О том, как поссорились физика с философией. Начало

ПРЕДИСЛОВИЕ


Автор – не профессиональный литератор, и даже не искушенный любитель. Поэтому, да простит читатель, в написанном неизбежно будут грамматические и стилистические ошибки. Перед автором постоянно стояла неразрешимая дилемма: либо высказаться искренне, но с неизбежными ошибками, либо вычитывать все ошибки, придав написанному литературный лоск, но с которым уйдет искренность. Автор пытался найти золотую середину.


Перед читателем не беллетристика: средство, в одном флаконе которого находятся ингредиенты для отдыха и головы и сердца. Как раз наоборот. Это антипод беллетристики. Это философское эссе, находящееся на противоположном полюсе литературного глобуса. Причем «чтиво», предлагаемое читателю, даже ещё сложнее чем обычное философское эссе. Если в простом эссе философы ограничиваются одним объектом исследования: Человеком, Вселенной, или Жизнью на планете Земля, то здесь рассматриваются все три перечисленные составляющие Природы. Причем, они рассматриваются не как независимые друг от друга части, а как одно целое.
В настоящем эссе предпринимается попытка выйти на новый, более высокий уровень обобщения.

 Возможно, что кто-то заметит, что такое уже было в философии и называется оно «Большая история».


 «Большая история» - это повествование о событиях, происходивших с момента рождения Вселенной и до нашего времени, до современного нам Человека. Все эти события объединяет рассказчик, поэтому этот рассказ не может быть ничем иным, как его субъективным взглядом. Достаточно вспомнить нашу собственную Историю, и мы поймем, что всяк трактует её по-своему. У каждого рассказчика своя «Правда». А если учесть, что «Большая история» изучена недостаточно хорошо, то она, к тому же, будет обязательно меняться. И где гарантия, что её в очередной раз не перепишут, заменив плюсы на минусы?


В эссе предпринимается попытка найти «неперезаписываемую» часть Большой истории, которая обязана быть объективной, то есть независимой от каждого из нас. Эта «независимость от нас» становится чрезвычайно важным обстоятельством не только для физиков, биологов, обществоведов и политиков, но и для каждого из нас. Это та «Правда», которую не при каких условиях нельзя исказить. Эта та «Правда», знание которой позволяет безошибочно определить: обманывают нас, или говорят искренне, ошибается человек, или сознательно вводит нас в заблуждение.


Как правильно понимает думающий читатель, познать такую «Правду» одним лишь «философствованием», подобно Диогену в бочке, невозможно.


Но, как не удивительно, эту «Правду» невозможно познать и с помощью физики, биологии, обществоведения и, тем более, с помощью политики – откровенно продажной девки. Автор готов биться об заклад с каждым, отстаивая своё убеждение. Даже с Эйнштейном, Дарвином и Марксом! Почему автор так искренне уверен в своей правоте? Нет, не из-за того, что он немного того… Просто ему всегда было интересно «всё знать». Потому что на всякое его «почему» давался ответ, из которого непременно вытекало новое «почему». Причем этот интерес подогревался не ожидаемыми в будущем дивидендами, а его собственным, неугасаемым, почти детским, интересом. Наверное, из-за этого родители его часто называли «Лёшей-почемучкой».


 Если бы автор ожидал дивидендов, то, как и всякий нормальный человек, он неизбежно остановился бы и стал «окучивать» и «поливать» то, что гарантированно давало обильный урожай в виде вожделенных благ и удобств. Автор трезво оценивал свои способности. Он понимал, что у него есть то, что позволяло ему поставить мат многим, хотя далеко не всем. Просто то, до чего он докапывался с помощью или без помощи других, становилось ему неинтересным. Но само желание «всё знать» не угасало ни при каких условиях.


 Но поскольку он живой человек и хотел кушать, как хотела кушать и его семья, то он всегда честно исполнял свои обязанности, не подвергая никакому анализу основы знаний своей профессии. Он не подвергал анализу законы сопромата, механики, газовой и термо- динамики, гидромеханики, баллистики и многого чего другого, что составляло основы знаний офицера-ракетчика, преподавателя высшей военной школы.


 Но вот вне служебных и семейных обязанностей он предпочитал бродить по пустыне незнания, а не толкаться в тесной приёмной знания. После окончания адъюнктуры, с задержкой аж в 15 лет, он защитил диссертацию на соискание ученой степени КТН. На это его сподвигли не нещадные «полоскания» на всевозможных собраниях и совещаниях. Даже эти «неудобства» он стойко переносил, как и полагалось по Уставу. Это происходило не от того что он был недостаточно способным, а потому что это ему было совершенно неинтересно. Это было для него как целоваться с нелюбимой женщиной.


Но как только вопрос уперся в проблемы благополучия семьи, диссертация была подготовлена и защищена в течение года. А позже всё было сделано для того, чтобы стать доцентом, подготовить двух кандидатов и занять кабинет начальника кафедры.  Это было сделано потому, и автор говорит абсолютно искренне, что в противном случае он оказался бы на улице. А на улице были лихие девяностые. Кормить семью надо, а ему совершенно не хотелось идти сторожем или охранником к новому русскому. Ему не хотелось идти и на рынок торговать китайским шмотьём. Он «нахлебался» этого по полной, когда пытался таксовать в самое голодное время. Да, и такое было в армии: временами денежное довольствие задерживали до 3-5 месяцев. Это было гораздо хуже, чем даже целовать нелюбимую женщину, и «голый расчет» возобладал. Но мы отвлеклись от темы.


В пустыне собственного незнания он изредка откапывал, то здесь, то там, неизвестные для него драгоценности, любовался ими, и вновь выбрасывал. Они его не устраивали, потому что из них торчали уши новых «почему». А он мечтал найти такую драгоценность, где их не было бы. Надо, чтобы эти драгоценности не упирались в неизбежность конечного, а, следовательно, неокончательного решения. Автор не допускал и мысли, что все Великие Ученые, останутся таковыми через тысячу, сто тысяч лет. Это всё равно как сегодня следовать памятке древнего человека, изобретшего способ добычи огня около 300 тысяч лет назад.  Да, это было здорово. Это вывело homo sapiens на принципиально новую ступень эволюции. Но представить, что современный человек будет до изнеможения тереть сухие палочки друг о друга или о камни? Это как-то не комильфо. Надо было найти такую «Правду», которая бы не зависела ни от кого.


И надежда на то, что «Правду» всё-таки можно найти, пришла после того, как пришло осознание, что вечной ценностью обладает не способ добычи огня, а сам огонь. Этот огонь назывался диалектикой. Автор только к концу жизни начал понимать, что оказывается говорил «прозой», а думал «диалектикой».


Итак, возвращаемся к утверждению о неспособности физиков, биологов и обществоведов, включая самых великих из них, прийти к искомой «Правде».  Это происходит потому что физика, биология и обществоведение описывают процессы эволюции всех трёх частей Природы, каждая своей: Вселенной, Жизни и Человека, совершенно одинаково. Они исходят из того, что Законы, которые так неотвратимо действуют сегодня, точно также действовали в начале эволюционного пути каждой из трёх материй: физической, живой и разумной.


Но такое положение, принимаемое по умолчанию, противоречит элементарной логике. Давайте подумаем вместе.


 Каждый из описывающих процессы эволюции, кем бы он не был, и как бы он себя не позиционировал, являлся сторонником «не Божественного Начала» в своей области. Но это совсем не значит, что все они должны были не верить в Бога. Совсем не обязательно: просто часть из них стремились освободить Его от рутинной работы – не Царское это дело! Так вот, каждый из них, назовем его Правдоискатель, исходя из «не Божественного Начала», был абсолютно уверен, что все исследуемые им явления есть результат работы объективных Законов. А уж он то знает их в совершенстве!


Всё правильно, Правдоискатель и в самом деле знает законы, действующие в его области знания много лучше, чем мы, простые обыватели, все вместе взятые. И с этим не поспоришь.


Но! Правдоискатель, исходящий из «не Божественного Начала», НЕИЗБЕЖНО приходит к противоречию, суть которого заключается в следующем. Каждый Правдоискатель, положивший в основание своих рассуждений «не Божественное Начало», обязан признать «Божественное Предначало».

 В самом деле, а где его законы хранились за мгновение до Начала? Если он полагает, что Законы витают в воздухе в ожидании своей очереди, то такой Правдоискатель или дурак, или невнимательный человек. В данной ситуации он обязан признать «Божественное Начало». Законам негде было храниться кроме как в голове Бога. Правдоискатели не оставили для законов другого места. Это означает, что в основании теории Правдоискателя положено ПРОТИВОРЕЧИЕ: исходя из «не Божественного Начала» он, следуя логике, неизбежно (!) приходит к «Божественному Началу». И неважно, признаёт он это или трепыхается в попытке оправдаться. Внутреннее противоречие теории означает, что такая теория не может быть истинной, по определению.


Правда, физики, а они особенно этим грешат, объясняют возникающие противоречия абстрактным характером физических законов. Как всё просто – абстрактные и всё тут. Они полагают, что законы принадлежат перу Ньютона, Эйнштейна и других великих физиков. А как же тогда поступала неразумная Вселенная, когда этих гениев не существовало? Измаялась, наверное, неразумная в ожидании, когда они придут и напишут Свод Правил, так сказать, Кодекс её Чести.


Физика – это вершина криводушия среди естественных наук. Она почти такая, как и политика. Её отношение к противоречиям слишком лёгкое. Внутренние противоречия, подобно рассмотренному, она предпочитает не замечать (а их более, чем одно). А к внешним противоречиям у неё подход либо совсем несерьёзный: парадокс, чего с него взять! Либо слишком серьёзный: физика заставляет Вселенную плясать под свою дудку. Это же надо дойти до такого. Все натуралисты выходят в поля, ищут травку, ловят бабочек, препарируют лягушек. Другие «натуралисты» препарируют причины кризисов в человеческом обществе. А наши физики – ребята крутые. С какой стати им опускаться до уровня тех, кто препарирует лягушек. Вселенной повелел расширяться сам Великий Эйнштейн: расширяй-ся! раз-два! А как быть, если неразумная Вселенная в момент рождения не знала, что ей надо расширяться? Ведь тогда Эйнштейна ещё не было? Может закончим насилие над Вселенной и человеческим Разумом? Может займёмся препарированием лягушек?


А чтобы не осталось сомнений по поводу того, что автор отвечает «за базар», давайте рассуждать дальше. Порассуждаем относительно Главного противоречия любой эволюционной теории.


Напомним, что Главное внутреннее противоречие любой эволюционной теории заключается в том, что она исходя из «не Божественного Начала» вынуждена (обязана) признать, что без Бога ей не обойтись.


Если же продолжать настаивать на не Божественном Начале, то остаётся только один вариант: законы творились вместе с самой Вселенной. В Начале законов просто не было. Они записывались где-то внутри Вселенной, подобно зарубкам, которые делал Робинзон Крузо, отмечая каждый день своего пребывания на необитаемом острове. Что важно! После, а не до того. А из этого следует, что физические законы, которыми так лихо оперируют современные физики, не могли предопределять ход процесса эволюции. Их тогда просто не было. Точно также не было законов биологии, когда происходило зарождение жизни на Земле. Не было законов Коммунистического общества, которые по разумению Маркса должны были включиться, как только пролетариат станет хозяином своей жизни. Другими словами, ни физики, ни биологи, ни обществоведы в принципе не могут знать как происходила эволюция. Они в этих вопросах такие же дети, как и все мы, рядовые обыватели. Они могут надувать щёки, делать умный вид, получать Нобелевские премии. Они могут делать что угодно. Но они все равно неправы!

 
Из этого, конечно же не следует, что физика лженаука. Совершенно нет. Просто это болезни роста любой науки. Скажем, Птолемей, совершенно неправильно представлял Вселенную. Он, как и все древние греки, заставлял звезды и все светила вращаться вокруг Земли. И хотя это не соответствовало действительности, он придумал эпициклы, деференты и экванты, с помощью которых он очень точно описал движение светил и звезд по небосклону. Результатами его трудов пользовались почти полторы тысячи лет. Не каждый «правильный» физик сегодня этим может похвастаться. Результатами его трудов сегодня продолжают пользоваться историки науки. Для них это машина времени, с помощью которой можно понять как рассуждали и думали люди на заре цивилизации.
Итак, мы отправляемся с вами за поиском «Правды», которую не знает никто. Автор уже объяснил почему это происходит. То, к чему мы с вами придём, нет ни в одном учебнике. Самое главное в этом путешествии мы узнаем о нас самих. Мы узнаем кто мы такие, куда идём, и есть ли у нас шанс выжить в этом безумном мире. Причём всё это вытекает из «неперезаписываемой» части Большой истории, а, следовательно, объективно и исторически неизбежно. Но это будет долгий и трудный путь.


Рецензии
Испокон веков все знали, что лунная орбита имеет прецессию в 18 лет и 0,595 года, и каждый новый цикл в точности похож на миллионы предыдущих циклов, именно по этому легко вычисляли затмения Солнца и Луны.
Мне одного непонятно, 18 лет и 0,595 года, не кратны полным годам, а значит последующий цикл прецессии лунной орбиты будет стартовать на неполных полгода раньше предыдущего, так начала цикла обойдёт весь обод большого круга Земли, стартуя вокруг Солнца. И при этом каждый последующий цикл, будет совершенно одинаков с миллионами предыдущих.
Как не заметить что Лунная орбита хоть и имеет прецессию, но она совершенно не подвижна как и её центр вращения Земля.
Тут не с глазами проблема а с головой.
Земля центр мироздания, а Солнце и Луна вращаются вокруг её. Солнце обладая солнечным ветром, буквально пинает им все верхние планеты и звёзды, что Коперник принял за вращение Земли вокруг Солнца.

Итак мы имеем одно единственное Солнце на всё мироздание, а Планеты и звёзды лишь отражают его свет. Так что Библия права.

Виктор Губков   15.12.2021 21:32     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.