Жигулев и пивная королева

               
       Из серии «правдивые сказки моего детства».


    Жила-была в нашем городе пивная королева. Ириада Васильевна. Невысокая, сутулая, в отличии от своих пивных коллег – чрезвычайно худая. Но несмотря на злобную, по мнению некоторых завистливых толстух, худобу, она пригрела на своей сухой груди множество народу.
    Королевство у Ириады Васильевны было маленькое. Всего одна желтая пивная бочка на скрипучих от времени черных колесах. Вместе с рассветом бочку привозил на пустырь за игрушечной фабрикой один и тот же угрюмый водитель. Отцеплял от тягача марки «Зил» и оставлял у фабричной стены грязно-серого цвета. Как раз в том месте, где когда-то висел рекламный плакат «С нашими игрушками в счастливое детство». А теперь виднелась только кривая, оставленная чьей-то вражеской рукой надпись: «Чтоб вы сдохли с вашим счастьем». К бочке еще прилагались неудобный железный стул, не похожий на трон, усыпанный жирными пятнами зонт с кривой ножкой и набор плохо вымытых пивных кружек.
    Каждое утро, перед началом правления Ириада Васильевна суеверно обходила свое королевство кругом. Пять раз справа, два раза слева. Затем она снимала три замка с пивного крана, ставила сбоку ценник с табличкой «лучшая продавщица месяца», крестилась, так чтобы никто не видел и ловила раннее солнце белой короной затейливой прически.  После этого, она расплачивалась с водителем грузовика.  Клала мятый червонец ему в карман и прикасалась нежно ладонью к его небритой щеке. От ее прикосновения угрюмый водитель всегда краснел.  Смущенно отвернувшись, он спешил в кабину автомобиля, чтобы там, в скромной водительской келье, заглушить ревом мотора громкий стук разволновавшегося сердца.

    К тому времени, на пустыре появлялись первые поданные. Они выстраивались в подобие очереди с хмурыми, часто опухшими лицами. Дышали в затылок друг другу убийственным перегаром, наступали на плохо завязанные из-за трясущихся рук шнурки и ревновали пивную королеву к водителю грузовика. Все знали, что этот мрачный с виду детина скрывает под фуфайкой не только трепетное сердце тайного романтика, но еще и прячет там значок общества трезвости. А от хронически трезвых людей, по общему мнению, можно было ожидать чего угодно. Крамольных мыслей в голове, фигу в кармане, и даже червя предательства, что так любит вить гнезда у человека внутри.
    Зато каждый из подданных считал себя вершиной советской эволюции. В меру наглым, в меру умным, без меры лояльным к указам начальства. А еще политически грамотными и умеющим жить в любых условиях. Каждый день поданные отдавали дань уважения Ириаде Васильевной. Клялись ей в финансовой верности, а взамен получали щедрую улыбку, допуск к целительному источнику с привкусом пива и звание важного клиента. Выше «важного клиента» котировалась только должность любимчика. Она давала обладателю множество ценных привилегий. Фавориты имели возможность подходить к источнику без очереди, брать в долг до зарплаты и поддерживать с хозяйкой бочки пивные отношения практически без пены.

    Королевство процветало. Верные поданные заполняли пустырь с самого утра и оставались на нем до позднего вечера. Звон пивных кружек заглушал рокот станков, что отливали за стеной фабрики оловянных солдатиков. В засаде неподалеку дежурили участковые и вносили многих посетителей в список главных тунеядцев района. Довольный, жизнерадостный смех достигал соседних домов и выманивал к пивной бочке грустных от серых будней жителей. Под ногами хрустели серебристые обертки от плавленых сырков. В дальнем конце пустыря не успевало высыхать золотистое озеро со стойким запахом мочи. Везде валялись россыпи блестящих, словно жемчуг рыбьих глаз. Рядом, лежа на засаленных листках газеты «Правда», улыбались слепые тараньи головы. Говорят, даже ангелы посещали королевство под видом грузчиков из гастронома. Набирали пиво в несколько трехлитровых банок, а потом катались в хмельном веселье по небу на белых облаках. Заодно следили, чтобы над пустырем не скапливались тучи и наблюдали с интересом как местные атеисты, выпив парочку кружек, начинали верить в рай.
     Случались, конечно, в королевстве и жаркие споры. В основном на тему американского милитаризма, футбольного кретинизма и роскошной задницы Светланы Петровны. Главного бухгалтера фабрики игрушек, о которой тайно мечтало почти все мужское население ближайших семи улиц. Порой споры, особенно о футболе и заднице, перерастали в конфликты с дуэльным продолжением. Тогда Ириада Васильевна выходила в народ. Грозила дуэлянтам кулаком, утяжеленным кастетом из драгоценных камней, и примиряла конфликтующие стороны раздачей новых титулов. Чаще всего королева награждала особо буйных титулами «мудак в шестом поколении» и «потомственная скотина».

    Но вдруг, что-то прогнило в пивном королевстве. За пару месяцев многое изменилось. Глаза-жемчужины втоптали в грязь. Тараньи головы уже не улыбались, а тихо разлагались под музыку жужжания навозных мух вместе с газетой "Правда". Золотистое озеро стало быстро сохнуть и вскоре превратилось в дурно пахнущую лужу коллективных анализов. Очередь к бочке сильно поредела – многие поданные нарушили присягу финансовой верности и эмигрировали в пивной бар по соседству. Те, кто остались ходили хмурые и говорили мало. Про футбол еще спорили, выплескивая наружу ненависть к бездарным игрокам, а о заднице Светланы Петровны уже не вспоминали. Жизнерадостный смех совсем затих, в рай перестали верить. Даже хмельные ангелы, по слухам, протрезвели. Они подрались на прощание с местными атеистами и улетели прочь, забрав с собой все белые облака.
    Над пустырем сгустились тучи. Все чаще стали звучать страшные слова:
    - Пиво, сука, разбавленное!

    Вскоре страшные слова долетели до самого верха. Туда, где не страдают от похмелья, туда, где прячется от грешных атеистов лучший мир. Слова попали в уши могущественному пивному Богу в момент, когда он выигрывал у Бахуса партию в кости. Погрязший в самодовольном бессмертии, растолстевший от лени и безделья, Бог вскочил на ноги. Разбавленное пиво! Такого кощунства он стерпеть не мог. Скинув с мраморного стола все игральные человеческие кости, он топнул яростно ногой. В целях маскировки натянул на себя с брезгливостью костюм советского пошива и, оседлав самую темную тучу, похожую на отрубленную голову, отправился на землю.
    - Организуй там внизу новые кости для игры, - крикнул на прощание Бахус. – А то с этими останками ответственного работника мне совсем не везет.
    Спустившись на пустырь под видом проверяющего с фамилией Жигулев, пивной Бог сразу совершил контрольную закупку. Как раз в этот момент на фабрику игрушек привезли бракованную партию оловянных солдатиков для переплавки, а на пустырь пролился первый, за долгое время, дождь. После нескольких глотков «проверяющий Жигулев» резко скривился. Задрожал всем телом, покрылся пятнами отвращения, от злости даже похудел. А потом выплюнул хмельной продукт словно из брандспойта. Наполненный божественным гневом плевок перевернул желтую бочку вверх колесами. С силой пожарной струи он сбил Ириаду Васильевну с ног и покрыл липкой пеной всех ее любимчиков. Пока королевские фавориты пытались поставить хозяйку пустыря обратно на ноги, пивной Бог составил протокол на трех листах. Куда внес все свои разочарования и обиды на мелочное человечество. А заодно вынес королеве суровый приговор. После смерти ее душа переселялась в учебник пивовара на тысячу лет, а останки отправлялись на самый верх для игры в кости.
   
    Испуганная Ириада Васильевна попыталась уйти от ответственности. Она похвасталась «проверяющему» хорошими связями и помахала перед его носом новеньким партбилетом. После чего предложила деньги в качестве компенсации за все разочарования. По рублю за каждую обиду. Но когда стало понятно, что Бога рублями не купишь, королева объявила его самозванцем, а сама позвонила с телефона-автомата личному серафиму-хранителю.
    Тот приехал быстро. На черной волге, в мундире генерала КГБ. Разобравшись на скорую руку в ситуации, генерал Серафим Валентинович первым делом лишил «проверяющего Жигулева» всех божественных полномочий.
    - В СССР бога нет! – сказал он строго и добавил. – Зато есть много врагов, дураков и сумасшедших.
    Затем генерал обвинил «проверяющего» в мракобесной диверсии, в политической неграмотности, в контрабанде опиума для народа, в плохом пивном вкусе и в плевке на всю хмельную отрасль. И приговорил «Жигулева» к отправке в советский «лучший мир» по адресу: улица Зои Космодемьянской, дом номер 13. Именно там находилась подведомственная Комитету государственной безопасности психиатрическая больница.

    Много лет прошло с того времени. Из всех участников пивной истории в живых почти никого не осталось. Ириаду Васильевну, в один из дней, зарезали взбунтовавшиеся клиенты. Генерал Серафим Валентинович зачах в доме заслуженных, но никому не нужных, престарелых. А «проверяющий Жигулев», по слухам, все еще живет где-то в палатах лучшего мира. Затерянный в белых лабиринтах смирительной медицины, он до сих пор доказывает врачам, что является могущественным богом и ненавидит галоперидоловую терапию сильнее, чем разбавленное пиво.
    А желтая бочка по-прежнему стоит на пустыре. Заброшенная, ржавая, пустая. К ней любят приводить своих внуков бывшие поданные пивной королевы и рассказывать им выдуманные истории про сказочную страну, которую они потеряли.      


Рецензии
Ну да, в советское время психушка была лучшим миром, некоторые там сидят (лежат) всё ещё, хотя и времена советские уже минули. А за что сидят (лежат)? За жалобы в партком и местком с "клеветой"(не юридический термин)на советскую действительность. И сидят (лежат) без срока, то есть, некоторые уже по 50 лет. Пока не выздоровеют. И совсем неважно, что нет уже месткомов, а парткомы теперь только "Нашей" партии - ЕДРОСсов. Выздоровление всё не наступает. Ни амнезии - ни амнистии. А жёлтую бочку жалко. Всё-таки памятник эпохи...

Архип Алабин   07.04.2020 15:30     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв!

Саша Кметт   10.04.2020 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.