Треугольник Карпмана Глава 2

      
   

       Сильный ветер, предвестник грозы и урагана, неожиданно, натянув парусом оконную штору, шумно ворвался в комнату и, разбросав лежавшие на столе бумаги, вырвал меня из платонических воспоминаний.
         -Эх Олька-Олька,- я сладко зажмурился,-классная девочка, и чего я ее в Одессе упустил, моралист хренов.
       Она всегда была непревзойденный мастер манипуляций. Еще в институте  любимой  забавой было эффектно разбивать сердца, особенно заносчивым, озабоченным своей мнимой личностью «нарциссам». Подплывет такой тихой рыбкой, заглотнет восхищением, подержит чуток на пьедестале «победителя», отразится зашкаливающей самооценкой, а потом резко опустит в пропасть реальности, в ноль обесценит, утопит так сказать  в дурно пахнущих остатках его-же фальшивого образа... Вот и я дождался, и меня, по старой памяти, ласково макнула,… хотя раньше  любила, ну если вообще она способна на подобное чувство.
       Воспоминания оживили и даже подняли настроение. Воздух сразу наполнился свежестью. В голове прояснилось, а в висках почти не пульсировало. Одесскую историю мне напомнил последний посетитель.
        Его звали звучно и необычно- Савелий Августинович. И сам он был под стать своему имени: грузный, мощный,как купец с почтовой открытки конца 19 века. Густая, аккуратно подстриженная борода эффектно дополнялась черными, седеющими волосами, несмотря на духоту, строгий  замшевый  пиджак с темным шелковым платочком в верхнем кармане,властный монолитно-непроницаемый взгляд. И тем не менее, несмотря на исходящие от него уверенность и превосходство, выглядел мужчина мрачно и подавленно.
          – Я не знаю, как объяснить цель своего визита, – он нервно усмехнулся, пожал плечами, замолчал; несколько минут изучал ногти, пытаясь подобрать слова, и, скрывая внутреннее напряжение, продолжил: – Понимаете, несколько месяцев назад я познакомился с женщиной.
        Голос его был взволнован, в нем чувствовались нотки неуверенности, стеснения, настроение колебалось от крайнего желания  высказаться  до молчаливого зацикливания на своих переживаниях. Его руки беспокойно поглаживали волосы, почесывали лицо.
         – Чтоб вы понимали,– после того, как он наконец-то решился, голос стал спокойнее, интонации тверже; он откинулся в кресле и продолжал: – я всегда очень серьезно относился к браку, институту семьи, считал измену, связь с другой женщиной грехом, всегда жестко критиковал за подобное друзей, избегал и ненавидел слишком назойливых  женщин.
          Он снова замолчал и некоторое время гладил большим и указательным пальцем подбородок. Я два раза подчеркнул слово "ненавидел".
          – А здесь…– Савелий обреченно, беспомощно развел в сторону руки,– накрыло. Я даже не заметил, как сам изменил жене. То есть, я  не почувствовал по этому поводу ни угрызений совести, ни тяжести грехопадения. Понимаете!!?? Я, бывший до сих пор эталоном нравственности… Что происходит?
         Посетитель на мгновение умолк и сложил перед собой грубые и мощные ладони, будто собрался молиться…
           – Если бы я, проснувшись утром, с ужасом начал терзать себя за слабость, если бы горел стыдом, я никогда к вам не пришел, потому что это, я бы по крайней мере понимал. Весь ужас в том, что я не сожалею… Представляете, не сожалею, что живу в грехе прелюбодейства, не каюсь, понимаете. И тем не менее, я люблю свою жену, спокойно смотрю ей в глаза и едко себя ненавижу. Это разрушает, съедает меня изнутри, но уйти я не могу, я к ней слишком привязан.
           Я смотрел на него, записывал  и думал.  Примерно пятьдесят лет. Средний возраст, высокий рост. Животик, переваливающийся через кожаный ремень. Модная тенниска Polo, платок в кармане замшевого пиджака, запах хорошего одеколона, уверенная поза– привык командовать, жестко подавлять авторитетом всех несогласных.  Вот он достал из внутреннего кармана кожаный чехол, извлек расческу, причесал, вернее, пригладил волосы,прошелся по бородке, дунул на расческу, все аккуратно сложил назад. Движения четкие, автоматические. Примерный семьянин, строгий отец. Все у него правильно, все всегда в порядке и на своих местах. Все четко структурировано и протекает по его строгим правилам. Или не в порядке и не все? Оказывается, и на таких правильных свой крючок имеется.
            Кризис среднего возраста старый как мир, но жестокий и всегда индивидуальный. Человек доживает до определенного порога и решает, что ему стало скучно жить, что ему вообще было скучно жить последние годы, что они, эти годы, прошли зря. Работа, семья, однообразные заботы превратили жизнь в рутину, с супругой исчезла былая нежность, года стали назойливо напоминать, что лучшего уже больше позади, чем спереди. Но вот пулей выстреливает безумная страсть, мир играет новыми интересными красками, в которых привычное все больше и больше становится для него обузой. И плевать на все: на работу, друзей, на семью, в конце концов. Все это осталось там, в прошлой скучной жизни, все это теперь мешает…
             Как будто угадав мое любопытство, он, закончив с расческой, продолжил:
             – Если вы думаете, что вот, встретил смазливую молодуху, и все – крышу сорвало, то неверно. Она не девочка, всего на пять лет моложе жены, фигура полноватая, даже пышная. Она так не ухаживает за собой. От нее так не пахнет дорогой косметикой и элитными бутиками, но я могу обнять руками ее мягкие ноги, уткнуться головой в теплые колени, дышать ее запахом и так лежать целую вечность... Это необъяснимые чувства.
             Я уловил в его четких, лишенных эмоционального диссонанса фразах тоскливые акценты на словах теплые, мягкие - как же ему не хватает обыкновенной нежности и заботы…
             Визит мужчины с одной стороны показался мне необычным. Как правило, в подобном состоянии к психологам не обращаются. А зачем? Все ведь хорошо. Гормоны прут, человек на глазах свежеет, молодеет, кто-то начинает крутить романы с молодыми девочками, причем демонстративно, не обращая внимания на приличия и осторожность, кто-то покупает "байк", одевается в кожу и срывается в незапланированное путешествие, игнорируя протесты и непонимание близких.
Каждый сходит с ума по-своему, ведь жизнь может скоро кончится, нужно успеть все, что не успел…
              Приходят уже потом, когда процесс глубоко запущен. Сумасшедшие любовные истории уже разрушили семьи, а гормональный бум внезапно прошел, порох в пороховницах закончился, бес, сидевший в ребре куда-то улетучился, а вместе с ним исчезли страсти, эйфория; любовница, ставшая новой женой, уже скоро перестала так волновать, а бывшая жена, внезапно похорошевшая, ухоженная, стала вдруг неистово притягивать, возбуждать – и начинаются изнуряющие всех качели. Или наоборот, возомнивший себя мальчиком «дедуля», связавшийся с  молоденькой девчонкой, понимает, что уже не успевает вписываться в тот жизненный ритм, который задается его молодой и активной пассией. Вот тогда и приходит прозрение. За несколько лет моей  практики я несколько раз сталкивался с подобными случаями, но вот чтоб так, во время “дофаминового” шторма – это впервые.
               С другой стороны, его «рисунок  личности»  предполагает нечто подобное. Если отвлечься к психоанализу, то в каждом человеке присутствует три внутренних "Эго"состояния: родитель, взрослый и ребенок. Эти состояния меняются и постоянно плавно перетекают из одного в другое. К примеру: утром мы нещадно критикуем подчинённых, как суровый отец нашкодившего сына, днем спокойно работаем, вдумчиво планируем, а вечером жалуемся, как дети. Но иногда человек "застревает" и какое-то из состояний начинает доминировать. У кого-то тон задает «ребенок» (неосознаваемые, подавленные однажды и рвущиеся наружу желания), и тогда перед нами, или безответственный ловелас и кутила, или капризный инфантил, которому все должны. А у Савелия-же довлел строгий, критикующий «родитель». Он, его нравственный ревизор, постоянно вызывающий чувство вины и долга, и погнал скорей всего своего «поднадзорного» ко мне, срочно исправить непорядок.
             – А как вы познакомились?
             - В супермаркете. Она стояла передо мной в очереди в кассу. Очередь была большая, двигалась медленно. Я видел, что ей было тяжело держать корзину, она меняла руки, положения, и я молча подхватил   покупки, решил подержать, пока не подойдет к ленте. Вы не представляете, с каким  восхищением она тогда посмотрела на меня, нежно коснулась плеча, шепнула «вы такой благородный»… Меня как огнем прошило! Потом я предложил помочь поднести тяжелую сумку, предложил подвезти… В общем вот так.
            Глядя на его восторженно закатившиеся глаза, я вспомнил аргентинку-Эвиту Перрон и её знаменитую фразу «Спасибо, полковник, за то, что существуете».
              Внимание, интимное касание, блеск восхищения в глазах – вот вам и крючок для душевно одинокого мужчины. Как мало иногда нужно для счастья и как много.
              – Я хочу разобраться с собой. Понять, что мне делать и какой жизнью жить дальше. Я чувствую, что эти отношения погружают меня глубже и глубже, но я не могу развестись: меня не поймут. От меня откажутся дети, я ведь их всегда воспитывал в строгой ответственности за все, что делаешь… К тому же Наденька (это любовница) заявила, что не хочет причинять моей жене боль, что ей хоть и ненормально встречаться с женатым мужчиной, но она готова оставить все как есть. Я понимаю, что самое верное решение в этой ситуации, разорвать с ней все отношения, но я уже без нее не могу, я скорей умру…
             «Ты скорей умрешь, если будешь продолжать эту умственную жвачку. И что интересно: любовница не хочет причинять жене боль, а он даже об этом не подумал: главная причина – меня не поймут» – подумал я, но вслух сказал:
              – А чего хочет Наденька, что значит, готова оставить все как есть?
              – Я ведь уже сказал. Она – чудо. Она не хочет ничего.
            Здесь я скорей поверю Гарри Мак-Кью из кинофильма «Человек с бульвара Капуцинов»: «Когда я вижу перед собой человека, которому ничего не нужно, я понимаю, что ему нужно всё!
            К примеру, знаменитая роковая женщина – «femme fatale» – Анна Болейн. Наложница Генриха VIII Тюдора, а потом английская королева. Кроткое дитя, она всего лишь не позволяла  лишней вольности женатому монарху. А он был так ослеплен, что захотел  аннулировать свой брак, хотя его жена – принцесса испанская – была сестрой могущественного Карла,  и католическая церковь развод дать отказалась. В результате король просто разорвал отношения с Ватиканом и стал, не больше не меньше, главой новой Англиканской церкви, расторгнул брак и женился-таки на предмете обожания…Правда потом, вероятно, остыл, обвинил ее в колдовстве, измене и отрубил голову…
            Да, по-другому тогда решались проблемы мужского кризиса, проще, без психологов и психотерапевтов.
              – Она, возможно, и чудо. Но еще через месяц ей могут надоесть свидания по два-три часа в неделю, она может не захотеть уже быть второй в вашей жизни, наконец она может забеременеть…Вы готовы к подобному развитию?
            Понимаете, ни один психолог Вам прямо не скажет: живи в грехе, пока позволяет время и ситуация, как и не будет утверждать – иди разводись. Все это осознанный выбор каждого человека, за который он несет личную и полную ответственность.
            Я даже советовать не имею права. Я лишь с точки зрения науки, устоявшихся схем, сценариев могу предположить развитие событий, могу помочь вам осознать вашу скрытую мотивацию, показать на манипулятора, или помочь вам вскрыть нечестную игру, если таковая имеет место.
            Поэтому я и говорю. Вы подошли к выбору. Оставить все как есть уже вряд ли получится.
            Мы влюбляемся и думаем, вот она- единственная и неповторимая, а это может быть всего лишь влюбленность, страсть. Важно понять любовь это, или обыкновенное желание к обладанию, физическое влечение, такой своеобразный и природный механизм ухода от одиночества.
            Если  страсть, то она кратковременна, быстро закончится и вы рискуете однажды, увидеть перед собой  человека, которого совсем не знаете, и совсем не ожидали увидеть. А бывает и обратное, но тогда сначала желательно разобраться с прежними чувствами. Вам сейчас важно посмотреть на ситуацию со стороны, оценить "за", "против", тогда возможно будет проще понять, чего Вы хотите на самом деле...
            .


             Пока я рисовал чертиков в блокноте и анализировал, негромко звякнул колокольчик входной двери. Пришел очередной посетитель – молодой человек, невысокий, но сутулый, будто придавленный каким-то огромным тяжелым грузом.
             Телосложение угловатое, движения неуклюжи, осторожны; в промокшем облике читались тревожность, тщательно скрываемая боязливость.
             Уже вовсю шел долгожданный летний дождь, я так задумался, что не заметил даже как он начался. Ветер стих и шум от тяжелых капель громко и четко барабанивших сквозь открытое окно о подоконник, терялся и смешивался с приятным гулом ожившей, зашелестевшей прохладой листвы деревьев, располагая к спокойному неторопливому общению.
             Мы познакомились, он сбивчиво начал разговор. Зовут Митя. Ему 24 года, и основная претензия в том, что он не может самостоятельно знакомиться с девушками. Вернее, не может самостоятельно выстраивать отношения.  Все девушки, которые ему нравятся, либо, как ему кажется, железно неприступны, и он просто большей частью фантазирует на их счет, либо, это девушки парней из его ближайшего окружения. Находясь в их обществе, он может себе позволить запальчиво, рассказывать истории, едко шутить, и даже на совсем интимные темы, в общем вполне раскован, душа компании и всячески привлекает внимание. Но это только если они «чужие». Если же он остается наедине с девушкой свободной и главное той, которая не против закрутить с ним роман, весь запал исчезает, его накрывает неуверенность, страх, вплоть до паники, и он всячески пытается ускользнуть от дальнейшего развития отношений. Какое-то время мы просто говорили: я спрашивал, он отвечал, безучастно уставившись в потолок, или изучая стены, но в какой-то момент повернулся ко мне и уже с нотками досадливого волнения сам спросил:
                – Вы знаете, почему я пришел к Вам?
               Сделав некоторую паузу уже тише и медленней продолжил.
                – Мне надоело. Вчера была вечеринка, в общежитии, и я в какой-то момент остался один на один в комнате с Лерой, девушкой которая мне очень нравится.
               Он остановился. Глаза горели возбуждением, руки беспокойно и бессмысленно двигались по телу.
                – Она девушка моего друга. Так получилось: мы пришли с ним вместе, он куда-то вышел, потом позвонил, сказал, что не вернется. Я сидел на кровати в ее ногах, мы болтали, она лежала. Вдруг она меня прервала, привстала и, в упор глядя в глаза, спросила: «Я ведь тебе нравлюсь, правда?» Сказала так завлекательно, так  неожиданно. Я не знал что ответить, опешил, начал что-то лепетать про чувства, про несправедливость, про то что кому-то достается лучшее, а она как-то раздраженно: «Лучшее не достается, Митя, его завоевывают,   берут,  нужно не просто говорить, нужно что-то делать». Она лежала, а я сидел, рядом, мне так хотелось протянуть руку, погладить ее, запустить ладони ей под одежду, и я знал, что она  не оттолкнет, что она ответит, но я не смог этого сделать. Как будто возник некий барьер, меня опутал страх, все стало ватным и неестественным, наконец я испугался что у меня может не получиться…в общем я придумал повод и улизнул. Теперь мне стыдно смотреть ей в глаза, я ощущаю, что она меня ни во что не ставит.
                – Митя, а зачем тебе это нужно?- Я перехватил его недоуменный взгляд. Вероятно, он ожидал деликатности, думал, что я начну, как это делали все вокруг, его жалеть, но я сразу поломал все его родительские шаблоны:– Ну что тебе надоело? По-моему, все прекрасно. Ты хочешь получать жалость, ты ее получаешь. У тебя заниженная самооценка, ты всегда настроен на неудачу, поэтому и  выбираешь себе  девушек, с которыми можно безопасно фантазировать о каких-то отношениях, железно ограждая себя от этих отношений. Такая у тебя любовь. Она максимально безопасна с точки зрения личных коммуникаций и дает хорошую почву для невротических переживаний. В твоем случае-удовольствий. Вот ты только что рассказал, что изливал душу Лере, плакался ей, да именно плакался, потому что жертва не говорит, не делится, она плачется, жаловался на то, что тебя угораздило влюбиться в девушку, которую невозможно любить (ты ведь, рассказывая, ее имел ввиду), а что ты хотел получить в ответ? Только честно.
               Он молчал, а я продолжил.
                – Ты хотел получить жалость. А эту жалость ты неплохо сублимируешь, удовлетворяешь таким образом свои потребности во внимании. Тебя успокаивают, самооценка повышается, все хорошо… Поэтому тебе и нравится быть таким виртуальным сердцеедом. Классно, безопасно. Сам себе любую историю придумал, сам себе ее прожил – мозгу ведь все равно понарошку это, или реально. Мозг реагирует одинаково. Только нет опыта, нет навыков, девушек, опять-же в твоей реальной жизни тоже нет. Нет, понимаешь, и не будет. Волшебной таблетки я тебе не дам, но могу предложить  два варианта. Или ты оставляешь все как есть, живешь, фантазируешь и в конце концов тебя берет замуж какая-нибудь мамочка с нерастраченной любовью и заботой, которая проживет твою жизнь вместо тебя, или ты, наконец, выйдешь из привычной зоны комфорта, посмотришь в глаза своим страхам и начнешь наконец формироваться как взрослая личность. В первом случае психолог тебе не нужен, если решишься на изменение, то должен понять: тебя ждет работа, тяжелая, которая даст результат далеко не сразу.  Все будет зависеть только от тебя, я всего лишь помогу тебе разобраться, где сидят твои страхи, откуда исходит тревога, неуверенность и обозначу направление, как с этим бороться.
                – Я ведь сказал: мне надоело, – было видно, парень  настроен решительно.
                – Хорошо. Раз надоело,тогда обрати внимание на один момент. Твой страх-это не страх перед какой-то реальной опасностью. Это неосознаваемое беспокойство перед неизвестностью. Обыкновенная тревожность.  Что нужно сделать?
                -Перестать бояться, -Митя неуверенно ерзал на стуле.
                -Почти. Только сразу так вот не перестанешь. Поведение по щелчку пальцев не поменяешь. Нужны новые нейронные сети. Для начала осознай, чего на самом деле ты боишься, познакомься с этим неизвестным, в глаза ему посмотри. Может на самом деле не так все страшно? Как говорил один мой преподаватель:"Назовите проблему приключением и жизнь заиграет другими красками". И вот тебе задание на неделю. Попробуй знакомиться каждый день с новой девушкой, желательно с наименее доступной. Не бойся, это увлекательно; сначала будет жутко, неловко, потом даже интересно. Записывай свои чувства, ощущения, настроение в дневник. Мы потом будем их подробно разбирать. Получится, не получится – неважно. Твоя задача простая: научиться знакомиться и избавиться от робости, наработав опыт. И ты сам потом увидишь, как это просто и естественно происходит. Главное – не давать волю негативным установкам, не практиковать фантазии и домысливание. Ни о чем не думай, не рассуждай – только опыт и только реальная жизнь. Ломай свои сценарии неудачника.  Для этого запомни несколько правил. Чем красивей женщина, тем больше она может быть одинока, и не меньше тебя искать внимания.      Правило второе: если не получилось – это не повод расстраиваться. Это повод проанализировать и понять, что сделано не так. И правило третье: есть неудачи, которые нужно спокойно принимать, как факт. Они не подвластны нашим желаниям, такое иногда тоже бывает.   Главное на них не зацикливаться, а сразу переключаться на позитив. Чем меньше ты будешь   философствовать, пережевывать свой умственный мусор, тем быстрее вытеснишь свою боязливость и неуверенность, заместишь непродуктивные, или, как их называют, токсичные эмоции более позитивными и полезными.
                – А теперь встань и подойди к зеркалу. Посмотри на себя. Вот такой сгорбленный лохматый чудик может кого-либо заинтересовать?  Поправь волосы, выровняй спину, взгляд тверже, немного брутального пренебрежения, больше раскованности. А теперь посмотри? Сделай несколько глубоких вдохов.  Видишь,как все меняется? Чувствуешь, как внутри кто-то проснулся? Это твоя личность. Зауважай её, полюби. Ты красивый, умный и успешный молодой человек. Запомни этот образ, запомни это состояние. У тебя есть все шансы понравится любой девушке, главное поверь в себя и не бойся. Да, и замути наконец с Лерой. У тебя все получится. Только забудь, что она девушка друга. Тут правило: в любви друзей нет, здесь каждый сам за себя. Либо победил, либо проиграл.

                Может кто-то скажет, что я обесцениваю, играю чувствами, поступаю не совсем в рамках морали и приличий, говоря подобные циничные вещи, но профессия психолога, с точки зрения некоторых устоев и положений, вообще аморальна по своей сути.
                Возможно, с Митей нужно было начать все с тестирования, с подробного опроса, с деликатного поиска ядра его  неуверенности, главного эмоционального зажима, той травмирующей ситуации, которая и сформировала все его комплексы, или иначе говоря защиты, а уж потом определяться со стратегией, терапией. Но я и так узнал,достаточно.
                Основным фактором формирования сценариев Митиной личности была безвольная, тревожно-боязливая мать, которая длительно пребывала в со-зависимости с алкоголиком, тунеядцем и ловеласом отцом, всю жизнь пыталась его то вылечить, то перевоспитать, а в результате попала в классический треугольник: преследователь-спасатель-жертва, постоянно наматывая одни и те же бесконечные круги в конфликте своей эмоциональной и рациональной части без попыток что-то поменять и вырваться.
                Что такое со-зависимость? Это, прежде всего, крайняя эмоциональная  погруженность в жизнь другого человека, смешение ролей, функций и эмоций.  Как правило, дети в таких семьях имеют проблемы с самоидентификацией . Часто они чувствуют вину и даже ответственность за то, что их родители пьют, скандалят, стыдятся этого, они склонны к социальной изоляции, и проводят жесткую границу между своей домашней и социальной жизнью. Им стыдно и страшно. Но самое прискорбное – они очень часто перенимают себе поведение "жертвы". Это становится их жизненной установкой-правилом.
                У Мити же все еще хуже. Испытывая страх, что влияние отца может навредить воспитанию ребенка, мать ревностно, можно сказать даже параноидально, окружила его гиперопекой, лично пыталась удовлетворить все его потребности, даже те, которые еще не возникли, то есть всячески подавляла все ростки самостоятельности, и в конце концов лишила его попытки через набивание шишек стать взрослым. Отец, такой-же вечный ребенок, от воспитания самоустранился, и ребенок вырос инфантильным, беспомощным, неуверенным в себе человеком, у которого позиция "жертвы" стала единственным доступным способом справиться с трудностями.
                То есть, говоря психологическим языком, у Мити сформировался типично «женский» сценарий поведения. И вся эта его «шизоидность»: уход в себя, замкнутость и занудство с редкими проявлениями бахвальства и привлечения внимания-это просто защитная реакция изоляции, пусковыми механизмами которой были передавшаяся по наследству тревожность и очень глубоко укоренившееся чувство постоянного ожидания неудачи. Поэтому я решил попробовать такой опасный, достаточно провокационный, но работающий метод. В любой сложной системе нужно выбрать тот элемент, на который проще всего воздействовать. И я выбрал обострившееся  самолюбие, и, кстати появившуюся на горизонте девушку Леру, вызывавшую сильные чувства.
                Чем черт не шутит. Вот к примеру Виктора Гюго внезапная любовь к ветреной актрисе Жюльетте превратила из застенчивого юноши в уверенного самодостаточного мужчину. Наверное, поэтому все свое творчество писатель посвящал не матери своих детей, а, как он выражался «моему ангелу, у которого растут крылья».
                Самое главное жизненное правило сформулировал еще Брюс Ли: если хочешь научиться драться – нужно драться…
                ( продолжениеhttp://proza.ru/2020/05/21/407)


Рецензии