Проблемы образования

   «Система образования рухнула!», «Бесконечные реформы сгубили лучшую в мире систему образования!», «Все на взятках!», «Студенты выходят абсолютно профнепригодными!» и прочее, и прочее. В чем только не обвиняют нынешнюю систему образования!
Я в системе образования не работаю. Как руководитель строительной организации являюсь скорее потребителем «продукции образования». В советское время имел небольшой опыт преподавания в ПТУ, как депутат довольно часто бываю в школах, колледжах, участвую в обсуждении проблем образования. Но это не самое главное. Главное, с моей точки зрения, это личный опыт.
Как-то так получилось, что я до армии учился в советском ПТУ, а после армии – в техникуме на заочном и тоже при совдепе. Высшее образование получил заочно в бывшем политехническом институте (ныне техническом университете), когда мне было далеко за сорок лет, уже в годы независимости. Так что имею опыт учебы при двух системах как студент-заочник. Но и опыт руководителя строительной организации, и депутата, и мастера производственного обучения в ПТУ в советской системе имеется.
Попытаюсь проанализировать с высоты этого специфического опыта оба подхода к обучению – старый советский, который так и назовем «советский», и новый европейский, то есть по болонской системе, назовем ее «болонской». Начну с советского как с более старого.

Защита курсовой работы по-советски
Горный техникум конца 70-х – начала 80-х годов. Заочники, в основном все – электрослесаря и монтажники, довольно неплохо знают матчасть, но теорию не любят. Поэтому расчет курсовых, лабораторные работы, контрольные задания, расчетная часть дипломных работ для них – темный лес.
Многие старались списать, нанять отличника-очника, как мы говорили – «очкарика». Но учителя довольно легко это вычисляли, ведь кроме того, что у тебя написано, еще ты должен что-то знать. Если где-то "споткнулся" на своей же курсовой, то всё! Загоняют до смерти. При них будешь снова все пересчитывать.
Я так попался на расчете редуктора по техмеху, учитель неожиданно поменял задание на червячный и при нем заставил все пересчитать.
Михаил Дмитриевич времени не жалел, сидел с нами допоздна. Таких «умников» как я собралось несколько человек, и благодаря этим внеплановым занятиям я до сих пор неплохо разбираюсь в расчете редукторов. Спасибо ему, все-таки свою «четверку» я получил честно. Но, как я понял, ему никто не доплачивал за сверхурочную работу, тем более мы. Слава советским учителям!

Сдача курсовой работы по Болонской системе
Технический Университет, нулевые годы. В универе я учился в возрасте «за сорок». Контингент был тот же ¬– слесаря, мастера, странно, но попадались продавцы овощами, парикмахеры. По-моему, универу было все равно из кого готовить бакалавров. Скорее всего, готовили из тех, кто заплатил за учебу.
Один из них, торговец с рынка,¬ увидев в лаборатории горных машин внушительных размеров трос, спросил у другого:
– Это кабель?
– Нет, это трос лебедки!
– Я испугался, что меня током ударит!
– Если на исправный кабель наступишь, не ударит.
– А как их отличить?
– По кабелю ток идет, а тросом тянут что-нибудь. Кабель вон сбоку весит!
– Надо запомнить, кабель – это по которому ток идет, и он длинный и резиновый!
– На трос тоже старайся не наступать, вдруг лебедку включат!
– И что, током ударит?!
– Нет, замотает, затянет!
– Блин, зачем я сюда зашел?
– Нет, ты лучше спроси, зачем ты сюда пришел учиться? – влез я, вроде как шутя.
 – Да диплом нужен, на госслужбу собираюсь, дядя посоветовал сюда поступить.
Ну, с этим все ясно, подумал я, хорошо хоть на производство не собирается, но если в акимате или финполе всплывет, то с такими "знаниями" он может многим кровь попить.
Но самым интересным была защита курсовой работы по спецпредмету.
Преподаватель несколько раз намекнул, что у него колеса на машине уже лысые, я же сделал вид, что ничего не понял. Старательно сделал курсовую работу по скиповому подъему, даже ввел пару предложений по усовершенствованию, каждое из них в старое время тянула как минимум на рацпредложение. "Не поняв" намеков, долго и нудно защищал свою курсовую. И, учитывая, как сказал преподаватель, мой авторитет и возраст – все-таки руководитель крупной строительно-монтажной фирмы в области ¬– поставил «хорошо». Ну, и на том спасибо!
Одно удивило, ребята, которые решили ему задание по колесам, получили сходу по «отлично». В том числе и тот парень с рынка, который учился отличать кабель от троса.

Экзамен по-советски
Самыми тяжелыми экзаменами у нас в техникуме считались «техмех» и «привод рудничных машин». С «техмехом» я как-то на «хорошо» выкрутился, а вот «привод» – дело сложное, да и преподаватель еще тот тип.
На экзамене даже близко нельзя было пользоваться ни конспектами, ни тем более учебниками. Но шпаргалки мы делали, прятали как могли, я их спрятал даже в носки.
Когда в задании Александр Степанович неожиданно изменил условия, увеличив диаметр ротора, я немножко растерялся и не мог вспомнить несколько формул по расчету крутящего момента.
Пользуясь тем, что он отвлекся, я нагнулся «за оброненной ручкой» и из правого носка успел вытащить и подсмотреть нужные коэффициенты. С задачей я справился.
– С первого раза у меня обычно никто не сдает, но заочникам я больше тройки не ставлю.
– Я согласен
– Хорошо. Неужели сам справился? – подозрительно спросил он.
– Но при вас же решил! – возмутился я.
– Ну, хорошо, «удовлетворительно», – с недовольным видом выдавил он.
– Спасибо! – радостно вздохнул я.
В тот день я был единственным из группы, кто «вышел живым» и получил вожделенный «трояк». Остальные по пять раз сдавали, говорят, за некоторых заступались чуть ли ни директора шахт.
Слава Богу кончились те «мрачные советские времена», наступила вожделенная «болонизация»! Теперь на экзаменах студентам разрешают пользоваться и конспектами, и учебниками, и интернетом. Правда, не все могут найти нужные формулы, некоторые кабель с тросом путают!

Экзамены «по-болонски»
Единственный экзамен, на котором я чувствовал себя уверенно, это экзамен по казахскому языку. По сравнению со многими в группе язык знаю, читаю и пишу, правда, не без ошибок, я и по-русски то пишу с ошибками, хотя учился в русской школе. В конце концов не на филфаке учимся!
Но большинство ребят с группы, особенно славянской национальности, даже простой бытовой диалог не могли поддержать. Как говорится, все познается в сравнении, все относительно. Молодая и красивая девушка, преподаватель казахского языка, без всяких намеков, прямо, по-русски заявила:
– Вы все равно ничего не знаете, хотите сдать, соберите по две тысячи тенге.
– Почему по две тысячи? Химичка собирала по 500 на покупку учебников.
– У нас на факультете такие тарифы.
– Кто их установил? Я, например, буду сдавать, я знаю язык, – возмутился я.
– У нас на факультете так принято, я не могу нарушить, другие меня не поймут! – смутилась она, но от своих требований не отступила.
Через некоторое время, с кем-то по телефону посоветовавшись, решила у меня экзамены принять, вид у нее явно был не очень довольный.
Стоит ли говорить, что у меня в тексте нашли кучу орфографических ошибок, но «трояк» вывела. Трояки мне не впервой получать, поэтому не огорчился. Обидно одно, ребята, которые не знали ни слова, но послушно скинулись, через одного по принципу чет-нечет получили «хорошо» и «отлично».
Один возмутился:
– Почему мне поставили «хорошо», я же тоже сдал две тысячи тенге?!
– Добавь тысячу, исправлю! – заявила педагог безапелляционно. Все честно, по-рыночному. Вот это я понимаю – «Болонская система» у нас в Казахстане!
Человек, который не может отличить кабель от троса получает «пять» по предмету электрооборудование угольных машин и комплексов, не умеющий просто поздороваться на казахском языке – тоже «пять» по казахскому языку. Все по законам рыночной экономики!
Количество красных дипломов близится к 90%. Все отличники. Очень эффективная система! Может, вообще вместо университета поставить киоск по продаже дипломов: «синий» за пятьсот долларов, «красный» – за тысячу. Затраты на содержание киоска низкие, да и продавцу можно платить меньше чем профессору.
Не то что в нашем советском техникуме, там тоже, говорят, кто-то когда-то получил красный диплом! Его портрет долго висел на доске почета. Прошли те мрачные времена!
А тут красный диплом получил даже парень, которого мы видели только в день защиты диплома. Пришел и получил. Как говорится «Veni, Vidi, Vici»!
Ну ее, эту болонизацию! Когда пришел за документами больше всего обрадовался тому, что вернули мой старый техникумовский диплом, заслуженный кровью и потом!

Но есть еще один источник информации о плюсах и минусах нашей образованщины.
Построили мы завод, дело шло к завершению, хозяин попросил помочь укомплектовать его кадрами, особенно по системе энергообеспечения.
Я с удовольствием согласился, ведь это мы построили целый завод, хоть он и не мой, но его как ребенка не хотелось передавать кому попало. Достаточно там сложное оборудование, система энергоснабжения, вентиляции и пр. пр. Передашь кому попало, а тот загробит плохой эксплуатацией, потом постарается недочеты на нас, строителей, скинуть. Были мы «в этом кине»!
– Будешь брать энергетика, механика, начальника котельной и начальника цеха, отправь ко мне на собеседование, – предложил я хозяину.
Парень толковый, но юрист, он согласился.
Тест на профпригодность у меня был простой как штык – собрать схему пускателя. Все, что для этого нужно, у нас в офисе лежит.
Первый кандидат в главные энергетики, парень с внушительной внешностью, в галстуке и лакированных туфлях, не смог отличить реверсивный пускатель от не реверсивного, даже в принципе не мог понять что для чего. Но диплом у него был красный по предмету «электросети и системы». Когда понял, что запутался, махнул рукой:
– Зарплата тут маленькая.
– Ну да, на поддержание такого образа жизни тебе пятьсот тысяч тенге не хватит...
Правда, через год я увидел его, он уже работал главным специалистом в отделе ЖКХ города за зарплату в сто двадцать тысяч тенге. Наверное, дело не в зарплате!
Следующий суетливый молодой человек даже взялся собрать схему нереверсивного пускателя, правда, устроил короткое замыкание. Но хоть старался. Посоветовал, что неплохо бы ему для начала поработать где-то простым электромонтажником, чтобы опыта поднабраться. Согласился. Понял, что чему-то не доучился и уехал. У него тоже был красный диплом, но если мой урок усвоил – «флаг ему в руки и барабан на шею»!
Третий претендент, скромный парень, явно с хорошей рабочей хваткой, быстро собрал нереверсивный пускатель, потом предложил:
– Могу собрать реверсивный, но по 4-х проводной схеме управления вместо 5-ти проводной!
– Валяй!
В принципе, у него через полчаса все получилось. Мы еще долго спорили о плюсах и минусах предложенной им схемы. Толковый парень! Такому можно доверить энергохозяйство. Правда одна осечка – диплом-то у него колледжа и далеко не красный.
 Но тут хозяин засомневался:
 – По квалтребованиям у меня главный энергетик должен быть специалист с высшим образованием...
– Бери этого, в сентябре пусть идет в политех за высшим. Я знаю, как там учатся, получит он диплом! Ни у Эйнштейна, ни у Джобса высшего образования не было.
– Справится, думаете? Больно молодой. После колледжа!
– А за работу не волнуйся, чувствую, не подведет.
Интуиция меня и правда не подвела. Хороший получился с Сашки главный энергетик!
Я принципиально не пишу про особенности Болонской системы и эффективности всех реформ в образовании. Просто фрагменты из того, как все выглядит "на местах".

*«Veni, vidi, vici» – с лат. «Пришёл, увидел, победил».

 
 


Рецензии
М-да..
Я пошел работать учеником автослесаря в 16 лет и 6-ой высший разряд получил спустя 18 лет работы..
Опыт и знания приходят с годами, и работе иногда приходится учиться всю жизнь..
Как-то прислали сварщика молодого, только закончил курсы, совершенно ничего не умеет и главное - не слушает что ему говорят, мол я все знаю..
Я ему говорю, мало знать - надо еще и уметь..
Не люблю людей которые не умеют и хотят слушать, мы были не такие.. ((

Бадма Утегилов   19.06.2021 05:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.