Сидни Тримейн. Из афоризмов

   Стоит только мужчине возвести какую-нибудь женщину на пьедестал, — всегда набежит немало жаждущих помочь ей с него спуститься.

   Мы никогда не согласимся с чужим мнением; лишь собственное наше мнение в чужих устах для нас бесспорно.

   Некоторые из тех, кому повезло сохранить себя в молодом внешне обличии, возраст свой выказывают высказывая суждения свои.

   Девушка, отдающая свои молодые годы изучению философии, найдёт в ней, безусловно, немало для себя пользы, — когда годы те её пролетят.

   Некоторые люди ухитряются «нести молча свой крест» поистине оглушая окружающих.

   Загнанный женщиной под каблук мужчина — всегда изгнанник из её сердца.

   Несомненный факт: женщину, не КОТОРОЙ раз за разом придётся извинения ему приносить, а ЗА КОТОРУЮ — почти наверняка предпочтёт мужчина.

   Мужская «вечность» — совпадает абсолютно по временной протяжённости с женскими «пятью минутками».

   Сочинить хорошее любовное послание может только мужчина незаурядного ума, — но вот берутся всегда за такое дело одни лишь дураки!

   Бежать с женщиной тот всегда дерзает, кому ума не хватает от неё сбежать.

   Женщина, которую первая же встреча с новым для неё мужчиной «заводит слишком далеко», возвращается, как правило, из того «далеко» в одиночку.

   Женщины, которые избегают выставлять что-либо напоказ, из тех чаще всего особ, коим и скрывать что-то нет никакой абсолютно нужды.

   Объяснения женщины, на какие конкретно нужды растрачиваются ею «домашние деньги», в своей гениальной изобретательности соперничать способны только с отчётами её мужа о том, на что конкретно растрачивает он свободное своё время вне дома.

   Роман на службе — это масло, добавленное в графин с водой; сам дьявол подталкивает иногда людей к искушению коктейль такой, хорошенько взболтав, выпить.

   Разжижать целостность своей натуры общественному мнению дозволяют натуральнейшие только слабаки.

   В зеркале женщины отражён весь без остатка собственный её мир.

   Современная вполне женщина — совсем не непременно своевременной будет.

   Историю о некой «платонической» любви своей рассказывает женщина мужчине, любить которого тоже будет она не более чем «платонически» — о чём спустя какое-то время поведает всему свету.

   Сочетание браком — для женщины всегда «вход» в жизнь, для мужчины же «выход» из неё, — оформленные официально.

   Некоторые из мужчин в любви постоянны, другие — в любовных связях постоянно; и иногда кажется, первых нет вовсе!

   Каким чудным местом стал бы наш мир, получи вдруг каждый право вернуть обратно себе и деньги, и любовь, и время, кои умудрился он ранее пустить по ветру!

   Мужчина, недопонимая чего-то, предпочтёт чаще притвориться, что понял он всё; у женщин, напротив, — в широчайшем обиходе притворное недопонимание прекрасно понятого.

   Если бы только обрели вдруг мужчины дар читать мысли женщин — все фабриканты всего на свете чтива, разорившись, померли бы от голода.

   Любовь женщины мужчина поддерживает обещаниями, которых не сдерживает, — женщина же мужчину удерживает воздерживаясь от обещаний, сдержать которые может всегда без труда она.

   Женщине может понравиться всё без исключения, что нравится её возлюбленному, но всегда отвратным будет ей любой предмет, любимый им.

   Жизнь — это соревнование по разгадыванию загадок, и сумевшие разгадать их мужчины пополняют ряды либо миллионеров, либо женоненавистников.

   Все без исключения женщины жаждут совершенно неподдельных чувств, — однако из-за прирождённой своей страсти поторговаться получают они обычно взамен дешёвые суррогаты.

   Для мужчины «побыть одному» — это не более чем «побыть одному»; для женщины «побыть одной» — это всегда «одной с кем-то».

   Правильный жених — не тот мужчина, с которым можешь ты обрести для себя счастье, —  но тот, без которого счастья обрести себе не сможешь ты.

   Самых восторженных оценок женщина удостоит только ту женщину, какую либо она, либо супруг её в цент не ценят.

   Измены, временные промежутки между которыми довольно-таки продолжительны, — это величайший из всех комплиментов, коими только способен одарить мужчина свою возлюбленную.

   Мужчина, соблазняющий женщину купиться на его деньги, — бывает, после свадьбы соблазняет её не поскупиться — и распродать бриллианты свои.

   «Уважительная причина» порой может казаться неуважительным до крайности оправданием.

   Женщины — из тех, что вовсе даже не прочь «пойти в рабыни», — настаивают тем не менее на безусловном их праве личного выбора своих «рабовладельцев».

   Благоразумие и осмотрительность — два достоинства, обладание которыми помогает некоторым женщинам распознавать мужчин, с коими допустимо иногда отбрасывать прочь оба их.

   Той, кто не желает потерять привязанности к себе мужчины, одеваться надлежит всегда ДЛЯ НЕГО — и никогда ПЕРЕД НИМ.

   Мужчина обычно идёт не колеблясь на любой, даже самый мученический подвиг самопожертвования; так, и с горячо любимой своей женщиной расстанется он на веки вечные — в случае недостатка средств содержать вместе её и свою машину.

   От «удара судьбы» женщина отворачивается в сторону священника либо хироманта.

   Со дня, когда прекращает мужчина вести одиночную жизнь, ipso facto ведёт он двойную.
   __________
   ipso facto (лат.) – в силу самого факта

   Проживать жизнь — для мужчины это получать и забывать, для женщины же — отдавать и прощать.

   Обоюдная уверенность в неоспоримом себя превосходстве — есть самый надёжный фундамент для дружбы между двумя женщинами.

   Быть вне пределов дотягаемости, ухитряясь при том оставаться всегда в зоне обозреваемости, — самый действенный для женщины способ удерживать интерес мужчины к своей персоне.

   Шёлковые чулки — это последнее, в чём откажет себе вынужденная жёстко экономить женщина.

   К умению безупречно носить свои одеяния всякой женщине не лишне добавить искусство носить безупречно себя саму.

   Если женщина и впрямь дорожит мужчиной, она и на самый малый срок никому не одолжит его — даже своей подруге.

   Вас изумила крайне бы та высочайшая степень сложности расчётных задач, что с успехом обрабатываются в голове даже самой математически неодарённой женщины.

   Познакомиться с «таким, какой нужен» мужчиной — задачка не из простых; и совсем уж не из простых задача — состоять в любовных отношениях с ним.

   Узкие умы протискиваются без труда куда угодно.

   Женщина блестяще доказывает свою способность претендовать на место какого угодно мужчины — в мужской среде; подменить собой мужчину женщинам никак у неё не получится.

   Молод был каждый однажды, — а женщины многие молоды трижды, как минимум.

   Если речь дана женщине, возможно, как средство скрывать её мысли, то одежда — совсем не для того, конечно, чтобы срывать её формы.

   Добропорядочные женщины ревниво-завистливы часто к женщинам, не вполне таковым, — и на то есть у них веские резоны.

   Смешивая вина, благоразумный мужчина не примешивает к ним подруг своих.

   Мужчина полюбит тебя вовсе не за то, что ты хорошая домашняя хозяйка, — но, вероятней всего, разлюбит, если таковой ты не окажешься.

   Чувствами одаривать можешь ты всех направо и налево — однако рассудок придерживай для себя всегда.

   «Хорошие жёны» всегда почему-то остаются незамужними, — между тем как «дурные» недостатка в мужьях для себя никогда не знают: меняют их как перчатки.

   Хочешь, чтобы перестал муж уходить из дома на поиски увеселений, — увеселяй его в дому сама!

   Занимать собеседников историями о нанесённых ей когда-то жестоких обидах женщина начинает всегда в пору, когда шарм её увядает.

   Чего-то не зная — женщина гадает, — и о догаданном всегда в конце концов узнаёт.

   Есть люди, которые почитывают книги, осматривают соборы и совершают пакости просто с целью обеспечить себя тематическим материалом для болтовни в компании.

   Если некто заявляет вам, что никогда не делает он чего-то такого, за что ему было бы стыдно, понимать вам следует, что просто не стыдится он никогда за всё, что делает.

   Бросаясь словами необдуманно, — то, наверное, о чём впрямь она думает, женщина и выговаривает.

   Выглядеть хорошо одетой — не более чем «дело техники»; хорошо же выглядеть неодетой — можно только при наличии безусловного природного дара.

   Истинный знак джентльменства — это вовсе не способность мужчины вести себя как джентльмен, — а умение его дурно вести себя джентльмену подобающе.

   Беседа — это наслаждение своим красноречием в паре с кем-то либо в компании.

   Женщина вступает в брак при первой возможности сделать это, мужчина же — при невозможности этого не сделать.

   Самый драматичный момент в жизни женщины — это когда до её понимания доходит вдруг, что играть с огнём может она наконец без малейшего риска получить ожоги.

   Вера женщины в верность ей мужчины зиждется всегда не на доверии ему, а на уверенности в себе.

***
Избранное из книги “Tatlings”, by Sydney Tremayne (Sybil Taylor Cookson). 1922
© Перевод. Олег Александрович, 2019


Рецензии