Литературное мастерство. Анжамбеман - не самоцель

        В поэзии применяется множество приёмов, один из самых сильных и эффектных – это Анжамбеман. Если говорить проще и понятнее для широкого круга читателей, Анжамбеман - это перенос части предложения из одной строки в другую. С французского enjambement, от enjamber — перешагнуть, перескочить. Образно говоря, мысль не помещается в строке и «перешагивает» на следующую строку. Но, если говорить по науке – это ещё и несовпадение синтаксической паузы с ритмической.
Этот приём используется в поэзии со времён античности.

        Анжамбеманы применяли Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Владимир Маяковский, Иосиф Бродский, Булат Окуджава, Марина Цветаева и др. Некоторые поэты увлечённо экспериментировали с этим приёмом, впрочем, подобные эксперименты
продолжаются у поэтов и в наши дни.

        Изучая этот литературный приём углублённо, я не раз находила подтверждение собственным мыслям: Анжамбеман, впрочем как и остальные поэтические приёмы, не должен быть самоцелью, приёмом ради приёма. Он должен усиливать смысл сказанного, работать на него!
Выдающийся филолог М. Шапир писал:«Нет сомнения, что переносы в «Медном Всаднике» выполняют экспрессивные и изобразительные функции, обретая порой прямую иконичность – там, где Нева выходит из своих берегов, синтаксис выходит из берегов стиха».

        Пушкин – гений во всём, в том числе и во владении стихотворными приёмами. Перенос мысли у него, т.е. «…синтаксис выходит из берегов стиха», именно «…там, где Нева выходит из своих берегов…», а не в каком-то другом месте!

        Великолепны Анжамбеманы и у Михаила Лермонтова, например, в известном отрывке «Мцыри»:

Я ждал. И вот в тени ночной
Врага почуял он, и вой
Протяжный, жалобный как стон
Раздался вдруг… и начал он
Сердито лапой рыть песок…

        Кстати, здесь идёт совершенно потрясающее переплетение Анжамбемана с другим поэтическим приёмом – Цезурой /ритмической паузой, делящей строку на части/. Напиши Лермонтов эти мысли без ритмической приостановки и без переносов мысли, исчезли бы напряжение и нарастание драматизма происходящего. Но поэт не мог так написать в силу своего таланта и великолепного владения приёмами литературного мастерства!

        Марина Цветаева, например, сделала Анжамбеман одним из основных в своей поэтике.

А я — пера не удержу! Две розы
Сердечную мне высосали кровь.

Или эти строки, ставшие широко известные благодаря переложению на музыку:
Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать — куда Вам путь
И где пристанище.
Я вижу: мачта корабля,
И Вы — на палубе…
Вы — в дыме поезда… Поля
В вечерней жалобе …

        Сейчас заметила, что программа компьютера перенос мысли на следующие строки подчеркнула зелёной волной. Программе, чёткой и правильной, видится перенос мысли на другую строку и заглавная буква с новой строки в середине мысли, как что-то непонятное.

        А вот у Бродского, по моему мнению, перенос после «Ни» больше походит на технический эксперимент:

Нас других не будет! Ни
Здесь, ни там, где все равны.
Оттого-то наши дни
В этом месте сочтены.

        Интересно, что в традиционной поэтике различаются три вида Анжамбемана:
- «сброс» (конец предложения захватывает начало следующего стиха),
- «наброс» (начало предложения захватывает конец предыдущего стиха)
- «двойной бросок» (фраза начинается посреди стиха и кончается посреди следующего):

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел [сброс]. Пред ним широко
Река неслася [двойной бросок]; бедный чёлн [наброс]
По ней стремился одиноко…

Но, как говорится, это отдельный вопрос.

Я же хочу закончить свои размышления отрывками из своих стихов, где тоже есть Анжамбеман и Цезура:

Из стихотворения «Хотите кофе так, как я люблю»:

…Глоток, другой… И Вы опять бодры,
Готовы для свершений и открытий.
*
Из стихотворения «Какая же ты разная, Россия»:

…Какая же ты светлая. Повсюду
Берёзы и бескрайние снега…
*
Из стихотворения «Зачем идут на Таганай»:

Долина сказок... Сосны в странном танце,
Заиндевелый Берендеев лес.
Там оживают чудища-останцы,
Туда заходят, словно, в мир чудес.

        А, вообще, своё отношение к поэзии и литературным приёмам я выразила в одном из своих стихотворений:

Найти неизречённые слова,
Дать образ ярко и неповторимо,
Не ради рифмы или щегольства,
А чтоб жила строка неизгладимо,

Увидеть то, что видишь только ты,
Возрадоваться вспышке вдохновенья,
Расправить крылья в мире красоты,
О, это счастье! Пусть и на мгновенье!

Дуванова З.Ф., Фото из интернета.


Рецензии
Жаба мента - это прозаизация стихотворного текста.
И по сути представляет собой ошибку стихотворца.
Разумеется, любая ошибка в принципе может использоваться как выразительное средство.
Но все пишущие об этом "приеме" категорически не хотят даже предположить, что во многих случаях этот прием - следствие технических затруднений, и компромисс - пусть неидеально, не так, как надо, зато сказано то, что надо.
И наконец, (как в Вашем примере из Бродского) - это просто выдрюк, "эксперимент".
А то, что сочинил по поводу переносов упомянтуый Вами Шапир - типичный пример схоластического перетеоретизирования.
.
С уважением

Бондаренко Тимофей   12.09.2022 05:41     Заявить о нарушении