Хормвард. Глава 14. Куда путь твой?

  Миллиарды разнообразных светящихся экранов и где-то за ними, быть может на расстоянии пристального взгляда, никому неведомый мир со своими удивительными, ещё никем  неоткрытыми законами и беззакониями И в этой бесконечности потерялся герой мой.
  Пора. Пора к тебе вернуться. Куда путь твой? Не знаешь? Никто не знает. Почему свернул герой мой с пути предназначенного?
 Да, он не Аанг, не Нео и очков круглых не носит...
 Трэн  шёл, не оборачиваясь, но чувствовал, как кто-то тщательно и надёжно закрывает за его спиной “двери”. Кому-то он там в том, что стало невозвратным прошлым, очень не нужен. Но нужен ли ему кто-нибудь там за спиной. Если подумать, повспоминать, то все его связи, привязанности постоянно обрывали. Кто? Может он сам? Того не ведая, или то, что в нём самому неведомо. Копаться в себе дело безнадёжное, но многим нравится.
 Куда он идёт? Покидает ли он навсегда мир в котором был рождён, и где среди множества хормов  разворачивается очередной акт “Игры”. “Ангеборы и джиджеры”. И может уже воюют  ангеборы против джиджеров. Джиджеры против джиджеров. Ангеборы против ангеборов. И где-то спрятана “Книга” и зарыт “Манускрипт”. Кто-то ищет истину, но не он.
 Ти отвернулся от прошлого, велел себе не думать, не вспоминать. Прошлое никуда не денется, а впереди новые ловушки и опасности. Твёрдая опора разверзлась и он начал падение.
 Трэн попал в среду неведомую подобную туману цветов неопределённых . Как в рекламе. Миллиард цветов. Но кто назовёт хотя бы сотню?
  А я что могу только падать?  Это же падение. Я умел, я умею летать. Я летал и в потоках. Может всё это переходная зона в потоки, в Ойкумед?
  У Ти сложилось своё представление о мире, где он жил. Это множество странно устроенных миров-хормов связанных между собой сетью каналов и окружённых мирами Ойкумеда, где проходят потоки идущие из Юземварда, Реалхуда.
 Он летал в хормах, но главное в потоках самостоятельно, и оседлав одноглазого змея. Весело было, но опасно. Впереди потоки или нечто новое? Внутри забурлило лихое веселье. Прочь сомнения и размышления. Я свободен. Я могу всё.
 Он летал, ни о чем не думая, меняя направления и скорость.
Стоп хватит. Делай выбор. Туда. Не гони. Ты тут не один.
 Неожиданно в одном месте туман рассеялся и открылось нечто похожее на круглое светлое окно. Но что за ним? Может манящий мир теней разноцветных. Где всё обман, но в обманы верят и тем счастливы. Ложь не бесплатна, но продаваема и покупаема. Правду не продают и не покупают. Неходовой товар.
 “Окно” не просто манило и звало, оно тянуло не грубо, но настойчиво. Ти сопротивлялся. Хватит подчиняться течению и откликаться на всякий зов.  “Окно” захлопнулось, создав сильный обратный поток. Коим Ти откинуло.
 Нет. Не туда, не туда.
  Ти вдруг почувствовал, что его затянуло в струю, и на сей раз сопротивляться не захотелось. Движение вскоре прекратилось и он завис. Среда вокруг стала менее плотной и повеяло теплом. Да это не тепло, а огонь. И непросто огонь, но огненное существо. Огнегривое. И этот огнегрив приближался и судя по выражению его морды, огнегриву было весело. Огнегрив  приближался не поздороваться, а нападал. Ого, становится не скучно. Надо разобраться, что это за чудище, и на что способно.  Приготовился. Рано, рано. Опа.
  Огнегрив пронёсся мимо, а сзади он не огненный, хвост тёмный, дымчато-серый.
Нападавший развернулся и снова попёр на Ти, да он развлекается.  Хорошо, поиграем. Мог бы поздороваться. Может немой или другая система связи?
  Ти маневрировал, все ближе к грани фола. Огнегрив распалялся. Ти стало скучно, не отвяжется по-хорошему. Он почувствовал зуд в ладонях. Ах да, совсем забыл, мы тоже поиграть с огнём можем.
  И когда огнегрив в очередной раз показал дымчатый хвост, выстрелил в него огненными шарами. Существо завыло, завякало, как пнутый щенок и скрылось из вида.
Ну, извини, ты конечно милашка, но я не твоя игрушка. Пироман несчастный. Интересно, существо огненное, но от моего огня сбежал. Может огонь огню рознь. А могли подружиться.
  Куда направить тело и всю требуху?
  Выбрал направление противоположное тому, куда скрылся огнегрив.  Обстановка вскоре изменилась. Он почувствовал твердь под ногами, и среда вокруг перестала быть вязкой, можно было, наконец-то передвигаться при помощи ног, похоже на тоннель, и появился выбор  пойти в любую из двух сторон. Выбрал ту, где было ненамного, но светлее.
  Тоннель вывел его в большое сумрачное помещение. Впереди виднелись неясные фигуры. Пошёл в их сторону. Надо было бы испугаться или хотя бы удивиться.  Но он насторожился и напрягся. Опасность. Вокруг него стояли десятка три окаменевших фигур хоммеров, выглядели они как живые.  И были когда-то живыми. Кто их заморозил или что? Фигуры изображали очень негативные чувства и состояния.  Ужас. Ненависть. Злоба. Обида.
Значит, я не первый хоммер, что прошёл этим путём.
Он разглядывал замороженных хоммеров, вспомнилось:
– Какое-бы изысканное существо, монстр не появилось в воображении юзера, это уже есть в Хормварде.
 Около фигур было холодно словно от тёмного льда. Ти отошёл в сторону. Задержался у крайней фигуры. Этот хоммер отличался от прочих и не только размерами. Был помельче и не так свиреп.  И от него шёл не только холодок, но нечто...
 Ти усмехнулся:
 – Обаяние. Обаяние, то ещё оружие. Мальчик Голливуд.
  Повеяло холодом уже и не просто прохладцем, а морозцем. А вот и тот, кто это сотворил. Вдали показалась ещё одна фигура и она медленно приближалась. Ти не стал ждать и пошёл навстречу.  В чем его сила и что ей противопоставить?  Некто приблизился и оба остановились на расстоянии пары десятка шагов. Это что на нем? Саван? Ему косу в руки и вылитая смерть с юзерской картинки.
– Ещё один беглец в реальность, – тон вопросительно-пренебрежительный.
Попробуем вступить в диалог:
– Не знаю где я. Не знаю, кто вы, но это вы убили тех хоммеров?
Прозвучало нечто похожее на жуткий смех:
 – Так много вопросов. А на главный вопрос, кто ты, уже ответил? Зачем обидел огнеглава. Но одно скажу, ты везунчик, путник. Ты встретил огнеглава подростка. Был бы он помладше, позвал  мамку и так легко ты бы не отделался. Был бы постарше, позвал банду таких же  прыщавых отморозков. А так сидит малыш в норке. Комплексует и мечтает всем за всё отомстить.
  С ним говорили белые зубы безгубого рта. Прощупывал взгляд пустых глазниц. С незнакомцем начало происходить нечто кошмарное. Мертвец обретал плоть. Ти молчал и ждал. Жутко увлекательно смотреть, как череп одевает плоть.
  Некто запахнулся, виднелись только глазницы. В них из тумана образовались бельма и начали вырисовываться тёмные зрачки. Молчание затянулось и Ти решился задать вопрос:
– Окаменевшие хоммеры направлялись в Юземвард?
 Некто отвернулся в сторону и начал двигаться туда. Ти за ним.
– Юземвард. Реалхуд. Вожделенная реальность. Ты туда не собираешься? Нет? И правильно. Реальности нет. Юземвард. Думаешь там она есть? Каждый живёт в мире своих ощущений, чувств и желаний. Война сосуществующих миров.
О, я помню. Помню. Жизнь это вечное наслаждение. НА- СЛА-ЖДЕ-НИЕ. Иначе нет смысла и жизни  нет. О нет, жизнь это мука. МУ-КА.  Живи, мучайся и молись. Сдох и наслаждайся.  Наслаждение в угождении. Пой гимны и тащись. И весьма забавные правила. Никому не верь, но без веры жить невозможно. Никогда не говори правду, но умей лгать.
  Мертвец замолк и пропал. Ти почувствовал движение и проследовал за сим движением готовясь к нападению. Но новый знакомый не нападал. Он находился за спиной Ти и удалился на приличное расстояние. Ти подошёл к нему. Мертвец заговорил сменив тему:
– И все таки ты беглец, путник. Виновата она, всегда найдётся она и она всему виной.
 Чтобы глубоко заинтересовать её, не нужно любить и лелеять. Надо ох как её обидеть, сделать больно, реально больно, а не просто ущипнуть за попку. Устрой ей ад. Мимо ада в рай не пройдёшь.
  Мертвец продолжал повторяясь:
– И виновата без малейших сомнений она.Ты ещё юн, открою секрет, пора бы и тебе понять. Хочешь реально получить её. Сумей сделать ей больно, так как никто никогда не сможет.
 А про боль любимое. Но зачем и о чём это он?  Депрессия, как отвлекающий манёвр?
– О, не любивший, не познавший горечь счастья. Но знай существа сии ничего не выдумывают, они честно лгут.
 Ти разглагольствования незнакомца не понравились, и он задал  важный вопрос. Трэн начал подозревать, что этот тип в саване контролирует все эти «туманы» и «кисели».
– Вы тут главный и вообще кто вы?
  Незнакомец ответил после нудной паузы:
– Я отшельник и это мой выбор.
 И его ответ рассмешил Ти, он еле удержался, чтобы не рассмеяться вслух. Но отшельник не был виноват в его реакции. Бабахнуло прошлое. Далёкое и во времени и в пространствах детство. Наставник Иргудеон среди прочих нравоучительных историй рассказывал ему о пустынниках, схимниках, отшельниках во имя веры. Сии поучения не вызывали у малыша Тряни почтения и желания подражать, скорее смешили. Его фантазия рисовала ему мультяшные картинки. Например Симеона-столпника он представлял пузатым лысым юзером стоящим на одной ноге на конце толстой палки и машущего руками. Фантазия способна и не на такое, особенно в раннем возрасте.
 Отшельник покачал головой:
– Мир за Гранью вреден, очень вреден.
Они вернулись к галерее каменных хоммеров. Отшельник похвастался:
– Мои шедевры. Искусство василиска. Они шли за суетой реальности, а обрели вечность.
– Каменные хоммеры в чем их вина?
– Вина? Может быть в том, что выбрали не тот путь. Заблудились. Они игроки. В любой игре есть проигравшие. Сделал не тот ход и ничего не исправить. Главная ошибка это цель. Реалхуд.
Там всё сложно. Главное счастье. Что такое счастье? Бесконечность вариантов в Юзме. У этих игроков незамысловаты и цель и средства, главное со счастьем без вариантов. Власть.
 Не сомневайся, я их спас от разочарования. Следующее поколение юзеров убьёт Юзму. В мире реальном нет дружбы, нет любви. Любовь, дружба, счастье могут существовать лишь в мирах воображаемых.
 Отшельник поднялся вверх. Обстановка менялась. Ти чувствовал присутствие многих невидимок. Он их не видел, но они явно плохо влияли на окружающее пространство.   Отшельник усмехнулся:
– Не напрягайся. Это всего лишь “шумы” или иначе “карманы”. Пространственно-временные аномалии. Забавное, но почти безопасное явление. В одном подобном карманчике, ты вроде побывал и не говори, что не понравилось.
 Это он что о Фаназии?
 Ти не верил отшельнику. От этих аномалий просто воняло угрозой. Изнутри нарастало раздражение подобное гневу. Отшельник начал неожиданно удаляться и подниматься.
– Ты обидел “шумы” и разбудил призраков.
 После этих слов начали появляться тёмные смерчи с десяток, нет девять. Смерчи превратились в бойцов похожих на ниндзя, вооружённые палками и короткими кривыми мечами. Ти схватил  прилетевший неизвестно откуда меч. Ну, хоть что-то. Надо включать все свои умения и забыть не нужное. Бой длился, казалось долго. Он почти разгадал призраков. Что было трудно, не  видно глаз. Но лихое веселье внезапно прекратилось. Бойцы превратились в смерчи и пропали. Но проявился отшельник:
– Время призраков ограничено. Но если жаждешь продолжения. Подожди, когда они подзарядятся. Пару лет, не больше. Они просили передать благодарность, уважение и пожелания счастливого пути. Надеются, что призовёте их под свои знамёна, когда наступит час. 
  Ти почувствовал жжение в ладони, вместо деревянного меча маленькая невзрачная палочка. Отшельник безразлично пояснил:
– Подарок. Призраки не сомневаются, что он послужит вам и не раз.
Ти спрятал палочку в карман.
– А посему проводи меня.
 У Ти чуть не вырвалось:
– Я вас?
 Но отшельник успел пояснить:
– Я конечно могу проводить тебя до любого из выходов. Но это будет мой выбор твоего пути. Сомневаюсь, что он тебе понравится. И ты будешь винить меня. Виной больше виной меньше, но сделай свой выбор сам. Пошли.
Ти выбрал самую тёмную сторону зала. Отшельник усмехнулся:
– Предсказуемо. Тут семь выходов. Из них четыре тупика. Из тупиков обратной дороги нет. 
  Обрадовал. И куда  отправиться? Что за мерзкий запах?  Это из одной дырки тянет. Кто-то сдох и разлагается? Выход безнадёга? А почему нет? Прощаться не стал, раз не здоровался.
В спину ему бросили:
– И помни не знающий имени своего. Бог есть!
  Трэн слышал слова отшельника, но не слушал. Он уходил от прошлого, отрицая прошлое и какое ему дело до звуков за спиной. 
  Этот запах может убить. Но запах не главная проблема. Ти затянуло в узкий поток. Он летел вперёд головой и его крутило. Перед глазами возникали живые картины напоминающие дантов ад.  Муки, муки, муки. И где душа словно тело, но неубиваемое. Можно мучить расчленять, развлекаться в стиле бдсм, но всегда возвращается в исходник. Чтобы снова по кругу. Муки, муки, муки.  Его крутило в прозрачной трубе, все видно, жуткий смрад, но ничего не слышно.  Его никто не мучил, но было плохо и больно. Всё логично, после встречи со смертью мимо мытарств не пройти.
  Среда вокруг испортилась затрудняя движение. Но жуткие картинки пропали. Поток ослаб и двигаться  пришлось снова при помощи ног, преодолевая сопротивление среды.
 Ти чувствовал тяжесть во всем теле. Это усталость. Отшельник его утомил. Вредно долго общаться со смертью.
 Тряня шёл как во сне. Почему как? Он спал в движении и были ему сновидения. Тень Иргудеона, мрачный укор и стыд жгущий изнутри. Куда путь твой сын мой?  Куда ты уходишь? От чего сбегаешь? Ты свернул от ударов и не принял бой. Ты сдался. Все грехи от слабости...
  Он видел убегающую Эламу в наведённом на неё прицеле. И торжествующие хохочущие глаза Диады. Скорбные глаза Блогхеда. Кого ты хочешь обмануть?
 Трэн прорвался сквозь  вязкий дурман в прозрачную область. Это реальность или  галлюцинация?  Может я отключился. Нажал на глазницы. Нет, не бред. А запах пропал. Он поменял направление, свернул от кладбища. Мимо пролетели нудные звуки:
– Мечты пусты. Пусты мечты. Мечты пусты, пусты мечты, мечты.
Чья-то тоска пролетела мимо. Хорошо, что пролетела. Хорошо, что мимо.
А тут стало холоднее. И не тоска, но ещё хуже.
( НЕНАВИЖУ всё что вижу, и то что слышу НЕНАВИЖУ.) Нет, нет. только не в эту сторону.
Пролетев  какое-то время в неопределённом направлении по принципу «только не туда», Ти попал в голубой приятно пахнущий поток.  Некто накинул на него ласковую сеть. Ти услышал бархатно-медовый баритон:   
– Отдайся мне и я дам  тебе запредельное, ты познаешь то, что выше счастья и слаще любви, твои фантазии станут фантазиями других, многих других, станут вирусными и оживут. Я одарю тебя вдохновением и прозрением. Ты познаешь чистое наслаждение высших сфер. Обретёшь бессмертие и станешь частью вечности.
 Ложь, обман и заманиха. Судьба жестоко развлекается с шизофрениями, делая их могилами нескучных идей.
«Я живу в своих снах и сплю наяву».
 Демон сказки?  Демоны у нас транзитом. Нет искуситель, иди куда шёл. Нам не по пути.
 Голубой туман закончился, но ясности не прибавилось. Тряня уходил. Куда? Уходят не куда, а откуда. Уходят, чтобы уйти. Никому не нужен? Враги? А не скучно было бы один против всех.  Пусть другие развлекутся.
 Трэн упёрся в преграду и остановился. Сны растаяли. Что это? Преграда  не поддавалась давлению. Ну и куда? А есть разница? Свернул налево. Пошёл вдоль невидимой стены постоянно ощупывая её. Стена была холодной и идеально гладкой. А за стеной то, что мне нельзя? Запрещено. Тёмный тип однако, натемнил и в чём его обман. Может все не так уж и случайно и он знал куда я пойду. Но как?
 На этом вопросе Ти провалился. Падение по скользкому тоннелю в сером тумане и свет в конце движения. Попал он в большое помещение с круглым сводом.  То тут, то там на этом своде появлялись красные вспышки, освещающие тёмное помещение. Посредине помещения Ти увидел нечто, похожее на большой энолид, летающую машину. Ти обошёл машину со всех сторон,  справа открылась овальная дверь и спустилась лестница. Приглашение? Ну, ладно, почему нет.  Не торчать же в сырой пещерке.
  Внутри было темновато, невнятный свет от нескольких экранов и множества экранчиков. В шагах десяти Ти увидел перевёрнутую фигуру. Фигура впечатляла своим зверским видом, размерами и тем что делала. Перевёрнутый, пристёгнутый сапожищами к потолку монстр пел и пил из большой квадратной бутылки. Ти даже прочитал надпись на этикетке.”Jack Daniel`s “
 Звуки пения и пития были безобразны, но гармонировали.
– Не для меня... буль-буль. С чёрными бровями. Буль-буль... не для меня... буль-буль.
 Ти осматривался, не расслабляясь. И правильно делал, полсекунды понадобилось громадине отстегнуться от потолка, перевернуться и встать на ноги, в эти полсекунды Ти увернулся от двух летящих в него острых предметов и приготовился к бою.  Бой был шумным и недолгим.  Летающие кулачища не нанесли Ти урона, но ему удались пару быстрых ударов ногами в полете по шее и торчащим клыкам громадины. Один из клыков был выбит. Внезапно побоище было прервано мелодичными звуками. Громадина перестал махать кулачищами. И удивлённо посмотрел на замершего Ти.
– Клиент. Гы, тройной тариф. Гы. Аванс уже на счёте. Гы, гы.
Он почесал место, откуда недавно ещё торчал выбитый клык. Посмотрел  на Ти, тот сделал извинительный жест. Громадина махнул лапой:
– Платину вставлю. Зуф.
Тут же появился  летающий манипулятор-шар с тремя глазками.
– Утилизируй.
 Из одного глазка появился тонкий луч и  выбитый клык исчез. Громадина поднял бутылку, подбросил её. Зуф утилизировал и пустой сосуд.
– Клиент как кличут?
– Трэн.
– Гу, Трэн. Тряша.
Он смеялся, смеялся и Ти, давно его так не называли.
– А я Джого Тургарин. В моем роду были  голубые драконы  Сириуса и боевые псы Титана.
Ненужная информация, но псов явно было больше.
– Зуф. Маршрут и точка енд.
Мелодичный звуки. Джого постучал по чёрной панельке.
– Шо. Гы. Поле две тыщи три эф вы  ноль шесть. Поник, кого ты так обидел? Точка енд по прибытию. Ну и шопа. Если бы не тройной тариф. Топал бы ты Тряша ножечками до прибытия спасителя и всеобщего кырдыка. Не боись, за такие мани моя “Рогада” доставит куда надо вип-клиента.
 Зуф готовь машинку по программе  один-альфа, зарядись на сто тридцать процентов. Знаю, импосибл. Но если не хочешь свистеть в пустоту тысячу лет. Делай Зуф посибл.
Тряша осваивайся. Не торчи на палубе, займи место стрелка. Зуф врубит тебе экранчик  с прицелами. У тебя три пушки. Главное орудие и  бортовые пушечки. Можешь крутить и жать на гашетки. Развлекайся. Но пушки не заряжены. Из экономии. Вся энергия на движки и  защитные экраны. К тому же я пацифист или пофигист, не уверен  в терминологии.
– В нас кто-то будет стрелять?
  Джого раскинул лапы и типа улыбнулся:
– Поле две тыщи три эф.
 Это означало, а что ты хотел. Не мой выбор. Да не его, а чей?
 – Не висни Зуф. Подсел понимаешь на анализ древней макулатуры, нашёл какой-то манускрипт и конкретно завис. Пока работы нет развлекайся, но дело пришло, развлекуху в нижний ящик, самый нижний.
– Я могу спросить?
– Валяй, может ответит. Но он молчун с чужаками.
Трэн задал вопрос обращаясь к шару-манипуятору висевшему над правым плечом Джого:
– Скажите пожалуйста, нет ли в манускрипте таких строк:
“Девять демонов изгнаны”.
– О, да,– голос не механический, живой.
– Но изгнанников было намного больше. Сей информационный блок противоречив. Я до сих пор не могу определить логику. Слишком много нестыковок и вопросов.
– И не мучайся. Раз демоны, то и логика демонов, – влез в разговор Джого.
– Любитель ты париться Зуф. До этого как-то завис на этой, а филиокве. Я ему типа, ну если он от Девы Марины и Духа Свята то если я что-то понимаю в хенетике то  сыночку что-нибудь должно достаться  от папы. И если  от него не исходит Дух Свят то, он может и не Бог. У этого, ну Зеуса, стоко настрогал типа со смертными,  но богов то не было. Если верить янь динь дзень.
Зуф продолжал париться:
– Победитель изгнал побеждённых, но кто победитель и кто побеждённые. И почему не был изгнан и сын предавший отца. И почему в наказание получил на откуп завоёванный мир.
– Ну, хватит, переключайся. Арбайтен. Не пропусти сигнал. Работа чую на всю десятку, – прорычал Джого.
 Ти нечто подняло и посадило в кресло на втором типа уровне. Ещё и пристегнуло. Перед ним был большой чёрный экран, тут же на нем появились бессмысленные узоры. И прицел.   Джойстик  под экраном зашевелился и оказался возле рук.
Джого заорал:
– Помолимся братия...
  Хлопнул себя по ляшкам и раздался жуткий гул. Рогада задрожала и притихла. Гул изменился и стал гармоничнее. Корабль поднялся и развернулся. Кусок стены напротив закипел и испарился.
Вперед во мглу. Но мглы было немного, дольше летели по серости. Ти прослушал в исполнении Джого  весьма своеобразный и затянутый кавер “Любо братцы, любо...”
  И вдруг белый свет и буйство красок.
– Прибыли. Выше Зуф, выше поднимайся, лови сигнал лови, где точка енд. Тряша посмотри налево там репталы, посмотри направо, там доггеры. Сценарий хреновый, но типичный.  Вечная война и все такое. Покой им и не снится, но поспать любят.
 Джого пропел два музыкальных фрагмента в почти идентичных тональностях:
– Славься  Драгоз отчизна свободы...Правь Санберн. Сила права. Право силы..
 Зуф держись выше, максимум высоты. Не люблят тута чужаков.  Заядлые ксенофобы. Авось не засекут. Авось не до нас. У них очередное перемирие на покурить. Сидят за «каменным забором свободы» и «железной стеной  порядка». Готовят  победоносный последний удар.
Сигнал Зуф. Сигнал миленький. Жадность грех мой. Погубит. Погубит мя.
Джого ныл, но как весело.
– Блин твою медь. Не пронесло. Поздравления. Такая честь, и всё для нас, совместная боевая операция. Санберна и Драгоза.  Защита максимум. Манёвр за пределом посибла. Тряша мешочки для рыготы справа.
 Экран напротив показал, как точки слева и справа быстро превратились в боевые машины двух типов. Репталы и доггеры. Нетрудно догадаться ху из ху. Разглядев пилотов поближе  Ти прозвал их для себя “шипы” и “клыки”. Выглядели вояки как-то мультяшно-комиксно. Началось обещанное веселье.  В прицеле  появлялись  озлобленные, озабоченные морды.  А они напуганы или растеряны.  Рогаду трясло от попаданий, но энергополе держало защиту. Помогал и манёвр. Джого запел:
– Черный ворон что ты...Зуф не спи, сигнал  лови, думай, думай  чертов кот. Просчитай уродов.
  И снова песня, но слов не разберёшь.
 Просчитать, а операция то несовместная. Они враги и командиры разные, согласованности нет. Зуф  просчитал противников. И устроил карусель. В итоге репталы и доггеры вернулись к привычному делу начали лупить друг друга, ну в смысле враг врага конечно.
Услышав мелодичные звуки Джого заорал:
– Ага, “башня молчания”, ну не так хреново, как “черная пирамида”, но доступа нет, надо пробиваться. Зуф ищи слабину в запретном поле. 
Рогада рухнула вниз, потом невообразимые манёвры  на бреющем и снова резко вверх.
  Левый разворот и о….
  На них надвигалась огромная маска “лицо Крик”. От звука должны были уже лопнуть уши. Джого оторвало из кресла и вдавило в палубу. Ти чувствовал, что их убивают, его убивают. Рогаду крутило, как бумажку, на мгновение в центре прицела главной пушки он увидел ноздри маски и нажал на гашетку. Их подбросило вверх, вместо маски образовался огненный столб.  Экраны мониторов погасли, но часть через пару секунд засветились. Рогада почти плавно спланировала на площадь у открывающихся врат.
– У тебя девятнадцать секунд, – простонал, прорычал Джого.
 На третье секунде Ти забыв, что умирал от боли, был уже вне корабля, через шесть секунд услышал рёв двигателей улетающей Рогады, на девятнадцатой секунде проскочил закрывающееся двери.
  И остановился, пробежав шагов сорок. Внутри было пусто, ничего и никого. Стены возносились, словно в бесконечность. Ти почувствовал чье-то присутствие. Тут кто-то был  близко, и невидимый. Но не безмолвный:
– Кто ты? Зачем пришёл к нам и куда путь твой?– приятное сопрано.
– Убей его, его нет и не может быть. Он убил “Крик”,– неприятный баритон.
– Не подходи близко,  отправь  в “яму безмолвия”.
– Никто не может убить “Крик”.
– Но он убил.
– И кто он?
– Убей его, он разрушитель.
– Но почему ты не сделаешь сам, то что велишь мне. И почему ты приказываешь мне?
 Да, сопрано может быть и неприятным.
Баритон удалялся:
– Часы запущены. Часы запущены.
Ти заговорил.
– Я ещё не знаю кто я. И не знаю куда путь мой. Но не сюда. Если можете мне помочь помогите. Я не враг вам.
– Враг?– сопрано казалось смеётся.
– Ты враг любому, кто на твоём пути. Я знаю кто ты, не буду тебе мешать. Выбери направление и иди. Просто иди. Но поторопись, часы запущены и только ты можешь их остановить.
 Ти закрыл глаза. Встал на одну ногу и крутанулся. Открыл глаза и пошёл вперёд. Дошёл до стены. И почти упёрся в неё. Ничего не происходило. Но почему нет, он поднял одну ногу, потом вторую и пошёл по стене вверх. Сопрано простилось с ним:
– Уходи и не оборачивайся на голос кого бы не услышал.
– Ты пожалеешь,– это был баритон и не к нему.
– Одно из моих имён жалость,– рассмеялось сопрано.
 Тишина и в тишине Ти двигался вверх. Просто шёл, пока стена не поменяла цвет, из серого стало молочной и тут его повезли. Он стоял, а его везли. Сначала вверх, потом завернуло в окно овальное и там он увидел часы не простые, а песочные, большие песочные часы. Песок сыпался, как обычно через узкую воронку. Но, если вверху он был золотым, то падая вниз становился чёрным. Перед часами Ти увидел небольшой рычаг и потянул его на себя. Часы приняли горизонтально положение, и песок перестал сыпаться.
– Печалька однако. Кайфик поломал.
Слева от часов проявился тёмный гномик с красным рогом.
– Ничего оригинального и модернового предложить не могу, обычная процедура без хайпа. Я надуваю пузырь, а ты летишь.
– Куда?– не удержался Ти.
– А ты не знаешь?
 Это явно обрадовало краснорогого коротышку:
– Ну не буду портить тебе сюрприз. Красавчик. Ты обломщик, но сегодня я не мстителен.
 Рог гномика засветился и стал активно пульсировать. Он помрачнел. Молча подошёл к стене, где беспорядочно валялись разноцветные шарики. Поднял голубой и неожиданно с резким разворотом бросил его под ноги Трэну и тот мгновенно оказался внутри прозрачного пузыря. Пузырь вместе с ним приподнялся, начал крутиться. Ти притянуло к стене, пузырь раздулся, помутнел и ускорился вверх.
 Прямолинейное равноускоренное движение продолжалось недолго. Шар завис и началось. Чехарда, броуновское веселье.  Менялось всё, направление, скорость и её производные. Внутри потемнело.  Хотелось света и покоя, хотя бы ненадолго. И дождался. Пузырь завис. Немного подёргался и затих. Но внутри успокоение не пришло.
Трэн чувствовал нарастающую тревогу. Чувство опасности. В чем причина?  И этот сигнал опасность посильнее чем то, что он чувствовал от огнеглава или отшельника.  Посветлело. В центре пузыря стоял чёрный небольшой ящик. Угроза от ящика. В пузыре потемнело, но не до мрака. Ти напрягся чрезвычайно. Почувствовал движение. Из ящика кто-то выскочил. И без промедления Ти нанёс коронный удар ногой по верху этого некто и отскочил, зажмурился на секунду от вспышки света и цвета. Но увиденное никак не соответствовало тому, что он ждал или мог ожидать. Из ящика торчала кукла подобно чёртику из табакерки, но этот чёртик был похож на клоуна, размалёван неимоверно. И эта кукла раскачивалась и издавала звуки.
– Оу ау ох э-эх.
 Ти успокоился, но не расслабился. Забавно не значит безобидно. Нарисованные черты лица клоуна зашевелились:
– Ох, давно так по фейсу не прилетало, а говорили, воспитанный милый красавчик.  Житие так достало, что сначала бьёшь, а потом здороваешься? Понимаю, понимаю хочешь извиниться, но больше гложет вопрос, а кто вы.
Мы никто, нас тут нет, мы далеко. Так что, в принципе безвредны, неопасны.  Я скажу кто мы, но ты постарайся без резких движений. Это смешно.
Мы джиджер. Тихо, тихо не дёргайся.  Я не твой джиджер. Я вообще с другого поля. Других полей. Слышал может  “Владыки Гемсуорда”. Я типа владыка.
Открою один секретик, есть у нас у джиджеров одна привилегия, находиться одновременно в разных местах. Дорогое скажу тебе удовольствие.
Ну, что вопросы подпирают. Один, только один вопросичек, быстро не думай.
Ти спросил мгновенно:
– Пон джиджер?
В ответ получил смех издевательский, но не долгий, потом серьёзно:
 – Один знакомый умник как-то сказанул.
«Если параллельные прямые пересекаются, то они или не параллельные или не прямые.»
Пон не джиджер, но он был ангебором. И даже фаворитом, но был низвергнут во владения Люцера. Где его ломали, но не сломали. Пона выкупили и даже наделили силой и владениями. Пон слуга даже не двух а трёх господ. Гобсера, Эмзета и Люцера.  Он хранитель их тайн. Почему у него?  Возможно сами это они около себя хранить не могут. Похоже как в той юзерской сказке, где найти смерть бессмертного. Последние новости, бастарда грабанули. Пресловутые алмазы Пона. За неожиданный вопрос бонус.
  Ещё один джиджер господин великий Ордер. Да он был ангебором и убил своего джиджера. Но до этого он убил другого ангебора. Обычное явление в “Игре”, но тот ангебор был его другом. Некий Кей Хосс. Убив джиджера и став  властителем, Ордер потерял часть себя. Его расщепило. Тот Кей Хосс, которого ловит и убивает Орден, половина Ордера им потерянная. Хоррор.
 Есть миры параллельные. Там все однообразно, весь смак в нюансах. А есть миры перпендикулярные, где все не так, не так как надо, неправильно. Извини, иногда я безобразно болтлив.
 Трэн слушал молча, но внутри все было возбуждено и агрессия сводила ладони в кулаки. Чёртик надул и без того безразмерные губы:
– Можешь конечно врезать ещё разок, если это тебя успокоит. Но, я обижусь, релакс мистер, релакс. Причина гнева не я. Банальная интоксикация.
  У тебя пауза. Ноль на ноль ещё не поделили и ты завис в зоне покоя. А покой всегда насыщен сладостным трупным ядом. Пойми же. Все пройдёт... банально но, истина.
Давай отвлечёмся и посмотрим пару-тройку видюшек.  Четыре-ка не обещаю, но смотрибельно и познавательно.
 Из боковинки  ящика с чёртиком появился сноп  света  и образовалась не очень чёткая, но вполне объёмная картинка.
 Одного из трёх в этом видеофайле он узнал сразу. Геоль Бахх. Сутулого, что стоял рядом с философом и саркастично улыбаясь крутил в руках игрушку-головоломку, он не встречал. Третий сидел к нему спиной. Он и говорил:
– Главная тайна Хормварда …не в Хормварде. Впрочем это лишь одна из недоказуемых теорем мертворождённой теории.
– Не так уж теория мертва.
 Заговорил не отвлекаясь от игрушки, сутулый:
– Ныне в тренде другая теория. Хормвард должен убить Юземвард пока Юзма не убила Юзму. Спасти реальность. Реальность,  вожделенная реальность. Юземвард  существует пока подобные убивают себе подобных. Неолиберализм умирает, но согласитесь гениально. Убийство после смерти. Убийство до зачатия. Согласитесь господа, гениально. Многомерное мышление доступно и трехмерным юзерам.
Сидевший усмехнулся:
– Юзма пустая паранойя. Я бы выбрал героический мир  Marvel  или  перверсионный мир  Game of Thrones,  в них больше жизни.  Реалхуд статистически мёртвый мир.
 Знакомый однако голос. Менторским тоном заговорил старый философ:
– Милый друг,  вы и понятия не имеете о реальности. С вашим гениальным абстрактным мышлением  все ваши реальности  многомерные модели и совершенствуйтесь, молю вас. Не могу не признать. Ваши модели  по проекту «Zero» недалеки от идеальных, но значительно дальше от совершенства модели проекта  «Matrix».
  Сидевший рассмеялся:
– И как у нас дела с реализацией моделей?
Сутулый отвлёкся на минутку от игрушки, что крутил в руках:
– Спешка, спешка. Невероятная спешка.
Геоль Бахх покачал головой.
– Заказчик торопит и торопится. Боится не успеть, и то что конкуренты опередят.  Как кстати дела у конкурентов?
– Все готово и ничего не работает. Мы предупреждали о проблемах. Но они не жалеют средств.
– Этот заказчики более жаден?
– Экономнее. Я бы сказал.
– Все торопятся и суетятся.  Фактор «непреодолимое влечение» приближается к максимуму. Никто не вспоминает о “Создателе”.
– Учитель,– повернулся третий. Ти узнал в нем Кантора:
– Вы говорите о “Манускрипте”. Это миф. Миф, который не воскреснет. Или вам удалось докопаться до первоисточника?
– Не стоит ёрничать Не время и не место. Вы прекрасно знаете, то что называют “Манускриптом”,  не свёртки папируса, не стопка древнего пергамента, не металлические пластины и не каменные скрижали. И любого кто приблизится к первоисточнику  “Манускрипт” уничтожит. Кто бы это не был и сколько бы их не было.
– Учитель, но вы первый кто сей вопрос так сформулировал и высказал вслух.
– И последний надеюсь.
 Непонятный разговор был прерван появлением двух хоммеров. Один был в чёрном комбинезоне, он и заговорил:
– Чрезвычайное происшествие. Субъект “13” исчез.
 Второй хоммер в синем халате уточнил:
– Капсула реанимации пуста. Следов вскрытия не обнаружено.
Геоль Бахх был возмущён:
– Как мог пропасть субъект без признаков жизни из надёжно закрытого помещения с усиленной охраной и заключенный в капсулу реанимации  Объяснитесь начальник службы безопасности.
 Тот что в чёрном  ничего не мог объяснить, но пытался:
– Никто ничего не видел и  не слышал, ни один датчик не сработал, кроме одного датчика обнаружения нагов.
– Ха,– заговорил второй стоящий  рядом с ним дёрганый хоммер в синем халате и берете.
– Да кому он нужен этот полудохлик с рожками. Пациент скорее мёртв, чем жив. Жирных червей потянуло на копчёное.
Сутулый рассмеялся:
– И зачем жирным червям пасынок дяди Лю?
 Картинка  пропала,  клоун выдал коммент:
– Червячки лишь сделали своё дело и  уже покинули историю. Но не будем сейчас углубляться в тему. Чтобы не попасть в вырытую яму.
 Следующая картинка была романтично-эротичной.
 На полу в позе лотоса сидели обнажённые Лорелея и Диада. Звук похожий на «оум».
 Ти удивился.  Картинка растаяла клоун выдал новый коммент:
– Забавно. Девочка из сказки покинула сказку и уже совсем не девочка. Леди «Серебряный дракон». Но есть и другая леди, «Стальная крыса». Крысы и драконы, крысы против драконов, крутой сюжетик закрутился.
   Прикольные дела у вас творятся. Как меня развеселила Джетта. Кто мог ожидать от солёной хомми.
 Детки прошли четыре уровня, им осталось всего парочка уровней защиты до сокровищницы ублюдка, пардон бастарда. Причём  они не могли знать, что реально сокровищницы нет тут, а есть “страж”. Ты встречался со "стражем”. Но по ту сторону и размером большеватый. Этот  усовершенствованный и размер не колоссаль, почти мини.
  Все шло по алгоритму до шестого уровня. Где и должна была сработать ловушка.  Детки проходят пятый уровень, но в шестом уровне никто не появляется. Но и в пятый уровень никто  не возвращается. Страж в логическом тупике. В итоге он выходит из засады в шестой уровень и с тех пор ни его,  ни доверенного бастарду  сокровища никто не видел.
Рискну предположить, что в этой истории есть и наводчик и заказчик.
 Появилась новая картинка и это были не хоммеры. Кто-то заглядывал или точнее подглядывал за юзерами.
 Мужчина урод с твёрдым взглядом в кресле и красивая женщина в инвалидной коляске. Её левая рука неподвижна. Фон размытый, но кто-то есть кроме тех двух, что видимы. Женский голос с хрипотцой:
– Почему? Я не понимаю. Почему ты не хочешь уехать?  Что тебя держит? Патриотизм? У них патриотизм это верноподданство и по другому никак. Они вычислят тебя, всё отберут и убьют. Им не нужны гении, рабы любящие хлыст хозяина. Ты не можешь  не понимать. Выйди же из «Круга» Квазер.
– Должна уехать ты. Я нашёл клинику. Найду сопровождающего. Сделал три счета. Два там, один здесь. У тебя будет полный доступ. Динь, по другому невозможно.
Красивое лицо исказила гримаса боли. Прикрылась правой рукой:
– Динь. Феечка. Взмахнула крылашками и улетела. Ты хочешь, чтобы я умерла, умерла в комфорте одна. Почему? За что Квазер?
Картинка пропала, чёртик  засмеялся:
– Миленький персонаж. Не она. Он. Калека вся там. А уродец. Но тебе это уже ни к чему. Ты себя обнулил. Пропали бонусы. Не надо добывать “свой меч”. Не будешь вычислять “своего джиджера”. И не полезешь на “Гору девяти камней”. Слаба попка для “Огненного трона”?
  Издевается. Но спорить и обижаться не захотелось.
– Не нравятся мне эти вибрации.
Ти никаких вибраций не чувствовал. Клоун состроил задумчивую рожу:
– Юзы поселили в свои смарты эмоджи, милашки-кривляшки. Может они начинают догадываться. Нет, не думаю. Рабы Matrix. Они способны не более чем на фантазии о милашках- глупышках по другую сторону. Сказки, всем нужны сказочки.
 В подкорке  хоммеров живут  удивительные, очень увлекательные  сказки о том, что те кто ими правит воплощения тех девяти воинов, что выжили в «битве битв» и ушли по “белой лестнице” в небо, распевая гимны и размахивая лиловыми флагами.  Эпично и пафосно.
Малое число слышало о девяти супердемонах, что были изгнаны из вожделенной реальности и заперты в “Чёрный шар”. И  малое число из того  малого числа мечтает пройти их путём, но в обратном направлении.
– А я могу туда попасть?
– Из всех невероятных вероятностей это не на последнем месте. И тебя ещё не сильно раздуло, так что можешь протиснуться  в щёлочку. Но готовься не узнать себя и забыть себя, стать новым “я” кем-то уже исписанным.
 Знаю наверняка, этим путём ты точно не попадёшь в «Облако». Новые миры, новые пути. Тебя пнули в совершенно другую сторону. И радуйся. Мобби, вот кого и я побаиваюсь. Все детки ангелочки, но убитые до рождения демоны.  Не будем о жутком. Поговорим о печальке.
Клоун запричитал:
 – Убивают девочку. Девочку Свободу. ( А была ли девочка?) Бедные, бедные юзеры. не построчить, не под... Читайте классику и чтите декалог.
Клоун тяжко вздохнул: 
 – В Хорме напряги.  У нас в Герме чёткий порядочек.  Абсурдной девочки не было, нет и (тьфу-тьфу) не будет. Бытие и житие по “Алгоритму”. Ни шагу из “Блок-схемы”.
 Чёртик сделал паузу, при этом тихо насвистывал незнакомую минорную мелодию. Хватило его ненадолго:
 – Мы ещё в зоне неопределённости, ноль на ноль делить не торопятся. Как  поделят, вектор станет реальностью и прощай. Я не удержусь, тянут меня  обратно дела-заботы. Раскручиваем геймуху непростую. Килл Юневерсал. Главная задача убить всё сущее. Бред? Ну не скажи. Весь мир злосилья мы разрушим, а затем…
 Сущее в сей гаме зло, не  уничтожив сущее не избавиться от зла. Юниверсал и всё в нём неправильно началось, необходимо перезапустить.  Как? (Спойлер) Для начала необходимо докопаться до древних знаний звёздных протоцивилизаций. Всех секретов открывать не будем. Но главное несложно.  Юневерсал самоуничтожиться, если маленький тёмный камешек, некий «Унихур» попадет в некую особенную звезду.  По ходу дела надо набрать команду. Разобраться с хранителями и стражами. Найти трёх богов.  И всякие заморочки с власть имущими и власть охраняющими. Движуха покруче «Star Wars».
Дорога дальняя тебе выпала дальняя, не знаю куда. Ознакомься с парой-тройкой аудиофайлов, чтобы не скучать.  И не заморачивайся. Психушка-Нэт. Никто не прочтёт. Пиши, что хочешь. Твои проблемы.      
  Клоун выплюнул вверх разноцветный шарик. Шар раскрутился,  потом  превратился в блин,  типа  грампластинка.
 – И на прощание маленький совет. Чтобы победить и победить всех тебе надо стать всепожирающим уынходавром.
  Чёртик мгновенно исчез в коробке. Коробка захлопнулась и без промедления взорвалась. Ти еле уклонился от грязных клякс, разлетевшихся в разные стороны. Кляксы на стенах пузыря стали быстро уменьшаться до точек. Точки испарились. Круг наверху заскрипел и начался аудиоспектакль.
“Царь вышел из шатра и его взору открылся вид с холма на Мараканд самый красивый и богатый город его империи и самый им нелюбимый. Когда-то он должен был  сжечь этот город им поверженный со всеми его богатствами и жителями. Никого до этого не щадил. И что его остановило, но решение было мудрым. Междуречье стало самой богатой провинцией его империи.  Щедрые земли, умелые ремесленники и ловкие купцы.
 Именно сюда он привёл новые полки набранные в основном из молодых кочевников далёкого юга. Их обучением  не жалея ни солдат ни себя занимались шесть самых лучших его военачальников.
 Он посмотрел вниз. По склону холма двое несли в носилках бездыханное тело.  К царю подошёл военачальник отвечающий за подготовку новобранцев, доложил:
– Упал с коня, сломал шею. Третьего хороним за неделю.
– Ты жалеешь их, но враг не пощадит никого. Всякий слабый воин союзник врага.
– Да, государь.
– Я хочу  знать, чего они стоят. Три дня без пищи сна, и воды, ни минуты отдыха. Тех кто падает, но остаётся жив, отправляй к лекарям. И после трёх дней ученья день отдыха, но потом снова учения, пока павших не станет больше ста. Тем кто не выдержит, по двадцать палок, коня, кошель и отправь к матерям.
– Будет исполнено государь.
– Ты должен знать их полную цену. Смотри за каждым.
 Царь увидел шедшего к нему  бодрой походкой жреца Болгора. Тот уже три дня не показывался из своего шатра, ссылаясь на плохое самочувствие. Но вчера вечером к нему прибыл гонец, пробыл недолго в шатре жреца и ускакал.
 Жрец подошёл и не сделав положенное пред царём почтительное движение сказал тихо:
– Время пришло, Уанденхан.
 И прошёл в царский шатёр. Жрец никогда не называл царя по имени и всегда соблюдал этикет.  Никого не было рядом, поведение жреца озадачило царя.
 Время пришло, а было время  когда он мог уничтожить опасное племя жрецов. Но именно жрецы стали главной опорой его власти. Возвеличивали его и объявили воплощением богов под светлым небом и под небом тёмным. Но Болгор первый из верховных жрецов казалось не принимал в этом  участия. Он выказывал царю должное почтение, но не более. Он не боялся царя. Царь понимал, что дело не только в силе касты стоявшей за Болгором, а нечто большее. 
 Царь вошёл в свой шатёр. Картину он увидел  необычную. Все слуги и охрана  столпились у выхода в страхе смотря и на него и на сидящего на месте  визиря жреца. Лишь один служка дрожащей рукой наливал Болгору в кубок воду из серебряного кувшина.
Все прочь, и они остались вдвоём.
– Что происходит Болгор? Ты ищешь смерти?
– Они позвали спасителя. Мы должны отправиться в путь Уанденхан. Завтра. Ты и я.
– И что, нам дадут они?
– Быть может смерть, быть может спасение. Я не знаю, что нас ждёт. Но если мы не поедем. Ты поведёшь в бой армию обречённых. Мы поедем вдвоём. Бери воды и пресного хлеба. Возьми далийский лук и меч, что выковал кузнец Рош.
Жрец встал и простившись кивком головы молча вышел. Тут же появилась охрана и главный распорядитель.
– Вызови визиря и вели приготовить  к утру дорожную суму и  воду из родника.
  Спал царь плохо. Наложницы не смогли утомить его, но возбудили в царе мысли о смерти, он  подчинялся чужой воле, чего давно не делал.
  Он вышел из шатра, как условились ещё до рассвета. Все было ему приготовлено. Жрец ждал его сидя на коне  в специальном седле под балдахином.
 Ехали  быстро, но молча. Первый привал сделали у ручья за холмами и жрец не снимал с глаз молитвенной повязки. Степь их встретила проливным дождём, но недолгим и вскоре жара высушила их одежду. Ночевали в степи. Царь словно скинул тридцать лет, развёл костёр. Спал урывками. Просыпался и слушал степь. На следующий день ещё до полудня увидели впереди  большие камни и на одном из них одинокую фигуру.
– Проводник уже ждёт нас. Нам надо спешиться.
 Они слезли с коней.
– Уаанн отдай своё оружие.
Царь нехотя, но отдал оружие.  Жрец убрал лук, колчан и меч в дорожную суму  на своём коне. Царь не понимал почему, но далее они шли пешком ведя коней за узду.
 За камнями их встретил рыжий  недовеликан. И поприветствовал  необычно:
– Ты убил моего друга. Ты пришёл без оружия. Но меч тебе нужен.
 Он подвёл царя к  небольшому камню, из глыбы  цвета мёртвой крови торчала простая чёрная рукоять.
– Возьми его.
 Царь потянул, никакого результата, ещё сильнее, меч не пошевелился. Он потрогал камень. Горячий. Он толкнул рукоять меча вперёд и камень без сопротивления поглотил меч. Прошло немного времени и камень выкинул меч. Царь ловко поймал его за рукоять. Чёрное лезвие. Недлинное.
– Хархоба, всегда поражался твоей способности принимать верные решения. Ваанд.
Хархоба, давно не слышал любимого ругательства южных варваров. Ваанд, камень так они его тогда называли.
– Я вспомнил твоего друга. Это был честный бой.
– У тебя плохая память. Не вспоминай покойников. Они могут вернуться.
Он принёс странные зелёные ножны. Царь вставил в них обретённый меч, а проводник пристегнул их к его поясу.
– Ножны сплетены из ослиной травы. Как только почуешь  запах ослиной мочи, вытаскивай меч, а ножны кидай за спину и как можешь дальше. Коней придётся оставить. С ними не пройти. За конями присмотрят.
 Он свистнул. Появились три пастушка хаба. Да это же провинция Хабанзо, тут ещё недавно правил его старший сын. И где он? Тайная стража не нашла его. А они найдут любого на земле, если он ещё на земле. И миссию, что царь хотел доверить сыну старшему, исполняет сын младший.
 Рыжий проводник снял  с коня седло с балдахином и ловко соорудил носилки. Жрец молча в них устроился.
– Старика придётся нести.
 Царь рассмеялся и впрягся. Двигались они быстро и вскоре  достигли реки. Там путников ожидал плот. Хабы накормили их рыбным супом, жрец ел мало. Царь и проводник насыщались жадно со вкусом.  Плот вскоре причалил на другом берегу и от того, что он увидел  впереди, царь помрачнел. Это был разрушенный город осков. С обугленных стен на царя смотрели лики смерти. Он спросил:
– Другой дороги нет?
Проводник не оборачиваясь ответил:
– Есть. Но на этой чужие смерти, на той твоя. Я проводник, ты путник.
 Царь рассмеялся:
– А зачем нам тогда старик?
– Может мы несём его смерти. Самое время и место.
Оба рассмеялись.  Жрец молчал. На нем была молитвенная повязка.
  На пригорке стояла необычная повозка чёрного цвета на шести колёсах. Невдалеке паслись шесть волов редкой красной масти. Рога чернее ночи. Волы смотрели на них огромными  глазами синего цвета.
 Волов не надо было направлять и подгонять. Ехали долго и молча. Ножны завоняли. Царь бросил их за спину.  Клинок меча сиял. Проводник извлёк из сумы кожаные ножны расшитые серебром. Начало темнеть когда они увидели каменные столпы. С одной стороны сумрак, за столпами мрак.
 Они подошли к столпам. Проводник простился:
 – Я могу войти в запретную долину только мёртвым. Вернусь к началу пути. Да и ты без меча не прошёл бы.
Жрец наклонился и поднял один из камней, что в большом количестве валялись вокруг. Болгор снял повязку посмотрел на камень и бросил его во мрак.
 – Выбор сделан. Обнажи меч царь царей и выслушай меня. Если должен  будешь убить  убей. Если кто скажет убей себя, убей всех. Иди за смертью.
Они прошли  меж двух столбов, где не висела цепь. За столбами не было мрака, но было все неправильно, как в плохом сне.  Кругом большие камни разнообразных  форм, но некоторые камни шли к ним и это были не камни.
Болгор прошептал:
 – Слуги смерти. Не говори с ними.
Слуги смерти встали полукругом. Самый высокий из них подошёл к Болгору.
 – Ты не исполнил обряд. Ты молился. Ты не читал книги. Ты привёл непосвящённого. У него ключ.
 – Всё верно раб.  Но вы безоружны и проводите нас до «Черты».
Слуги молча окружили их и они пошли по дороге выложенной тёмными булыжниками, соблюдая строй и молчание.
 По каменным ступеням они спустились в большую яму. Прекрасный юноша  прикованный к белому столбу искушающе смотрел на них. Слуга смерти с лицом бородавчатый жабы указал перстом на прикованного юношу:
 – Убей его! Отруби ему голову!
Царь посмотрел на зеркальную поверхность своего нового меча. Ни «жаба», ни «обнаженный ангел» не отражаются в мече.
  Не теряя времени на раздумья, вонзил меч в сердце жабы, хлынула зелёная кровь. Меч позеленел. С разворота отрубил голову юноше. Голова осталась на месте.  Синие глаза красавца  побелели. Образовался тонкий красный рубец. Меч вспыхнул и очистился.
 Слуги смерти очень быстро запеленали оба тела в белые саваны и водрузили на пару носилок.  Самый высокий из слуг смерти скинул с себя тёмные одеяния, обернул ими белый столб.  Одежда на нём, как на южном варваре перед боем, но одной руки не было.
 – Жертвы приготовлены в путь. Следуй за нами “гость смерти.”
 Круг засвистел и рассыпался в пыль. Серебряная пыль быстро растаяла. Пузырь начал ускоряться. Ти прижался к стенке. Невероятно жгущее чувство предчувствия внутри.  То что было, закончилось. И как бы ты не готовился к грядущему. Всё произойдёт внезапно. Путь сей закончен. Но что начнётся?


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   12.07.2020 09:31     Заявить о нарушении