Троечник или Болтология

Студенты боятся преподавателей. А вы думаете преподаватели не боятся студентов? Ошибаетесь! Самый пик страха приходится на первую пару. Кто там тебя ждет в аудитории? Друзья или враги? Несмышленые «желторотики» или орлы-профессионалы? Знают они больше или меньше тебя? Голова гудит, щеки горят, сердце выскакивает наружу.

Открываю дверь аудитории на металлургическом факультете, а там шумные мальчишки второкурсники носятся и играют, как в школе, в «сифу» мокрой тряпкой.

– Здравствуйте! Ребята, здесь будет практика по социологии?

– Тихо, дурачье! – увидев преподавателя, крикнул круглоголовый невысокого роста юноша.

Парни остановились и с серьезным видом сели за парты. Один даже бросился мыть доску той самой тряпкой, которая только что летала под потолком.

– Так это Вы, Дарья Владимировна? – с улыбкой произнес круглоголовый. – Старшекурсники говорят, что у вас интересные пары и мы будем проводить какое-то исследование.

– Ух ты какой шустрый, знает даже имя преподавателя. Далеко пойдешь! – отшутилась я. – А как вас зовут?

– Иван Соснин, кафедра художественного литья, староста 108 группы!

– Хорошо, будем знакомы. Ну, ближе к теме. Пишите, как будете сдавать зачет. Первое – это посещение и активная работа на парах. Быть не менее чем на семидесяти процентах лекций. Второе - исследование, результаты которого будете защищать на потоковой конференции. Третье - зачет по теоретическим понятиям. С разработкой анкеты я помогу, а тему выбирайте сами. Берите листики и пишите, что вас тревожит, о чем бы хотелось узнать подробнее: о музыкальных предпочтениях девушек, об образе идеального парня, чем должны кормить в столовой университета…

– Вот прям любую-любую? – вопрос задал снова тот же студент.

– Да, пишите. Аргументируйте, что вас тревожит, зачем эта информация, и о чем вы бы спросили людей.

– Я вот всегда думал зачем люди учатся тому, что им не интересно? Зачем поступать туда, где тебе скучно? Можно взять такую тему?

– Можно, Иван, пишите. Потом прочитаю, откорректирую.

Я внимательно рассмотрела этого парня. Он выбрал первую парту и место напротив меня. Энергия жизни била у него изнутри. Он то ерзал, то подпрыгивал от собственных идей, которые выливал на бумагу. Его большие круглые наивно-любопытные глаза мешали мне вести пару, а из-за его головы не было видно остальных.

Мало того, Иван Соснин не давал мне и слова сказать. На каждую преподавательскую реплику у него было две. Каждую пару он садился на свое излюбленное место напротив меня и заваливал вопросами и комментариями.

– Семья, - нараспев, давая возможность записать определение, говорила я, - как вы, надеюсь, помните с лекций, это социальный институт, способствующий удовлетворению важнейших потребностей человека и выполняющий ряд …

– Это значит мы создали институт, а не выбрали любовь всей своей жизни? – широко открывая свои круглые глаза перебил преподавателя Иван. Это был его двадцатый или тридцатый вопрос за пару.

– Ваня, - сдерживая негодование сказала я, - понимаете, мы с Вами занимаемся социологией, наукой, описывающей общество и законы его развития. Социологи довольно рационально смотрят на семью и слово «любовь» в определение не включили.

– А зря, без любви, что за семья? - вздохнул Иван. – А что если….

Тут я решили его перебить.

– Так, ну продолжим? Ребята, вы все слушали лекции. Какие общественно-значимые функции есть у института семьи?

Аудитория зашелестела конспектами.

Иван поднял глаза и искренне и даже негодующе высказался.

– Семья – это не винтик, не машина! Нет у нее функций!

Меня начал бесить этот навязчивый студент, из-за которого мы с группой отстали по освоению материала почти на пару.

– Иван, я ценю ваше мнение и вашу активность. Однако у меня создается впечатление, что вы либо не были на лекциях, либо ничего не поняли!

– Нет, я был. Просто я считаю, что социология – это не точная наука и допускает различное трактование понятий, - говорил он быстро с жаром отстаивая свою точку зрения.

У меня не хватало ни сил, ни времени спорить с этим разговорчивым упрямцем. Зачет по теории тоже не изменил манеру нашего общения. Ни показав должного уровня знаний, он ждал какую я ему поставлю оценку.

– Иван, вы заслужили только удовлетворительно…

– Вот так сюрприз! Это почему это? Я сидел на первой парте, активничал, задавал вопросы, слушал вас, а вы «трояк»…

– Иван, все заслуженно. Вы даже не попытались разобраться в сути науки социологии.

– Ваша социология, Дарья Владимировна – это болтология. Я все понял, я пошел.

Иван искренне расстроенный последним вышел из аудитории. Мне было немного грустно, но тогда я считала, что поступила верно, так как этот студент не дал ни одного верного ответа на вопросы билета. На все у него была своя точка зрения.

Прошло лет десять. Однажды гуляя с дочкой и сыном по пешеходной улице в центре города, мы заметили удивительной красоты бронзовые фигуры, гармонично вписавшиеся в атмосферу улицы: извозчик, заботливо кормивший лошадь, обходительный продавец парфюмерии, восторженный изобретатель на своём разноколесном велосипеде. Дети с визгом перебегали от одного «железного дяди» к другому. Здорово, что по фигурам можно было лазить и безнаказанно трогать руками. Прохожие говорили, что их установили совсем недавно, а сегодня в полдень будет открытие ещё одной - памятника влюбленным. Мы с ребятами поспешили туда, так как осталось минут пять до события.

Толпа кольцом обступила главных виновников торжества. Однако моим малышам удалось просочиться в первые ряды. Я поспешила за ними в страхе потерять детей. Церемония были в самом разгаре.

– Поаплодируем авторам памятника и директору мастерской художественного литья, которая украсила наш город удивительными теплыми фигурами из, казалось бы, холодного металла. Браво Ивану Соснину!

Из толпы вышел приземистый, крепкий стильно одетый мужчина с аккуратной бородкой. Его голова уже не казалось такой огромной, образ был гармоничным и очень привлекательным. Глаза светились счастьем!

Потом выступали большие чиновники, благодарили его за вклад в имидж и культуру города, резали ленточку, а я чуть не заплакала. Мне было стыдно. Когда мероприятие закончилось, дети залезли на фигуры, а я рванула к Ивану и взяв его за руку сказала.

– Иван, я очень хочу вам что-то сказать.

– Ой! Дарья Владимировна! Как вы тут? Как дела?

Мне было безумно приятно, что он не забыл за десять лет мое имя.

– Иван, спасибо, что помните. У меня все хорошо, детки растут, наука движется. Но мне хотелось бы принести извинения за то, что тогда на зачете обидела, расстроила вас, не оценила, не разглядела, - проглотив слезу проговорила я.

– Да бросьте! Мне очень запали в душу ваши пары, ваши мысли. Мне кажется, что понимать людей, их интересы и потребности научили меня именно вы. Спасибо! А мой заслуженный трояк, только подтолкнул меня к дальнейшему развитию. Ну? Я побежал? Меня там ждут.

– Хорошо, конечно!

На обратной дороге домой я все думала о том, что преподаватель – это замечаемая, значимая профессия, ведь ты можешь кардинально изменить судьбу любого своего студента.


Рецензии
Очень ответственная профессия. Можете как в лучшую так и в худшую сторону развернуть жизненный путь .

Даилда Летодиани   17.04.2020 13:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Даилда:))) Удивительно меняются студенты:) иной раз и невозможно разглядеть, куда пойдет развитие личности:)))

Дарья Мясникова   18.04.2020 10:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.