Самоволка или... побег с карантина

    
   
      Три дня не выходила на улицу. По ТиВи предупреждали, да и сын дал ЦУ – сидеть дома.
Но... как можно без воздуха, леса, белочек в парке, которые идут на руки за орешками... без уток, что ждут подкормки... Как без велосипеда, когда все дорожки сухи и чисты, а на улице теплынь?...
Зима прошла без снега, а значит и без лыж – всего пару раз удалось выйти с утра на лыжню, а к обеду уже всё таяло, с горок ни разу не покаталась. А тут эта напасть...

      С раннего утра случилось непредвиденное, (можно сказать – несчастье) – интернет закончился. Обычно я оплачиваю за свою безлимитную «выделенку»* сразу за год. А тут... год прошел, не успела и заметить, и такая подлость... Всегда неожиданно заканчивается, когда очень нужен.
     На улице уже третий день ни одного человека – можно проскочить мимо коронавируса. Оделась и пошла. По Волоколамскому шоссе мчалось множество машин, никто не тормозил – они словно летели. К светофору подошла молодая женщина и встала в паре метров сзади меня. Я обернулась – она отскочила назад, как горная козочка.
– Вы что? Меня боитесь? – спросила её с улыбкой.
– Всех боюсь. Паникую – жить хочется. Сидела три дня под домашним «арестом» – ответила она, уже улыбаясь.
– Меня не бойтесь – я стерильная, тоже дома сижу. Да вот, нужда заставила – за инет надо заплатить. Можно было бы и по карточке, но глянула – никого нет на улице, и так захотелось свежего воздуха глотнуть...

– Нам по пути, я иду к дочери. Страшно смотреть по сторонам, мы будто на другой планете. Нет никого, все испуганы. А страх – первопричина поражения.
– Вот и я думаю, что буду ходить в парк, гулять и двигаться, гонять на велосипеде, как всегда. Это спасёт мою психику.– ответила я.
– Да, наверное, так и надо делать. Вот и пришлось нам прикоснуться к эпохе Средневековья: Америка опять закрыта для Европы, в Европе... чума, на Руси распри между Московским и Киевским княжеством, растёт мощь опричнины, а бояре уговаривают царя вернуться на царство.– опять с улыбкой сказала она.

    Рядом с пешеходным переходом притормозила машина, и тишину нарушили голоса мужчин, высыпавшихся из кузова. Это были узбеки в оранжевых жилетках, гастарбайтеры с лопатами и мётлами. Город был вылизан до такой степени, что дорога и тротуары отсвечивали на ярком весеннем солнце, словно были вымыты шампунем, как в Германии. И чистить-то им было уже нечего.

    Мимо пролетели на велосипедах развозчики пиццы в зеленой униформе.
– Давайте зайдём в «Ням-Ням», (магазинчик со сладостями) купим себе эндорфины счастья?– предложила я.
– Нет, простите, я побегу дальше – там может быть вирус. – ответила попутчица и пошла, не останавливаясь.
    Первым оказался супермаркет «Бристоль». Я вошла и увидела пустые полки. Ко мне сразу подскочил консультант с черными усами.
– Смелая вы женщина. Вот вам приз за это и за то, что первая покупательница.
Он протянул большую плитку шоколада.

    Я взяла с улыбкой и пошла за эндорфинами счастья, хоть и знала, что «низзя у чужих дядей конфетки-шоколадки брать»...
Купила коробочку киви, кило мандарин, три лимона и полкило «Мишки на Севере».
Рассчиталась и пошла на выход.
   Консультант снова подскочил и протянул визитку с телефонами, спрятав хитрую улыбку в усы.

    Я была у цели. Фирма «АйпИльсин» уже работала и даже с новым расписанием – без выходных. У банкомата стояла старушка и чуть не плакала.
– Что случилось, бабуля? – спросила я.
– Да вот, прошу помочь, банкомат новый, не умею. А она (бабушка показала на менеджера) говорит, что это не входит в её обязанности.

– Да она просто боится выйти – сидит за стеклом. Все сейчас напуганы. Давайте я помогу? Видите, здесь есть голосовой помощник. А Вы что, на компьютере умеете работать, раз платите за интернет?
– Ещё как умею! Я сейчас в нём живу. Спасибо внуку – купил мне в том году на день рождения ноутбук. Выучилась я быстро, я же работала главным бухгалтером – не дура, а в молодости... секретарём-машинисткой. Пальцы своё помнят, бегают быстро, да и с памятью всё нормально.
– Простите, а сколько лет вам, женщина?
– Да ещё немного, но... тебе до меня ещё шагать да шагать. Только что восемьдесят стукнуло.

    Довольная бабуля поблагодарила от всей души. И я ушла, заплатив за инет. Улицы оставались такими же пустынными, но вдруг из-за поворота вышел мужчина, жестикулирующий и громко разговаривающий сам с собой. Эта картина могла бы удивить, если бы я жила в другом времени. Блютус я у него не заметила, но у моего сына и внуков было новое приспособление - белая «пуговица», вставленная в ухо. Может и у него то же самое...
    На скуттере пролетел мужчина с огромной сумкой за плечами. И... больше никого.

    Вошла в подъезд. Навстречу – соседка. Как и та женщина, отскочила от меня метра на два.
– Ты с ума сошла, Таня? Куда ходила? Ты ещё не группа риска, но... близка к ней, прижала бы хвост, а то и нам притащишь вирус. Тебе и так сын всё мешками возит... – сказала она в сердцах.
    Поди, караулила у окна, поджидая, когда я вернусь, чтобы высказать. Я промолчала.

... Интернет сразу заработал. Села я писать отчёт про свой побег в самоволку.
Позвонил сын.
– Мамуля! Где ты была? – спросил он сердитым голосом – Раз вы у меня такие непослушные, завтра всех увезу в деревню. Вот там и гуляйте по саду-огороду, по лесу, парьтесь в бане. Давно надо было это сделать.



Выделенка* - собственная линия   


Рецензии
Привет, Танюша! Я соблюдаю карантин. За все услуги плачу автоплатежом. Кормлю птиц на крылечке и сразу назад, домой. Продукты приносит внучка, она живёт со мной (ей 23 года, работает в госпитале)и выносит мусор. Надо потерпеть и дождаться, когда всё это закончится.

Людмила Прудниченкова   31.03.2020 18:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.