Встреча

Девиз «Танцуй, пока молодой» Вера в жизнь воплощала плохо. Ей всегда некогда было ходить на танцы.
 
Вначале училась на вечернем отделении филфака  и работала в НИИ.  Потом перевелась  на  дневное и  досдавала экзамены и зачёты (одна латынь чего стоила!).  А эти  вечные тысячи по английскому  языку!  А нескончаемые стопки книг по зарубежной литературе! В общем, дискотеки в её жизнь как-то не вписывались.
 
А между тем колесо времени неудержимо катилось вперёд, оставляя позади себя сессию за сессией. Незаметно докатилось оно и  до Нового года, который  Вера  последний раз встречала в качестве студентки.

С запоздалым сожалением Вера думала о том, что ни разу не побывала на общеуниверситетском вечере. И как это часто бывает, ей захотелось вскочить в последний вагон. Красочная афиша, зазывавшая студентов  на новогоднюю дискотеку, подлила масла в огонь.

В  Дом культуры, адрес которого был указан на афише, Вера с подругой Линой пришли с небольшим опозданием.
 
 В огромном зале на подруг сразу обрушился шквал музыки и света. Студенты «зажигали» под песню «Hands Up Baby Hands Up», и  девушки, примкнув к ближайшему кружку танцующих,  нырнули с головой в это море веселья и надежд.

Ведущие для «разогрева» публики в начале вечера ставили быстрые мелодии, чему Вера была несказанно рада. Её не привлекала перспектива стоять у стенки под медленную  музыку. Но когда-то этот момент должен был настать. И он наступил. Вот из динамиков патокой полилось:  «Как прекрасен этот мир, посмотри…»
 
И Вера стояла у стены и смотрела, как одна за другой пары отделялись от толпы, чтобы, обнявшись,  стать центром вселенной.

Юрий Антонов уже спел куплет про соловьев и сизарей, когда Вера увидела, что в их сторону направляется высокий  блондин. Парень был настолько хорош собой, что Вера даже огляделась в поисках красавицы, достойной  этого принца.  Свои же шансы на его внимание девушка оценивала как минимальные.  Оказалось, что  избранницей  юноши  была Лина.
 
Вера  проводила взглядом красивую пару и только тогда заметила, что блондин был не один, а с другом.  Черноволосый паренёк среднего роста протягивал ей крепкую руку.
 
 Пока звучала музыка,  Вера узнала, что Андрей учится на 2 курсе. Услышав об этом,  студентка пятого курса решила, что кавалер больно молод  и этот танец будет для них последним.  Рассказ  Андрея об учёбе в техникуме и  службе в армии Вера слушала уже  вполуха.

А вот  Лина и Стас вернулись на место довольные  друг другом.  Расставаться они явно не собирались, и  Вере с Андреем поневоле пришлось задержаться возле них.
 
Следующий быстрый танец заставил четвёрку стать в один круг.  И здесь Стас  оказался на высоте.  Он двигался так легко и раскованно, что от него трудно было оторвать взгляд. Рядом с таким танцором  Андрей опять проигрывал.

Однако было одно обстоятельство, которое заставило Веру приглядеться к этому пареньку. Стас то ли в шутку, то ли всерьёз называл приятеля Профессором. На вопрос Веры « почему?», ответил просто: «Сама поймёшь». Так в её душе было посеяно зерно интереса, которому предстояло взойти.

Зазвучали первые аккорды «Fillings». Песня Мориса Альберта всегда пробирала Веру до глубины души.  Вот и сейчас  она впитывала в себя чарующие звуки и была благодарна Андрею за то, что вёл её в танце молча. Видимо, он чувствовал нечто подобное.

Неожиданно Вера поймала себя на мысли, что парнишка  начинает ей нравиться именно тем, что не пытается произвести впечатление.  Он держался просто и спокойно. Но его реплики были такими остроумными и уместными, что от них всем становилось легко и весело.
 
Время летело незаметно.  «Boney M» сменял Вячеслав  Добрынин, оркестр Поля Мориа - Фредди Меркьюри. Вера за весь вечер не присела ни на минуту, но усталости не ощущала. Она уже признавалась себе, что именно присутствие Андрея подпитывало её энергией.
 
 Когда же появились Дед Мороз со Снегурочкой, чтобы зажечь ёлку,  Вере стало не по себе: дискотека скоро подойдёт к концу, и их маленькая компания распадётся.
Лина уже давно начала поглядывать на часы, потому что жила далеко, в Павловске.  Пришлось вчетвером уйти с дискотеки раньше времени.

На ступеньках Дома культуры  договорились, что Стас Лину довезёт до вокзала и посадит в электричку, а в Павловске ей до дома рукой подать.
 
 По сравнению с Линой ситуация у Веры выглядела много проще:  до её дома нужно было пройти всего лишь пол-Ленинграда.
 
Погода для прогулки выдалась замечательная.  Лёгкий снег словно зависал в воздухе, и нужно было дождаться, пока снежинка опустится  на подставленную ладонь. Южане по рождению, Вера и Андрей  никак не могли привыкнуть к снежной щедрости северной зимы. Вот и в этот раз они  обстреляли друг друга снежками и обсыпали пушистым снегом. Догоняя Веру, Андрей поскользнулся и навзничь рухнул возле фонаря. «Чуть не упал!» – воскликнул он и, потирая ушибленное место, встал на ноги.

Отряхнувшись от снега, Вера с Андреем взялись за руки и пошли к центру по одной из линий Васильевского острова. Вспомнили, что задумывались эти улицы как каналы Северной Венеции.
Вера пошутила:
- Греби левее, а то в сугроб врежемся.
- Не могу. Весло вмёрзло, - тут же нашёлся Андрей.

По мосту Лейтенанта Шмидта перешли Неву и оказались возле Медного всадника. Подошли к Гром-камню. Отсюда точки опоры памятника были не видны, и поэтому казалось, что всадник на вздыбленном коне летит по небу сквозь снежную вату.

- Ты видишь? – спросила Вера.
Андрей кивнул. Что он видел, она не стала уточнять, но ей очень хотелось, чтобы видели они одинаково.

А её спутник уже думал о своём:
- Я не раз читал роман Алексея Толстого и всякий раз удивлялся, откуда у Петра I столько нечеловеческой энергии. Ведь отец у него был «Тишайшим».
- Да и дед тоже, - согласилась Вера. – Вероятно, без вмешательства Высшего разума не обошлось.
Андрей кивнул и продолжил:
- А знаешь, кто меня ещё приводит в изумление?
- Кто?
- Шолохов. Как можно было в двадцать четыре года написать «Тихий Дон»? Я даже в Вёшенскую съездил, чтобы задать ему этот вопрос.
- И что он ответил?
- Ничего. Его там не было.

Вера посмотрела на застывшее лицо Андрея и потянула его за руку.
- Пошли к Пушкину.
- Это куда?
- На Мойку 12.

По дороге неуверенно начала:

«Люблю, тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид…»

И замолчала. К её радости, Андрей подхватил:

«Невы державное теченье,
Береговой её гранит…»

К трёхэтажному дому с балкончиком над дубовой дверью подошли со словами Пушкина:

«И может быть, на мой закат печальный
Блеснёт любовь улыбкою прощальной».

Под окнами квартиры поэта, в которых отражался свет старинных фонарей, Андрей сказал:
- Томик стихов Пушкина я везде вожу с собой.
 Вера посмотрела на него удивленно и подумала, что Андрей ни на кого не похож.

 Когда  через два часа пилигримы добрели до дома Веры,  девушке уже не надо было объяснять, почему Андрея друзья называли  Профессором.

Возле её  парадной  они как-то торопливо распрощались,  и Андрей побежал к метро, которое через двадцать минут закрывалось. Вера смотрела ему вслед  до тех пор, пока бело-чёрная даль не поглотила его.  Она знала, что больше этого парня со шкиперской бородкой не увидит никогда, ведь он не спросил  ни номера  её квартиры, ни телефона.

Оставшись одна, Вера внезапно почувствовала такую опустошенность и усталость, что еле поднялась по лестнице на свой  пятый этаж. Сняв пальто и обувь, она рухнула на диван и… не смогла уснуть.
 
 Тем не менее  утро пришло со своими заботами, день - со своими делами, а вечер - со звонком  Лины.

Узнав о том, что история любви закончилась, едва успев начаться, та
безапелляционно заявила: «Забудь! Найдёшь себе ещё лучше».

  Вера положила трубку телефона и расплакалась. Она, конечно, понимала: ничто не вечно и случайный знакомый с умными серо-зелёными глазами когда-нибудь забудется. Но это будет потом, а сегодняшний день надо как-то пережить.

Чтобы отвлечься,  Вера решила готовиться к зачёту по психологии. Взяла учебник и открыла его наугад. На глаза попались строчки:   Вы жалеете себя и думаете: «Я заслуживаю большего», а нужно думать: «У меня есть больше, чем мне нужно.  У меня есть моя жизнь».
 
Формулировку из учебника Вера перевела на свой язык: « Будет жизнь – будет и счастье». После этого ей стало немного легче.

Последние дни перед Новым годом были заполнены не только подготовкой к сессии, но и генеральной уборкой. В воскресенье, натянув спортивный костюм и повязав голову платком, Вера отодвинула мебель,  чтобы вымыть пол во всех углах.  Включила радио, чтоб было повеселей, и начала орудовать тряпкой.

В дверь постучали в тот момент, когда Валерий Леонтьев по радио уговаривал кого-то:
«Ты меня не забывай,   упадёт снежинка с неба.
Я вернусь январским снегом, ты меня не забывай».

В комнату заглянула соседка тётя Тося. Она сообщила, что какой-то парень ищет Веру. Не её ли?

Девушка заметалась по комнате – как выйти в таком виде? - но переодеваться было некогда. Можно было только снять косынку и полюбоваться  мокрыми пузырями на коленках.

Выйдя в коридор, она сделала приглашающий жест Андрею, стоящему на пороге квартиры, и ретировалась в комнату. В её душе боролись два чувства: радости и неловкости.  Первое, наверно, было сильнее.

Через пять минут гость и хозяйка  сидели  за столом  среди беспорядочно стоящей мебели и пытались справиться с волнением.

Естественно, первый вопрос был, как  он её нашёл.  На него  Андрей ответил просто: «Подумаешь, всего девятнадцать квартир обошёл».

Второй вопрос,  почему сбежал, толком не попрощавшись, оказался для него сложнее.
- Не хотел тебе больше врать.
- О чём ты?
Ответ был неожиданным:
- Понимаешь, я не учусь на втором курсе, я вообще ещё не студент университета.
Его голос задрожал, и рука машинально потянулась к карману рубашки, где лежали сигареты, но разрешения прикурить он всё-таки не попросил.
- После дембеля, неделю назад, - продолжил он, - я приехал в Ленинград   поступать на  подготовительное отделение геологического факультета. Остановился в общаге у Стаса: мы в одном классе учились. Видишь, как получилось: он заканчивает учёбу, а у меня она только начнётся. В июне.
 
Он внимательно  посмотрел на Веру и то ли спросил, то ли ответил:
- Признайся, если бы я сразу тебе это сказал, разве были бы у меня шансы?
Вера вспомнила, о чём она думала во время их первого танца, и мысленно с ним согласилась, а вслух сказала: «Давай пить чай».

Сунув ему в руки «Науку и жизнь» и прихватив новое платье, она оставила Андрея одного.

Через некоторое время, уже принарядившись,  вернулась в комнату с подносом в руках.  На нём стояли чашки со свежезаваренным кофе и красовались тарелки с омлетом, из которого аппетитно выглядывали ломтики ветчины.

Увиденная в комнате картина её поразила. За время  отсутствия хозяйки  Андрей успел вернуть мебель на свои места и уже заканчивал вешать чистые шторы. Стоя на письменном столе, он через плечо глянул на девушку и улыбнулся.  В этот момент Вера поняла: вот она жизнь, и вот оно счастье.

Поставила поднос на стол и переложила "Науку и жизнь" на стеллаж. Журнал остался открытым на статье "Полярная звезда - звезда всех путешественников".


Рецензии
Хотя сюжет банален, рассказ очень понравился: читается легко и стиль замечательный! Вспомнила свою молодость... Спасибо, Люба!

С уважением,

Варвара Бурун   22.04.2020 07:13     Заявить о нарушении
Спасибо.Всего доброго.

Любовь Лайба   22.04.2020 09:07   Заявить о нарушении