К 130-летию Бориса Пастернака

ПРЕДИСЛОВИЕ:
Этот  мой исторический очерк был опубликован в честь 130-летнего юбилея Бориса Пастернака под тем же заголовком в газете «Вузовский вестник»: № 4 (339) 16–29 февраля 2020 г., С. -  15-16. Здесь на сайте я размещаю его под тем же самым заголовком. А в конце очерка читателей ожидает новый графический портрет юбиляра работы Аиды Лисенковой-Ханемайер, с ее разрешения.

Российский писатель, переводчик и виднейший поэт XX века Борис Пастернак – один из немногих отечественных  литераторов, удостоенных Нобелевской премии. Его произведения входят в золотой фонд мировой  литературы. 10 февраля 2010 г. исполнилось 130 лет со дня его рождения, и это событие торжественно отмечается российской общественностью.

На протяжении десятков лет нашей истории Борис Пастернак всегда проявлял себя очень неоднозначным, но весьма плодовитым и невероятно талантливым мастером художественного слова, имевшим и до сих пор имеющим множество  ценителей и поклонников.

Вот некоторые из оставленных нам в наследство афоризмов Пастернака:

Кому быть живым и хвалимым,
Кто должен быть мёртв и хулим, —
Известно у нас подхалимам
Влиятельным только одним.

Не знал бы никто, может статься,
В почёте ли Пушкин иль нет,
Без докторских их диссертаций,
На всё проливающих свет…
(«Ветер» - четыре отрывка о Блоке)

Человек рождается жить, а не готовиться к жизни.

Будущее — это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь.

Каким непоправимым ничтожеством надо быть, чтобы играть в жизни только одну роль, занимать одно лишь место в обществе, значить всего только одно и то же!

Сказочно только рядовое, когда его коснется рука гения.

Взрослый мужчина должен, стиснув зубы, разделять судьбу родного края.

Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь

Перевороты длятся недели, много годы, а потом десятилетиями, веками поклоняются духу ограниченности, приведшей к перевороту, как святыне.

Мир — это музыка, к которой надо найти слова!


Между прочим, несмотря на все общественные и политические особенности истории Советской России 1920-1950-х годов, в творческой карьере поэта и писателя всегда все шло относительно нормально по восходящей линии. Но, в 1958 г. Борис Пастернак, зарекомендовавший себя еще со времен Октябрьской революции, как горячий сторонник революционных перемен, неожиданно для многих стал вторым (после Ивана Бунина) российским нобелевским лауреатом по литературе. 

Однако, в результате присуждения «нобелевки», ему пришлось пожинать лишь горькие плоды такой «международной известности». Потоки направляемой властями жесткой критики полились на голову автора изданного за рубежом «Доктора Живаго» со всех сторон. Но, что же, все-таки,  привело успешного и признанного советского поэта и литератора Бориса Пастернака к столь неразрешимому конфликту? Чтобы ответить на данный вопрос, обратимся к его биографии.


Борис Пастернак родился 10 февраля 1890 г. в многодетной еврейской семье, переехавшей в Москву из Одессы за год до его рождения. Отец — Леонид Пастернак, был академиком живописи, мать — известной пианисткой. Семья дружила с талантливыми художниками, музыкантами, поэтами и писателями, а сам Борис Пастернак больше всего увлекался музыкой. В 1901 г. он поступает в гимназию, в 1908 г. оканчивает ее с золотой медалью, но вместо музыкальной карьеры выбирает учебу на философском отделении Московского университета.

Летом 1912 г. Борис Пастернак — уже студент-философ Марбургского университета, бывает в Венеции, занимается музыкой,  но потом сосредотачивается на поэзии и литературе. В 1914 г. Пастернак восторженно знакомится с футуризмом и с поэтом Маяковским.

К 20-м годам он уже имеет собственную поэтическую позицию. После 1917 г. Пастернак публикует свои знаменитые поэмы «905 год» и «Лейтенант Шмидт». В 1922 г. в печать выходит его книга — «Сестра моя жизнь»,  в 1923 г. публикуется поэма «Высокая болезнь», посвященная образу Ленина, а в 1928 г. выходят сборники стихов. Пастернак становится известным советским литератором.

В 1936 г. выходят в печать два восторженных стихотворения Пастернака, посвященные Сталину. С 1933 по 1935 гг. ежегодно переиздается большой однотомник стихов Пастернака, но уже в 1936 г. отношение властей к нему меняется. Его начинают все чаще попрекать в уклонении от «линии партии и правительства», поскольку с годами Борис Пастернак постепенно избавляется от многих навязываемых всем  стандартов.

В 1940-е годы Пастернак усиленно занимается прозой, мастерски переводит трагедии Шекспира, «Фауста» Гете, стихи грузинских поэтов. Во время Великой Отечественной войны он пишет патриотические стихи, вошедшие в цикл —  «Стихи о войне». В 50-е годы выходит цикл Пастернака под названием «Стихи из романа», затем, еще один — «Когда разгуляется».

А стоящий несколько особняком от других произведений Пастернака и опубликованный изначально лишь за границей роман «Доктор Живаго» — это результат его многолетних попыток написать в прозе о судьбах своего поколения (события романа разворачиваются в период с начала XX века до кануна Второй мировой войны). Автор романа затрагивает непростые грани нашего бытия, вопросы жизни и смерти, добра и зла, веры и безверия.

Большинство соотечественников (из тех, кто читал) не смогли, или не захотели, понять глубокой философской сути данного  произведения. Ну, а  властные структуры, тем более, не простили Пастернаку это якобы антисоветское произведение, и сразу же после признания писателя нобелевским лауреатом начинается его травля. Однако, как можно было ругать то, что в Советском Союзе прочитать было невозможно? Ярким примером абсурдности происходящего стала фраза одного из членов Союза писателей СССР: «Не читал, но осуждаю!».

Зато, совсем по-другому, с нескрываемым восторгом этот роман был воспринят на Западе и даже экранизирован. Перед Хрущевым за Пастернака тогда пытались заступаться Джавархарлал Неру, Альбер Камю и другие выдающиеся деятели эпохи. Однако Борис Пастернак был все-таки исключен из Союза писателей СССР, и только его публичный отказ от Нобелевской премии хоть в какой-то мере смягчил отношение к нему в родной стране.

Вот как оценил эту ситуацию сам поэт:

Я пропал, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мною шум погони,
Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда,
Ели сваленной бревно.
Путь отрезан отовсюду.
Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,
Верю я, придет пора —
Силу подлости и злобы
Одолеет дух добра.

(Б. Пастернак, 1959 г.
«Нобелевская премия»)


Травля и связанные с ней волнения сильно подорвали здоровье поэта. В 1959 г. у Пастернака был обнаружен рак легких. Болезнь быстро прогрессировала, и 30 мая 1960 года Борис Пастернак скончался в своем подмосковном доме в Переделкино. Он был похоронен на местном кладбище в присутствии коллег, друзей и родных.
 
После смерти поэта травля постепенно сменилась его реабилитацией. В 1987 г. было отменено решение об исключении его из Союза писателей. В 1988 г. у нас в России вышел роман «Доктор Живаго». А в 1989 г. сыну Бориса Пастернака Евгению были вручены диплом и медаль нобелевского лауреата, присужденные отцу в 1958 г.  В конце XX — начале XXI столетий у нас в России были изданы сборники произведений Бориса Пастернака, а также мемуары и различные материалы, посвященные его биографии.


Кстати говоря, Борис Пастернак прославился не только своим романом  «Доктор Живаго», но также и превосходной лирикой, которая для него была немыслима без муз. Так кем же они были, эти реальные «музы», а вернее -  женщины на его жизненном пути?

Первой женой Бориса Пастернака стала в 1922 г. молодая художница Евгения Лурье. Через год у них родился сын – Евгений. Однако два творческих человека, пытающихся ужиться в одной семье – это перебор. Да тут еще и материальные затруднения, и семья распалась, даже, несмотря на то, что поэт посвящал жене лучшие стихотворения.
 
Второй женой Бориса Пастернака стала Зинаида Нейгауз – пианистка, жена известного, тоже пианиста, Генриха Нейгауза.  Бориса она очаровала своей женственностью и ловкостью в хозяйственных делах. Познакомился он с этой семьей в 1929 г. и сразу же пылко влюбился в высокую, стройную брюнетку Зинаиду. Она ответила ему взаимностью, а Генрих не стал вмешиваться в их отношения, поскольку сам имел две семьи. С 1933 г. Борис и Зинаида зарегистрировали брак и стали жить совместно на съемной квартире. За надежной спиной Зинаиды поэт чувствовал себя уверенно. Постепенно решился квартирный вопрос, и даже появилась дача в Переделкино. Сильные чувства к этой женщине проявлялись и в творчестве Бориса Пастернака (пример - его книга «Второе рождение»).

Однако счастье никому не дается  без  страданий (в обеих распавшихся семьях оставались дети), и с годами чувства Бориса Пастернака к своей второй жене начали угасать, а его способность привлекать к себе женщин оставалась по-прежнему на высоте. В 1946 г. Борис Пастернак встретился с младшей редакторшей журнала «Новый мир» симпатичной Ольгой Ивинской и пылко влюбился. Она тоже была рада этой встрече. Ольга сильно влияла на творчество Бориса Пастернака и поддерживала его во всем.

Но Зинаида Нейгауз-Пастернак не собиралась без боя отдавать молодой сопернице своего благоверного, и ему пришлось жить на две семьи.  У Зинаиды  рос сын Леня. У Ольги тоже были дети от двух первых мужей – Ира и Митя. Да тут еще, в 1949 г. Ольгу Ивинскую, по подозрению в связи с «английским шпионом», арестует и увозит в тюрьму «черный воронок». Она героически выдерживает допросы, но, будучи беременной, теряет ребенка.

В общем, у Бориса Пастернака - сплошные переживания. Спустя 3 года Ольга Ивинская выходит на свободу и отношения с Борисом Пастернаком у них постепенно возобновляются. Она поселяется неподалеку от его дачи в Переделкино, и у поэта продолжается «двойная жизнь». Причем, именно Ольга Ивинская горячо поддерживает Бориса Пастернака  даже в самые жуткие для него годы присуждения Нобелевской премии и травли. Вот такая сложная личная жизнь была у  нашего замечательного поэта и писателя Бориса Пастернака.
 
Однако это были далеко не все его музы. Самой первой любовью Пастернака была в 1912 г. дочь московского предпринимателя, очаровательная Ида Высоцкая, с которой отношения у него, в конечном счете, «не сложились». Но, главное, в личной жизни поэта была еще и гениальная поэтесса Марина Цветаева, с которой у Бориса Пастернака состоялся целый эпистолярный роман, подобный роману Антона Чехова и Ольги Книппер. Оба были творческими людьми, происходившими из высококультурных семей. В прошлом Пастернак общался с Цветаевой, но это было «шапошное знакомство». После революции она с мужем находилась за границей в эмиграции. Их разделяли тысячи километров, но поэтесса охотно вступила в переписку с Пастернаком, и это продолжалось много лет. Постепенно их переписка стала носить все более любовный характер. В обеих семьях что-то почувствовали, и это даже приводило к скандалам. Однако, когда Марина Цветаева, все-таки, вернулась в Советскую Россию в 1935 г., их чувства уже успели притупиться. В результате, получился «роман без продолжения». Остались только сотни писем, публикация которых, согласно воле дочери Цветаевой Ариадны, будет возможна не ранее середины 21-го века.

Но, даже, этим сердечные увлечения Бориса Пастернака не исчерпываются. Была в его жизни еще и Анна Ахматова – талантливая поэтесса, переводчик и литературовед. Причем, их происхождение и судьбы очень похожи. Что-то между ними, конечно, было.

Кроме того, в молодости Пастернак был влюблен в кузину своего друга Александра Штиха – Елену Виноград и даже посвятил ей одну из лучших книг – "Сестра моя жизнь". Влюблялся также Борис Пастернак и в горячую поклонницу своего таланта Ирину Асмус, и в некоторых других своих соблазнительниц и поклонниц. Короче говоря, «муз» у гениального российского и советского поэта и писателя Бориса Пастернака было более чем достаточно. Иначе, каким бы он был поэтом и что бы он нам оставил в наследие без своей лирики?


По просьбе редакции газеты известный московский художник-портретист Аида Лисенкова-Ханемайер написала к 130-летию Бориса Пастернака портрет юбиляра (холст, масло, 40х60 см), публикующийся вместе с данным очерком. Великий советский и российский поэт и писатель изображен Аидой в возрасте около пятидесяти лет – в расцвете  творческих сил. Он стоит у себя дома около окна  и пристально всматривается куда-то вдаль с мечтательным и немного грустным выражением лица. В это время он еще, конечно,  даже не предвидит, чем обернется для него будущая международная известность и нобелевская премия по литературе.


Рисунок - портрет юбиляра кисти Аиды.

Другие мои произведения на сайте:

К 160-летию Антона Чехова http://www.proza.ru/2020/03/07/29

К 225-летию Александра Грибоедова http://www.proza.ru/2020/03/05/94

220 лет художнику Карлу Брюллову http://www.proza.ru/2020/02/20/38

К 190-летию Антона Рубинштейна http://www.proza.ru/2019/12/10/181

К 190-летию Льва Толстого  (11) http://www.proza.ru/2019/11/23/59

Двойной портрет Пушкина и Натали  http://www.proza.ru/2014/06/09/1691

К 85-летию Василия Шукшина   http://www.proza.ru/2014/09/08/1803


Рецензии
Вы молодец! Память вечна!

Ирина Дементьева   02.06.2020 12:09     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, уважаемая Ирина, за эмоциональный отклик!

Александр Зинковский   02.06.2020 23:52   Заявить о нарушении