Начальный период научной деятельности

        Итак, с сентября 1974 года начался совершенно новый этапе в моей трудовой деятельности. Этап работы в научно-исследовательском институте. Обстановка и условия работы совсем другие.  Ушли в прошлое дневные и ночные смены, работа в выходные и праздничные дни. Стало все, как у людей. Даже люди другие. Нет начальственного крика, который на прежней работе стал привычным. Коллеги разговаривают спокойным тоном, даже начальники. Здесь было заведено обращаться к собеседнику, равного и более молодого возраста, с уменьшительно-ласкательными именами: «Витенька», «Леночка». К более старшим по возрасту и к руководителям – по имени-отчеству.

        Согласившись на переход в научно-исследовательский институт, я совершенно не знал его структуру. Знал лишь в общих чертах, что сотрудники института занимаются вопросами прогнозирования и планирования работы комплексной транспортной сети. Что одной и, пожалуй, самой мощной составляющей этой комплексной сети является железнодорожный транспорт. Именно поэтому я и посчитал, что мое образование и мой опыт, полученный на производстве, поможет мне найти свое место в коллективе. 

        В институте было более десятка отделов, специализирующихся на прогнозировании того или иного вида транспорта или транспортных комплексов. И здесь мне просто очень повезло. Я попал в отдел «Автоматизированной системы плановых расчетов на транспорте». Получилось это как бы случайным образом для меня, без всякого предварительного согласования. Но получилось очень даже удачно. Именно в этом отделе были сосредоточены научные исследования, направленные на широкое использование вычислительной техники и математических методов. Разработки отдела не зацикливались на каком-то одном виде транспорта. Ведь математические методы универсальны в своем применении. Главное – надо правильно применить или правильно разработать математический аппарат, а при его использовании надо адекватно отобразить специфические особенности того или иного вида транспорта. Все это было очень интересным для меня.

        Но поначалу у меня возникли серьезные трудности. Дело в том, что каждый отдел состоял из научных подразделений – секторов. В нашем отделе было четыре сектора. Сотрудник, который мне звонил и предлагал перейти на работу в ИКТП, был заведующим одного из секторов. Но он, видимо, выполнив просьбу Константина Кузьмича Тихонова о моем трудоустройстве на научное поприще, посчитал свою миссию полностью выполненной.Так оно фактически и было. Да, я оказался сотрудником отдела. Только никому не нужным. У меня было рабочее место. Мне посоветовали изучать математические методы и программирование. Но это было очень абстрактно. Математических методов существует великое множество. Надо предварительно знать, хотя бы, в какой области математики их разыскивать и изучать возможность применения к решению той или иной задачи. А самой задачи у меня и не было. Так чего же изучать? В общем, примерно половину года я был предоставлен сам себе.

        А тут еще начались отчеты по выполненным в 1974 году научным исследованиям в нашем отделе. Доклад по отчету делал, как правило, руководитель научной группы сотрудников, работающих в данном направлении. После доклада следовали вопросы, потом выступал официальный рецензент выполненного исследования. В заключении давалась оценка рассматриваемой работы со стороны ведущих сотрудников отдела, а иногда и с приглашенной стороны. Подводился итог обсуждения с общей оценкой выполненной работы. Баллов – тройка, четверка, пятерка – конечно не выставляли. Общая оценка могла быть либо положительной, либо отрицательной.

        И тут я совсем заскучал. Я практически ничего не понимал ни из доклада, ни из вопросов, ни из выступлений. Метод регрессионного анализа, степень корреляции величин, дисперсионный анализ, математическое ожидание, алидада, динамическое программирование, метод наименьших квадратов и так далее и так далее.

        Куда уж мне тут понять, привыкшему за последние три года слышать:

        - Виктору Андреичу! Семдесят второй прошел. Я ему на ходу дала!

        Откровенно говоря, я растерялся. Время шло. Я по-прежнему болтался не у дел. Руководителя у меня не было. Конкретной задачи у меня не было. Все сидел да книжки математические листал без поиска чего-то определенного. Как говориться – для общего развития. Надоело мне уже развиваться в общем направлении. Всерьез стали появляться мысли о возвращении на прежнюю работу. Уже рисовал себе картинки, как приду и бухнусь в ножки к Захаренко Владимиру Семеновичу со словами:

        - Вы были абсолютно правы, дорогой Владимир Семенович! Дурак – он и есть дурак. Возьмите меня обратно.

        Но именно в этот момент ситуация коренным образом изменилась. И вот в каком направлении.

        Дело в том, что начальник нашего отдела Козин Борис Сергеевич буквально за месяц до моего прихода был назначен директором ИКТП. Таким образом, наш отдел оставался какое-то время без начальника. И вот он, наконец, появился - Козлов Иван Тимофеевич. Это имя мне в то время ничего не говорило. Кандидат технических наук – вот и все, что я о нем знал.

        Оказывается, Иван Тимофеевич Козлов был своим и даже «родным» для ИКТП. Он когда-то достаточно длительное время здесь работал. Вместе с Козиным Борисом Сергеевичем было выполнено серьезнейшее научное исследование по выбору оптимальной этапности развития железнодорожных участков. Оба защитили на эту тему кандидатские диссертации. Выпустили книжку, которая и сейчас является классикой научных исследований в области развития железных дорог. Обычно, спрашивая в библиотеках эту книжку, заказывают ее не по названию, а просят «Козин-Козлов». И всем все  понятно.   

        Потом у Ивана Тимофеевича возникли некоторые разногласия с научным руководителем, и он перешел на работу в Центральный научно-исследовательский институт Министерства путей сообщения ЦНИИ МПС (сейчас ВНИИЖТ). И вот он вернулся в свою «альма матер». Такой вот расклад получился.

        Буквально на следующий день после прихода Ивана Тимофеевича на моем рабочем столе зазвонил телефон. Зазвонил, наверное, в первый раз за все время моей здесь работы. Меня к себе в кабинет пригласил Иван Тимофеевич.

        С этого все и началось.


Рецензии
Здравствуйте, Виктор Андреевич! Всколыхнули Вы мои воспоминания. Когда-то я тоже был аспирантом ленинградской академии гражданской авиации и были те же проблемы с поиском математических методов. Помнится ходил в дом научно-технической пропаганды на Невском, слушал лекции профессора Прокофьева из военно-морской академии. Точно тему не помню, что-то, "исследование причинно-следсвенных связей в системе человек-машина". Если проще, описывались математически действия кочегара заметившего повышение давления в котле. Мой руководитель весь год был нарасхват, то он на Кубе, то в Штатах, то в ГДР и мне пришлось самому бодаться в слепую. Возможно, если бы предоставили обещанное общежитие для семьи, я бы и стал "инвалидом от науки", а так пришлось прервать. Да и перспектива изменилась. Начали организовываться высшие лётные училища и стать зав. кафедрой в пыльном Актюбинске меня не прельщало. И всё же сейчас, вспоминая то время, признаюсь, что было интересно.
С уважением и добрыми пожеланиями,

Виталий Буняк   06.09.2021 16:22     Заявить о нарушении
Добрый день, уважаемый Виталий!
Я Вас хорошо понимаю.
У Вас не сложились бытовые условия. Тем более - уже была семья.
Бытовые условия - важная штука. Одному как-то легче перебиться.
Да и то - это ведь не год и не два.
Кроме того, это должно быть призвание. Мне не мало приходилось видеть, как Вы пишите "инвалидов от науки". Диссертацию с трудом наскребли, но песни в жизни нету. Так и корябуют по одной статье для галочки из года в год, переписывая одно из другого.
У меня, к счастью, сложилось иначе.
Математика, программирование шло как по маслу. Идей было невпроворот. Времени мало. Частенько выходил считать на ЭВМ по выходным и праздничным дням. Это было в радость - никто не мешает и машинного времени достаточно. Тогда с этим был дефицит и время распределяли по часам. Мне всегда его было мало. Задачи шли по несколько суток. Приходилось писать специальные блоки для фиксации промежуточных результатов. Было очень интересно.
Но с развалом страны всё изменилось в одночасье. Не стало СССР, не стало Госплана СССР в научно-исследовательском институте которого я работал.
Пришлось переквалифицироваться в управдомы, вернее на страхование. В этой области я проработал более 20 лет. Кстати, мои знания здесь пригодились. Ведь страхование неразрывно связано со статистикой. Вероятность наступления стразового случая это и есть раздел теории вероятности.
Но теперь и это позади.
Вот радуюсь общению с друзьями по сайту.
Здоровья Вам, удачи!
До новых интересных встреч!

Виктор Ардашин   07.09.2021 07:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.