Экзерсис 2. Архитектура в моей жизни

"Книга." Экзерсис №2.
Песня об архитектуре.

Витрувианский человек Леонардо да Винчи. 1490 и Витрувианский человек Такколы, 1440-е годы.

***
Сижу за компьютером. Ночь. Моё любимое время. Взгляд упал на стоящую рядом с холстами огромную синюю коробку.
Очередная уборка закончилась тем, что на свет извлеклась толстая папка размером в пол ватманского листа. С моей аллергией заглядывать вовнутрь дело рискованное. Бумага мелованная хоть и переложена пергаментом, но тончайшая белая взвесь  взлетает от переворачивания страниц. Полвека назад и аллергии у меня не было и возраст книг, скрывавшихся  в этом "убежище", был относительно пожилой. Отдельно  в папке хранятся книги по  истории архитектуры Тосканы, Флоренции,  переведённый труд Филлипо Брунеллески(1377—1446 ) с дополненными статьями, фотографиями и обмерами памятников на конец 19 века. 

В  детстве я, пожалуй  больше любила рассматривать не рассыпавшиеся листы по итальянской архитектуре Возрождения, а книгу-альбом такого же размера с кроками и чертежами эллинских храмов. Вот она сохранилась идеально, разве что бумага приобрела благородный желтоватый цвет старинной книги. Там рисунки скульптур и чертежи афинского Эрехтейона. Какое чудо этот храмик. Какой человеческий масштаб!

Как говорил Аристотель: "Прекрасное должно быть не слишком большое и не слишком маленькое".

О  соразмерности, о масштабах и пропорциях в архитектуре - говорил ещё Витрувий. Его "Десять книг об архитектуре" - единственная дошедшая до нас античная работа в этой области. Сам Витрувий сообщал, что на момент написания сего трактата, а это 1 в ДО н.э., -существовало всего четыре книги с ордерами. До наших дней сохранился только его труд с чертежами и различными описаниями. В период Возрождения книги перевели.  А несколько итальянских исследователей занялись рисованием идеальных человеческих пропорций по этим описаниям.


И гениальный рисунок Леонардо да Винчи "Витрувианский человек" возник как раз при изучении  им труда античного архитектора.

У других - слабовато...  не столь бесподобно и точно как у гения.
А у Леонардо... Какое совершенство графики. Какой рисунок. Анатомически идеально правильный. И да, эллинская красота взглядом художника Возрождения.

Фигура обнажённого мужчины в двух, наложенных одна на другую, позициях.
Забавно, что центром круга, куда вписывается человек с разведёнными ногами, является пупок, центром же квадрата, где вписан человек со сведенными ногами - гениталии.
Человек, его пропорции. Соразмерность архитектуры.
Здания в древней Греции не подавляют, а возвеличивают личность.
Человека.
Гуманизм...Именно человек выступает как мера красоты и масштабов здания.

Поэтому на архитектурных проектах рядом со зданием на фасадах и разрезах архитектор всегда рисует человека стоящего. И с поднятой рукой.

Возрождение и возникло в Италии именно потому, что там мало было готики, а земля... Италийская земля буквально нафарширована осколками эллинских памятников.  Особенно архитектуры.

 Всем искусствам - Архитектура - Богиня-мать. Начиная с наскальных рисунков жилищ древнего мира. Осознание себя как человека- именно через рисунок окружающего мира... Искусство изображения.

***

Помнится, я училась в шестом классе. И к этому времени начиталась о великих архитекторах, что построили мой родной город Санкт- Петербург и влюбилась в созданные ими творения. Растрелли и Захаров, Росси и Еропкин, Трезини и Коробов, Кваренги и Земцов. Для меня это не просто фамилии.

Вот любимый Казанский распахивает колоннаду для объятий к Невскому проспекту.
Построен по проекту Андрея Воронихина.* Молодой архитектор вдохновлялся собором Святого Петра в Риме. И хотя его в то время обвиняли в "заимствовании", Казанский собор получился уникальным.
 
Мне он кажется чище, (не столь многословный, как римский), сдержаннее - и от этого более точен в пропорциях.   Колонны из шершавого местного травертина песчаного цвета. Это пудожский камень, ноздреватый пористый туф. Какой там римский собор Святого Петра**! В котором немерено наслоений. Столько архитекторов принимало участие в его строительстве. И каждый стремился переделать ( чем и  унизить!) своего предшественника и угодить очередному понтифику...
Собор достраивали, и перестраивали, и снова достраивали. Последний ( в 17 веке) арх. Карло Мадерно надстроил творение Микеланджело и теперь выдвинутый высокий портик нового фасада сильно закрывает  купол собора.  Тот самый знаменитый купол Микеланджело Буонарроти. Мда-а...каждый выпячивал себя.

  А Казанский - такой цельный, свободный, говорящий с каналом, проспектом. С небом и пространством вокруг. Такой живой...

***

Ах, я опять отвлеклась...да, шестой класс.
Сочинение по литературе, тема: "Кем я хочу стать" .
План сочинения, составленный  ученицей. 
       1) Где и кем работают родители, соседи
       2)Труд на благо Родины.
       3) Об архитектуре Ленинграда
       4) Почему я выбираю  такую профессию.
Этот четырёх страничный "труд" так долго хранился и перекладывался с полки на полку, из одной папочки в другую, что в конце концов я забыла, куда в последний раз схоронила  это сочинение:)).
То, что его сохранила тридцатилетняя женщина - это мне понятно. Память о детстве уже проклюнулась. То что  бережёт семидесятилетняя -тоже понятно. Но почему его не выбросила двенадцатилетняя девочка, а оставила вместе со своими дневниками?

Потому что в самом конце - "Хочу, хочу творить как Растрелли, быть архитектором и создавать шедевры"- мечта, которую я зафиксировала на тот момент? Письменно застолбила? Произошла визуализация желания? Наверно в детстве, когда нет страха, что за все исполнившиеся мечты придётся расплачиваться - мечтать легко. Видимо для этого и существуют детские мечты.

И только став взрослее начинаешь понимать, что стоит за мечтой и стоит ли она того, чтобы потерять душу. Никогда ведь не знаешь, чем придётся расплатиться...Поэтому...
 Афоризм Ежи Леца "Бойтесь мечтать!- Мечты сбываются" я прочитала  только в семнадцать лет. Но поняла  его гораздо позже.

Каждый раз натыкаясь на то школьное сочинение, удивлялась, каким серьёзным языком и как по-взрослому написано оно.

Да. Так вот там я написала не только о первых архитекторах Санкт-Петербурга, но и про архитектора наших дней- Л.Руднева. Возможно просто потому, что мне очень нравилось, как огромные бетонные арки Володарского моста (1936) плавно перетекали в левый берег Невы, где начиналась Ивановская улица. От  начала до конца по обе стороны застроенная по проектам Льва Руднева - знаменитого архитектора, практика и педагога нового времени.  Но Руднев конечно знаменит не Ивановской улицей, что недалеко от меня.

По его проекту на Марсовом поле создан ансамбль захоронения - памятник Жертвам революции. Авангардный монумент для того времени( 1918).

 В Москве - Театр Красной армии, здания министерства обороны.
Будучи в Баку я с удовольствием рассматривала Дом Правительства республики. В нём так чётко просматриваются национальные черты.

После окончания Великой Отечественной войны Руднев проектирует восстановление разрушенных фашистами городов — центр Риги, Воронеж, центр Сталинграда.

Но конечно самое знаменитое сооружение - которое на очень долгое время определило облик столицы - это высотка МГУ имени Ломоносова на Воробьёвых (тогда Ленинских) горах(1948 г).  Это здание стало таким же символом Москвы, как и Эйфелева башня Парижа.
И, чтобы понять  чем вдохновлялся архитектор при создании комплекса зданий МГУ, нужно вспомнить Спасскую башню и Воскресенские ворота Кремля.

 
Как ни обидно, но дворец, построенный по такому же принципу в центре Варшавы - вот уже более пятидесяти лет служит яблоком раздора для польского общества. Многие добивались сноса здания после падения коммунизма, но дворец устоял и остается самым высоким небоскребом в Польше.

«Играние масс», как говорил Руднев, простота и четкость решения плана, подчиненного удобству человека, красота линии разреза здания, нахождение выразительного архитектурного образа — вот принципы архитектора.

 До сих пор помню, как мама принесла домой книгу в голубой обложке, купленную специально для меня "Архитектура"(возможно название было длиннее). Было ли это совпадением, или мамочка специально покупала, теперь не вспомнить. Но она очень мне пригодилась для сочинения. Именно в ней я почерпнула сведения о творчестве  Льва Руднева.
Шестой класс...


***
В 1962 году в Советском союзе был завершен переход от семилетнего к восьмилетнему всеобщему  образованию.
Школа моя из десятилетки была переведена в восьмилетку. И передо мной встал выбор. Школа или техникум. У меня растут года будет мне будет  пятнадцать...кем работать мне тогда, чем заниматься ?
Я
 сначала
    начерчу
дом
   такой,
     какой хочу.
Самое главное,
чтоб было нарисовано
здание
  славное,
живое словно.***


Я выбрала архитектурный. Но к сожалению мечта - стать архитектором как Растрелли и творить шедевры как Росси -оказалась дымом.
Архитектура закончилась, не успев начаться. Я пришла в неё, когда началось типовое проектирование, безликое и унылое. Указ Хрущёва об архитектурных излишествах... Отработав распределение, я поступила в Мухинское и ушла в искусство навсегда. Помню, как пугал меня начальник нашего отдела Липницкий, конструктор, по учебникам которого учились в ЛИСИ  студенты всех отделений : "Вот всю жизнь будешь зверюшек рисовать!"
Смешной... Ну непонятно человеку, какой это кайф - рисовать, лепить этих зверюшек, да, всю жизнь...


***
Архитектура осталась во мне как фундамент. Семь лет, отданные ей, не прошли даром. В конце концов именно архитектуру я считаю основой всех искусств.

 Египетские пирамиды. Пропорции математически выверенные( или надиктованные сверху?) Высота углов наклона граней. Необъяснимость и тайна возведения( во всяком случае пирамиды Хеопса). Бюст Нефертити из песчаника... Какая гордая посадка головы у правящей красавицы.
Древнегреческие храмы. Эллинские отношения пропорций оказались живучими
 На все последующие века. И первые коры, куросы, кариатиды – чисто конструктивный элемент. Но элемент безупречно прекрасный. Как и все остальные, несущие свою роль...

В беседе с Эккерманом Гёте перефразировал  изречения греческого поэта Симонида Кеосского (6 век до н. э.) : "Живопись - немая музыка, а поэзия - говорящая живопись"
Гёте сказал :
"Архитектура - музыка застывшая в камне". Я этот афоризм использовала в том школьном сочинении...

А ещё архитектуру называют каменной книгой.
Ведь читая её мы узнаём то, о чём уже всё и все давно молчат. Так как архитектурный образ неотделим от функции сооружения и выражает как его назначение, так и представление человека о себе самом и о сути своей эпохи. Вот. о сути эпохи...

Что же я хотела сказать в этом упражнении на тему "архитектура в автобиографическом опусе"? Почему вдруг вспомнила Руднева?  И ту небольшую голубую книжицу?  Надо же. Шестьдесят лет прошло, а я её не забыла. Видимо так глубоко засел этот архитектор в памяти, наряду с великими предшественниками Стасовым, Захаровым, Ринальди, Кваренги.  А может быть просто потому, что моя жизнь началась с осязания этой, настоящей архитектуры, которая оказалась так близко с домом... И как ни странно, но прожив всю жизнь в одном месте, я всё ещё удивляюсь, поражаюсь, красоте зданий, которые рядом. Почти под под боком.
 Стоит только перейти через Володарский мост.....


Ну вот... мемуар... И масленица закончилась. Поэтому... поэтому... ни печь, ни есть, ни кидаться блинами не буду. А "Вечную молодость" Чижа и Ко” всё же послушаю. )))






сноски.


* Андрей Воронихин.
 Был крепостным графа Строганова, учился живописи в Москве, получил вольную и вместе с сыном Строганова путешествовал по России ,Швейцарии,  Франции.
(Основные творения - дворец Строгановых на Невском проспекте, Строгановская дача на Чёрной речке, здание Горного института. Ряд его работ украсили пригороды Петербурга,-в Петергофе, в Павловске мост через речку Славянку и Розовый павильон) и конечно Казанский собор в Санкт-Петербурге.


** Собор Святого Петра в Риме. Под ним - основание цирка Нерона и базилики Святого Петра, построенной при Константине I Великом.В 15 веке базилика простоявшая одиннадцать веков пришла в состояние разрушения. И папой Юлием 2 решён был вопрос кардинально. Нужен новый собор, затмевающий все языческие храмы и существовавшие на тот момент христианские церкви. Практически все крупные архитекторы и художники по очереди принимали участие в проектировании и строительстве собора св. Петра.

 1506- утверждён проект Донато Браманте, в плане представлявший центрическое сооружение в форме греческого креста, потом Рафаэль Санти, вернувшийся к традиционной форме латинского креста, затем Бальдассаре Перуцци, остановившийся на центрическом сооружении, затем Антонио да Сангалло, избравший базиликальную форму. Наконец, в 1546 г. руководство работами было поручено Микеланджело.
 Но сам купол, разработанный великим скульптором художником, достраивал уже после смерти Микеланджело(1564 г.) Джакомо делла Порта. В начале XVII в. по указанию Павла V архитектор Карло Мадерна удлинил восточную ветвь креста — пристроил к центрическому зданию трёхнефную базиликальную часть, вернувшись таким образом к форме латинского креста, и построил фасад. Убивший творение Микеланджело. 


*** "Кем быть" Вл. Маяковский.


Рецензии
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.