Черта, гл. 15

       Судя по вашим представлениям, человек подобен многодонному кожаному чемодану, где наряду с различными формами сознательного обитает бесконтрольное. Во всяком случае, утверждение Уильяма Джеймса "обычное бодрствующее сознание  – всего лишь одна частная разновидность сознания, тогда как везде вокруг нас за тончайшей завесой находятся потенциальные возможности сознания всецело иного" именно об этом. Можно предположить, что где-то там, в междонье и заключена возможность выхода за черту оседлости.
       Когда ваш сон вместо надежды на будущий свет извлекает из вашего многодонья нечто темное, иррациональное, чреватое скрытыми угрозами, это должно вам напоминать, что ваше рождение есть начало обратного отсчета, где вы по воле жребия можете в любой момент обратиться в ноль. Кстати, о жребии. Не следует думать, что преследуя вас, он в отличие от истории с рамздэльским нимфолептом мешает в своей реторте нечто большее, чем автомобиль, собаку, солнце, тень, влажность, слабость, силу, камень. И уж в нем точно нет места произволу, желающему по примеру знатного лолитоведа избавиться от неугодного персонажа таким простецким литературным способом. Между прочим, заставив жребий совершить то, что должен был сделать сам Г.Г., автор заведомо обрек своего героя на печальную участь, ибо жребий подобно сицилийскому дону ничего не делает просто так. Этот прожженный крупье, позволив вам выиграть, обязательно заставит проиграть, в лучшем случае оставив при своих, в худшем - разорив. Своим произволом упомянутый автор лишь усугубляет вымышленность истории. В моих же историях вымысла нет - все в них происходит не по витиеватому стечению художественных интенций, а по указке вашего сознания, следующего в свою очередь скучному сцеплению внешних причин и следствий. Что поделаешь: человеческое сознание (во всяком случае, обыденное) - это прагматизм и функциональность. Оно дано вам, чтобы осознавать благо или угрозу вашему существованию, и в этом смысле недалеко ушло от инстинктов животных. Возьмите пример Авеля и Каина и попробуйте объяснить,  почему одинаковое бытие определило полярные виды сознания. К сожалению, логика ваших поступков противоречива, а волеизлияния непоследовательны. Вам часто не предугадать даже ближайшие последствия ваших действий, не говоря уже о дальних. Терпеливо пестуя вашу капризную волю, я вынужден признать, что ее свобода сильно преувеличена.   
       Сознание и воля - горючее и двигатель вашей жизнедеятельности. Сознание подвигает волю к действию, а оно в свою очередь дает ему пищу к размышлению. Не углубляясь в природу вашего сознания (в конце концов, что бы ни происходило в вашей голове, я реагирую только на конечный, побудительный импульс), скажу лишь, что между нынешними джунглями вашей философии сознания и ухоженным питомником нейробиологии - чистое поле. Другими словами, вы знаете, как устроен ваш мозг, но не ведаете, как активность его нейронов соотносится с его ментальными состояниями - то есть, каким образом поток импульсов приводит вас к выводу, что ваш сосед - дурак, а у материи - корпускулярно-волновая природа. Мысли ваши, если не выражать их устно или письменно, никогда не звучат в голове, при условии, конечно, что она исправна. Погруженные в поток эмоций, омывающий вас, они вместе с ними причудливо меняют градус, как бывает при испорченном водоснабжении. Там, в общем потоке, они совсем, как люди: любят и ненавидят, соединяются и распадаются, нападают и защищаются. Вам же является результат их сговора, который вы, по причине несогласия с ним комментируем приблизительно следующим образом: "Это же черт знает что!" Не от того ли некоторые из вас предпочитают разговаривать сами с собой, чтобы таким путем остудить мыслительный продукт и тем уберечься от умственной судороги?
       Уверен: те из вас, у кого в приоритете не акт мышления, а половой акт (а таких, увы, большинство), вряд ли задумываются над предназначением сознания в его космическом масштабе. Являясь его ходячей версией, они, тем не менее, не спрашивают себя, почему сознанию нужен автономный носитель. А уж задать себе вопрос "Может ли порожденное бессознательной природой сознание породить в свою очередь нечто выше себя, а это высшее - еще более высшее?" им даже в голову не придет. Их восприятие, интерпретации и волеизъявления, их самоопределение и отношение к миру и смыслу бытия вполне соответствуют тому плоскому миру, в котором они живут. То, на создание чего природа потратила сотни тысяч лет, используется ими исключительно в прикладных, если не сказать, низменных целях.
       Человеческая активность нуждается в поощрении: удовольствием сопровождается, к примеру, вкусная пища, крепкий сон, добрый или подлый поступок, половой акт и так далее. При этом акт, который происходит между мужчиной и женщиной, при всем его камасутровом разнообразии догматичен, не выходит за рамки физиологической потребности, и его прикладная природа неизменна. Сделав отправным пунктом размножения, эволюция сопроводила его ощущениями, которые невозможно описать, зато можно испытать вновь и вновь. Диапазон их весьма широк: от вульгарного до возвышенного. Можно отдаваться ему всем сердцем, вкладывать в него душу и жертвовать жизнь, как это делают влюбленные, а можно видеть в нем супружеский долг, который как и все долги так не хочется отдавать. Важно, что при этом даже в одном случае из ста непременно случится зачатие. Хитра природа, хитра и по-иезуитски злокозненна. Никакого сомнения: ее цель - сохранить и продолжить вас любым путем. Можно подумать, что Космос только для того и создан, чтобы длить ваше существование. Но если вы и есть цель Большого взрыва, впору разочароваться в той непостижимой, сказочной протоволе, что могущественнее самой сингулярности!
       Соглашусь: природа прямолинейна, неразборчива, кровожадна, беспощадна, не склонна к перфекционизму и у нее плохо со вкусом (хотя отдельные ее творения весьма стильны - птицы и девушки, например). Ее кустарные методы порой изумляют. К примеру, решая жизненно важную для вас проблему общения, эта скупердяйка вместо того чтобы создать у вас более подходящую электромагнитному разуму способность к телепатическому обмену мыслеобразами, приспособила для этого ротовое отверстие, созданное ранее для дыхания, приема пищи и звукоизвлечения. В результате вы, обмениваясь артикулированными квантами неоднозначных слов, вынуждены тратить уйму времени для разъяснения и уточнения вами сказанного, отчего ваш орган общения часто превращается в средство разобщения. Или другой пример: обтесывая балясину вашей личности, природа не очень-то печется о разнообразии инструментов и качестве обработки. В ее распоряжении два топора, один из которых зовется кнутом, а второй - пряником. Орудуя ими, она оставляет на вашей психике сколы, задиры, зарубки, которые исподволь и явно бередят вас всю жизнь. В итоге миру представлена ваша парадная сторона, а щепки и стружка свалены в сарай подсознания. Таковы издержки топорного эволюционизма.
       Может показаться, что я только и делаю, что насмехаюсь над вами, но это не так: я не Мефистофель, я - Атакос. В отличие от него я вижу перспективу и склоняюсь к тому, что вы - воплощение космической потребности, а не плоды неудачного эксперимента. Хотелось бы верить, что нынешний человек - всего лишь заготовка, и что грядет время гомункула. Зодчий разума - Космос с его саморегуляцией имеет все признаки сознательной структуры. В его распоряжении необъятные материально-энергетические ресурсы, разнообразное и совершенное оборудование, деликатнейший инструментарий, неограниченный запас времени, а главное, способность к созиданию и далеко идущие планы, контуры которых проницательные умы угадывают уже сегодня. Захватывающая очевидность этих планов меняет парадигму человеческого существования самым монументальным образом, отчего вопросы о смысле человеческой жизни, тайне исторического бытия и высшей цели человечества наполняются новым захватывающим содержанием. Если еще совсем недавно недостатки человеческой особи напрямую связывали с недостатками общества, то сегодня в повестке дня - техногенная коррекция плодов биологической эволюции, за которой маячит призрак всемогущества. Вы либо выйдете за пределы четырехмерного сознания и осознаете многомерную бесконечность, либо вас подчинят монстры еще бесшабашнее, чем вы, и тогда вас ждет тотальное обессмысливание реальности.
       Я не собираюсь навязывать вам ни фатализм, ни произвол, я подтверждаю существование у вас возможности выбора. Хотите стать машинами? Становитесь! И то сказать: за что держаться и что защищать в человеке? Или в качестве ultima ratio вы опять будете твердить мне про любовь?


Рецензии