкретным маршрутам и турам. В нашем автобусе,  который был помечен табличкой №7. и шел на Иерусалим, произошла смена пассажиров. Одни уходили и пересаживались на автобус, следующий в курортный  Эллат.
Люди из Эллата садились на Вефлиемский маршрут и к нам.  И так,   все собравшиеся здесь, вскоре разлетались  различными автобусами в разные уголки страны.
Появившийся у нас новый "старший", представился нашим гидом экскурсии по Иерусалиму.
Назвался  он Жорой и проверив нас по спискам.  раздал зеленые бумажки-самоклейки с цифрой 7.
На самоклейке был номер его телефона и еще пара служебных номеров  его тур -  агентства. Эти самоклейки он рекомендовал нам приклеить на видное место одежды
(а лучше на лоб) и по ним держаться и узнавать членов нашей группы.
  Был он словоохотлив, много шутил на еврейскую тему  и вообще, достойно отрабатывал свой нелегкий хлеб гида.
Сразу же посвятив нас в свою тактику, он  сказал, что он самый медленный гид, но тем не менее, мы на все точки маршрута, должны всегда прибывать первыми, до конкурирующих групп. Так будет  лучше, и можно  рассмотреть объекты.
Затем он показал нам свою трость и какую-то непонятную, синего цвета панаму. Прикрепив эту панаму  на  конец трости, и шагая впереди группы, как "тамбур-майор" военного оркестра, он обещал вести нас за собой. по улицам и храмам города.
Не теряя попусту времени, он дал команду, и наш автобус первым отъехал от  стыковочной  точки,  взяв курс на  Иерусалим.
Спустя некоторое время наш гид сказал, что мы сейчас сделаем еще одну двадцатиминутную остановку, возле "Музея танковых войск армии Израиля". Те, кто желает, тот может  здесь перекусить или попить кофе.
Не доехав километров пятнадцать до Иерусалима, мы заехали на просторную площадку возле действующей военной базы "Форт Латрун"  с ее танковым музеем.
Форт Латрун место историческое. Построен он был  англичанами в 1940 году.  В его окрестностях в годы "Войны, за независимость Израиля" разыгралось страшное танковое сражение, армии  Израиля и танковыми частями Арабского Легиона. В 1948г  форт был  утрачен и находился под иорданским котролем до 1967г.  Шестидневная война и разгром Иордании позволили  расставить все по своим местам и вернуть форт Израилю. Сейчас здесь расположен самый большой в мире,  по экспозиции бронетанковой техники, военный музей.
  Сооружена здесь стена с выбитыми на черном траурном граните,  именами 4300 танкистов,   хранит память о них погибших в разные годы,  во всех  войнах  и на  всех различных фронтах Израиля.
Как назидание и память тех далеких дней, буквально в сотне метров от входа в музей на обочине дороги, прикрывшись небольшим деревцем, как на боевой позиции, стоит песочного окраса танк со "Звездой Давида" на броне.

Время нашей непродолжительной остановки истекло и наш гид Жора вышел на средину площадки, поднял вверх свой "маршальский жезл" и покачивая им над головой  не однократно и громко прокричал:
- Группа номер семь, Группа номер семь, Группа номер семь в автобус, Группа номер семь отъезжаем.
И с этого момента его призывный клич, - "Группа номер семь Группа номер семь. Группа номер семь",  будет сопровождать нас в течение всех ближайших девяти часов, нашей экскурсии.
Минут через пятнадцать мы достигли околицы этого священного города, а еще через полчаса нашему взору открылся и сам древний Иерусалим, с его огромной  храмовой стеной. Мы подъезжали к его Яффским воротам, началу всех экскурсий по "городу трех религий".
  Автобус остановился. Жора- гид попросил побыстрее освободить автобус, заявив что мы остановились с нарушением правил дорожного движения, и за это полиция может строго покарать.
Автобус куда-то ушел,  а мы как цыплята, поплелись за своей наседкой гидом Жорой.
Поднимаясь по лестнице ведущей к Яффским воротам,  наш "самый медленный гид Жора", несся как лось, и   активно размахивая в разные стороны рукам, указывая на окружающее нас, говорил:-
Посмотрите это  Храмовая гора, там дальше Гора Масличная , это  Башня Давида, а за стеной дворец Царя Ирода,   а там дальше  за стеной, ее отсюда не видно мечеть Эль-Аякса, а там, а там ....
  Чувствовалось,  что Остап попал в свою стихию и Остапа понесло.
 В процессе быстрого движения,  обернувшись на пол-оборота в лево, и указывая на небольшую трех-ярусную террасу, с тремя десятками чахлых деревьев ее покрывающих,  он как бы невзначай бросил:
- А это Гефсиманский сад, в котором был арестован Иисус, когда его поцеловал Иуда Искариот.  Здесь раньше были висящие сады Семирамиды.
Доверчивые туристы, все это проглотили  без тени сомнения
Сказанное о Гефсиманском саде, во мне сомнения не вызвало. На такой скудной земле и три десятка отдельно стоящих  деревьев, можно считать садом.  А  вот что касается Висящих садов Семирамиды, то ты парень, тут уж не "гони". Висячие сады были не в Иерусалиме, а в Вавилоне. Я это точно знаю.
  После этого, мое доверие к говорливому Жорику, насколько поубавилось. - Ладно, пусть водит, Главное увидеть, а его "базар можно и отфильтровать".
Вот тогда-то я понял, что для общения  с Господом,  надо  идти подготовленным. Вот тогда-то я пожалел, что перед отъездом повторно не перечитал " Библию".
Свой прыткий бег, Жорик , остановил у Яффских ворот. Собрав своим сакроментальным "Группа номер семь, Группа номер семь", нас в кучку,  он  объявил:
-Сейчас мы сперва идем в "русский магазин", где можно купить предметы церковного обряда (крестики, иконки, свечки и прочее...), там для нашей группы спец скидка 50%, а потом отправимся  в  Храм "Гроба Господня".
И он помчался вперед, а мы, лохи, за ним.
У дверей "русского магазина", он остановил группу и сам скрылся в нем на миг. Через пару секунд он снова появился на его пороге, но уже с молодым полным мужчиной арабом, который по-русски,  "ни бельмеса" не понимал. 
Араб перекрыл собой вход и начал нас пропускать во внутрь по-одному, проверяя как пропуск   нашу  зеленую бирку- самоклейку и вручая   голубой бумажный талончик с отпечатанным на нем числом 50 %.
В "русском магазине" было человек восемь продавцов, из которых, только одна девушка, хорошо говорила по-русски.
 Я посмотрел на выставленные цены товара, взял от них 50% и сравнил с  ценами на такой же товар в Назарете. Оказалось, что там, у Храма " Благовещения", цены были ниже, чем здесь, даже со скидкой.
Купив, для себя и для друзей Богоугодные  сувениры и подарки , мы вместе с группой отправились "ко Гробу Господню" кратчайшим путем .

По большому счету, нам нужно было прийти в этот храм, повторяя  скорбный крестный  путь Иисуса, при его восхождении на Голгофу. И начать его следовало  с мусульманской части города, от  его "Львинных ворот", пройдя по улице  Via Dolorosa и далее до Голгофы.  Идти  и поклоняться всем тем 12 местам его остановок, отмеченными знаками на стенах зданий.  Местам, где он терпел побои, поругание и оскорбления толпы.
Но так, к сожалению, пройти не получалось. В храме в 9.00 закончилась заутренняя служба. А в перерыве между ней и дневной службой, начинающейся с 13.00, есть возможность попасть в святая святых храма- в Кувуклию. Вход в которую, во время службы, закрыт для доступа паломников и туристов.
И еще, по мусульманской части группой ходить не безопасно. Там туристы, могут стать легкой добычей для местных малолетних "гопников". Которые своим дерзким набегом из-за угла, могут лишить вас ваших вещей, вырвав из  ваших рук  куртку,  сумку или  фотокамеру. А после этого, они   так же быстро и бесследно сгинуть в лабиринтах  улочек древнего града.
Такую ситуацию нарисовал нам наш гид. Вот по этому, у нас все и выходило  как всегда. В обратном порядке и "задом, на перед".

Если сказать пару слов о храме "Животворящего Граба Господня", то это огромное культовое сооружение, размещающее под своим огромным и высоким сводом основные священные  исторические артифакты, связанные с распятием и воскрешением  Иисуса Христа.
За годы своего существования он несколько раз разрушался и восстанавливался, воскресая из пепла как Птица Феникс. Об этом красноречиво говорит смешение  различных архитектурных стилей просматриваемых на стенах его. И хотя они все разные, начиная от арабской вязи до строгой и помпезной  европейской  готики,  но  здесь органически вписываются и органически дополняют  в нем друг друга
Внутри храма "Животворящего Граба Господня",  народу было не менее, чем это показывают мировые христианские телеканалы, в дни "Святого Воскресения Христова" и схождения " Благодатного огня".
Люди медленно  двигаясь в  очереди, обходили  христианскую святыню, "кувуклию", что бы проникнув в нее  всего на несколько секунд и прикоснувшись к камню,  на котором по приданию лежал завернутый в "Плащеницу"  Мессия, унести с собой навсегда полученные здесь благодать, блаженство и память.
Кувуклия это  особое сооружение устроенное внутри Храма Гроба Господня. Оно имеет размер метров шесть на восемь и построено на месте библейской пещеры, в которую после распятия был помещен Ииесус.  Где он воскрес и из которой  на третьи сутки вознесся  и обрел свое место на небесах.
  Она имеет три предела( помещения). Главный вход в нее -   вход Православной христианской церкви располагается со стороны " Камня  помазания). С противоположной стороны располагается вход,  принадлежащий "коптской церкви Египта". Православная часть Кувуклии занимает два предела из трех. Первый из них по ходу - " Предел Ангела", в нем по приданию располагался ангел Иисуса.
Второй, основной предел, это помещение несколько больших размеров,   В нем  справа от входа располагается каменный пьедестал, на котором и было упокоено тело Христа. Пьедестал имеет свое продолжение и примерно одной третью своей длины, через  устроенную перегородку входит к коптскую часть кувуклии.
Эта кувуклия, знакома многим из нас по передачам телевизионных каналов, ежегодно транслирующих репортажи о сходе "Благодатного огня", в Святое воскресенье Пасхи..
Пока мы в течение часа, подобно паломникам- мусульманам обходящим  в Мекке священный камень Кааба, обходили в составе общей очереди "кувуклию", Жора сказал нам, что   автоматически освятится все то, что будет положено и то, что коснется камня, на котором лежал  Христос.
И вот,  наконец, пред нами заветный вход., Два здоровенных черных  православных монаха, стоя у входа регулируют движение паломников и туристов, исключая  возникновение заторов и задержек. Они  запускают во внутрь по шесть человек, отводя им  на все, не более тридцати секунд.
За отведенное  короткое время я успел осмотреться вокруг и  сделать несколько фотоснимков.
Галина,  приклонившись  к камню,  с бурыми следами пятен от крови Христа, и  положив на него пакет, хранящий все наши приобретения  в "русском магазине", свой мобильный телефон, и бутылку питьевой  воды, все  это агульно  освятила.
После "кувуклии" мы прошли к "Камню помазания", на котором готовили Христа к захоронению, омывая его раны и смазывая тело благовониями.
Далее были семнадцать крутых ступеней на Голгофу. Там у стены, отгороженное от паломников  легким веревочным леером,  стояло кованное из серебра распятье в полный  человечий рост. В метре перед леерным ограждением стоял небольшой, черного мрамора престол ( столик)  Прямо под ним, было видно вырубленное в камне пола круглое , окованное серебром отверстие, которое и было истинным местом  стояния креста распятия Иисуса..

Осмотрев все возможные святыни, располагающиеся  в Храме, потрогав " Пуп земли",  мы его покинули.
Справа по выходу, у косяка ворот храма стоял круглый четырехметровой  высоты мраморный столб, с продольной трещиной. По поводу этой трещины Жора рассказал, что она появилась вследствие одного интересного прицидента.  Суть которого, состоит в следующем:
Ключи от храма, как и он сам,  вот уже несколько столетий, отданы под опеку и на сохранение одной мусульманской семье, Семья, изо дня в день,  его открывает по утрам, и закрывает по вечерам. Это делается регулярно без выходных и санитарных дней.
Однажды эти мусульмане,  ни то по своей вредности, ни то по политическим убеждениям, а может и вообще  "обкурившись", решили в  день Пасхи, в день схождения "Благодатного огня", двери не открывать, чем сорвать это важное мероприятие.
В ответ на эту  гнусную провокацию, безоблачные весенние  небеса, разверзлись  всего одним ударом молнии, угодившим в этот столб. Из образовавшейся от  этого удара щели, сошел "Огонь благодати". Провокация не удалась.
Я спросил гида: - как давно началось в храме схождение ""Благодатного огня"? .И почему он сходит только на "Православную Пасху", а католическую игнорирует?
"Русский еврей Жора", на это мне ничего вразумительно  не ответил, Но тут же, зацепившись за католиков, указал на небольшую деревянную лестницу, висящую на стене возле входа в храм. Он рассказал, что в храме кроме православных и коптов есть еще несколько других христианских конфессий.  Так вот, кто-то из них  очень давно,  сделал эту подручную лестницу, для храмовых нужд. Прикрепив ее у входа, на стене и про нее забыл. И вот уже четыреста лет никто не знает, кому она принадлежит, и никто из-за  своей толерантности ее не трогает.
 В то время, когда мы стояли на паперти Храма Гроба Господня, ожидая сбор группы, у Галины зазвонил мобильный телефон, который она взяла с собой круиз с одной целью, - использовать как фотокамеру.  Увидев на дисплее имя и  номер телефона дочери,   Галя удивилась.
Как это Наташа,  без  международного роуминга, по обычному внутреннему пакету Украинской МТС, могла дозвониться к нам в Израиль.?
Она подключилась  и их минутный разговор состоялся. На вопрос Галины, - зачем ты позвонила? Наташа ответила, что она не звонила, что телефон вероятно, включился сам. Галя ей сказала, что у нас все в порядке и пора заканчивать разговор, так как  ее телефон с ее карточки, все деньги "съест".
Мы с Галиной тогда  этому, естественно удивились,
 Кстати. Еще немного  о мобильной телефонной связи.
Когда мы собрались ехать в Израиль, то я спросил у Павла, а можно ли у вас, в отличии от России, купить телефонную СИМ-карту , без предъявления и регистрации паспорта?. На что он ответил, что СИМку можно не только купить, но и взять в аренду , на прокат от нескольких дней до неограниченного количества месяцев и даже лет..
Мы сперва решили, что возьмем  там одну местную СИМ-карту , дней на пять , и нам вполне ее хватит. Но потом , по приеду  мы от этой мысли отказались.  И хотя мы ни скем не вступали в телефонную связь ,тем не менее, на Галин телефон буквально в первый же день прилета пришло сообщение СМС, такого содержания:
" Поздравляем с прибытием в Израиль. Контакты посольства Украины в Израиле. Тель-Авив  улица Ирмиягу50. Телефон 97- 23-60-21-952"
Такое сообщение нас не удивило. Держава заботится о своих гражданах и в любой момент может прийти на помощь. -А откуда они узнали, что мы уже в Израиле?
-Так это же очень просто. Местная миграционная служба  имеет хорошее отношение с нашим посольством, вот и  сообщила о прибытии.
Но потом СМС-ки на Галин телефон посыпались как град  и совершенно другого содержания
-"Приветствуем в Израиле. Для проверки счета наберите *101.* Справка 050-50-81-111 Платная. Экстренный вызов на номер 112- без оплаты. Отправитель не известен".
Но больше всего нас удивила СМС-ка,  полученная на ее телефон, когда мы, оставив  его дома для подзарядки, ездили на "Мертвое море" в Палестинскую автономию
" Приветствуем в Палестине. Для проверки счета наберите *101.* Справка 050-50-81-111 Платная.
Экстренный вызов на номер 112- без оплаты. Отправитель не известен".
И что бы покончить с этой телефонной темой, хочу рассказать о происшедшее через час после Наташиного звонка.  Мы, пообедав в ресторане какого-то "Израильского культурного центра", прогуливались с Галиной по небольшой зеленой полянке  в его внутреннем дворике..
Галя достала свой мобильный телефон и принялась фотографировать огромный красивый куст,  густо усыпанный яркими, красно-сиреневыми цветами.
Закончив съемку, она набрала Наташин номер и позвонила.
И каким же было ее удивление, когда она услышала в ответ :-" Да, мама . Слушаю"
Они переговорили пару минут и закончили общение.
  Когда через несколько дней мы вернулись  в Украину, я спросил Наташу:
- Ну и сколько же тебе обошелся, твой разговор с нами в Израиле.?
Она ответила:- Нисколько. С моего счета деньги не сняли. Я срезу же проверила остаток на счету.
Оказалось, что и Галин вызов, был для нее бесплатным. Остаток на ее счету,  был таким  же,  как  и при отъезде в Израиль.
  Что это такое было? Может это была необъяснимая мистика? А может просто на Священной земле, происходят чудеса?

Посещение нами "Израильского культурного центра" и обед в его ресторане, а так же покупки в "русском магазине", показали, как здорово организована у них система выкачивания денег, с нашего брата - туриста.  Как у них четко отлажены действия по "целям, месту и времени".
Скромный обед, состоящий из двух столовых ложек отваренного постного риса, двух таких же ложек нашиткованной свежей капусты, ложки зеленного горошка, подгорелая куриная ножка (та ее часть, что ниже куриного бедра),  вместе со стаканом  чистой воды, в котором плавала веточка мяты или кусочек дольки лимона, обходились посетителю в 15 долларов США.
Когда я рассказал вечером о таком обеде, то мой друг сказал мне: - Игорь, за тридцать долларов мы бы очень хорошо посидели  дома, вчетвером.
На первом этаже "Культурного центра", располагался  огромный торговый зал магазина, в котором продавалось все, от иконок и крестиков, до дорогих  ювелирных изделий,  имеющих цены со многими нулями.
Все это еще раз убеждало, что Израиль страна дорогая,  и особенно  для нашего брата, среднего, бюджетного туриста
После обеда,  началась вторая часть нашей экскурсии, заключавшаяся в нашей непрерывной , четырехчасовой гонке за "самым медленным гидом".
По его призывному кличу, - "Группа номер семь, Группа номер семь",- мы сели в автобус и вскоре приехали на смотровую площадку "Масличной горы", с которой Иерусалим  был виден как на ладони.  Были видны все его семь холмов и некое "провалье", называемое "Гиеной огненной".
  Напротив нас, на расстоянии полутора/двух километров на холме был виден какой-то большой храм. О нем Жора сказал, что это храм  и действующий монастырь, построенный еще русскими царями, принадлежащий сегодня "Русской православной церкви". И шутя,  добавил, что мы туда не поедем. Так как  там, " нам евреям",  делать нечего.  Мы вернемся  на храмовую Гору и продолжим свой путь по местам, связанным непосредственно с Иисусом.
( Вот так,  даже без "обрезания", Жора - гид своей шуткой, запросто сделал меня евреем.  Ребята. Берите меня,  Теперь я ваш).
Разомлевшие после обеда и подуставшие после четырех часовой предобеденной гонки, мы наконец приплелись в так называемый дом  "Тайней вечери". 
Оказалось что помещение в котором происходило это, это тайное действо в последние дни  земной жизни Христа , совершенно не отвечает тем,  которое изображали великие художники различных времен и эпох. Начиная от Леонардо да Винчи, Якопо Тинторетто, Шампень де Филиппо, нашего Николая Ге и заканчивая экстравагантным Сальводоро Дали.
Эти ребята нам врали.  Стол для такого большого  застолья в этом помещении поставить негде. Там имеется каменная лежанка, на которой и возлежал Мессия и его ученики,  апостолы.
Далее выматывая наши последние силы, гид-Жора водил нас от храма к храму, на этой небольшой компактно застроенной территории. Он привел нас даже в подземный археологический раскоп,  древней улицы времен Иисуса.
  Этот стометровый участок древней Иерусалимской улицы располагался под новыми зданиями сегодняшнего города и заканчивался глухой торцевой стеной, на которой современными художниками было нарисовано ее продолжение. На нем мы встречаемся с ее  многочисленными обитателями , с их эмоциями и страстями, С непокорным  конем, взметнувшимися под всадником на а дыбы и   стоящим маленьким осликами, груженными огромной вязкой  хвороста. Были здесь торговцы-зазывалы и бегущие играющие дети. Было здесь все то, что было на этой улице в начале нашей эры.  И только одна маленькая деталь. Здесь  еще  был  один нарисованный мальчик лет десяти,  одетый в современные шорты, футболку, кроссовки марки "Адидас" и, со знакомым всем нам, сегодняшним школьным ранцем за спиной,  Он стоит в правом нижнем углу, взирает на весь этот прошлый мир и кажется, имеет намерение ступить в это далекое  прошлое истории человечества, прямо  к его истокам.
Последним пунктом нашего туристического маршрута по "Иерусалиму, городу трех религий", было посещение "Стены плача". Мы с Галиной, после того как наш гид  Жора, приобщил нас " к евреями", решили этим немедленно воспользоваться и   тоже попробовать " похныкать" у стены.
Подступы к стометровой длинны стене, были разделены на две неравные части. Большую, левую часть, длиной метров 70/80. занимают "плачущие" мужики. Меньшую, правую - "рыдающие" женщины.
Прежде чем приступить к энергетическому общению  и обниманию со стеной, надо в обязательном порядке омыть руки. Здесь для этой цели имеются специальные фонтанчики.  И вообще, Я это считаю правильным. Зачем разводить антисанитарию и мазать грязными руками  древнюю стену.  Ведь туристы всего света ее  постоянно лапают. Она же единственная в мире и является  к тому же национальным достоянием Израиля.
И второе. Нельзя общаться с Господом Богом,  как с грязными помыслами, так же и лезть к нему в душу с грязными руками. Он же Бог. Он  наш  Отец и спаситель
После омовения верхних конечностей, мы с Галиной разошлись по отведенным  каждому "местам плача". Галя пошла туда,  куда шли все женщины - направо. Я же туда, куда ходит большинство мужиков - "налево".
Накануне нашей поездки в Иерусалим, Павел мне рассказал, что на него "Стена плача" производит магическое действо.
-У нее такая энергетика, -говорил он, - что постояв  прижавшись к ней, я через несколько минут начинаю ощущать, что мой  таз мелко  двигается, вроде я  кручу Хула-Хуп.
 И вообще. На меня Иерусалим производит сильное впечатление. Когда у меня нервы напряжены до предела, то я бросаю все, сажусь на автомобиль и еду в Вечный город. Походив по его святым местам и подпитавшись его энергетикой, я обретаю  силы и внутреннее спокойствие. Как минимум на полгода.

О том, что моя Галина,  еще дома начала подготовку  к встрече со "Стеной плача", я знал до нашего отлета.  Наслышавшись, что посредством записок, вставляемых в щели кладки стены,  можно  у Бога попросить многое, они с соседкой начали писать  "просительные записки".  Сперва,  они предложили меня, чтобы я продиктовал им текст "прошения", так как это приходилось  мне делать, прося у местных "Энергосетей", чтобы они подключили оборванный ветром провод. 
Тогда я им сказал:
- И как вы это себе представляете? И как это будет выглядеть?
-  "Уважаемый товарищ Бог.  Мы гражданки Украины   Галя и Наталя, обращаемся к Вам и просим Вас....."
Примерно так, да?
-Нет, девки!  Так не получится. Каждая у Бога должна просить сама, и писать сама. Здесь советский коллективизм и коллективная заявка не пройдет. Здесь за спину друг-дружки не спрячетесь. И коллективной ответственностью не   открутитесь. Отдуваться придется самим. Каждой за себя.
А прежде чем просить,  пойдите покайтесь и попросите прощения.  Прощения за  все то,  что вы творите с нами,- с вашими мужиками.
А писать будете, так не загружайте Господа мелочами. Ему сегодня надо разобраться в таком важном вопросе: -Хочет Украина в Евросоюз или  только делает  вид, что хочет.?  Хочет оппозиция, чтобы выпустили Юлю Тимошенко, или в тихоря мечтает, что бы она отсидела полностью. И не только за газовые контракты, но и за те сотни миллионов которые сперла, вместе с Пашкой Лазаренко. Поскольку, как говорил Жеглов, - "Вор должен сидеть в тюрьме".
Паша уже отсидел, а она все  еще дуркует,  два года лечится. Видно хочет здоровой,  попасть на зону.
-И вообще.? Чего это вы своими просьбам хотите нагрузить еврейского Бога?  Или ему своих  просителей мало.?
- А Бога еврейского не бывает. Бог един и он для всех, -парировали мой вопрос девчата.
- Тогда. Чего это вы еврейский канал общения со Всевышним собираетесь занять?  Чтобы иудеям меньше досталось?
- Ой, не мешай нам. Иди и занимайся своими делами; -таковым  был их ответ.
Не внемлив моим доводам, они засели за свою писанину.

                И ВОТ МЫ У "СТЕНЫ  ПЛАЧА".
Прежде чем прикоснуться к стене и в исступлении просить о своем,  о заветном, я решил через ограду сфотографировать , как Галина будет  " подавать свою и подругину заявки". Все прошло нормально.  Свободных щелей, между камнями стены хватило. Белые бумажки укрепились в них, для того,  что бы  донести до Господа мольбы и просьбы, а после  18.00 и  прекращения  работы "стены"  в качестве музея, быть  извлеченными из нее, как ненужный мусор. Тем самым, освободив место для аналогичных заявок  и прошений дня грядущего.
Прильнув к стене и постояв в такой позе с минуту, я особого прилива сил не ощутил. Значит, я "иудей не настоящий" и поэтому  от их стены, меня не "колбасит" .
До окончания времени нашей экскурсии  и закрытия доступа к стене, оставалось полчаса. Мы к этому времени порядочно устали, посмотрев многое и перепутав все  нами услышанное.
Когда мы шли на выход пробираясь к "Навозным воротам", что бы за ними сесть на автобус, наш гид Жора ,  тоже прилично уставший за день, показал нам в продолжении  "Стены плача" глубокий археологический раскоп. В нем на глубине 15/18 метров были видны  остатки, каких-то доисторических сооружений.
Мы спросили:
- Что это такое? Что это за сооружения?
На что Жора ответил: - Это объекты и артефакты большой экскурсии с названием " Иерусалим подземный".
Кроме того, что история Иерусалима уходила в века, так она еще полностью не раскрыта  и скрытая от наших глаз, уходила под землю.  Иерусалим, как и весь наш мир - вечен.
  На этом план нашей девятичасовой экскурсии был выполнен.  Нам  предстояла дорога назад, в Назарет.
Выезжая из Иерусалима, мы проехали мимо Израильского парламента, их Кнессета.
Жора пояснил, что официальной столицей Израиля является Тель-Авив, а номинально главным городом его является Иерусалим. Такое разделение сделано для того, чтобы не "дразнить гусей" - палестинцев.
Вечерним стыковочным пунктом нашего туристического "хаджа", была какая-то  новая площадка в центре Тель-Авива. Здесь мы пересели на автобус  компании "Люкс Трайден", следовавший в Назарет и через два часа были дома.

Оценивая все происшедшее с нами за этот долгий день, я сделал для себя выводы:
- На встречу с нашим прошлым и к истокам мирозданием надо идти подготовленным не только теоретически, но и духовно. Тогда  тебе откроются тайны, тогда тебя покроет благодать. Я к этому пока готов не был. Я особого физического и духовного  подъема не ощутил.
Последний увиденный раскоп,  на большой глубине которого лежали камни древнего Иеруалима, неоднократно уничтоженного и возрожденного заново в разные века, наводит на мысль, что не все нами увиденное соответствует тому, о чем мы услышали. Мне кажется, что истина лежит глубже, под историческими пластами.
И даже  тот факт, что  верхние поверхности "камня помазания", как бы источающего миру, и   "каменное ложе",  в пещере, на котором поместили  тело Христа, обернутого в
" Плащеницу", были ни теми естественными и первозданными. Это были, новые, рукотворные покрытиями из отпалированных мраморных плит,  положенных поверх первозданных, что бы защитить их от паломников, стремящихся отломить и унести с собой, хоть мельчайший кусочек истиной истории...
Но даже, не смотря на все это, хочу сказать. Что я  почувствовал какую-то благодатную  энергию,  источаемую    не только от  них, но и от всего окружавшего нас в этом  священном Храме
Я могу уверенно и однозначно заявить, что пребывание на Священной земле, нахождение в одних  пространственных координатах, в одном измерении  с тем, где вершилась история  сотворения христианства, где по приданиям прошел Иисус, повлияли на мое сознание и мой внутренний мир.  Я почувствовал в себе какие-то, необъяснимые перемены. Во мне произошла какая-то подвижка.
- Девятичасовая экскурсия "Иерусалим город трех религий", - это дело утомительное как для ног, так и для памяти. Наряду с ней, есть другие, менее напряженные и менее утомительные, а так же более  короткие и конкретные экскурсии, такие как "Иерусалим-христианский",  упомянутая ранее " Иерусалим подземный" и  многие другие.

В эту ночь мы, переосмысливая и вновь прокручивая   в памяти увиденное,  долго не могли уснуть. Бессонница, нас особо не беспокоила. Завтра нас ждал новый день с  легкой  и увлекательной поездкой на Средиземное море, в древний город- крепость Акко.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ .  АККО.
Светлое, приветливое утро и ласковые лучи взошедшего солнца, не дали мне права поддаваться лени и неге,  возлежа на белых постельных простынях.  На часах было половина восьмого, и все домочадцы пока еще крепко спали.  Я по своему обычаю, после утреннего моциона,  включил компьютер и принялся  проверять пришедшую почту и знакомиться с лентой горячих новостей. В мире было стабильно,  террористы активности не проявляли, самолеты не захватывали, да а в моем почтовом ящике- хоть, шаром покати.
В строке "Погода" прочитал прогноз на день:
"Сегодня на севере Израиля, в его западной часть, в утренние часы, в период от десяти до половины одиннадцатого, ожидается кратковременный дождь с грозой".
Такое конкретное предупреждение и прогноз, скажу откровенно, меня немного удивило. Зная оправдываемость  наших прогнозов- " То ли будет? То ли нет?", подвергнув прочитанное сомнению, я вскоре о нем забыл.
Желая, не повторить свершенную накануне ошибку, я в "Википедии"  нашел   большую статью с названием " Город. Крепость Акко"  и приступил к изучению истории и достопримечательностей  города, который мы должны были сегодня посетить.
Через час проснулись все обитатели нашей квартиры, А еще через час, когда Павел пришел позвать меня на завтрак,  в небе прогрохотал раскат грома и вслед за ним пошел небольшой дождь.  Я взглянул на часы. Стрелки их показывали, ровно - десять.
-Вот это прогноз, вот это точность ;-с восхищением промолвил  я. На что мне, жена Павла, Лариса сказала:
- Ты не удивляйся. У нас с оправданием прогнозов, почти сто процентов.
  Дождь шел минут двадцать, гром громыхнул еще раза три, четыре, и скоро все быстро и неожиданно закончилось, так же как и началось. Небо очистилось от туч и на нем привычно засеяло ласковое, октябрьское солнце.
После завтрака мы засобирались в путь. Поскольку у Ларисы сегодня был рабочий день, и ей к часу нужно было на работу, то путешествовать нам предстояло только, троим.
Выезжая в Акко, Павел сказал, что мы сейчас по пути заскочим на его работу, где он возьмет свой фотоаппарат и проверит как обстоят дела в подчиненном ему  "хостеле"
" царстве,  переборчивых и ворчливых  стариков". 

После приезда на ПМЖ в Израиль, Павел прошел тот путь, который проходили почти все наши соотечественники - репатрианты. 
Первое, что он почувствовал, ступив на плиты аэропорта "Бен-Гурион", так это то, что ему в Израиле рады. Через сорок минут общения с чиновниками миграционной службы, он имел на руках  документ,  удостоверяющий  то, что он является  полноправным Гражданином Израиля . Указанный адрес места его проживания и выделенные на руки материальные средства , гарантировали ему, что он эту первую ночь  проведет не под открытым небом на лавочке в сквере, и не будет  стоять в нищенской очереди, за миской социальной похлебки.  О нем Израиль позаботился и он будет устроен.

И здесь, мне вспомнилось мое личное "вхождение в украинское гражданство", и все перипетии, сопутствующие ему.
После развала Союза и возникновения Суверенных государств я, как думаю многие наши сограждане, внутренне противились этому и не воспринимали происходящее. Мы жили еще в эфимерном Советском союзе, не желая терять последнюю и единственную с ним связь - его красный "Серпастый, молоткастый, советский Паспорт".
Такой паспорт мне тогда был еще нужен, поскольку моя семья , после моего увольнения из Советской Армии,    проживала в  Таллинне, в отделившейся от союза Эстонии. Это пока, позволяло мне туда ездить беспрепятственно.
С обретением независимости, Украина  начала собирать под свое крыло своих граждан. Было проведено пару переписей населения и развернута компания по паспортизации.
Новый паспорт автоматически отрывал нас от в "бозе сгинувшего Союза", и делал гражданами нового государства. Но его пока еще не было. Пока, наша молодая держава,  запутавшись в возникших  проблемах,  боролась с инфляцией и спадом экономики, то ей было не до новых паспортов. Эту проблему она решала просто.
В советском паспорте, на первой странице, ставился  большой жирный штамп " ГРОМАДЯНЫН УКРАИНЫ". Этот штамп давал право доступа к Государственной кормушке -  в виде талонов на сахар, масло, мыло и т.д. Талонам, хорошо нам всем известным в те "присно памятные времена". Без такого штампа, их нельзя было получить ни в домоуправлении,  ни в исполкоме.  Я же их получал, на работе.
Для того чтобы получить в паспорт  штамп о гражданстве, нужно было выстоять в очередях паспортного стола уйму времени. Потратить море сил и нервов.
При очередной моей поездке в Таллин, я был предупрежден  служителями пограничной стражи, что они меня следующий раз без штампа за рубеж не выпустят, и тем более домой не впустят. На выезде с Украины я им сказал, что уезжаю в Эстонию навсегда, и они меня выпустила. При возвращении, показав прописку, я заявлял, что возвращаюсь домой. - и они впустили.  Это был серьезный звонок, и мне пришлось сдаться. В результате, я через своего друга, по  его блату в паспортном столе, схлопотал жирный чернильный штамп "ГРОМАДЯНЫН УКРАИНЫ". Таким образом я стал гражданином "суверенной и незалежной" .
Через некоторое время в СМИ появилась информация, что Украина выпустила свой гражданский паспорт, но количество бланков его  пока ограничено.
Если ограничено, то это значит что в МВД, кто-то сможет хорошо на этом заработать. Плати, и все ограничения сразу же автоматически снимаются.
Официально, замена старого советского и получение нового паспорта Гражданина Украины, обходилось порядка 14 гривен.  А сколько надо было дать на лапу, я не знал.
Я жадный, Я за такие вещи денег не плачу.
  Нехватка бланков паспортов, это еще полбеды. Беда в том, что без  гражданского паспорта,  не получишь заграничный. А это- проблема выживания, многих тысяч наших "челноков", снующих по всему миру. А все это означало что:-И опять очереди, и опять не подступиться, и опять взятки и откаты.
Тот же мой друг, узнав, что у меня до сих пор нет нового гражданского паспорта, решил бескорыстно, по своим каналам помочь мне,  сделать его.
  -За это нужно заплатить всего 40 гривен, и паспорт, завтра же будет у тебя на столе,- сказал он мне.
- Я жадный, Я за такие вещи денег не плачу;- был ему мой сказ.
  И так я жил, И так до июня 1999года, мне согревал душу, мой красный ""Серпастый,  молоткастый, советский Паспорт" ( правда, погашенный, а фактически испорченный, жирным чернильным штампом.".
В пятницу, 20 июня 1999г, ко мне на десять дней из Таллинна прилетели погостить дочь с внучкой. При прохождении пограничного контроля их предупредили, что в соответствии с новыми "Правилами нахождения  и регистрации в Украине  иностранных граждан", им предстоит зарегистрироваться  в течение трех суток.
По дороге домой, мы заехали в паспортный стол, чтобы выполнить эту процедуру. Милицейский майор, осуществлявший прием, спросил дочь к кому она едет и кто ее будет  материально содержать во время пребывания, Узнав что основным гарантом являюсь я, он попросил мой паспорт.
Я ему его протянул, и тут произошло то, что так гениально  описал почти восемьюдесятью годами ранее советский поэт В.В. Маяковский:
- Берет как бомбу,
   - Берет как ежа,
     - Как бритву берет обоюдно острую
       - Берет как гремучую,  в двадцать жал
         - Змею, двух метрового  роста.
Конечно, испугом рот не покоробило "гражданину-начальничку", но его глаза полезли на лоб от увиденного анахронизма и он прорычал:
-  А это,  что  еще такое?.
           - Это советский паспорт, незалежного гражданина демократической Украины;- ответил я.
- Если ты в течение десяти дней его не поменяешь, то я твою дочь из Украины не выпущу.
Он, конечно, блефовал по поводу дочери. Ее со штампом о регистрации, никто за нарушение режима пребывания не мог задержать.
Выйдя из кабинета начальника, я тут же подошел к указанному им окну, где меня с улыбкой встретила молодая приветливая  женщина в милицейской форме капитана. Она, разобравшись в чем мои проблемы, предложила  заполнить какие-то два бланка.  Один из них был "Прошением к Президенту", о предоставлении мне украинского гражданства, а второй  с моей личной небольшой анкетой.
На мои доводы, что в паспорте стоит штамп с датой  указывающей, когда в обмен за продовольственные талоны, меня обманом втянули в украинское гражданство. На нее это  не произвели никакого впечатления.
Дополнительно она протянула мне счет на оплату госпошлины, за тот акт великодушия, которое господин Президент, соизволить себе позволить , присвоив мне мое же Украинское гражданство, в котором я состоял уже почти десять лет. Госпошлина вместе с оплатой оформления  нового паспорта обошлись мне более двухсот гривен.( Это почти половина моей тогдашней полковничьей пенсии).А ожидание  высокого соизволения - ровно шесть месяцев.
Мне думается, что процедура помилования Президентом узников, длится гораздо быстрее. Свой гражданский паспорт, я получил уже в следующем тысячелетии- 20 января.
Из сказанного можно сделать два вывода:.
Вывод первый.
Права пословица:- " Ленивый и жадный платят дважды". Я поленился стоять в очередях, я пожадничал сорок гривен дать на "лапу чиновникам", и поэтому при нашей коррумпированной системе потерял  во много раз больше.
Но я счастлив. Я не потворствовал и не обогащал негодяев. Хотя и госпошлина, в моем случае, это тоже ни что иное, как  государственный рэкет и вымогательство.
Да Бог с ними, с теми деньгами. Они, упав в госбюджет,  может какому-то пенсионеру были выплачены в виде своевременной нищенской пенсии.

Вывод второй: А второго вывода не будет.
Надо просто относиться к своим гражданам так же, как в начале девяностых годов, поступило цивилизованное государство, принявшее к себе моего друга детства.

Продолжим далее рассказ о жизненном пути моего приятеля  на этой земле.
Буквально на следующий день его пребывания в Израиле, ему предложили  ряд мест для проживания. Он,  не зная обстановку, поддавшись только воле и  указке перста Божьего, отправился во вновь построенный иудейский город в Верхней Галилее, уже знакомый нам Нацраи Иллит. (Верхний Назарет).
Здесь им (его семье и семье его тещи), были предоставлены  отдельные квартиры,  в которых они и поселились.
Первый год был не легким. Жить на те средства, которые ему выплачивало государство  было можно, но особенно не пошикуешь. Помогали тещина пенсия и ее пособие по старости.  Наряду с тем, что за этот первый год он должен был, посещая курсы, изучить язык и освоить какую- либо профессию, ему приходилось подрабатывать на разных случайных и низкооплачиваемых работах. Он ничем не гнушался. Полученное им в Союзе образование и приобретенный опыт  работы на инженерных должностях позволили ему быстро адаптироваться и войти, что говорится  в строй и в ритм местной жизни.
Десять лет тому назад, его заметили как  честного, инициативного и добросовестного труженика, предложили ему новую работу с должностью соответствующей статусу госслужащего в системе Министерство абсорбции и репатриации Израиле. Вот тогда и с тех пор, на его плечи легла ответственность за все то, что происходит с обитателями  и самим этим  красивым восьмиэтажным жилым зданием, к которому мы в данный момент подъезжали.
Это было красивое современное многоэтажное строение, располагающееся на тихой зеленой  улочке в центре города. Вокруг него цветы, мощенные плиткой тротуары и  рядом великолепная  нешумная автомобильная дорога.
- Вот мы и приехали, вот наш "Хостель";- сказал Павел припарковав автомобиль на специальной площадке, рядом с  широкой стеклянной входной дверью.
- Так "хостель", это же дешевая ночлежка без особых коммунальных условий, для туристов?:- усомнился и переспросил я.
"Хостель" это по простонародному, а вообще, это "дом социального жилья" И в нем живут семьи  и одиночные пенсионеры- репатриантов. У меня их сегодня 53 их одиночных и парных семьи, В здании 54 отдельных  одно- и двухкомнатных квартиры, не считая мест общего пользования..
- Давай заходи, посмотрим, как они здесь живут? -сказал он, пригласив нас с Галиной пройти во внутрь.
Так это что, "дом престарелых"?
- Если считать по возрасту жильцов, то может быть и так. А если, по сути и условиям,  то сам сейчас все увидишь.
Мы остановились против входной двери, а он понажимав кнопки кодового замка, заставил ее отпереется.
Войдя в небольшой и уютный холл, я просто "оболдел" от в нем  увиденного. Чистота, многочисленные цветы и  теплый домашний уют, это еще не все, что меня поразило. О том, что это служебное помещение , говорил  только небольшой аккуратный рецепшен, удачно расположившийся у одной из стен. 
-Что? Дежурный отвязался и убежал? - с ехидством и солдатским юмором, спросил я у Павла.
-Такого быть не может, так как у нас ни дежурного, ни кастелянши нет:- ответил  мне мой  друг.
Затем он подошел к рецепшену, полистал лежащую сверху тетрадь с разлинованными графами и сказал: - Молодцы, сегодня уже все успели расписаться.
- Что это за росписи?- спросил я.
-Ты понимаешь, они люди старые и с разными болячками. Не дай Бог кто помрет, а мы не узнаем, что он лежит уже несколько дней. Так я вот и завел эту тетрадь, что бы все квартиры каждый день не обходить и их,  живых зря не беспокоить. Они мне каждый день  в ней отмечаются.
- Ну, ты и гестапо. Завел  у себя порядочки.
- А что тут сложного? У нас есть два лифта. Спустился, расписался, и гуляй себе дальше. И им физнагрузка, и мне спокойно.
-А если вдруг кому ни- будь, станет плохо, то как быть в таком случае?
- У них в каждой комнате есть специальная кнопка вызова медицинской помощи, которая напрямую подключена к пульту " станции скорой помощи". Нажал и через пару минут врачи будут здесь. Так они же, гады, экономя на этой недорогой услуге и в большинстве своем, вызов врача осуществляют через меня или моего " Ночного директора"
  На стене рядом с  рецепшеном висела доска объявлений с иструкциями, планом пожарной эвакуации и прочими требованиями. Рядом с ней  висели четыре рамки, с какими то, не то похвальными грамотами, не то сертификатами, обозначенные четырьмя звездами.
- Это оценка нашей работы за несколько  последних лет. Это награды государственного конкурса, за содержание зданий и учреждений подобного типа, Нас  четырежды оценивали четырьмя звездами, - сказал Паша.
- А пятизвездочные "хостели" есть?
- Не знаю, не встречал.
Осматривая помещение холла, я увидел, что его стены, помимо служебных документов, инструкций и официальных наград, увешаны умело и с любовью сделанными поделками  ручного народного творчества. Все, начиная от макраме до каких-то аппликаций из бумаги и ткани, чудесно вписывалось в интерьер этого небольшого и уютного помещения.
- И какая же "Тимуровская" команда, все это сделала и  вам подарила?
- Это наши девушки-старушки сами все делают и с удовольствием  выставляют сюда и во все места общего посещения: коридоры, бытовые комнаты, рекриации, и, конечно же, в библиотеку и читальный зал.
И в самом деле, на стене длинного коридора  первого этажа, на свободных местах стен, помимо многих  эстампов  и картин, были укреплены многочисленные поделки.
  - Да Павел, Тебе бы сейчас сюда нашего пожарного-инспектора "Пэтрэнка", так он бы  тебе выписал такой штраф, что ты бы и  до конца дней своих с ним не расплатился.
- Ты что думаешь, что у нас пожарные инспектора не ходят? -Ходят. Только они у нас проверяют систему сигнализации и автоматику пожаротушения, а не бумажки и игрушки,  которые никогда в жизни, вися  на каменной стене, сами не вспыхнут.  Вот в чем разница между вами и нами.
Холл "хостеля" произвел на меня неизгладимое впечатление. Но, это был пока только холл...
Скажу откровенно,  увидев такую красоту и уют, я смог сравнить их с убожеством  лучшего санатория "бывшего четвертого управления МОЗ СССР, "Хрустальный дворец" в Трускавце, ранее обслуживавшего парт-аппаратчиков,   сегодня президентское окружение и депутатский корпус, а простых смертных за большие деньги.
Лифтом мы поднялись на пятый этаж. Чистый длинный коридор с  ковровой дорожкой, стены увешанные картинами и поделками. Все, как и на первом этаже. Вошли в одну ближайших квартир. Чисто прибрано, приветливые старики, Кухонька, отдельные ванна и туалет, холодильник телевизор какая-то небольшая мебельная стенка с книгами и разной обычной утварью. Все что окружает нормального человека, что создает для него свою индивидуальную ауру.
- А кто у них убирает.?
- У нас есть ежедневная уборщица. Она прибирает в коридорах и местах общего пользования, но по договору с жильцами, прибирает и у них, немощных или ленивых.
Рядом с лифтом, мы вошли в какое то помещение круглой формы, диаметром метров около пяти.. Двери его были массивные стальные, с мощными запорами и резиновым уплотнением . В потолке и в полу было по люку, закрытых такими же металлическими  люковинами. По стене вмонтированы скобы-лестницы, ведущей к верхнему люку. Были здесь и воздуховоды с фильтрами, системы принудительной вентиляции, окрашенные в защитный армейский цвет.
- А это у нас бомбоубежище,- сказал Павел,- но в мирное время мы его используем как прачечную и сушилку. Одним словом как комнату бытовых услуг.
 В подтверждение сказанному в углу стояла стиральная машина автомат, и раскладные  сушилки для белья.
- Бомбоубежище, да еще на пятом этаже?  Это для меня, что-то новое.
- Оно не только на пятом. Они точно такие же на каждом этаже. Этот такой уникальный модуль здания, построенный из специального армированного напряженного бетона, который выдержит, если даже весь дом развалится на отдельные кирпичи.
В боевой обстановке,   при отключении подачи электричества в сети, работа систем жизнеобеспечения поддерживается  за счет работы нашего собственного электрогенератора.
Да... До такого мы не только не дошли, но еще даже не додумались. А здесь, в Назарете,  обычный "дом престарелых", устроен как крепость.
Затем Павел показал два объекта, являющиеся  предметом его особой, личной гордости. Это были библиотека с читальным залом и слесарная мастерская.
Большое помещение, размером примерно двести пятьдесят квадратных метров, было заставлено множеством  четырехместных столиков,      укрытых  однообразными темными скатертями.  У  каждого столика - четыре стула.
Одна глухая стена была уставлена разномастными книжными шкафами,   полностью заполненными  фолиантами  книг.
У нас шесть тысяч книг, - сказал Павел.
-Мы их собираем сами, все вместе,  да и люди со стороны нам приносят много. А шкафы такие разномастные потому, что мы их забираем у тех,  кто их отправляет на свалку. Подремонтируем, подкрасим и используем по назначению.
В этом зале были тематические стенды, посвященные Великой Отечественной войне, Холокосту и памяти жителей этого " дома счастья", которых  здесь еще помнят и которые ушли из него навсегда...
Был здесь и небольшой биллиардный стол, и еще пара столиков с инкрустированными  на крышках  шахматными досками.
-В этом зале мы проводим все наши общие мероприятия. Здесь работают кружки, здесь мы отмечаем торжества и праздники, здесь поминаем ушедших.
После этого он повел показать мне свою слесарную мастерскую.   Она представляла   собой выгороженную часть,   просторного помещения генераторной.
О ее создании Павел рассказал следующее:
Мне нужна была мастерская, что бы заниматься мелким текущим ремонтом.  И подходящим местом могло служить только это  просторное помещение. Но в генераторной, ничего постороннего  быть не должно.
  А у меня в ней стояли закрытые емкости с дизельным топливом. Я позвонил и пригласил  пожарного инспектора, что бы тот осмотрел это помещение  и выписал мне "предписание". С ним я пошел к городским властям, а через пару дней, без проволочки,  приехала бригада рабочих с стройматериалами и дверным блоком. За день установили перегородку и выполнили требования пожарных. Так у меня появилась мастерская.
-Оказывается иной раз стукнуть самому на себя не так уж и плохо.
А наши чиновники, боятся не только предписаний государственных служб, но даже замечаний, или не дай Бог  жалоб граждан.
-Эх, Паша, Паша. Нам бы так.  А вот наши чиновники, прикрываясь постановлением Правительства, имеют право в течение месяца, в заявление вообще не заглядывать, А в последний момент, какой-то мелкий клерк пришлет тебе формальную отписку, не пошевелив даже пальцем, что бы что-то сделать по сути прошения.
Глядя на этот "дом счастья" и сравнивая  его с периодически показываемыми у нас по телевидению домами   престарелых,  не только простых одиноких граждан, но и  с пансионатами, где доживают свой век известные актеры, художники,  писатели, я подумал:
- Как же это власти  надо  так ненавидеть свой народ, и быть такой бездушной чтобы,   имея в своем распоряжении  гигантские ресурсы, воруя огромные капиталы, чтобы не помочь лишенным и убогим. Мы уже не говорим о тех подобных домах, часто сгорающих вместе со всеми своими жителями на просторах бывшего Союза: в России, Украине, Белоруссии, Эстонии и показываемых телевидением.
На постсоветском пространстве продолжается  процесс накопления капитала людьми,  а точнее нелюдями, которые опустошены духовно, которые не думают о своей старости, которые забыли, что есть Высший суд, который все видит и воздаст по  его заслугам, каждому

- Все то, что ты сейчас увидел, весь этот внешний антураж, создавался нашими жильцами и мной в течение последних десяти лет, с тех пор как я пришел сюда работать.
Государство нам на это ни одного шекеля и даже ни одного агарота не выделило. Оно исправно делает ремонт, красит стены, меняет сантехнику, но на соцкультбыт у него нет статей в бюджете. Вот и приходится все делать своими руками и всем нашим ворчащим, и иногда по-старчески несносным, миром.
  Большинство из них приехали в Израиль в пенсионном возрасте.  Ни дня не проработав на страну, они получают пособия и пенсии, о которой мы с тобой можем только мечтать, Платят по мизерным льготным тарифам за все предоставляемые им коммунальные услуги и  это социальное жилье. У них нет  проблем с потекшим краном или перегоревшей пробкой. Они полностью окружены теплом и заботой, но, тем не менее, активно возмущаются  всем тем,  что это государство для них делает. Им всего мало.

- Если бы ты знал, как эти старики за эти годы меня достали? Но, видно в этом мой крест и мои обязательства за них перед Богом.
Когда я пришел сюда работать, то по условиям старой "управляющей компании", я должен был переехать из своей квартиры и жить здесь.
С одной стороны, это вроде бы и хорошо,  не надо тратить время и добираться на работу. А с другой, в любое время суток звонит телефон и начинается:
-Павел, а чего это наш телевизор "Рекорд", мигает? Может что-то в нашей коллективной  антенне?
- Успокойтесь. У нас ее уже давно нет. У нас кабельное телевидение.
- Да вы что, и это правда?
- Точно такая же  правда  как,  то что я, это не вы.
- А сколько ему?  Этому вашему " Рекорду". Когда  и где вы его купили?
-  Как где? Еще в Союзе, перед  самым отъездом.  Брали в магазине на углу, у Абрамовича. И брали по большому  блату.
- Так чего ему не мигать,  если он ваш ровесник?

- Павел, а как включить фен? Он что-то не включается. - Так он же у вас перегорел еще в прошлом году. Вы мне его приносили на ремонт, он уже тогда "копыта отбросил"
- Да. Я вспоминаю. Я просто подумала тогда, что он полежит и ему полегчает.  И он снова заработает
- Нет Фира. Запомните, что " мертвые пчелы не гудут".
- Павел, А какая завтра будет погода и что мне лучше  надеть...? Если я надену  куртку, то это не испортит мой вид.?
-Нет, Ваш вид уже ничто не может испортить.
- Вы серьезно?
- Не верите? Спросите у соседки.
- Ой, не говорите. Она все равно хорошей правды не скажет

- Павел. А за кого вы будете голосовать? Может и мне за него  тоже отдать свой голос?

- Павел, а вы не скажите, что лучше " Пирамидон" или "Амидопирин"?

Так это только телефонные звонки. Но бывают и визиты. Пришла как-то раз к нам наша постоялица, некая Нейхома Лейбовна. Пришла, подперла собой дверной косяк и зацепилась языком. Она даже забыла чего пришла. Ей просто нужно было выговориться. Через полчаса, Лариса говорит ей; - " Нейхома, сядьте на стул, У нас в доме девочка, которой еще надо будет выходить замуж"
А та в ответ:- Нет Спасибо я побегу. У меня там лук жарится..
-Ты, - Игорь.- можешь себе представить, что с этим луком  было, через полчаса  непрерывной жарки.
И так в любое время суток, невзирая на то, день  это или глухая ночь.
Вот такие они, старики, И еще не известно какими,  в их возрасте мы сами будем?
  Я тебе еще расскажу об одном уникальном случае, про наших бывших соотечественников- репатриантов.. 
В тот год, когда мы впервые появились в Израиле, была уникальная зима.  Однажды за ночь у нас навалило снегу по  "самые, не хочу".
Старожилы из дому  и на работу, ни  ногой. А я, приученный при социализме "к  борьбе за труд", по утренним сугробам пробиваюсь на работу. Иду и вижу около одного из домов в сугробе, рядом с автомашиной ковыряется какой-то мужик. Думаю, помогу человеку, как-никак,  он тоже на работу хочет пробраться. Подхожу и вижу что этот "поц" надевает, на колеса своего древнего, как мне показалось "Москвича-407" ,  противобуксовочные цепи. 
И где он  их только взял, и эти цепи, и особенно эту машину? Оказывается, когда он ехал из Союза то прочитал, что Израиль  это страна,  лежащая в пустыне. Вот он и прихватил эти цепи, чтобы не буксовать в песках на барханах.
Правда, много ему с цепями поездить не пришлось. На следующий же день весь снег растаял.
Теперь я понимаю, почему ваш киевский мер Л. Черновецкий, доведя зимой город до снежного плена и дорожного коллапса, отказался выделить средства на очистку от снега. Я сам видел по ТВ, как он   успокоил киевлян, что снег скоро сам растает. Весна придет. Она не за горами
А после этого, прихватив с собой любовницу и самовольно бросив мэрские обязанности,  смылся к нам в Израиль.  Поэтому до сих пор,  Киев живет без мера.
- Нет. Он приехал сюда не только по этому. Он со " своей молодой командой" "поимел" хорошие деньги за "деребан" и незаконную распродажу киевской земли. А в Израиль он смылся потому,  что у вас  высокий уровень  продолжительности жизни, Люди живут долго и много бабушек-старушек,  которых он очень любит. Которые за  бесплатные кило гречки, полкило сахара и бутылку подсолнечного масла, в свое время  в Киеве отдали ему свои голоса на выборах. И он, победив, стал мэром.
Не исключено, что и у вас, с помощью ваших бабушек   он выиграет на выборах и станет если не президентом, то точно, - премьером Израиля.  Так что, готовьтесь.

Далее Павел рассказал, что с приходом новой "управляющей компании", выигравшей государственный тендер,  и моей победой на собеседовании кандидатов на этот пост, я  был вынужден, по их требованию,  переселиться в свою собственную квартиру. Это стало для меня,  и моей Ларисы, как подарок небес. Теперь у меня, наконец,  появился нормированный рабочий день и еще один сотрудник - " мой ночной директор". Но, тем не менее, я потерял в социальной защите. Те десять лет, которые я отработал на этом поприще, новые хозяева во внимание не брали. Стаж моей работы похерили, и мне все приходится начинать с изнова. Сегодня мой отпуск, снова составляет пять суток за год. А чтобы добиться такого, каким он был ранее, надо отпахать еще десять лет. 
Да и вообще, мне 1 января исполнится 67 лет и меня могут попросить с этой работы. Пойду на пенсию.
Последнее помещение, куда мы зашли,  была чистая  и свежее-отремонтированная квартира.
- А вот в этой квартире мы прожили нашей семьей десять лет;- сказал он.
- Я в ней недавно закончил ремонт и теперь возможно у нас появится еще пара новых жильцов. Ты, случайно  не обратил внимания, что у меня в квартире, где мы сейчас проживаем, стоит сложенная в углу старая мебель?
-  Обратил.
- Так вот это мебель нашей новой соседки. Она недавно получила квартиру по соседству, но заселиться в нее не имеет право.
- Что не имеет ордера.?
- Нет. В этом плане все нормально, Ей просто нет куда  эту мебель поставить, Вот и попросила, что бы я ее взял на сохранение.
- А чего она не ставит ее в свою квартиру?
  - У нас новый жилец имеет право заехать и поселиться в квартиру, лишь только после того, как городские власти ее отремонтируют и только после этого ему вручит ключи. А у власти сегодня в бюджете денег  пока недостаточно, вот поэтому она и ждет,  когда будет сделан этот ремонт.
Вот такие у нас законы. С одной стороны они  всех нас защищают, а с другой - нежно удушают.
  Мы покидали этот удивительный "дом социального жилья", в простонародье именуемом " Хостелем" с чувством белой зависти, от всего увиденного и услышанного в нем.

Через пару минут серебристый Пашин "форд" уносил нас по  прекрасной автостраде исторической земли Верхней Галилеи, к берегу, пока еще теплого Средиземного моря. Нашей целью был древнейший город-крепость Акко.

Не доезжая до Акко пару километров, мы свернули в сторону береговой черты и оказались  возле чудесно оборудованного пляжа. Пляж был отгорожен от прилегающей территории и автомобильного паркинга  кованной оградой с воротами и калиткой.   Ворота были заперты, а калитка открыта. Я посмотрел вокруг и нигде не обнаружил никакой постройки или  временной будки,  которая могла бы служить местом для кассы,  по  продаже входных билетов.
-  Паша. А что вход на пляж бесплатный? - спросил я.
Павел удивленно ответил,- а что муниципальные пляжи бывают платными?
- Да. У нас в Одессе и Крыму  на любой пляж  практически бесплатно не зайти. Они либо платные, либо частные и входа на них нет. Там где в советские годы купались и загорали трудящиеся, там сегодня на этом процветает бизнес.
Прокуратура выносит протест, по поводу платного пляжа, так его арендаторы делают вход бесплатным. Но  при этом требуют, что бы отдыхающие в обязательном порядке  брали и платили за пляжные лежаки или шезлонги. А без них нельзя. Как там говорят: "Граждане одесситы и гости нашего города. Тем, кто заплывает за буйки и отдыхает без наших фирменных  лежаков, нет места на нашем пляже". Короче говоря - "на хер с пляжа".
Да что говорить о Черноморском побережье? У нас сегодня от Киева вверх и вниз по Днепру, километров до двадцати к воде не подойдешь, Сплошь нарушено водное законодательство.  Охранная стометровая зона рек и водоемов полностью застроена дачами, они огорожены и их ограждения уходят метров на 10- 15 от берега в сторону воды. А эти, наши дебилы, в районе Конча-Заспа намыли земснарядами днепровский берег  в сторону акватории, сузив русло с 1.5-2 км до 700метров. Понастраивали на намытом дач,  сидят и  радуются. Я жду, когда будет хорошее наводнение и их вместе с "ихними"  дачами смоет до самого Днепрогеса.
И это не только у Киева, это так везде по Украине.
Мы свободно вошли не территорию пляжа.
Возле двухэтажного  здания с террасой, вероятно администрации или спасательной службы, двое парней в возрасте от 20 до 25 лет играли в "Сквош". Маленький юркий мячик,  стремительно летая между ракеткой и стеной здания, выматывал игроков.
Игра  была, вероятно, на интерес, поскольку  около дюжины зевак, что- то громко обсуждали при очередных неудачах играющих.
  Со стороны моря дул свежий теплый ветерок, поднимая метровой высоты волну. Волны накатываясь на берег и отступали назад, покрывая его белой пеной. Хотя вода была и теплая - не менее 24 градусов, но купаться при такой волне не хотелось.   На мелководье, невдалеке от берега пытаясь встать на серфинговые доски, с волной боролись парень и девушка. У них, вероятно начинающих, пока это не получалось.
Я предложил своим попутчикам побродить босиком по полосе прибоя, ощутить дыхание моря. Прохаживаясь по пляжу, мы бытового мусора, пластиковых, и тем более битых стеклянных бутылок не обнаружили. Он был ухожен и чисто прибран.
  Походив по воде еще минут двадцать, насладившись вволю чистым  дыханьем моря , мы снова сели на машину и  вскоре медленно катили по улочкам  современного нового Акко, отыскивая  удобное место для возможной парковки.
  Город Акко,  это город восточного Средиземноморья с историей почти в пять тысяч лет. Так сложилось,  что он, лежа на самом кратчайшем пути из Европы в земли стран  Ближнего востока, а через них  далее, к  богатствам Персидского залива и Индии, стал значимым для нашей цивилизации.
Но самое Главное, что через него пролегал путь почти  всех  европейских паломников и трех освободительных походов рыцарей- крестоносцев в святой город Иерусалим, для освобождения Гроба Господня от неверных..

 Его история  далеко уходит своими корнями в  прошлые тысячелетия. На его земле разгорались сражения и кипели страсти  многих войн и  завоеваний разных времен и народов. Отметились здесь и Тутмос III, и Александр Македонский, Бывал здесь вместе с орденами  рыцарей крестоносцев и король Ричард Львиное Сердце, Дошел сюда и Наполеон. Каждый завоеватель оставлял в нем свой след. Либо созидательный,  либо разрушительный.
Как город, Акко сформировался во времена третьего крестового похода. Тогда он стал  средиземноморской столицей и главной крепостью  рыцарских орденов Тамплиеров, Госпитальеров, Тевтонов. Ими и была построена его крепость, являющаяся наиболее сохранившейся с тех далеких времен.
Современный  Акко  бережно хранит исторические артефакты и с удовольствием знакомит с ними посещающих его гостей и туристов. Многие из них, такие как: городская стена, монастырь Госпитальеров, столовые рыцарские залы, туннель Тамплиеров, постоялый двор, мечеть Аль Джаззар, турецкая баня, тунисская синагога, акведук  Кабри и волшебный сад, заслуживают особого внимания. Для того чтобы все это объехать и обойти нужна многочасовая  профессиональная эксурсия.
Наше же посещение, предполагало легкую, двухчасовую прогулку по старому и новому Акко. Поэтому мы  всего этого не видели.

Проехав несколько городских кварталов, лежащих прямо у набережной,  мы, наконец,  нашли место подходящее для парковки.   Машину оставили на  тихой городской улице, рядом с огромным цветущим кустом китайской розы.
Галина взяла телефон, и хотела было,  сфотографировать этот яркий цветущий куст, но я ее отговорил, указав на рассыпанный под ним мусор.   Нам еще не хватало, чтобы кто-то из местных подумал, что мы специально фотографируем неприбранную уличную грязь.
Мы вышли на набережную и медленно пошли вдоль нее в сторону старого города, рыбачьего мола и крепости, любуясь бурлящим морем и красотой  вблизи лежащих жилых зданий.
Минут через десять мы ступили на камни древней крепости.  Окунувшись в непривычный колорит  суетливой ближневосточной городской жизни, мы пробродили по старому городу-крепости  порядка полутора часов. Побывали на рыбачьем моле, прикрывавшем  в отгороженной им  от бурлящего моря бухте, сотни маленьких рыбацких и прогулочных  плавсредств.
Храбрые шкипера прогулочных суденышек зазывали на часовую морскую прогулку. Но желающих испытать силиную носовую и бортовую качку, а вместе с ней и морскую болезнь, было мало. Хотя невдалеке, какой-то экстримал-одиночка на гидроцикле, буйствуя на высокой волне, накачивал себя адреналином.
Замкнув круг по старому городу, мы вышли за его стену и отправились к месту нашей парковки. Пройдя квартала четыре, мы начали искать место нашей стоянки и свой припаркованный автомобиль.  Но это оказалось не так уж и просто. Все приморские улочки, делящие город на прямоугольные кварталы, были абсолютно схожи, как близнецы. Обходя галсами квартал за кварталом, мы все более удалялись от старого города, а автомобиля нигде не было. Когда наши надежды почти иссякли, когда Павел стал корить себя за то, что не запомнил название улицы с местом нашей парковки, Галина вдруг увидала ранее понравившееся ей куст  цветущей китайской розы и мы вспомнили, что рядом с ним припарковали наше авто. Оно было на месте. Оно ждало нас.
Вскоре мы были дома, а еще через час позвонил тележурналист Андрей Кожаинов и сказал, что все организационные вопросы им решены, и что он завтра в половине девятого будет у нас.
 Так прошел  четвертый, очередной день нашего пребывания в Израиле.

                ДЕНЬ ПЯТЫЙ.  АВИАБАЗА " ХАЦЕРИМ"

В половине девятого Андрей не появился. В половине девятого он позвонил на телефон Павла и извинившись за опоздание сообщил, что из-за небольшой  дорожной пробки  у него вышла задержка и  что он скоро будет. А еще минут через двадцать, после его очередного звонка, Павел пошел на улицу его встречать.
В квартиру вошел молодой стройный мужчина, лет тридцати-тридцати пяти,  в темных очках, с приятным голосом, приятной внешности и с  такой же подкупающей улыбкой.
- Здравствуйте, Меня зовут Андрей;- представился он.
Так состоялась моя встреча и мое знакомство с военным журналистом русскоязычного телеканала  Израиля, Андреем Кожиновым. Мне с ним предстояло провести весь сегодняшний день.
От предложенного завтрака он отказался. Попросил, если можно, чашечку крепкого кофе, так как сегодня он с пяти часов утра за рулем, да и вчера до позднего вечера был на ногах.
Допив свой кофе, он спросил: - Все готовы ?
Я ответил, что готов, поскольку Галина от такой долгой поездки отказалась.
Мы вышли на улицу и Андрей еще раз спросил меня,  буду ли я говорить на  камеру.
- А чего мне бояться?  Я, правда, никогда не говорил на камеру. Никогда и ни кому не давал интервью.
Тогда он сказал, что запись нашей встречи начнется  прямо сейчас, сразу же с  момента нашей посадки в автомашину. Он попросил меня подождать, пока включит камеру на "автомат".
В то время  пока Андрей запускал камеру, Павел положил в салон на заднее сиденье какой-то рюкзак и сказал, что это нам "перекусон" на дорогу, если мы проголодаемся.
Когда камера  была включена и начала писать, я сел в салон автомобиля, и мы поехали. И как предупреждение Андрея прозвучало, что наш путь будет длинным как  в пространстве, так и во  времени. " Длиной в триста километров вперед и  в сорок лет назад".
Так оно в итоге и вышло.
Для того, чтобы не было неудобств в нашем общении я ему сразу же предложил перейти на "Ты".  Но он вежливо отказался, ссылаясь, что я хоть и бывший, но " полковник" советской армии, а он всего лишь капитан запаса армии Израиля. Да и возраст у нас разный.
Приятный в общении и словоохотливый Андрей поведал историю своей жизни. Ему всего 33 года, не женат, но, как и у всех современных, успешных молодых людей, есть женщина.
  Корни его происходят из советского Союза. Его бабушка, да и родители, в свое время  жила в Сумской области Украины.
Затем они перебрались в Казань, где Андрей закончил  среднюю школу и поступил в  местный Казанский государственный  университет, (в котором учился,  недоучился, так и остался недоучкой, вождь мирового пролетариата В.И. Ленин) Специальность он избрал себе "романо -германские языки и культура"
Не видя перспективы нормальной жизни в развалившейся стране , а тем более в бандитской Казани, с ее группировками "отморозков"  95-97 годов, он ее покинул.
Благодаря израильской  программе СЭЛА он в 1997году оказался в  Иерусалимском университете, в котором  выучился и стал бакалавром по специальности "Средства массовой коммуникации и международные отношения", поле этого закончил там же магистратуру по специальности
" Конфликтология"
В России из-за беспорядка в учете призывников, после его отъезда  еще в течении ряда лет, по ночам в квартиру его родителей, врывались участковый милиционер и офицер  городского районного военкомата, которые требовали от его матери выдать "дезертира" Андрея Кожина, который в это время  грыз гранит науки в университете святого града - Иерусалима.
По окончанию университета, он получил первичное офицерское звание "лейтенант" и был призван в израильскую армию.
  Его первая армейская должность была. "помощник психиатра". Его работа заключалась в первоначальной оценке социально-психологических показателей призывников. Он должен был помогать психиатру давать оценку, о возможности или невозможности призыва и использования "дебилов или психопатов" в рядах вооруженных сил. Такая служба была ему не нутру и вскоре он прорвался на более живую работу - в пресс-службу армии, отвечая за всю русскоязычную прессу, включая международную.
В этом статусе прошел все конфликты и войны, вырос в звании до чина, соответствующего нашему "капитан"
Потом вышел в запас и пришел  на ТВ. Через месяц сел на военную тематику.
В 2006году во "Вторую Ливанскую войну" был призван в  действующий резерв. Занимался организацией работы и распределения  военных журналистов, по подразделениям действующей армии в ходе решения ими боевых задач.
 Был у него и курьезный случай, чуть не стоивший ему жизни.
  А было это так:  В тот день я был должен одного нашего журналиста устроить в танк  колонны, уходящей в Ливан..
Комбриг сказал, что  он отдал распоряжение командиру роты взять журналиста на броню. А нам порекомендовал побыстрей  добраться на  исходный рубеж, поскольку колонна сейчас уйдет
Мы вскоре добрались до колонны.  Невзирая на то, что я был в форме, в каске, и с автоматом - комроты  брать с собой журналиста отказался. Говорит:-  я ничего не знаю и приказы, переданные на словах чужим офицером не выполняю...
Ну мы метнулись обратно в штаб бригады  - вытащили комбрига с оперативки.  Тогда тот по общебригадной связи покрыл комроты матом. И объяснил ему, что и как  надо делать.. А мне говорит: бери журналиста и лови колонну, Они тебя подождут...
Приехали на место стояния колонны, а там "хрен ночевал, да рано ушел". Комроты оказался  мужик упрямый, взял да и  двинул   колонной за границу. Мы мчимся на - передовой  подвижный  комнадный пункт... Офицер связи говорит, что колонна ушла  - но сейчас после разъяснений  комбрига стоит и ждет нас. -Догоняйте.
. А там местность пересеченная  и холмистая. Мы с журналистом бегом. в бронниках с оружием  и касках, ну прямо как  на марш-броске помчали. Я с запалу даже не понял, что мы границу промахнули. Метров на 400,  в Ливан.забежали.
Колонну догнали, журналиста в танк затолкнул  и колонна пошла дальше. Я по колее  возвращаюсь назад.. Подхожу к ПКП,а офицер связи на меня смотрит круглыми глазами и говорит: - Ты откуда пришел?.
-  От туда, -махнул я ему  рукой.
.. Он пальцем у виска покрутил, и говорит:
- Дебил,  Там же там минное поле. Танкам оно не опасно - а ты точно, дебил.
-Я, конечно, дебил, но не оконченный, Я шел  по танковой колее. И она  меня,  наверное,  и спасла...
Это, конечно, не героизм  и не идиотизм, а просто судьба и удача.
Закончил свой рассказ тележурналист Андрей.
Сегодня его амплуа - военная хроника. Поэтому он от войны далеко не ушел, она всегда с ним, а он всегда в первых рядах, и всегда на войне. Удачи тебе и пусть во всем всегда везет.

Минут через тридцать мы выехали на главную израильскую автомобильную магистраль - платную дорогу  6..  Широкий красивый автобан, практически без ограничений скорости, тянется с севера на юг, пересекая почти половину страны, "огибая арабский треугольник" Построен он был  относительно недавно, после того как арабы однажды, в неподходящий для Израиля момент заблокировали старое шоссе, не пропустив через свою территорию  перемещаемые с юга на север войска.
В районе десяти часов Андрею позвонили из редакции и сказали, что он завтра в составе рабочей группы министра обороны,  должен быть в 10.00  в  палестинском Хевроне.
Он ответил :- Я  об этом уже знаю.
Я спросил его; - Что-то серьезное?
- Да нет, пустяк. Обычная протокольная поездка в качестве "мебели". Туда можно было бы и не ехать, но таков этикет, ведь " свита делает короля".
Еще через полчаса, езды наша скорость резко уменьшилась. На дороге образовалась,  по словам Андрея,
 " Пробка".
- Нет, Андрей. Разве это пробка?  Это, не "пробка», это просто "тянучка". Пробка, когда полностью стоит и не движется город. У нас в Киеве, а особенно в Москве это целая трагедия.
Андрей посмотрел на навигатор и удивленно сказал:
- Это же надо? Все дороги,  ведущие с севера на юг, в данный момент  стоят. Такого я еще никогда не видел.
В течение часу мы ехали со скоростью примерно 15-20 км/час, ожидая увидеть то, что явилось препятствием нашему движению. Но,  ни  регулировщиков, ни аварии или их следов не наблюдалось.
Вскоре тянучка  как бы сама по себе  рассосалась  и наш серебристый автомобильчик с буквой =S=  на эмблеме, почувствовав свободу,  обретенную сотней лошадей под его капотом, весело устремился вперед, догоняя  ранее нами упущенное.
Мы подъезжали к Бэер-Шеве.
Не въезжая в город, обогнув  большую клумбу,  мы повернули на запад и устремились в сторону авиабазы израильских ВВС- "Хацерим".  Километра через три/четыре, прямо у перекрестка нашей дороги с ответвлением на какой-то охраняемый военный объект, я увидел стоящий на небольшом пьедестале самолет  F-4 "Фантом". Он стоял устремленный ввысь, как и многие  бывшие советские самолеты по нашим прежним гарнизонам или просто  по близь лежащим  к ним городкам и весям.  Только при этом, здесь было одно отличие. Этот "фантом" был весь практически цел, в отличие от наших, с, как правило, вывороченными лючками и почти сплошь разбитыми фонарями. Да и покрашен он был свежей краской и имел отличный вид.
Отмерив еще десяток километров мы наконец подъезжали к одному из элементов авиабазы " Хацерим" - к  Государственному национальному " Музею ВВС Израиля".

Если в поисковой строке "Гугла", записать Бэр-Шева, а потом запросить "Искать не карте", то вам  с высоты космоса откроется космическая съемка этого города, лежащего в  северной части пустыне "Негев".
А теперь пройдите на  запад, километров двадцать от него. Внимательно присмотритесь,  и если вы в этом деле соображаете, то обязательно обнаружите знакомое для всех  когда либо летавших, дорогое каждому летчику  очертание  аэродрома.  Это и есть авиабаза израильских ВВС Хацерим.
Это не просто полоса, рулежные дорожки и стоянки самолетов. Это огромный действующий авиационный комплекс,  со множеством летных полос и отлично развитой аэродромной инфраструктурой. При хорошем разрешении и в зависимости от обновления фотоснимка, вы сможете разглядеть на нем до семи десятков самолетных укрытий и если очень внимательно присмотреться, то увидите и самолеты.
     Лично я насчитал, до полутора десятков А-4 " Скай-Хок".
На этом же снимке, на южной окраине авиабазы вы можете так же обнаружить какое-то скопление разномастных и разноразмерных самолетов, аккуратно расставленных  ровными рядами на большой прямоугольной площадке.  Это и есть место нашего устремления.  Это сюда мы только что с Андреем приехали.
Это Государственный национальный " Музей ВВС Израиля".
На входе в музей нас встретила милая девчонка, лет восемнадцати, в форме ефрейтора израильской армии.  Она представилась как Эфрат и русскоязычный гид по экспозиции музея.
На территории нас уже ждали два телеоператора, коллеги и друзья Андрея.-  Игорь Горелик и Эмиль Тевосов.
Чтобы не терять драгоценного времени, мы сразу же приступили к съемке. Снимали сразу  на две камеры, одновременно. Некоторые моменты снимали с повтором.
Мы шли вдоль линейки стоящих здесь самолетов советского производства, в различные годы и по различным причинам, попавшим в Израиль.
Андрей спрашивал о моем  пути в авиации, о том на каких типах  и когда я летал. Девчонка- гид слушала и на мои вопросы об обстоятельствах и времени появления этих самолетов здесь, рассказывала.
- Два МиГ-17 Сирийских ВВС  в начале шестидесятых годов заблудились и сели на израильский аэродром. Летчиков отправили назад, самолеты  оставили себе.
- Миг-21ф со знаками Ирака был угнан летчиком - перебежчиком, еще в 1966 году. Судьба летчика неизвестна.
  -А эти спарки, УтИ МиГ-15, МиГ- 21ум и боевой  МиГ -23 мл, были захвачены как трофеи на различных аэродромах  различных фронтов в "Войну судного дня".
Съемка на две камеры продолжалась уже более пятидесяти минут. На полуденной жаре операторы взмолились о перерыве для себя и для аккумуляторов.
 Я порекомендовал Андрею послушать ребят и дать им небольшой отдых, а сам отошел к стоящему рядом  "Фантому". 
В этот момент я услышал  как операторы оживившись сказали Андрею : - Идет, идет...
В нашу сторону, в сопровождении девушки военнослужащей шел щупленький, небольшого роста, седой человек  в темных очках.   Одет он был в темно-синие брюки, голубую тенниску и черные туфли.
- Идем, - сказал Андрей,- я вас познакомлю. Это генерал- майор авиации Авиху Бен-Нун. Он у нас в 1987-1992 годах был Главкомом ВВС, а в годы вашего нахождения в Египте, был Вашим визави через Суэцкий канал.
- Ну что ж, Игорь, надо до конца быть офицером. Надо идти и достойно, встретиться с боевым заслуженным генералом. "К счастью, и сегодняшнему взаимному удовольствию, что мы не встретились тогда, в давно минувшие годы, а встреча произошла лишь сейчас."
  Я пошел ему на встречу. За пять шагов, что-то во мне автоматически сработало, и я перешел на подобие строевого шага, насколько это было возможно в мягкой летней обуви. За два шага остановился, принял стойку "смирно", и отдал честь наклоном головы, как это сделал Кейтель, когда прибыл в ночь на 9 мая 1945г в Карлс-Хорст, для подписания  акта о  Безоговорочной капитуляции  Германии.
Генерал тоже остановился, опустил руки по швам и на мое приветствие, так же ответил наклоном головы. После этого мы обменялись рукопожатием..

Мы представились друг другу, назвав свои имена и звания. Андрей синхронно переводил
Так. В ясный солнечный полдень 21 октября 2013 года,  не земле Израиля состоялась наша  с ним встреча,  о которой мы никогда даже и не могли подумать. Которая к нашему счастью и благодаря  персту Господнему, была перенесена на сорок один год вперед..
Авиху был меня старше  лет на семь. Невзирая на его боевые заслуги и высокое воинское звание, он отличался скромностью и доброжелательностью в отношении ко мне, к его старому "заклятому другу".
Никакого пренебрежения и чванства, я в нем не увидел. Чего за годы службы в Советской Армии  мне неоднократно приходилось наблюдать, у некоторых  наших "пАлкАводцев"
Будучи летчиком ударной авиации, он летал на тактических-истребителях "Фантом F-4", решая наиболее сложные и опасные задачи: - борьбу с наземными средствами ПВО и  главными наступательными группировками сухопутных войск.
В годы  нашего с ним "противостояния" он был командиром 69 эскадрильи, вооруженной новенькими , последней модификации " Фантомами F-4". Дислоцировалась его эскадрилья сперва, на  авиабазе Рамат Давид в Негеве, затем перебазировалась и вела боевые действия с авиабазы Эл-Ариш,  на Синайском полуострове. За свою жизнь он налетал более 5000часов, выполнил 455 боевых вылетов, лично сбил 4 самолета противника.
18 июля 1970 года в районе Исмаилии,  в пять километрах от  ее  на запад, и  немного южней автострады Исмаилия-Каир, две эскадрильи израильских "фантомов", вступили в единоборство с ПВО советских войск,  с комплексом  С-125. Бой был трудным и кровавым.
В этом бою был сбит и погиб экипаж командира  соседней эскадрильи подполковника Шмуэля Хеца, а сам Авиху был ранен. Его ведомый прорвался к комплексу и уничтожил его.
По данным израильской разведки погибло 13-советских военнослужащих. По нашим данным- 8.
Генерал никакой ненависти и злобы к противнику не высказывал. Нам обоим, через сорок с лишним лет было одинаково жаль всех погибших  в том бою, как советских ракетчиков, так и израильских летчиков.

Генерал спросил меня, не знаю ли я кого из ракетчиков, с которыми они тогда сразились ?  Как сложилась их судьба?
Я пообещал ему при случае их  найти и передать  через  Андрея, все то, что о них узнаю. Хотя прошло уже столько лет....
Мы еще немного поговорили о его работе, как тактического истребителя, воевавшего с сухопутными войсками и ПВО египтян. О его победах над наземным и воздушным противником.
Я, откровенно говоря, зная и представляя такую работу чисто профессионально, восхищался этим  скромным человеком.
Затем речь зашла о противоборстве наших  и израильких истребителей. Он мне откровенно признался, что они узнали о появлении 135иап в Бени-Суэйфе /Комаушине и 35 оиаэ в Джианаклизе  только в двадцатых числах апреля.
Мы-то, особенно с вами, русскими, воевать не хотели. Вы сами первыми начали. Вы же пытались сбить наш Скайхок,- сказал генерал
О "сбитом" 22 июня в зоне Суэцкого канала   нашими летчиками из 35 оиаэ В.Крапивиным и  Н.Сальником, израильском Скай-Хоке, он сказал. Что самолет не был сбит, а только подбит.  Самолет успешно выполнил посадку, летчик цел и невредим.
Затронули мы с ним и самый больной для нас, советских летчиков, вопрос о проигранном нами воздушном бое 30.07.70г., в котором было сбито наши четыре самолета и погибло три наших летчика Н.П. Юрченко, Е.Г. Яковлев и В.А. Журавлев.
Немного отвлекусь.
В период 26-27 июля 1970 года в Москве, ГК ВВС Главный маршал авиации ПС Кутахов провел Четвертую военно-научную конференцию ВВС на тему " Организация и проведение воздушных сражений и боев". Были разработаны и разосланы в войска ее предложения и рекомендации.  Пока мы их изучали и осмысливали, евреи на практике показали нам, как это надо делать.
Продолжим повествование, нашей с Авиху беседы..
Тогда по данным их разведки они считали, что в том скоротечном бою были  сбиты пять наших самолетов. Но я его убедил, что пятый самолет, пилотируемый  ПФ Макарой, сбит не был, Он был подбит и на последних "каплях керосина" сел на арабский аэродром. От Авиху я узнал, что один из их самолетов тоже был подранен. Кто-то из наших,  его серьезно зацепил.  Я думаю, что это работа Паши Макары.
  Тогда их летчик  тоже вышел из боя и произвел благополучную посадку.
Ранее в интернете я читал переводную статью с сайта  "Орлов Давида". В ней описан этот бой. И в нем сказано как сам Бен-Нун уничтожил советский истребитель уходящий в сторону Бени-Суэйфа на высоте 12-15 метров и на скорости 1200км/ час. Авиху  за ним гнался очень долго, порядка двух минут. Для такой высоты и такой скорости это очень много, летающий,  подтвердит.
Хоть это  было очень  давно, но погиб наш летчик и товарищ ВА Журавлев.  Сегодня передо мной стоял человек,  сбивший его. Человек, выполнявший свою работу и свой долг  перед  своей Родиной генерал-майор Авиху  Бен-Нун.
Мне кажется, нужно было его возненавидеть за то,  что нажатая им боевая кнопка, прервала  полет соратника.
Но у меня такого, чувства не возникло.
Почему?- спросите вы.
С одной стороны: Возможно прожитые в авиации долгие годы и многочисленные потери боевых друзей.  сделали нас более грубыми и менее сентиментальными.
А это и называется мужеством.  Когда ты умеешь перебороть себя и идти, невзирая ни на что, к победе. Идти, даже ценой собственной жизни, если понадобится. Такая у нас профессия - Родину защищать.
С другой стороны. Давайте рассмотрим ситуацию абстрактно и безотносительно.
С точки зрения профессионаллов, по нашему,  "по- летчицки",   проведем оценку подготовки  двух летчиков:
- Первый. На высоте 12-15 метров несется над пустыней на скорости 1200 км/час на протяжении 35-40 километров.    Как оценить его мастерство?: - молодец, обучен хорошо, выдержка хорошая.
- Второй. На высоте 15-25 метров несется над пустыней на скорости 1250 км/час, догоняя первого,  прицеливается и удерживает в прицеле цель,  при этом пускает поочередно,  по одной две тепловые  (ушли в песок) и одну радийную ракету (цель поражена)
Как оценить мастерство? - ответ - молодец, обучен хорошо, выдержка хорошая.
  Два летчика, две  абсолютно одинаковых оценки.
А теперь перейдем к реалиям. Погиб мой побратим и товарищ ВА. Журавлев, и все становится с ног на голову.  Начинают срабатывать эмоции. 
Зададим себе вопрос,  на который никто сегодня  уже не ответит. Почему  Журавлев оторвавшись от своего звена, звена Е Каменева, выходил из боя на "преступно малой высоте"  по прямой  и в направлении своего аэродрома, при этом видя, что за ним идет "фантом"?. 
Что? Может, отказала матчасть? Но и на отказавшей матчасти в такой ситуации, на такой высоте и скорости, лететь смертельно опасно.
Я ему не судья и я его не хочу обвинить в малодушии и трусости. Боже упаси. Сегодня истину уже нам никто не скажет. Не скажет, почему он так поступил? Почему так произошло?
У маршала авиации  НМ Скоморохова есть книга,
" Боем живет истребитель". Именно в бою истребитель  живет и может выжить.
Что помешало Журавлеву вступить в одиночный бой,  или  даже против группы, при этом понимая всю свою безысходность? Ну, был бы сбит. Сбит на высоте. Если бы не взорвался, как НП Юрченко, то мог катапультироваться как Жора Сыркин и остаться  жив.
Хотя и у Юрченко был минимальный, но шанс. После того когда в него попала ракета, самолет загорелся и ему, атакующему цель, прокричали:
- Коля, горишь, прыгай
Он ответил :- Да подождите вы, Я его сейчас нае..... ,
Но в этот момент произошел непоправимое, и он не успел досказать до конца.
А может, сложилось бы так, что и Журавлев вышел из под удара ( как П.Ф. Макара), переломил ситуацию и сам в ней  стал победителем. В активном бою все возможно.
Загнанная в угол  маленькая зверушка и та бросается на своего  огромного противника и, укусив его, в качестве своей победы, получает возможность бегством спасти жизнь.
  Настоящий летчик-истребитель это не зверушка. Это вооруженный верой, силой и волей боец, который должен  активно наступать и если уж придется "уйти", то постараться прихватить с собой как минимум одного, а лучше двух, трех или  более противников.
  А здесь, у него, никаких шансов не было. Пытаясь оторваться  и уйти на малой высоте, он обрек себя на поражение. Он катапультировался на глазах Авиху, на скорости 1200км/час. А на такой  высоте, такой скорости и в такой экипировке выжить невозможно. Это была роковая ошибка летчика.  Это было почти самоубийство.
Читатель скажет.-" Хорошо тебе, сидя в мягком кресле за компьютером рассуждать и писать о том, что было не с тобой." Я с этим согласен. Но может мой личный опыт и анализ этой ситуации, убережет в будущем какого-нибудь летчика- истребителя, прочитавшего это.
В нашем возрасте, уже  надо без эмоций  оценивать прошедшее и смиренно " Собирать, ранее разбросанные камни"
Мы люди военные и  надо с достоинством и уважением относится к своим, бывшим противникам.  Тем более, что они были и сегодня остаются  высочайшими профессионалами с высоким уровнем подготовки.
А где сегодня ВВС России и ВВС суверенных государств? Остался блеф и наскучившие всем, стареющие "Стрижи" да "Витязи",  на такой же старой технике.
К тому же они, израильтяне, защищали себя и свою свободу, а мы помогали тем,  кто  разжег ту войну, а через два года выгнал нас в спешном порядке, а в Кемп-Девиде уже целовался со своими "заклятыми друзьями".
Мне скажут, что "мы исполняли свой патриотический и интернациональный долг".
А я бы, сказал немного по- другому, "Мы не выполняли, мы зарабатывали долг, который нам,  бывший Союз возвращал наглыми и циничными заявлениями кабинетных чинуш « -Я вас туда не посылал".
Долг, который  сегодня  новые постсоветские государства, приемники СССР, возвращают афганцам, чернобыльцам и прочим своим сынам, жалкими  льготными подачками, а  порой  и вообще,  заменяя  и без того скудные льготы "монетизацией". "Монетизацией"  не компенсируемой и не индексируемой в ходе постоянного роста инфляции.

При нашей беседе Авиху Бен-Нун положительно отзывался о наших военных, говоря об их стойкости,  мужестве и профессионализме
Он высоко оценил и наш летный состав того  далекого времени, Его индивидуальную подготовку,  напористость и выдержку.
Высока была  и его оценка нашего МиГ-21
-.Я никогда не думал, что он может так быстро летать у земли, - сказал он, и тут же добавил
  - А воевать вы все равно не умели. Вы действовали по шаблону.  Мы вам выставили в приманку "Миражи". Вы на них клюнули. И еще больше клюнули.  когда они сбросили подвесные баки.  Вы их приняли еще за  еще одно звено "Миражей" и потянулись за ними. А "Фантомы" снизу сделали свое дело.
И вообще скажу, что тогда в небе была такая кутерьма, что просто удивляешься,  как никто случайно не столкнулся. Хотя в воздухе было всего две четверки наших и столько же ваших.
Я на это ничем не мог  ему возразить. Он был прав.
Мы знали, что израильтяне тщательно разрабатывают планы своих воздушных ударов и сражений. И если где-то, что-то в плане пойдет не по намеченному, то они срочно прекращают его реализацию. Все детально проанализируют и обязательно претворят следующий раз, в следующем вылете.
Побеждать нужно головой, а не "большой кровью". А мы ее столько в Отечественную пролили, что страшно и подумать. Да и Жуковское выражение о солдатах, отправляемых  на верную гибель "Ничего, Россия большая, бабы новых нарожают",  для Израиля не приемлемо.
Они тяжко переживают потерю каждого солдата. У них даже есть правило, что военнослужащий, попавший в плен, имеет право  при  допросах, свободно отвечать на  абсолютно все,  интересующие противника вопросы. Этим он убережет себя от пыток и издевательств.

Мы тогда понимали войну по-другому, уроков и выводов не делали.  За нас все решали высокие штабы, а их указания  были необсуждаемы и непререкаемы.
Даже после горького урока 30.07.1970г, все равно проявляли косность и шаблонность в нашей тактике.
Мы вылетали восьмерками и восьмерками с малой высоты должны были вводиться в бой. При этом никакой части сил " чистильщиков" снизу, не предусматривали и не выделяли.  Поскольку так велело высокое начальство.
Я думаю, что победы  А.И. Покрышкина и И.Н.Кожедуба в минулой войне, были потому, что они имели больше свободы.
А мы и наши командиры были более зашорены  и связаны, указаниями с высокого верха.
Я ему задал вопрос, по поводу пролета над Израилем 6.11.71года, пары наших разведчиков МиГ-25РБ, пилотируемых летчиками  Н.П.Борщовым и  Н.И.Стоговым
На что он ответил, что вы русские здесь нас однозначно переиграли. В то время Израиль еще не имел такой техники и такого вооружения, чтобы бороться с целями,  летящими на высоте 25 км и скорости около 3000км/час.

На этом наша видеосъемка, длившаяся почти два часа, вроде бы закончилась.
Андрей перебросился с генералом парой слов, а после этого предложил мне пройти в небольшой модульной конструкции домик, который я оценивал как  административный блок музея.
Вся наша съемочная  группа и девчонка-гид. вошли во внутрь помещения. В небольшой, метров шестнадцати квадратной комнате, был "творческий беспорядок". Его стены были  украшены различными плакатами и календарями на авиационную тему. Под потолком, на полках книжного шкафа, и на большом столе,  всюду висели, стояли и лежали различного размера модели  всевозможных самолетов, памятные знаки, и прочие сувениры. Видно было, что люди,  работающие здесь, кроме авиации больше ничем не интересуются. Они только ею и живут.
В момент нашего появления, в ней находилось всего два человека. Один офицер, в оливковой форме  и небольшой щупленький мужчина с  седыми усами  и в возрасте старше  семидесяти лет
Генерал поздоровавшись с хозяином кабинета и начал что то ему говорить на иврите. Старичок слушал, и по мере восприятия информации, его лицо вытягивалось и принимало крайне удивленный вид. Когда в разговоре генерала проскочило слово Бени- Суэйф, то старик повернув голову в мою сторону, взглянул на меня , еще более изумился, переспросив у генерала:- Бени-Суэйф?.
-  Да, да. Бени-Суэйф, - ответил я.
- Авиху утвердительно покачал головой и что-то добавил по-своему.
Лицо старика растеклось в  доброй благожелательной улыбке.
- Знакомтесь, Это бригадный генерал, Яков Тернер,
 Он в прошлом:- военный летчик, первый инструктор Авиху Бен-Нуна, ваш сосед через Суэцкий канал, мер-социалист "Красной Бэер-Шевы", а теперь директор этого, созданного им музея. - сказал Андрей.
-Он еще до недавнего времени летал на небольшом прогулочном самолете, ровеснике мировой авиации. При этом  всегда надевал на шею белый шарф, который развивался за кабиной в полете
-Ну, допустим шарф - это для форса. Раньше он  нес определенную функцию,  вместо прибора скорости указывал скоростной напор. Я думаю, самолет Якова сейчас оборудован достойными современными пилотажно-навигационными приборами? Таким человеком нельзя рисковать.- сказал я в свою очередь
Авиху указал на какой то кусок самолетной дуралевой обшивки, стоящей у стены, в уголке на полу.  На нем был нарисован фрагмент опознавательного знака самолета израильских ВВС. На немного закопченном металле  было отчетливо видно начертание  фрагмента  "Звезды Давида"
Тернер подошел к нему, взял  и сказал:
Это часть обшивки  от нашего самолета, бомбившего Иракские аэродромы еще в 1967году. Тогда Ирак официально  в войну на стороне арабской коалиции не вступил, но с его аэродромов летал его истребители, воевать против нас, на нашем северном фронте. Мы решили эти провокации пресечь и нанести ответный удар по их аэродромам. В том нашем налете был потерян один ударный  самолет, а второй с серьезным  повреждением вернулся домой, но из-за  большой дыры в фюзеляже больше летать не смог.  Он долгие годы простоял на авиабазе, пока не попал как экспонат, к нам  в музей.
Когда в 2003 году пал режим Садама Хусейна и Ирак заняли американцы, то они обнаружили в спальне сына диктатора, под кроватью, вот этот кусок дюраля.  Американский полковник привез и передал его мне , в качестве экспоната.  Мы  приложили, примерили его  и оказалось, что это именно тот самый кусок,  который был вырван у нашего самолета,   в том далеком  1967году.

  Что он там, под кроватью, делал почти сорок лет, я не знаю и ума не приложу?
Время нашей встречи  и съемки подходило к концу, Пора было отправляться в обратный путь Мы сфотографировлись всей  нашей компанией на память.
Для общего фотографирования я попросил стать спереди нас ту  маленькую улыбающуюся девочку-ефрейтора, нашего русскоговорящего  гида, с именем Эфрат. Она застеснялась и указывая на генералов сказала:
-"Ой,  да что вы? Мне как-то, неудобно. Они и Вы  вон какие,  А кто я? - Простой солдат"
 На что я ей ответил: " Не стесняйся,  дочка. Да, мы такие.
Но это все уже в прошлом.  Будущее за вами, за молодежью. Будь счастлива, удачно выйди замуж и нарожай, много здоровых детей."
Яков Тернер взял рекламный выпуск  многостраничного  каталога-путеводителя "Музея ВВС Израиля" и на обложке подписал. "Поковнику Игорю Сисмееву от генерал-майора Авиху Бен-Нуна и бригадного генерала Якова Тернера".
За все время пребывания в музее  и проведения  телевизионщиками съемки, я не имел возможности воспользоваться своим фотоаппаратом и снять хотя бы пару кадров.  Выйдя на улицу, я попросил Андрея сфотографировать меня с Авиху.  На что и  генерал охотно  дал согласие.
И вот сейчас, передо мной лежит то фото, на котором  на фоне, случайно попавшего в кадр немецкого Мессершмидра-109, стоим мы с Авиху и, как президенты при  официальной встрече с фотографированием, пожимаем друг другу руки.
Маленький листок фотобумаги примирил на себе, трех ранее "заклятых врагов"- немца, иудея и русского.
"Мессершмит", символ и дитя Германии, построенный на чешских авиазаводах в1947 году, по заделам узлов и агрегатов времен " Третьего рейха".  Который, по иронии судьбы,  стал первым самолетом  в ВВС Израиля. 
А рядом с ним мы с Авиху - в прошлом реальные враги,  времен " Войны на истощение".
Время. Мудрое время. Оно все расставило по своим местам. Мир меняется, меняются  политики и политика, но остаемся мы "люди-человеки", которые должны уважать, любить и прощать друг друга. Ибо, без этого жизнь  и мир  на  Земле не возможны.

Через два с половиной часа быстрой езды мы подъезжали к своему дому.
Я спросил Андрея:
- Ну что, устал?
- Немного есть,- ответил он.
-Давай Андрей, поставим автомобиль на парковку, Хорошо посидим и поужинаем. Я думаю, Павел уже нас заждался. А места в его доме для ночлега всем хватит.
- Я бы с удовольствием, да мне завтра с утра надо еще заскочить в редакцию и к десяти быть с министром в Хевроне.
 А сегодня  мне еще предстоит, отматать больше сотни километров.
- Вы как поедете? Одним транспортом или ты на этом редакционном авто?
- Эта машина не редакции, Она моя собственная, а компания компенсирует все мои затраты на нее.
Вскоре мы подъехали к дому Павла. Андрей попросил меня передать прощение всем нашим домочадцам за то, что  он не смог зайти  попрощаться.  Мы пожали друг другу руки,  и он уехал.
Он журналист, он "акула пера" и "медийный волк",.
  А волка,  как известно, ноги кормят.
Будь счастлив, Андрей. Пусть тебе  всегда везет и удается  быть первым на месте горячей сенсации и пусть тебе всегда сопутствует удача..

Когда я возвращал  Павлу его рюкзак, с нашим "перекусоном на дорогу" он, заглянув него удивленно спросил:
- А вы что, до него  даже не дотронулись?
- Нет. У нас просто не было времени
- Ну вы, блин, и даете. Вы русские и хохлы уже много сотен лет живете рядом и вместе с нами - с евреями. И за все это время не усвоили наши обычаи. У нас так принято. Пришел в гости, принеси вина , фруктов, сладости. Можешь сам не жрать . Угости других.
- Я тебя теперь понял. Значит так. "Если еврей пришел в гости  с тортиком, то он  и уйти должен с тортиком."
- Просто я о твоем рюкзаке, Паша, забыл.
Андрею и его ребятам операторам Игорю  и Эмиль  пить твое французское вино нельзя, они все за рулем. Генералы пьют коньяк, а я, полковник, если составишь компанию, сейчас за ужином  могу и водочки.
А лучше всего. Положи все это в холодильник и при моем следующем прилете в Израиль, мы с тобой  махнем к этим двум легендарным мужикам-летчикам  и с ними,  хорошенько посидим.
Мой друг согласился.

Мое возвращение Галина встретила с облегчением и радостью. Она мне сказала, что весь день сидела как на иголках, волнуясь за меня.
- Что? Боялась, что меня арестуют и как нацистского преступника  А.Эйхмана , расстрелять не расстреляют , но в тюрьму посадят?- ответил я  ей.
-Так тюрьмы у них, я думаю цивилизованные, сидеть можно. Ты попросишь на весь срок моей отсидки вид на жительство. А если припаяют как военному преступнику - "пожизненно", то  сразу проси гражданство.  Будешь  жить в Израиле и носить мне передачи.
- Тебе все шуточки, а мне волнение в течение дня, и это все нервы: сказала Галина.

  В те дни, когда после нашего возвращения, писались эти строки, по телевидению в новостях, был показан один небольшой сюжет.
Почти девяностолетний американский  военный летчик, участник корейской войны 1951-53гг, приехал с экскурсионной поездкой в Южную Корею. Там у него возникло желание побывать  на местах "былых боев" и посетить Северную Корею. Он каким-то путем проник к северному соседу, и там его арестовали.
Когда в разговоре со своим израильским другом, обмениваясь мнением по этому поводу,  я заявил, что такая участь могла быть уготована и мне, то он ответил:.
-Я бывал в Америке, я знаю их менталитет и их "вывернутые мозги" Не зря про них Михаил Задорнов говорит "Ту-пы-ее-еее!!!!!"  Так вот этот " поц",  ничего лучшего не придумал когда и куда ехать.  Они сегодня с Америкой скубуться,  угрожая атомной бомбой. А этот старый придурок,  поперся прямо в пасть тоталитарному режиму. Там его только и ждали, чтобы "закрыть".
  Тебе же, у нас ничего не угрожало. Израиль - государство не такое. Он демократичен.
Да, он абсолютно прав . Я в этом убедился сам лично.

  В ту ночь я долго не мог уснуть. Эмоционально  напряженный день навивал мысли о сегодня пережитом и вызывал неудовлетворенность от какой-то недосказанности  и какой-то незавершенности  этой встречи, От того, что она оказалась скоротечной. и  явно недоговоренной.
Вечно мы куда то торопимся и бежим, не думая о том, что это дар судьбы и что такое может больше никогда не повториться. И жаль , что не оправдались мои и Бен-Нуна желания,  подольше поговорить на наши профессиональные темы.  Вот так, просто сесть где-то в тишине  и просто,не торопясь, не под камеру, а через Андрея поговорить о том , что и как тогда с нами было, что нами делалось. Это было бы интересно не только мне и Авиху., но и тем, кто прочтет об этой нашей встрече, А я о ней обязательно напишу.
Но так не получилось. А вышло совершенно по- другому. Привезли  по жаре дедушку- Главкома,   пропустили как  кинозвезду по подиуму, сняли сюжет и  до свидания., съемка закончена.
-А как же наш традиционный русский вопрос,после окончания любого  дела:- "А поговорить ?"-
-Простите, Поговорить не вышло.
Придется попросить Андрея, чтобы он при случае перезвонил и извинился перед Авиху, за то, что не оправдали мы его надежд. Что не догадались еще на часок задержаться и спокойно пообщаться. Да не мешало бы пригласить на такую беседу и  бывшего "красного мера", социалиста Якова Тернера. Он бы тоже многое поведал.
  Тем не менее, в тот день для меня были открыты некоторые неожиданные откровения, касающиеся  подготовки летного состава вышестоящих штабов и летчиков резерва.
Оказывается начальник генерального штаба и его офицеры летчики,  должны лично сами налетать в год не менее 80 часов. При этом периодичность их полетов должна быть не менее одного летного дня в две  недели.
Летчики резерва(банкиры, торговцы , учителя , парикмахеры ,актеры, сутенеры) все кто раньше служил на летных должностях в ВВС, а теперь числится в резерве  и по состоянию здоровья допущен "держаться за ручку", так же раз в две недели, будь добр, прибудь на авиабазу в свою эскадрилью и налетай не менее четырех часов.
Конечно. Израиль страна с простыми метеоусловиями и летчиков резерва не надо  постоянно вводить в строй, как это у нас на Украине в период затяжных сложных метеоусловий осенью и зимой. Но тем не менее маленькая страна, не жалеет денег что бы поддержать свою авиацию на высочайшем уровне боеготовности.
О постоянном летном составе  боевых эскадрилий не приходится говорить. Они летают часто и много. Пока шла наша съемка, в воздухе  над головой слышался непрерывный гул реактивных истребителей и штурмовиков.
Умные люди считают деньги и вкладывают их  разумно и   с умом., инвестируя  в оборону, а следовательно свою безопасность и процветание.
Господи. Когда же ты НАМ добавишь ума? А нашим руководителям чести ,  бескорыстия и политической воли.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ.    Галилея не состоявшаяся

Сегодня последний, шестой день нашего пребывания на "Земле обетованной". Сегодня у нас по плану экскурсия по древней Христианской Галилее. Сегодня мы должны побывать в ее храмах и монастырях, посетить Галилейское море-озеро Кинерет, и если повезет, окунуться в воды Иордана, в том священном месте, где Иоан Креститель, посвящал в христианскую  веру, самого Иисуса Христа.
В назначенное время мы с Павлом и Галиной были в условленном месте,  ожидая турперевозчика.  Отсюда мы уезжали на две предыдущие экскурсии, и всегда автобус приходил точно в назначенный час. Сегодня прошло уже  более получасу, а его не было. На наш телефонный звонок туроператору, к сожалению никто не ответил.  Да и предупреждения о возможном переносе рейса, мы ранее тоже не получали. Павел начал нервничать Он опаздывал на работу, на важную встречу ни то с представителем управляющей компании, ни то с пожарным инспектором.  Я предложил ему подвезти нас до ближайшей остановки автобуса, следующего в центр города. Он согласился.
На автобусной остановке, после отъезда Паши, мы ждали не долго. Буквально через пару минут к ней подошел автобус маршрута 332, следующий на Хайфу.
Увидев этот номер, 332,  я сказал Галине:
- Галя посмотри, так это же наш Броварской  332-й маршрут, курсирующий от ж.д. вокзала Бровары до последней  станции киевского метро " Лесная". Давай сядем и проедем на нем домой, прямо сейчас в Бровары, не дожидаясь завтрашнего авиа рейса.
Галина усмехнувшись согласилась, мы сели и поехали, но не в Бровары, не в Хайфу, а в Назарет. Через пару остановок  мы вышли из автобуса и окунулись в обычную утреннюю жизнь, его арабских кварталов. Побродив немного, мы вскоре вернулись домой, не особо сокрушаясь о несостоявшейся экскурсии. У меня дома были дела. Я обещал Павлу навести сносный порядок в его "мошхеве", вычистить  ненужные файлы и отдефрагментировать диск.

  В то время, когда я занимался компьютером, в комнату через открытую дверь ворвался гул реактивных двигателей.
В Израиле для обеспечения безопасности, над его территорией летают только военные самолеты и вертолеты, Вся остальная "межпуха", гражданские и частные, летают  над морем вдоль его береговой черты. Так легче контролировать пространство, так проще не допустить теракт, подобный  Нью-Йоркскому, когда упали Близнецы
Это был не просто гул пролетевшего  одиночного реактивного самолета. Это было как оркестр,  как симфония нескольких  одновременно надрывно ревущих реактивных двигателей. Гул то сливался в одном месте, то расходился в разные стороны.  То затихая, то вновь выходя на надрывные  и грозно ревущие ноты, он кружился у меня над головой, оглашая своим рокочущим эхом окрестности и вызывая  у меня в душе тоску о давно пережитом.  Без сомнения, он мне хорошо знаком. Это был гул группового воздушного боя реактивных самолетов-истребителей .
Я всмотрелся  в покрытый густой утренней дымкой небосвод и увидел на высоте более 3000 метров  две противоборствующие пары истребителей. Они кружились в яростной круговерти, энергично маневрируя по направлению и высоте. В ходе боя, боевые порядки  обеих пар постоянно менялись. Они,  то расходились, то снова сходились, сохраняя  при этом огневое взаимодействие  и взаимное прикрытие.
Когда же в небе засветились и повисли  какие-то огоньки, с тянущимися за ними  горизонтальными  дымными шлейфами,  или просто окутанные круглыми дымными ореолами, то   я насторожился.  А  может это не учебный бой с применением средств постановки тепловых и радиолокационных помех? А вдруг это пришла пара из Сирии и это бой реальный?
Вся эта красота длилась не более  трех-четырех минут. Затем воюющие,  разошлись в разные стороны и унесли с собой  рокот, тоскливо щемивший  мою душу. Такого я не видел и не переживал за последние двадцать пять лет, да вряд ли еще увижу. Я взглянул на часы.  Было без пяти минут одиннадцать

Я сел за компьютер,  в надежде узнать из ленты "горячих новостей", не явился ли я невольным свидетелем реального боя с сирийцами. Но лента на эту тему молчала. Однако на ней с пометкой "срочно", появилось сообщение.
"Сегодня,  буквально несколько минут тому назад, в районе Палестинского населенного пункта Белаин,  был уничтожен   важный арабский террорист, который два года тому назад явился организатором двух взрывов в Тэль-Авиве.  Он долгое время скрывался в пещере. При попытке задержания оказал яростное  сопротивление с применением огнестрельного оружия. Бойцы спецподразделения, для исключения возможных потерь со своей стороны,   применили оружие и четырьмя выстрелами гранат, успешно завершили операцию. Террорист- уничтожен.  Подробности в вечернем выпуске телевизионных новостей."
Когда сразу же после обеда появился Павел, то он сперва удивился тому, что мы "пролетели" с экскурсией, а потом  сказал:
- Не расстраивайтесь. Будет повод прилететь  в Израиль еще раз. А то, что не попали на место, где крестили в Иордане Христа, то это не особенно важно. Нахождение этого места крещения не соответствует истине. Это специально организованное место на туристическом маршруте, что бы дурить туристов  и качать из  них бабки.  Иордан - река священная, и на ней можно организовать купальню в любом месте.
Истинное место крещения Христа находится на границе с Иорданией, в самом северо-восточном уголке Израиля. Оно даже больше с иорданской стороны. Там еще при посещении Израиля,  ВВ Путин окунался в святую реку. До недавнего времени туда вход был полностью закрыт. Там с прошлых войн, остались минные поля, которые до сих пор не разминированы. Разминирована только тропа в метр шириной и ходить по ней, можно только след, в след.
После этого он мне еще промолвил:
-. А это даже хорошо, что вы не поехали. Сейчас у нас появилось время, когда мы с тобой сможем спокойно и обстоятельно поговорить. Ведь все эти дни была сплошная гонка. Все было, как то быстро и скомкано.
Остаток дня до позднего вечера мы провели с ним в воспоминаниях, подкрепляемых фотографиями из нашей юности.

Когда настало время телевизионных новостей и мы включили русскоязычный телеканал,  то первой новостью дня, была  новость об уничтоженном террористе.  На экране телевизора  появился министр обороны Израиля. Он рассказал как в течение длительного времени спецслужбы  отслеживали этого полевого командира и готовили спец операцию по его задержанию, которая сегодня закончилась возмездием, за многие понесенные ранее  невинные жертвы.
К чести и  достоинству  спецслужб  Израиля можно сказать, что эти ребята работают очень здорово.
Масштабная операция по задержанию и  тайной депортации  из Южной Америки в Израиль нацистского преступника  А. Эйхмана, с последующим судом и его расплатой, за ранее содеянное..
  Розыск в течение почти двух десятилетий и исполнение  приговора по заочному   решению израильского суда,  над всеми  причастными  к расстрелу израильской спортивной делегации на олимпиаде в Мюнхене,  в 1972гг,
А так же  еще множество мелких и неизвестных  акций ,подобных этой.
После интервью министра, на экране замелькали кадры показывающие, как  осуществлялась сама операция.
Показан выход на исходные позиции солдат спецподразделения, сам скоротечный бой и четыре выстрела гранат, которые поставили точку, в этой кровавой, но справедливой драме. А потом на фоне разрушенной пещеры и всего того, что в ней осталось, с микрофоном в руке появился комментатор- военный журналист Андрей Кожинов.
Так вот в какую командировку вчера собирался Андрей,  и в какой челяди министра, он должен был работать "простой мебелью"?  Что на их языке, языке журналистов, еще называется быть " Подставкой под микрофон"
Затем был  показан:  приход палестинцев и возложение ими цветов к останкам террориста. Крики, оскорбления  и швырянье камней в сторону съемочной группы,  палестинскими детьми и подростками.  Все это является продолжением и проявлением  незаконченной перманентной, вялотекущей войны.
Израиль воюет. Израиль  отбивается от агрессии. И он победит.

                ДЕНЬ СЕДЬМОЙ.   ВОЗВРАЩЕНИЕ  ДОМОЙ
Сегодня заканчивается наше пребывание  на этой дивной и до конца не познанной земле, земле богатой  древней истории и бурлящих современных противоречий. Сегодня мы после обеда вылетаем домой, в Украину.  Уезжаем мы с чистой душой и открытым сердцем, сожалея, что мало пробыли, не все до конца  увидели и познали. Но разве можно понять  и познать  Израиль за неделю? Для его познания, многим  не хватает и  всей их жизни.
За эти семь дней, многое переменилось во мне, в моем отношении к Израилю. В отличии от навеянного советской пропагандой образа Израиля - врага, Израиля - агрессора, я увидел обычную открытую страну европейского типа. С трудолюбивым народом, живущим под постоянным давлением со стороны своего окружения, страну строящуюся и борющуюся.  Страну с высокими социальными стандартами и настоящей демократией. Страну с открытой и неподкупной "Фемидой". Страну,  в которой даже президента судят по сомнительному обвинению, в якобы имевших место в прошлом тысячелетии и  недоказанных его сексуальных намерениях. Возможно, истица, через столько лет, пожалела о тогда не свершившемся, чтобы сегодня,  ели не физически, так хоть морально получить, удовлетворение в замен того давно упущенного удовольствия. Я увидел Израиль как страну  решительную в отстаивании своих завоеваний. и дающую  достойный отпор всем проявлениям  в  посягательстве  на ее суверенитет.  Короче говоря,  я увидел страну "людей и для людей"
И если кто-то Вам скажет, что в Израиле заседает и  отсюда правит " Мировое Правительство",  и что в Израиле центр и штаб  мировой "Жидо-массонской ложи и мафии", не верьте ему.  Израилю не до этого. Ему надо обеспечить  свое выживание и дальнейшее развитие на скудных каменистых  почвах,  выращивать урожаи, развивать науку и промышленность, изыскивать  и осваивать  новые местные энергетические и природные ресурсы,    обеспечивать социальную защиту своих граждан
Вот в чем сегодня его основная головная боль.
Именно таким, сегодня улетая, я  по-новому воспринял Израиль.

Для того, чтобы застраховаться от неожиданных задержек и заторов в дороге, мы решили выехать пораньше, в начале двенадцатого. 
Преодолеть за два  часа, восемьдесят километров по чудесным израильским автострадам, было лучшей  гарантией того, что мы ни при каких обстоятельствах не опоздаем на свой  авиарейс. Сборы были не долгими.  Как говорит поговорка :- "Что голому собираться, подпоясался и вперед"
Правда,  при укладке вещей в сумку, вдруг неожиданно выяснилось, что кто-то в ней уже побывал.. В Галиной сумке лежал упакованный в пеструю фирменную коробку новенький тостер.
-Павел, что это такое? Это твоя работа?
- Ой, да это так, пустяк; - ответил Паша, - Ты же сам сказал "Если еврей пришел в гости с тортиком ,то он должен уйти домой с тортиком", вот тебе  тостер взамен тех подарков, которые вы нам привезли.
- А что собственно такое, я вам привез.?
- Как, что? А это, электронное устройство для отпугивания крыс и мышей. Я его включил, так у меня над головой,  на чердаке, пропала какая-то не то мышиная, не то крысиная возня.  Более того, куда-то делись и соседские коты.  Соседка второй день ходит и не может найти своего рыжего котяру Боруха.  Он раньше целыми днями лежал рядом с нашим входом и грелся на солнце. А теперь его нет.
- Ладно, уговорили. Возьмем.
Лариса услыхав, что  я согласились взять тостер, тут же предложила Галине  взять громадную, со стеклянной крышкой электро-сковороду.
- Галя, Игорь взял тостер,  а ты возьми эту сковородку. Она абсолютно новая, у нее есть все  и даже упаковка.
-Ларисочка, спасибо дорогая, но у нас дома есть газ, а она будет лежать без дела, и пылится.
Лариса сокрушенно промолвила :- Сковородку не хочешь? Так возьми хоть вот это новое в упаковке, сентепоновое одеяло.
- Куда его, такое огромное с собой тащить, весу в нем вон сколько?- пытался парировать я
-Какой там вес? Оно легче пуха.  Когда мы к вам приедем в гости, то будем у вас им укрываться.
Эта еврейская семья, свято чтущая все правила и заведенный у их народа порядок, только тогда успокоилась, когда Галя, наконец, согласилась.
 "Мы евреи ( так  нас назвал гид Жора) пришли в гости с тортиком
( салом , водкой и подарками), так и уходили из гостей с тортиком
( тостером и одеялом из сентепона). Никуда не денешься, такие   уж в Израиле  правила гостеприимства  и вежливости.
  Я прошел в кабинет Павла и  незаметно положил в третью, на верхней полке  справа,  книгу, пятьсот долларов. А так же там  оставил записку: -"Это Вам на авиабилеты в Киев, Что бы не было возможности отказаться, как бы из-за отсутствия средств. Прием и обратную отправку гарантирую. Обнимаю Игорь..".

  К часу дня мы были в аэропорту Бен -Гурион. Здесь было  оживленно и многолюдно.
Поискав место, где оказываются услуги по обертыванию  пленкой "стреч"  багаж,  и не найдя  его,   мы пошли в сторону очереди, стремящейся на регистрацию.
В отличие от "зала прилета", здесь на вылете, обстановка была совершенно противоположная. До того как попасть к стойке регистрации нас успела предварительно опросить и отсканировать служба авиабезопасности. Далее мы попали в зону технического досмотра багажа, с использованием  "Интроскопа".
У меня на душе было абсолютно спокойно по поводу провоза запрещенных предметов и валюты.
А вот Галина немного нервничала, Ведь она прихватила кусок "территории  Израиля" ( грязь с берега "Мертвого моря") и несколько  небольших " священных" камней, подобранных в районе "Стены плача". По моей оценке это были не "Священные камни Иерусалима", а кусочки бетона или штукатурки, от реставрируемого рядом здания. Но она о них так пеклась , что даже мне не показала. А я не хотел ее разуверовать.
Ведь не зря говорится:- "Уверовав да победишь"
После этого дорожка, ограниченная красными ленточными леерами ( шаг влево, шаг вправо, побег, расстрел) привела  нас к стойке с высвеченным табло, на надписи которого среди многих слов , мы увидели слово "KYEV". Расставшись со своим багажом и получив отрывные талоны регистрации, мы пошли дальше в сторону государственной границы. Но госграницу Израиля не так-то просто  достичь и перейти. Вскоре нам путь преградило очередное препятствие в виде подковы металлоискателя.
И опять снимай штаны,( то есть брючной ремень), часы, ключи, кошелек  с мелочью и мобилку в пластмассовый лоток. Все снова пропускай  через "интроскоп", вместе с ручной кладью., А сам через подкову счастья  со штанами в руках и в ожидании, зазвенят металлические коронки зубов или нет. В Киеве не зазвенели. Может у них тут, подкова лучше настроена и лучше нюхает. Идущую передо мной девушку-арабку подкова  все- таки ущучила. К ней подошла женщина-контролер с ручным  сканером и начала ее всю сканировать, от головы до пят.  Вот именно в этом месте,  у пят, сканер и завизжал. Девушке предложили присесть на стул, сняли с нее сапоги и пропустили их через Интроскоп.  Результаты этого исследования меня не интересовали. У меня была одна проблема, как бы побыстрей заправить ремень в брюки и не допустить конфуза,  чуть не свершившегося со мной в Борисполе.
Когда мы прошли эти три круга   досмотра и оказались перед зоной пограничного контроля, к нам подошел Павел,.  При нашем первом  этапе опроса и досмотра он попросил чиновника , что бы тот разрешил ему  сопровождать нас в качестве нашего переводчика. Офицер дал добро и Павел попав в зону досмотра, где передвигаясь  отдельно и в стороне  от вылетающих, проследовал сюда за нами.
У нас еще было время пообщаться. И мы его использовали рационально, как это бывает в таких случаях. Прозвучавшие благодарности за прием и извинения за принесенные хозяевам временные неудобства, сменились приглашением приезжать еще, и   клятвенным обещанием  нанести ответный визит. Потом было фотографирование и  дружеские объятья с грустью предстоящего расставания.  У нас обоих комок сжался в горле, а к глазам подкатились слезы, когда от легонько подтолкнул меня ладонью в плечо и сказал:  "Иди. Тебе пора, командир" Сказал и отвернулся, чтобы мы случайно  не увидели его повлажневших глаз. Я переживал абсолютно все, то же самое, Меня одолевали точно такие же чувства..
С чиновником пограничной службы я не шутил. Не было настроения и вместо задорного  приветливого "Шалом", уже надо было сказать "До свидания". До свиданья  друзья,  до свидания Израиль.
Пограничник, молча взял наши паспорта, выполнил положенные процедуры и пропустил нас в нейтральную зону. Зону  безпошлинной торговли,  в зону "Дьюти фри". 
Мы обернулись и через прозрачную стеклянную перегородку государственной границы, увидели стоявшего и грустно смотревшего нам вслед,  Павла.
Чтобы как то его подзадорить, я выдавил на лице подобие улыбки и мы с Галиной прощально помахали ему рукой. Он слегка улыбнулся и подняв вверх согнутую в локте  со сжатым кулаком руку, ответил нам приветствием кубинских бородачей "Но пасаран", или тельмановским " Рот фронт", повернулся и зашагал.

К месту своей посадки мы добрались без приключений, Хорошо заметные и понятные указатели привели нас  к нашей цели. В секторе-накопителе пока еще было малолюдно и были свободные места на  диванах . Оставив Галину с вещами,  я пошел в "Дьюти фри". купить  бутылку простой столовой воды .   Небольшая, европейского стандарта 380 граммовая бутылочка, обошлась мне в 2,5 USD, В качестве сдачи я получил "один зеленый" и несколько "Шекелей" на память,  или  для того чтобы снова вернуться сюда и здесь  их потратить.
  Да нет. Отдам я их лучше своему восьмилетнему внучку Андрюхе. Он, пацан увлеченный. Он собирает все, от жуков и  камешков, до наклеек и монет. Путь это будем моим вкладом в его коллекцию.
По мере  приближения времени  вылета, народу стало прибывать.  Пока мы сидели в ожидании посадки по вокзальной трансляции неоднократно прозвучали объявления:
- "Пассажиры Горелова, Леонова и Киржак,  следующие рейсом до Москвы, просим вас срочно  прибыть на посадку".
Минут через сорок  прозвучало это же объявление с существенным дополнением : - " ..... из-за вас рейс откладывается уже на тридцать пять минут"
В голове мелькнула мысль: - "Ну, мать Россия, и гуляет. Сидят девки, где-то в  ресторане "Дьюти фри" и пропивают оставшиеся дензнаки. Капитально " забубенили" и забыли про рейс, а народ волнуется".
Неделю тому назад точно такая же картинка была и в Борисполе.  Тогда диктор умолял прибыть к месту посадки пассажиров, с русскими фамилиями, следующих до Самары.
Вскоре и в наших рядах началась подвижка, началось последнее "обрезание" посадочных талонов и приглашение на посадку. Первыми пошли те, которым не хватило мест на вокзальных диванах и самые нетерпеливые. Мы с Галиной сидели и ждали, когда очередь поубавится и можно спокойно и без суеты пройти на борт лайнера. Мы были спокойны. На наших  посадочных талонах были соседние места, и даже более того, одно  у иллюминатора. На него то и претендовала Галина.
В  тот самый момент,  когда очередь у стойки регистрации, превратилась из  кучки скопления людей в стройный человеческий ручеек, ритмично текущий в сторону,  ведущую к самолету,  в наш сектор-накопитель ворвалась группа из шести /семи, запыхавшихся ортодоксов. Они без церемонно отодвинули очередь и, проскочив регистрацию, помчались дальше. Что поделаешь. "Израиль для израильтян".
Ортодоксы, это те,  кто с незапамятных времен свято блюдет косные "заветы", это те, кто сегодня порой,  блокирует  в  израильском парламенте, и органах местного самоуправления, прогрессивные  начинания. Их, откровенно говоря, недолюбливают   их соплеменники, как в Израиле, так и у нас, из-за их порой нецивилизованного поведения. Особо это показательно на их шабашах в Умани, когда город после завершения обряда поклонения Ребе Нахману, неделю выметает грязь и восстанавливает  ими порушенное.

Ну вот, наконец, и мы заняли свои места в задних рядах хвостовой части салона с правой стороны. Ни что,  ни крыло,  ни стабилизатор не могли нам мешать и  закрывать виды на пролетаемую  в полете местность.
В кармане спинки сиденья предыдущего ряда, я увидел рекламный выпуск авиакомпании МАУ. На развороте одной из  его страниц была изображена Евро- афро-азиатская часть карты мира, с идущими от Киева усами-стрелками, указывающими обслуживаемыми авиакомпанией  маршруты.
Я посмотрел на карту. Вроде бы  при неопределенном  ее масштабе, конфигурация  земной поверхности не искажена. Значит, зная общую продолжительность полета и реальное время нахождения в воздухе,  можно с определенной степенью точности определить место нашего нахождения в текущий момент.  Тем более, что самолет в течение всего полета, практически не менял курс и шел по линии пути,  проложенной с постоянным магнитно- путевым углом.  Мои  прикидочные расчеты меня не обманули. Кипр появился  под нами через тридцать минут после взлета. Через полтора часа полета под нами пропали редкие огоньки северного побережья Турции и распростерлась укрытая ночной тьмой, акватория Черного моря.
А еще через сорок минут  полета, увидеть огоньков Одессы, нам не удалось. Мы шли на восьми километрах в  плотных ночных облаках.  Полет закончился в обещанное командиром воздушного судна время, ровно через три часа.
Но все это будет потом, когда машина уверенно побежит по бетонке "новой", а в прошлом военной, полосы  аэропорта Борисполь.
  А тогда,  на земле Израиля в аэропорту "Бен Гурион", шли последние приготовления в салоне авиалайнера,  вылетающего на Киев.
Впереди нас, двумя рядами ранее, и позади, ряда на три  далее, расположились эти беспокойные  ребята с кипами на головах, пейсами на висках  и жидкими  нестриженными козлиными бородами - "хасиды". Их возраст был от тридцати до сорока лет.
Они активности пока не проявляли.  Но тем ни менее, один из них, мужичек лет тридцати/тридцати пяти выказывал нетерпение и желание подвигаться. Его выдавали сверкающие  близорукие глаза, спрятанные  за круглыми окулярами и их толстенными стеклами (как минимум восьмой или десятой диоптрии), два постоянно оскаленных передних верхних зуба, налезающие друг на друга  и  скрещенных,  как два пальца в детской игре, "Чур ни я", какие то поиски чего-то во всех своих карманах и постоянное вращение головой. 
В наборе высоты,  пока еще пассажирам было запрещено ходить по салону, хасиды, "забив не всех и все....", невзирая на просьбы и призывы борт проводников, "включив дурочку" и делая вид что не понимают, бродили от кресла к креслу своей  беспокойной команды.
Сидящий перед нашими глазами  один молодой ортодокс , как минимум один раз в 15/ 20 минут вставал, открывал багажную полку, доставал из него набитый чем-то черный рюкзак, а затем порывшись в нем, снова водружал его на место. Когда он в очередной, пятый раз, проделывал эту процедуру, я предложил Галине заключить пари, что этот парень,   пока не повторит свое занятие менее десяти  раз,  не успокоится.  Я проиграл. Он сделал это всего восемь раз.  Возможно, он это сделал бы и десять и более раз, но наш полет был закончен.
Кормежка пассажиров ужином прошла в обычном порядке. "Обрезанным",  по предъявлению ими  их  доказательств, дали коробки с надписью "Кашерная пища", а нам - "гяурам неверным",  обычный аэрофлотовский харч, сухой,  постный и невкусно приготовленный в Израиле.
Когда разрешили вставать со своих мест, то в сторону "камбуза" и бортового "гальюна", потянулись толпы жаждущих.  Шли как в мавзолей, то ли посмотреть как оно там , то ли  по более
банальным соображениям. Я думаю, что это жители Израиля,  шли для того,  что бы избавиться в полете от скверны, прежде чем ступить на не менее святую и древнюю  землю  " Киевской Руси".
И вот мы катимся по бетонной полосе Бориспольского аэропорта. Ортодоксы, как и в прошлый раз без приглашения повскакивали с мест, похватали свои шабалы и начали пробиваться к выходу. Женщина еврейка, сидевшая рядом через проход,  получившая сумкой плечу возмутилась: "Куда вы торопитесь?" Очередной хасид, следующий на выход,  умудрился дважды, весящим на плече ранцем зацепить голову сидящего  у прохода "щирого" пожилого   хохла. Тот в свою очередь даже взмолился: "Хлопци! Та куды це вы?  "Бабий яр" вже давно не працюе. Там вас нихто прийматы ни збирается."
Когда мы покинули лайнер и  вышли на свежий воздух,  в Киеве было начало восьмого и всего лишь шесть градусов жары.
Граница встретила нас приветливо. Перед  окошком с надписью " Для граждан Украины"  мы почувствовали гордость за свою страну. Она нам предоставляла бесплатную льготу, раньше  остальных транзитных пассажиров -паломников из Беларуси и Прибалтики ступить на родную землю и сказать себе " Украина для украинцев,   а так же и всех остальных" Нас распирала гордость, что ты, "украинцы", первым смоешь подойти к бесконечной ленте транспортера,  и вместе со всеми, с тобой прилетевшими,   ждать еще около получасу, пока он закружится и доставит к твоим ногам твой багаж.
Для того чтобы не коротать время стоя, я предложил Галине присесть на стоящую в сторонке одинокую скамейку, а сам пошел встречать багаж. Вот над выходом "преисподней" замигала оранжевая лампа, и на табло вспыхнул номер нашего рейса. Лента транспортера пустилась в свое  бесконечное движение по кругу, доставляя прилетевшим  их багаж.
  Свой  "командировочный чемоданчик"  я определил сразу, а вот Галиной черной  дорожной сумки пока не было. Уже разошлись все пассажиры нашего рейса, а я стоял, с каким-то парнем, с нами прилетевшим и ждали . Конвейер наматывал круги  пронося перед нашим взором какой то  одинокий прозрачный пластиковый мешок запечатанный красной удавкой-затяжкой , с чем то черным внутри.
Понятное дело. Галина черная дорожная сумка либо осталась в Тель-Авиве, либо улетела не весть куда.
Надо идти к "Окну розыска багажа". Молодая, скучающая девушка узнав с какого мы рейса, отправила меня и моего попутчика в дальний угол зала.
-Там розыск компании МАУ;- сказала она.
Я оставил Галине  свой багаж и ручную кладь и направился в указанном направлении.
В то время когда я заканчивал заполнение бланка заявления на розыск, ко мне подошла  Галина, волочащая за собой на грузовой тележке, наши вещи и тот неопознанный  пластиковый мешок, с черным вложением внутри.
Сумка нашлась. Галина  ее опознала по своему цветному купальнику,  вывалившемуся из  нее,  из-за  разошедшегося  замка-молнии. Кроме того кусок сумки, в месте крепления  ее главной лямки, был  вырван. Красная бирка на затяжке-удавке  гласила, что она относится к "Карго Интеравиа" и была прицеплена в "Бен- Гурионе"
- Это тебе, Галина, месть израильских грузчиков, за то что ты сперла в Израиле кусок земли и священные ( сомнительного происхождения ) камни Иерусалима.
Когда мы подходили к зоне таможенного контроля, картина была точно такая, как и при нашем прилете в Израиль. Досмотровый зал  был уже без пассажиров и пуст, а таможенники, человек пять,  сидели в уголке и беседовали о чем-то  своем. Когда мы направились в их сторону, одна из них встала и, указав на дверь зеленого коридора, сказала "Давайте  идите туда"
 На выходе из таможенной зоны, изрядно переволновавшись и перенервничав, нас ожидал  наш зять.
Еще полчаса езды и мы были дома.
  Хороша страна Израиль, хороша "Земля обетованная", но она обещана не нам.
Здесь в Украине  наши корни, здесь жили наши предки, здесь жить нам, нашим детям и внукам. И лучше этой земли нигде на свете нет.

1


Рецензии
Дорогой Игорь Викторович! Очень рад, и благодарен Вам,что Вы опубликовали, прекрасно написанные воспоминания Игоря. Здесь они найдут своего читателя. Я подумал, что его "Военные лётчики" тоже ведь знакомы очень ограниченному кругу его друзей. На мой взгляд материал там уникальный, ибо отображает мало известные события о состоянии ВВС и войск ПВО, т.с. изнутри, накануне распада Союза. Да и о войне в Египте, кроме Вас и Игоря по-моему никто не писал. Вы где-то упоминали, что после возвращения из командировки, бесценный боевой опыт ветеранов Египта остался не востребован. Сама книга написана добротно с захватывающим сюжетом и могла бы вызвать интерес у читателей.
С уважением,

Виталий Буняк   11.10.2019 22:37     Заявить о нарушении
"Очень" СПАСИБО, Виталик! А то "как в колодец".
ИВ.

Игорь Теряев 2   12.10.2019 11:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.